ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Статья 931. Страхование ответственности за причинение вреда


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 21 мая 2003 г. N А42-6563/02-С2
(извлечение)

Комментарий:

В данном судебном акте важно выделить целый ряд обстоятельств, по которым суды высказали вполне четкую позицию. Прежде всего, в решениях и постановлениях судов отмечено, что по смыслу п. 4 ст. 931 ГК РФ при отсутствии в договоре добровольного страхования ответственности иного требовать от страховщика уплаты страхового возмещения может только страхователь. Между тем этот вопрос носит дискуссионный характер. Ряд авторов считают, что это положение ГК РФ надо толковать так: потерпевший имеет право обратиться со своими требованиями непосредственно к страховщику только в случаях, прямо предусмотренных законом или договором, то есть точно так, как истолковали эту норму суды. Это означает, что если в договоре добровольного страхования ответственности нет нормы о праве непосредственного обращения потерпевшего к страховой компании, то он не может предъявлять требования напрямую к страховщику*(1). Ю.Б. Фогельсон высказывает диаметрально противоположную точку зрения: "Упомянутая норма не отменяет безусловного права выгодоприобретателя обратиться непосредственно к страховщику за выплатой страхового возмещения в соответствии с п. 1 ст. 430 ГК. Однако эта норма позволяет выгодопробретателю в некоторых случаях обратиться к страховщику не только за выплатой страхового возмещения, но и непосредственно за возмещением вреда"*(2).
Следует также отметить, что Ю.Б. Фогельсон обоснованно указывает на то, что диспозиция нормы п. 4 ст. 430 ГК РФ имеет в виду права, предоставленные третьему лицу по договору, а права потерпевшего при страховании ответственности основаны на нормах закона о возмещении вреда.
Второе обстоятельство, на которое необходимо обратить внимание, - нарушение страхователем сроков извещения страховщика о страховом событии не всегда является безусловным основанием для отказа в страховой выплате, а только в том случае, когда страховщик доказал, что это является препятствием для исполнения им своих страховых обязательств.
И, наконец, третье обстоятельство - нормы стандартных правил страхования, ограничивающие ответственность страховой компании больше, чем это предусмотрено законом, несомненно, ничтожны и правовых последствий не влекут. Однако поскольку данный вывод судов относительно определенного пункта правил сделан при рассмотрении конкретного дела, то, к сожалению, внесение соответствующих изменений в данный нормативный документ целиком зависит от доброй воли страховщика.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 30 января 2003 г. N КГ-А40/46-03-П
(извлечение)

Комментарий:

В судебных актах, которые приняты судами по настоящему делу, прослеживается та же линия, что и в предыдущем прецеденте, - страхователь по договору страхования ответственности является надлежащим истцом.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 27 января 2003 г. N КГ-А40/9089-02
(извлечение)

Комментарий:

Приведенное постановление кассационной инстанции заметно отличается по подходу п. 4 ст. 931 ГК РФ. Здесь суд высказал суждение, что данная норма предоставляет право предъявления требования к страховщику как страхователю, так и потерпевшему (выгодоприобретателю). При этом, по мнению судов, страхователь имеет право на получение страховой выплаты просто по факту наступления его ответственности перед потерпевшим, даже если он на этот момент не компенсировал причиненный вред. Такую позицию сложно признать бесспорной, если иметь в виду, что договоры страхования ответственности относятся к договорам имущественного страхования, по которым страховщик при наступлении предусмотренного в договоре страхового случая обязан возместить другой стороне причиненные вследствие этого события убытки. В данном же случае такие убытки страхователь еще не понес и отсутствуют доказательства того, что он непременно их понесет.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа
от 3 декабря 2001 г. N А68-145/3-01
(извлечение)

Комментарий:

Данное постановление суда показывает, что нет единообразия в судебной практике в вопросе о том, имеет ли право страхователь по договору страхования своей гражданской ответственности обращаться к страховщику с требованием о страховой выплате. Если в предыдущих прецедентах суды такое право, безусловно, признавали, то в данном случае кассационная инстанция пришла к прямо противоположному выводу. Суд, в частности, указал, что "согласно статьям 929, 931 ГК РФ договор страхования ответственности за причинение вреда относится к договорам в пользу третьих лиц (выгодоприобретателей), которым и принадлежит право требовать от страховщика или страхователя полного возмещения ущерба в пределах страховой суммы. Таким правом потерпевший Т. воспользовался, предъявив требования о возмещении вреда к истцу и ответчику, в том числе и в суде общей юрисдикции. Данные статьи не предоставляют права страхователю, возместившему такой вред на основании судебного решения, обращаться с такими требованиями к страховщику. Не предусмотрено такое право страхователя и статьями 1072, 1081 ГК РФ, на которые сослался в постановлении суд апелляционной инстанции".
Однако с таким выводом суда сложно согласиться. Договоры страхования гражданской ответственности относятся к категории договоров имущественного страхования. В силу п. 1 ст. 929 ГК РФ по таким договорам страховщик обязуется при наступлении предусмотренного договором страхового случая "возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки:". Пункт 4 ст. 931 ГК РФ наделяет потерпевшего правом непосредственного обращения к страховщику с требованием о возмещении вреда в порядке исключения, когда страхование ответственности виновного лица является обязательным в силу закона, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования. При этом нигде речь не идет о том, что страхователь в указанных случаях теряет вообще право требования к страховщику, даже если он добровольно компенсировал потерпевшему причиненный вред. Если бы суждение суда соответствовало бы задумке законодателя, то норму п. 1 ст. 929 ГК РФ следовало бы сформулировать следующим образом: "возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), либо только такому лицу (страхование ответственности за причинение вреда) причиненные вследствие этого события убытки". Рассматриваемый вывод суда основан не на норме закона, а лишь на субъективном толковании системы норм. Но он приводит, ко всему прочему, к лишению страхователя его гражданских прав в части требования к страховщику о страховой выплате, то есть лишает права на защиту своих имущественных интересов при добросовестном поведении по отношению к потерпевшему. Такой подход, как нам представляется, в принципе противоречит п. 3 ст. 55 Конституции РФ, устанавливающей, что ограничение гражданских прав возможно лишь Федеральным законом. При этом, по нашему мнению, такое ограничение в законе должно быть выражено прямо и однозначно, то есть в форме запрета, а не выводиться методом субъективного толкования какого бы то ни было органа из совокупности норм.
Наконец, суд не проанализировал, какая ситуация сложится по договорам добровольного страхования гражданской ответственности, если ни в законе, ни в договоре страхования потерпевшему не будет представлено права на предъявление требования к страховщику? Ведь его вывод относится ко всем видам таких договоров. Тогда получается, что страховщик вообще никому платить не должен, а это абсурд. В чем тогда смысл заключения такого договора страхования для страхователя?
Иногда страховые компании не признают права страхователя на предъявление требования к страховщику, основываясь на положениях ст. 430 ГК РФ "Договор в пользу третьего лица", где речь идет о том, что кредитор по договору в пользу третьего лица может воспользоваться правом, которое по сделке принадлежит этому третьему лицу, лишь при условии, что последнее отказалось от указанного права. Но необходимо учитывать, что норма ст. 430 ГК РФ является общей нормой, а нормы п. 1 ст. 929 и п. 4 ст. 931 ГК РФ - специальными, посвященными договорам страхования в пользу третьих лиц, и они, как специальные нормы, отменяют действие общей нормы применительно к страховым отношениям.
По нашему мнению, право страхователя на предъявление требования страховщику по договору страхования гражданской ответственности не может быть ограничено и условиями самого договора, так как подобная сделка явно носила бы кабальный характер; в случае обращения потерпевшего с требованием о компенсации вреда не к страховщику, а через суд к страхователю, последний, как это, собственно, и произошло бы по данному делу, если бы суд не применил достаточно спорный ход изменения по собственному усмотрению оснований иска, был бы вынужден в полном объеме заплатить возмещение вреда, но не смог бы получить компенсацию своих расходов со страховщика.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации от 28 ноября 2003 г. N 75
"Обзор практики рассмотрения судами споров, связанных с исполнением договоров страхования"
(извлечение)

Комментарий:

Высший Арбитражный Суд РФ разрешил существовавшую ранее на практике проблему о возможности непосредственного обращения потерпевшего к страховщику. В принципе данное право у лица, в пользу которого заключается договор страхования, было и ранее в силу п. 4 ст. 931 ГК РФ.
Тем не менее, на практике некоторые страховые компании не признавали и отклоняли указанное право потерпевших, мотивируя тем, что последние не состоят в договорных отношения со страховщиками и не являются участниками договоров страхования.
При этом страховщики не принимали во внимание и не учитывали положения ст. 430 ГК РФ "Договор в пользу третьего лица", несмотря на то, что именно данная конструкция наряду с п. 4 ст. 931 ГК РФ позволяет потерпевшим обращаться за страховой выплатой непосредственно к страховщикам.
Кроме того, следует отметить, что выводы Высшего Арбитражного Суда РФ распространяются не только на договоры обязательных видов страхования гражданской ответственности, но и на договоры добровольных видов страхования гражданской ответственности, наделяющих выгодоприобретателей данным правом.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021