ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 2. Социально-правовая защищенность: понятие, структура


Исходя из смысла категории «социальное» социальную защищенность следует рассматривать как многоаспектное явление, включающее в себя не только правовые средства защиты, но и политические, экономические, организационные и другие средства и методы. Таким образом, социальная защищенность охватывает все сферы общественной жизни, характеризующие состояние дел по охране прав и интересов человека, гражданина, личности.
Таким образом, следует различать социальную защищенность и социально-правовую защищенность личности. Социальная защищенность выступает в качестве родового понятия. Она охватывает все сферы общественной жизни, характеризующие состояние дел по охране прав и интересов человека, гражданина, личности. На индивидуальном уровне социальная защищенность посредством правовых средств трансформируется в социально-правовую защищенность личности.
Социальная защищенность как собирательная категория носит преимущественно оценочный характер, поскольку как состояние она отражает уровень охраны прав и интересов граждан в целом или отдельных социальных групп. Социально-правовая защищенность выступает в роли основной составляющей социальной защищенности. Она носит конкретный, адресный характер. В связи с этим можно говорить о социально-правовой защищенности отдельного гражданина, личности.
Как и в социальной защищенности, в рамках социально-правовой защищенности можно выделить два аспекта: объективный и субъективный. Субъективный аспект социально-правовой защищенности позволяет определить психологическое состояние личности относительно ее социально-правовой защищенности. В действительности же без субъективного момента невозможно понять и раскрыть сущность рассматриваемой проблемы. Из такого понимания социально-правовой защищенности вытекает то, что личность тогда находится в состоянии социально-правовой защищенности (то есть чувствует себя таковой), когда занимает такое положение в обществе, при котором ей гарантируется возможность защиты ее имущественной и неимущественной сфер от противоправных деяний (действий или бездействий).
В объективном смысле социально-правовая защищенность представляет собой основанное на правовом статусе положение личности в обществе, которое обеспечивает ей возможность надежной защиты от противоправных деяний с чьей-либо стороны, которые могут причинить ей моральный, материальный или какой-либо другой ущерб.
В основе социально-правовой защищенности в общетеоретическом плане лежит социальное назначение права, которое проявляется в его функциях и обуславливает необходимость использования правовых средств регулирования общественных отношений. Проблема функций права имеет существенное значение не только в сфере общей теории права, но и при решении чисто отраслевых проблем и прежде всего проблемы социальной эффективности права. Функция права – это особый характер действия права, направленного к определенной цели и осуществляемого с помощью определенных правовых средств[13].
Социальное назначение права состоит в охране общественных отношений. Право направлено на предотвращение правонарушений. Оно обеспечивает возможность восстановления положения, нарушенного в результате правонарушения, и предусматривает меры ответственности, которые могут быть применены к правонарушителю. В этом направлении право выполняет превентивную, восстановительную и карательную функции.
Не случайно, при характеристике социальной защищенности, мы говорим, что она является показателем уровня охраны прав и интересов социальных субъектов, а при определении социально-правовой защищенности – об уровне защиты. Это объясняется тем, что в юридической науке различаются защита и охрана субъективного права и охраняемого законом интереса. Дело в том, что права и интересы охраняются постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются. Защита есть момент охраны, одна из ее форм. Охрана – это установление общего правового режима, а защита – те меры, которые предпринимаются в случаях, когда права нарушены или оспорены[14].
Таким образом, защита права выступает главной целью социально-правовой защищенности. Она реализуется через действующие в обществе, государстве механизмы защиты, эффективность которых позволяет нам говорить о надежности занимаемого гражданином положения.
Среди существующих механизмов защиты прав и интересов граждан особая роль отведена правовым средствам защиты. Правовую защиту, на наш взгляд, лучше и правильнее обозначить как способ обеспечения социально-правовой защищенности, поскольку она предполагает наличие в обществе условий, позволяющих личности реализовывать предоставленные права и свободы и гарантирует их восстановление в случае, когда они нарушаются или оспариваются кем-либо.
Посредством правовой защиты реализуется восстановительная и превентивная функции права. В то же время нельзя упускать из виду и карательную функцию права. Ее осуществление, как и двух других, направлено на создание условий социально-правовой защищенности. Особенностью данной функции является то, что ее реализация через соответствующие правовые механизмы не говорит о состоянии защищенности нарушенного блага и является прежде всего негативным последствием для правонарушителя.
Для обеспечения надежной правовой защиты необходимо в первую очередь:
1) наличие достаточно развитой совокупности прав и свобод;
2) четкое осуществление правоприменительной деятельности всеми государственными органами и должностными лицами;
3) отлаженное действие правоохранительного и правозащитного механизмов.
Важным звеном правоохранительного механизма выступает гражданско-правовая защита. Ее преимущество перед всеми другими способами защиты нарушенных прав заключается в том, что именно разрешение споров в рамках гражданского судопроизводства в ряде случаев позволяет избежать более серьезных нарушений как имущественной, так и неимущественной сфер нашей жизнедеятельности.
Объектом правовой защиты как способа обеспечения социально-правовой защищенности являются человеческие блага: материальные и нематериальные (духовные). На уровне права они находят свое выражение в категории правового статуса (положения) личности.
Правовой статус выступает в качестве основы социально-правой защищенности. В самом кратком виде правовой статус определяется как юридически закрепленное положение личности в обществе. Важно понять, что в основе правового статуса лежит фактический социальный статус, то есть реальное положение человека в обществе. И уже посредством законодательного закрепления социальный статус трансформируется в правовой. Представляется, что правовой статус выступает основой социально-правовой защищенности, а фактический социальный статус лежит в основе социальной защищенности. Фактический социальный статус и правовой статус – это динамичные категории, изменение которых взаимообусловлено. С изменением реального положения человека в обществе рано или поздно происходит изменение его правового положения.
Категория правового статуса сравнительно новая в нашей юридической науке. До 60-х годов она отождествлялась с правоспособностью (С.Н. Братусь, Н.Г. Александров) и не рассматривалась в качестве самостоятельной. Лишь в 70-80-х годах проблема правового статуса была довольно широко разработана в трудах Н.В. Витрука, Л.Д. Воеводина, Е.А. Лукашевой, Н.И. Матузова, Н.С. Малеина, Л.Д. Мальцева. Это – этап ее формирования как проблемы и как одного из ключевых понятий в правоведении. Вместе с тем пока еще рано говорить о единстве взглядов относительно понятия правового статуса и входящих в него элементов.
Так, Н.В. Витрук, ограничивая правовой статус кругом прав, обязанностей и законных интересов, в то же время рассматривает его как сложную социально-юридическую категорию. В социальном отношении, по его мнению, правовой статус представляет собой «определенную систему социальных возможностей личности».
Представляется, что определение правового статуса обязательно должно подчеркивать социальное значение проблемы. В этой связи мы солидарны с Е.А. Лукашевой, полагающей, что «реально это может быть достигнуто выходом за пределы сугубо юридических категорий, посредством установления связи прав и обязанностей с социальной деятельностью людей»[15]. В теории государства и права этой позиции неуклонно придерживается Н.И. Матузов, подчеркивающий сложность и интеграционность категории правового статуса личности. Кроме того, ряд ученых правоведов рассматривает правовой статус в качестве элемента социальной структуры общества.
Таким образом, правовой статус личности – это комплексная, собирательная категория, отражающая всю систему взаимоотношений личности и общества, гражданина и государства, индивида и коллектива и другие социальные связи. Вместе с тем важно, чтобы человек правильно представлял свое положение, свои права и обязанности, свое место в обществе.
Действительно, правовой статус объективно отражает и достоинства и недостатки действующей политико-юридической системы, государственных основ того или иного общества. Поэтому, как полагает Н.И. Матузов, с которым мы полностью согласны, «его нельзя правильно понять и раскрыть, не обращаясь к сущности того социального уклада, в условиях которого он складывается и функционирует»[16].
В этой связи актуален вопрос о видах правовых статусов. Как известно, общий правовой статус – это статус лица как гражданина. Он определяется Конституцией и не зависит от текущих обстоятельств, то есть является единым и одинаковым для всех граждан и выступает базовым для остальных видов статусов (родового, индивидуального, отраслевого). Именно по общему (конституционному) статусу можно судить о характере, социальной природе и степени демократизации данного общества.
Социальное назначение правового статуса наиболее полно проявляется в юридических правах и законных интересах личности. Безусловно, немаловажная роль здесь принадлежит и юридическим обязанностям. В правах и обязанностях не только фиксируются образцы, стандарты поведения, которые государство считает обязательными, полезными, целесообразными для нормальной жизнедеятельности социальной системы, но и раскрываются основные принципы взаимоотношений государства и личности[17].
Права личности – это ее социальные возможности, законодательно закрепленные государством и, конечно же, обусловленные экономическими условиями жизни общества. В них выражена та мера свободы, которая объективно возможна для личности на конкретном историческом этапе развития общества[18]. В пределах этой формально закрепленной свободы осуществляется самоопределение личности, устанавливаются условия реального пользования социальными благами в различных сферах жизни (политической, экономической, культурной, личной).
Поскольку в понятие правового статуса включается вся совокупность прав, как имущественных, так и неимущественных, следовательно, социально-правовая защищенность охватывает все сферы жизнедеятельности (материальную, духовную, политическую). Этим, на наш взгляд, окончательно рушатся все узкие представления о социально-правовой защищенности как положении человека в обществе, гражданина в государстве, при котором ему обеспечивается только предоставление максимально возможных условий материального обеспечения.7
Все изложенное приводит к выводу, что в структуре социально-правовой защищенности можно выделить два элемента:
1) правовой статус – основа социально-правовой защищенности;
2) правовую защиту – способ обеспечения социально-правовой защищенности.
Взаимосвязь элементов социально-правовой защищенности проявляется в том, что посредством правовой защиты гарантируется реализация тех возможностей, которые дает правовой статус, и, как следствие этого, обеспечивается надежность положения гражданина в государстве, то есть состояние его социально-правовой защищенности.
В данном контексте уместно рассмотреть вопрос о субъектах и объектах социально-правовой защищенности. Субъектами социально-правовой защищенности являются все граждане государства независимо от каких-либо признаков. Что касается приравненных к ним в правах категорий (лица без гражданства, иностранные граждане), то они также являются в полной мере субъектами социально-правовой защищенности. Вопрос должен решаться положительно и в отношении беженцев. На наш взгляд, при наличии соответствующего статуса они выступают субъектами социально-правовой защищенности.
Применительно к отдельным социальным группам (инвалиды, пенсионеры, шахтеры, учителя) следует употреблять понятие меры социальной защиты, а не социально-правовой защищенности, как это делается в нашем законодательстве[19]. Это объясняется тем, что как обычные граждане они уже находятся в состоянии социально-правовой защищенности.
Объектом здесь выступают все сферы жизнедеятельности человека, которые находят выражение в различных правах, свободах и законных интересах, составляющих, как известно, ядро правого статуса. Поскольку понятие социальной защищенности охватывает всю совокупность прав граждан как имущественного, так и неимущественного характера, в сфере гражданского судопроизводства она реализуется посредством защиты материальных и нематериальных прав.
В отношении имущественных прав не возникает никаких вопросов. Материальная сторона положения граждан традиционно связывалась с категорией социальной защищенности. Иная ситуация сложилась с нематериальными правами и нематериальными благами. Закрепленная в законодательстве (ст. 150 ГК РФ) возможность их защиты в порядке гражданского судопроизводства свидетельствует о высоком уровне охраны прав граждан. Среди неимущественных прав граждан особое место занимают нематериальные блага – жизнь, здоровье, честь, достоинство. Возможность их защиты в судебном порядке позволяет говорить о чувстве полной социально-правовой защищенности.
В юридической литературе распространена классификация субъективных прав в зависимости от объекта правоотношения, то есть того, что является таковым – материальное или нематериальное благо. Это еще раз подтверждает наш вывод о важности определения объекта правоотношения. Согласно этой классификации права делятся на:
1) права обладать чем-либо (в основном к ним относятся материальные права);
2) права на защиту чего-либо (нематериальные права (блага)). Право на обладание ими является естественным и никем не оспаривается[20]. К их числу относится, в частности, право на защиту чести и достоинства.
Второй вид субъективных прав личности, где объектом охраны выступают нематериальные блага, является более сложным по своей юридической природе. Здесь обладание благом предполагается. И в силу важности этого нематериального блага субъективное право выступает как право на защиту этого блага. Это, на наш взгляд, свидетельствует о «двойной охране» нематериальных благ в силу их уникальности.
Нами уже обращалось внимание на то, что субъективные права имеют свое социальное назначение – удовлетворение многообразных потребностей и интересов личности. Причем социальное содержание и назначение прав зависит от вида тех благ, которые лежат в их основе, и тех потребностей и интересов личности, которые удовлетворяются посредством их осуществления. В этой связи интерес представляет предложенная Н.С. Малеиным классификация субъективных прав личности по их социальному назначению. Согласно данной классификации права подразделяются:
1) социально-экономические права;
2) личные права и свободы.
В свою очередь личные права и свободы направлены на охрану неотъемлемых личных благ (жизни, здоровья, чести, достоинства) и гарантируют свободу во всех аспектах и сферах личной жизни (право на неприкосновенность личности, охрану личной жизни, выбор места жительства, свободу передвижения и др.)[21].
Подробнее остановимся на личных правах, которые в последнее время хотя и являются объектом пристального внимания, но в то же время вопрос об их природе до сих пор окончательно не разрешен.
Некоторые авторы вообще отрицают наличие субъективных прав на объекты неотделимые от личности, субъекта и считают, что правильней говорить не о личных правах, а о личных благах[22]. Между тем государственное признание нематериального блага, его защита правовыми средствами придает ему статус права. Поскольку это право является естественным, принадлежащим личности как таковой и непередаваемо ни физически, ни юридически, правильней обозначить его как благо, с тем чтобы подчеркнуть особенность его юридической природы. Получается, что разница имеет место лишь в формулировках. Нематериальному благу наряду с его спецификой присущи все признаки субъективных прав.
На наш взгляд, отраслевое регулирование неимущественных благ строится как их охрана от различного рода посягательств средствами конкретных отраслей права. Специфика данной подгруппы личных прав заключается в том, что здесь тесно переплетены социальные и личные начала, в силу чего правовая охрана соответствующих благ (чести, достоинства) обеспечивается несколько иными способами (средствами).
Категория законного интереса наиболее близко соприкасается с субъективным правом. Практически в любом нормативном акте, где закреплен законный интерес, перед термином «законный интерес» всегда стоит слово «право». Главным критерием для разграничения законных интересов и субъективных прав служит то обстоятельство, что «законный интерес в отличие от субъективного права есть простая правовая дозволенность, имеющая характер стремления, в которой отсутствует указание действовать строго зафиксированным в законе образом и требовать соответствующего поведения от других лиц и которая не обеспечена конкретной юридической обязанностью»[23].
Слабое использование в законодательстве категории «законный интерес» ведет к ущемлению ряда социальных интересов личности, которые не получают должной правовой защиты. В качестве наглядного примера можно взять такие неотъемлемые от личности блага как честь и достоинство. Нормы отраслевого законодательства (гражданского, уголовного) предусматривают конкретные ситуации посягательств на честь и достоинство. Вместе с тем возможны и такие случаи, которые прямо не предусмотрены в законе. Например, посягательствами на честь и достоинство личности будут присвоение кем-либо ее заслуг, нежелательное изображение лица, ошибочное отождествление разных лиц[24].
Безусловно, честь и достоинство должны быть защищены во всех случаях. И это возможно, поскольку закон защищает не только личные права (блага), но и личные законные интересы. Поэтому любое посягательство на честь и достоинство, в чем бы оно ни было выражено, подпадает под категорию законного интереса и, следовательно, подлежит защите без какого-либо дополнительного правового регулирования. Конечно, было бы правильным предусмотреть в законодательстве наиболее распространенные случаи посягательств на честь и достоинство с тем чтобы не допустить ущемления интересов личности в этой сфере и несколько облегчить работу правоприменителя.
Определив для себя, что собой представляет социально-правовая защищенность и какова ее структура, мы не получим полного представления о рассматриваемой проблеме без выяснения вопроса, что такое социально-правовая защищенность – институт права или правовое явление.
Институт права традиционно определяется в теории государства и права, как «сравнительно небольшая устойчивая группа правовых норм, регулирующих определенную разновидность общественных отношений»[25]. Правовые институты призваны регулировать отдельные стороны общественной жизни.
Очевидно, все наши рассуждения о природе социально-правовой защищенности не дают нам оснований относить ее к одному из правовых институтов. Подтверждением этого является то обстоятельство, что социально-правовая защищенность как показатель уровня правовой защиты свидетельствует об эффективности действия различных институтов и отраслей права. Большинство философов различных школ и направлений сходятся во мнении, что явление – это «то, в чем проявляется, обнаруживается сущность». Анализ определения социально-правовой защищенности как состояния дел в государстве по защите прав человека, своего рода показателя уровня охраны прав и интересов граждан позволяет выделить эту сущность. Таковой является сама охрана (защита) прав и интересов личности.
Таким образом, социально-правовая защищенность – это довольно сложное правовое явление, синтез не только правовых институтов, но и отраслей права, нуждающееся в глубоком и детальном изучении. Ясно то, что социально-правовая защищенность – важная составляющая социальной защищенности – имеет право на самостоятельное существование в правовой действительности. Ценность рассматриваемого правового явления состоит в том, что оно конкретно, то есть носит адресный характер, поскольку позволяет определить уровень правовой защиты отдельно взятого гражданина.
Основная задача, которая ставилась нами при раскрытии проблемы социально-правовой защищенности, состояла прежде всего в аргументированном обосновании существования социальной защищенности и ее важной составляющей социально-правовой защищенности граждан как самостоятельных правовых явлений, а также их отграничении от других категорий и институтов.
Мы попытались определить и раскрыть содержание и структуру социально-правовой защищенности, положив в основу тезис социального назначения права и широкое понимание категории социального в правах конкретных лиц. В результате впервые в содержание социально-правовой защищенности включается весь комплекс средств и методов правовой защиты и вся совокупность субъективных прав и интересов граждан, как имущественного, так и неимущественного характера, объединенная общим термином «социальные блага». Именно эти социальные блага и составляют основу социально-правовой защищенности.
В ходе сравнительного анализа субъективных прав на материальные и нематериальные блага, нами была отмечена особенность юридической природы последних, как в структурном отношении, так и по способу охраны («двойная защита»). Сложность юридической природы нематериальных благ, среди которых важная роль отведена таким благам как честь и достоинство, а также специфика их правовой защиты обуславливают необходимость дальнейшего раскрытия и разрешения проблемы.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019