ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Статья 965. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 30 июля 1998 г. N КГ-А40/1637-98
(извлечение)

Комментарий:

Данный прецедент свидетельствует о том, что в тех случаях, когда имеются основания для суброгации, страховщику необходимо заручиться заключением независимых специалистов в отношении причин и размера убытков, понесенных страхователем. Документы, составленные страховщиком, с которыми согласен страхователь, не являются бесспорными доказательствами в споре с виновным лицом, так как не отвечают требованиям объективности. Следует также учитывать, что сам по себе факт страховой выплаты не является безусловным основанием для суброгационных требований.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
от 10 апреля 2001 г. N 10426/00
(извлечение)

Комментарий:

В основании требований страховщика лежало требование о страховой выплате по договору личного страхования. Между тем в соответствии со ст. 965 ГК РФ переход прав страхователя на возмещение ущерба к страховщику (суброгация) предусмотрен только по договору имущественного страхования, а по договору личного страхования ни названным Кодексом, ни Федеральным законом "Об организации страховой деятельности в Российской Федерации" суброгация не предусмотрена.
Президиум ВАС РФ также привел заслуживающую внимания дополнительную аргументацию. Он, в частности, указал, что при суброгации происходит перемена лица в обязательстве. Статья 383 ГК РФ не допускает перехода к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора. Следовательно, при заключении договора личного страхования у страховщика отсутствуют правовые основания для взыскания выплаченного страхователю (выгодоприобретателю) страхового обеспечения в порядке суброгации.
Согласно ст. 15 ГК РФ лицо может требовать возмещения причиненных ему убытков, если его право нарушено и под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 22 августа 2002 г. N КГ-А40/5468-02
(извлечение)

Комментарий:

В силу ст. 965 ГК РФ право требования в порядке суброгации переходит к страховщику только после оплаты последним страхового возмещения, поэтому пропуск сроков предъявления претензии к перевозчику из-за того, что страховщик необоснованно отказал страхователю в страховой выплате, не подпадает под действие п. 4 указанной статьи, поскольку здесь нет вины страхователя.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
от 13 октября 1998 г. N 2070/98
(извлечение)

Комментарий:

Этот прецедент имеет очень важное практическое значение. Как известно, в соответствии с п. 2 ст. 965 ГК РФ перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и лицом, ответственным за убытки.
Параграфами 2 и 5 раздела 11 Правил перевозок грузов автомобильным транспортом, изданных в соответствии с Уставом автомобильного транспорта, предусмотрено, что претензии и иски к автомобильному предприятию в случаях недостачи, порчи или повреждения груза предъявляются грузополучателем. Статьей 161 Устава автомобильного транспорта предусмотрена возможность передачи права на предъявление претензий и иска грузополучателем грузоотправителю, что должно удостоверяться переуступочной надписью на товарно-транспортной накладной.
На товарно-транспортной накладной, которая была представлена суду, такая надпись отсутствовала.
Таким образом, у грузоотправителя - страхователя не имелось права на предъявление претензии и иска к перевозчику о возмещении убытков от понижения качества товара. Следовательно, это право к страховой компании перейти от грузоотправителя не могло.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации от 28 ноября 2003 г. N 75
Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования
(извлечение)

Комментарий:

Какие-либо ограничения права суброгации могут устанавливаться исключительно договором страхования. Такие ограничения, включенные в иные гражданско-правовые договоры, даже если одной из сторон в них является страхователь, юридического значения не имеют.
По сути дела право требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, переходит к страховщику на основании закона, то есть закон предоставил страховщикам право предъявлять требования о возмещении ущерба к третьим лицам. Причем реализация данного права зависит от волеизъявления страховщика, который может отказаться от него при заключении договора страхования. При этом третьи лица не вправе лишить страховщика данного права, предоставленного ему законом (ст. 965 ГК РФ).

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации от 28 ноября 2003 г. N 75
Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования
(извлечение)

Комментарий:

В рассматриваемом случае речь идет об ограничении страховщиков по сумме требований при реализации прав по суброгации. В данных выводах имеются несколько принципиальных моментов, определенных нормами законов. Прежде всего, это пределы страховых выплат, которые в соответствии со ст. 947 ГК РФ и ст. 10 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" ограничены размерами страховой суммы. Это первый принцип ограничения права требования в порядке суброгации страховой суммой, установленной договором страхования.
Второе ограничение обусловлено положениями договора о порядке расчета размера страхового возмещения. Если страховщик по какой-то причине отступил от этих правил, то право суброгации все равно ограничено той суммой страховой выплаты, которую он должен был бы осуществить в соответствии с условиями договора. Таким образом, ошибочно переплаченные страховщиком суммы страховых выплат взысканию с виновного в причинении вреда лица не подлежат.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации от 28 ноября 2003 г. N 75
Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования
(извлечение)

Комментарий:

В этом прецеденте, как мы считаем, сформулирован очень спорный тезис. Здесь сделан вывод, что расходы страховщика по экспертизе, имеющей своей целью определение размера убытков страхователя, не подлежат взысканию с лица, ответственного за причиненный вред, так как они не входят в состав страховой выплаты. Однако есть примеры, когда страховое законодательство решает этот вопрос иначе. Так, в силу п. 5 ст. 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" "стоимость независимой экспертизы (оценки), на основании которой произведена страховая выплата, включается в состав убытков, подлежащих возмещению страховщиком по договору обязательного страхования" (выделено нами - В.А., С.Д.). Более того, абзац 8 ст. 14 данного закона прямо предусматривает, что при предъявлении регрессного требования к лицу, причинившему вред, страховщик вправе требовать от него возмещения и расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая.
В этой связи, естественно, возникает вопрос о том, чем же столь принципиально этот вид имущественного страхования отличается от иных видов такого же страхования, что здесь расходы страховщика по урегулированию убытка входят в состав страховой выплаты, а в других нет? Полагаем, что в данном случае практика формировалась до принятия Закона об ОСАГО и в Обзоре новые подходы законодателя, к сожалению, не были учтены.
В принципе целью имущественного страхования является возмещение убытка страхователю, возникшего в результате предусмотренного договором страхового случая (ст. 929 ГК РФ). При этом в понятие убытка входят признаки, определенные ст. 15 ГК РФ, которая к убыткам, помимо реально ущерба и неполученного дохода, относит в том числе и расходы лица, связанные с восстановлением нарушенного права, иначе говоря, издержки лица. Данные признаки, определяющие убыток, нормами страхового права не ограничены, так как нормы ГК не ограничивают убыток в понимании страхования расходами страховщика, относящимися к его обычной хозяйственной деятельности. Более того, в порядке суброгации к страховщику переходят те права требования, которые страхователь имел бы к причинителю вреда. В рассматриваемом случае это требование, возникающее из деликтных (внедоговорных) обязательств. По данному требованию потерпевший - страхователь имеет право требовать возмещения ущерба у причинителя вреда в полном объеме, в соответствии со ст. 15 ГК РФ и гл. 59 ГК, в том числе и возмещения экспертных расходов. Поэтому, на наш взгляд, к страховщику должно перейти и указанное право требования.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации от 28 ноября 2003 г. N 75
Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования
(извлечение)

Комментарий:

Выводы Высшего Арбитражного Суда РФ основаны на обязательствах, возникающих из причинения вреда. При причинении вреда у потерпевшего появляется право требования по возмещению ущерба к виновному в этом лицу, а у виновного лица - обязанность возместить причиненный вред. Взысканные судом со страховщика проценты за несвоевременное осуществление страховой выплаты не находятся в причинно-следственной связи с действиями виновного лица, так как просрочка образовалась по вине самой страховой компании.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
от 25 ноября 1997 г. N 4063/97
(извлечение)

Комментарий:

В соответствии с нормами страхового законодательства о суброгации к страховщику, выплатившему страховое возмещение по страхованию имущества, переходит в пределах выплаченной им суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за причиненный ущерб.
Это право страховщик может реализовать в судебном порядке в течение срока исковой давности, исчисляемого со дня возникновения ущерба. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ специально подчеркнул, что в по данному делу иск предъявлен в порядке перехода прав, а не в порядке регресса.
Трехгодичный срок исковой давности, установленный законодательством, по указанному требованию закончился 14 января 1997 года, тогда как иск в арбитражный суд предъявлен 15 января 1997 года.
Истечение исковой давности, о применении которой заявил ответчик, является основанием к отказу в иске, поэтому арбитражный суд первой инстанции правомерно не удовлетворил требование страхового общества.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
от 11 марта 1997 г. N 3997/96*(14)

Комментарий:

Имевшая место в данном прецеденте уступка прав требования при страховании груза страхователем - грузоотправителем противоречит законодательству, так как только грузоотправитель вправе предъявить требование перевозчику вследствие утраты груза. К страховщику в силу права суброгации должны перейти все права требования к перевозчику, которые имел страхователь как грузоотправитель.
В то же время договор об уступке права требования между грузоотправителем и АООТ содержит только переуступку права требования к страховщику о выплате страхового возмещения. Никаких прав требования к перевозчику у АООТ нет, следовательно, в данном случае переход к страховщику прав требования грузоотправителя к перевозчику, ответственному за наступление страхового случая, не наступает.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации от 9 ноября 1995 г. N 5723/95
(извлечение)

Комментарий:

У страхователя - грузоотправителя отсутствовало право на предъявление претензии и иска к перевозчику в связи с недостачей и повреждением груза, поскольку в силу п. "б" ст. 169 Устава железных дорог такое право имел грузополучатель.
Согласно ст. 172 названного Устава возможна передача права на предъявление претензии и иска грузополучателем грузоотправителю, что должно удостоверяться переуступочной надписью на документе. На железнодорожной накладной, представленной в дело, такая надпись отсутствует.
Поскольку у страхователя, получившего страховое возмещение, не имелось права на предъявление претензии и иска к перевозчику, то, соответственно, у страховщика не возникло права суброгации.
Следует иметь в виду, что данные судебные акты основывались на ранее действовавшем Уставе железных дорог. Федеральный закон от 10 января 2003 г. N 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации" (ст. 120) предоставляет право на предъявление претензии и иска к железной дороге как грузополучателю, так и грузоотправителю.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 14 ноября 2002 г. N КГ-А40/7553-02
(извлечение)

Комментарий:

Настоящий прецедент в свете положений ст. 965 ГК РФ важен сразу по двум аспектам. Во-первых, суды еще раз подчеркнули, что суброгация неразрывно связана с выплатой страхового возмещения вследствие наступления предусмотренного договором страхования страхового случая. Во-вторых, право суброгации наступает и в том случае, если страховая выплата производится не самому страхователю, а его доверенному лицу, действующему на основании доверенности, в которой ему предоставлены фактически права страхователя.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021