ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



1. Понятие социальной заботы


В правовых актах, закрепляющих гарантии права на социальное обеспечение, используются различные понятия, обозначающие те или иные способы оказания помощи человеку со стороны государства. Речь идет о:
- государственной социальной помощи, под которой понимается предоставление "социальных пособий, субсидий, компенсаций, жизненно необходимых товаров"*(2);
- социальном обслуживании как совокупности действий, совершаемых в пользу определенных категорий лиц*(3);
- так называемой социальной защите - понятии, которое определяется противоречиво даже на уровне федеральных законов*(4).
Все указанные способы охватываются в настоящее время понятием "социальное обеспечение". Данный термин был использован еще в ст. 22 Всеобщей декларации прав и свобод человека*(5), которая провозгласила право на социальное обеспечение и "на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях", а также сопутствующее ему право на жизненный уровень, необходимый "для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи". В науке и законодательстве социальное обеспечение трактуется, как правило, как материальная, чаще непосредственно денежная помощь, как платеж, который причитается лицу по закону*(6). Такое определение понятия социального обеспечения представляет собой его правовой аспект.
В то же время в современной учебной литературе под социальным обеспечением предлагается понимать "один из способов распределения части валового внутреннего продукта путем предоставления гражданам материальных благ в целях выравнивания их личных доходов в случаях наступления социальных рисков: для поддержания их полноценного социального статуса"*(7). Это определение представляет экономическую сторону явления.
Точность перечисленных терминов имеет важное прикладное и теоретическое значение. Как отмечает А.М. Васильев, "правовые категории и понятия, поскольку ими подытожены достоверные знания, могут способствовать углублению и развитию взглядов на право, выявлению его нераскрытых свойств и отношений, т.е. движению познания в правоведении"*(8). Представляется, что названные категории и понятия могут быть пересмотрены.
Идея о необходимости социального обеспечения каждого гражданина за счет государства ненова и была достаточно успешно реализована в советский период*(9). Изменение характера и глубины социальных проблем в настоящее время повлекло за собой возврат к ее обсуждению. Известно, что социальная политика государства может строиться по-разному - от "патернализма" до полной отстраненности публичной власти от социальных проблем, причем и та и другая крайности одинаково небезопасны для самого публичного субъекта. В этой связи в современной литературе обсуждается вопрос о так называемом социальном государстве. Основания для обсуждения этого вопроса создает в известной степени содержание ст. 7 Конституции РФ и некоторых норм международного права*(10).
Ряд исследователей отмечают, что законодательство предоставляет социальную поддержку слишком узкому кругу лиц; что необходимо преодолевать зависимость осуществления социально-экономических прав от усмотрения государства с помощью "проведения мер позитивного характера для их материального и процессуального обеспечения"*(11). Л.Д. Воеводин полагает, что реализация права на социальное обеспечение "в наши дни вызывает острое недовольство и обусловливает социальную напряженность". По его мнению, необходимо посредством закрепления льгот и преимуществ "создать фактически равные возможности развития неравных по своим естественным данным людей и тем самым, по возможности, уравнять пока еще неодинаковые их жизненные условия, сгладить еще существующее фактическое неравенство"*(12).
Подобная позиция предполагает расширение перечня лиц, имеющих различного рода социальные права, усиление гарантий этих прав через механизмы ответственности государства и, как следствие, - построение "социального правового" государства, которое станет "необходимой предпосылкой устойчивого развития"*(13).
В понятие "социальное государство", безусловно, может быть вложен различный смысл, однако в настоящее время, как правило, под таким государством понимают государство патерналистское. С.С. Алексеев полагает, что "термин "социальное государство" является стыдливым аналогом термину "социалистическое государство"*(14).
Л.С. Мамут, анализируя социальную деятельность государства, отмечает, что "первичная и главная обязанность обеспечивать свое существование лежит на самом трудоспособном человеке: Ответственность государства наступает лишь постольку, поскольку потребности данного человека ему самому никак не удается удовлетворить надлежащим образом"*(15). Кроме того, чрезмерное покровительство и опека со стороны государства не способствуют развитию в человеке инициативности, активизации его внутренних ресурсов.
Нам представляется, что в настоящее время требуется новый подход к соотношению участия государства и личности в ее жизнеобеспечении.
Г.Л. Тульчинский справедливо полагает, что "общество в кризисной ситуации больше зависит от сверхусилий индивидов, от возможностей их самореализации. Хотя бы потому, что кризисное общество есть общество неудачников. И поэтому оно должно, обязано использовать эту энергетику общей неудачи...". Исторический опыт убедительно показывает, что универсальная защита "прав всех и вся" оборачивается "самоцельными процедурами и гарантиями, обессиливанием общества в критических ситуациях"*(16).
Анализируя опыт Испании, Норвегии и Швеции, В.Е. Чиркин обнаруживает, что "завышенные социальные услуги со стороны государства (разного рода социальные пособия и др.), которые превышали вклад тех или иных лиц и социальных групп в развитие общества и для реализации которых государство по существу не имело экономических возможностей,: приводили к бегству капитала, массовой безработице, социальной напряженности и, как следствие, к поражению социал-демократов на очередных выборах в парламент"*(17). Очевидно, что патернализм государства по многим причинам становится невыгодным.
В настоящее время в России уровень социальных льгот завышен по отношению к реальным возможностям государства. Постановлением Правительства РФ от 26 февраля 1997 г. N 222 была утверждена Программа социальных реформ в Российской Федерации на период 1996-2000 г. Такие стратегические направления этой программы, как "достижение ощутимого улучшения материального положения и условий жизни людей, гарантия конституционных прав граждан в области: социальной защиты населения,... обеспечения жильем", на наш взгляд, носят декларативный характер и заведомо неосуществимы при данных обстоятельствах. Об этом свидетельствует и то, что в последнее десятилетие в России утверждено немало федеральных целевых программ, однако их окончательная реализация откладывается с каждым годом. Так, неоднократно претерпевали изменения государственная целевая программа "Жилище", программа государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи*(18). В области улучшения положения несовершеннолетних граждан были утверждены федеральные целевые программы "Дети-инвалиды", "Развитие социального обслуживания семьи и детей", "Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних", "Дети-сироты", "Одаренные дети", "Развитие всероссийских детских центров "Орленок" и "Океан", "Дети Севера", "Дети семей беженцев и вынужденных переселенцев", "Дети Чернобыля", "Безопасное материнство", "Молодежь России (2001-2005 г.)"*(19). Действие этих программ неоднократно продлялось, однако ощутимого эффекта они, к сожалению, не приносят. В октябре 2002 г. утверждена новая федеральная целевая программа "Дети России"*(20), во введении к которой указывается на недостаточную эффективность ранее предпринятых мер. В соответствии с этой программой в 2003-2006 гг. из бюджетов различных уровней будут произведены расходы в размере более чем 20 000 млн. руб.
Представляется, что намеченное в настоящее время в России увеличение объема социальных гарантий населению, равно как и сохранение обязанностей государства по оплате многих из существующих льгот, неминуемо приведет к кризису власти. Объективно назрела необходимость перехода к другой модели государственной поддержки граждан.
По мнению автора, "социальное" государство должно выступать лишь в роли организатора помощи. Непосредственным плательщиком оно должно быть лишь в крайних случаях при неотложной, объективно возникшей необходимости. Задача законодателя - не в создании норм, провозглашающих социальные права, а в организации предпосылок для эффективной реализации людьми своего потенциала*(21). Все более сильные позиции в настоящее время завоевывает идея Workfare State (государство, благоприятствующее труду), отвергающая иждивенчество и требующая "повышения социальной активности человека"*(22). Интересно, что ее поддерживают не только специалисты в области государства и права. Например, социолог С.А. Сорокин, исследуя современное состояние российской семьи, приходит к выводу о том, что "необходимо избавить семью от унизительной зависимости от государственных щедрот, помочь избавиться всем нормальным семьям от пока еще сильной потребности в социальной защите, поддерживать самообеспечение, а не иждивенчество"*(23).
Представляется, что существующее понятие "социальное обеспечение", используемое при обозначении помощи, оказываемой гражданам государством, требуется заменить новым, более точным - "социальная забота".
Правовое регулирование должно побуждать граждан к максимальному использованию их личностных ресурсов и, кроме того, способствовать созданию в обществе атмосферы взаимопомощи. Законодатель должен учитывать ресурс общественной саморегуляции и создавать такие нормы, которые не приводили бы к утрате гражданами инициативы в собственном жизнеустройстве и в реализации установок социальной солидарности*(24). Последнее должно выражаться в том, что граждане, обладая способностью сострадания, естественной потребностью в заботе о ближних, могли бы опереться в этом отношении на закон, который должен давать возможность реализации упомянутых выше гражданских чувств, человеческих побуждений. В этом смысле право должно выполнять стимулирующую функцию, ориентировать людей на конструктивные виды деятельности.
Большую роль в этом играет та терминология, которую использует законодатель. Термин "социальное обеспечение" при всей его привычности содержит в себе смыслы, которые работают в противоположном направлении. В нем присутствует идея пассивного жизнеустройства и не просматриваются современные ценности нового социально-экономического порядка, существенной стороной которого являются рыночные отношения, предполагающие индивидуальную инициативу и тем самым - наиболее полную самореализацию человека. Следует учитывать, что во всех наиболее известных концепциях смысла жизни человека на первый план выдвигается идея человеческой самореализации, которая невозможна без преодоления трудностей и во многом - без самопреодоления.
Обеспечение - это своего рода бремя для тех, кто обязан его осуществлять. В свою очередь забота предполагает творческое взаимодействие между людьми на равных и способствует реализации человеческого достоинства тех, кто принимает помощь.
Идея социального обеспечения гуманна и имеет много заслуг, но в современных условиях она не исчерпывает всех аспектов социальной поддержки нуждающихся в помощи граждан. Вынося на обсуждение юридической науки идею социальной заботы, мы далеки от мысли произвести революцию в принятой и давно устоявшейся терминологии. Задача состоит в ином: чтобы избежать рутинизации отрасли социального обеспечения, необходимо обозначить перспективы ее дальнейшего развития. При всей устойчивости тех ценностей, на которых зиждется идея социального обеспечения, необходимо учитывать и ценности человеческой активности, самореализации, солидарности и достоинства, которые в настоящее время выдвигаются на первый план, постепенно включаются в число базовых. Именно с этим связана наша попытка обосновать понятие "социальная забота" как правовую категорию.
Забота в данном случае должна рассматриваться не только в форме единовременных или периодических платежей, но также и в других формах. Одно из значений слова "забота" - внимание к нуждам, потребностям кого-либо, попечение о ком-либо*(25). В свою очередь юридическое значение термина "забота" может быть разным. В этой работе забота понимается широко, как "социальная забота", т.е. деятельность по обеспечению потребностей нуждающегося в заботе лица, осуществляемая государством в лице его органов, а также организациями и отдельными гражданами, в том числе членами семьи этого лица.
В содержание этой деятельности входит целый комплекс всевозможных действий, включая выявление нуждающегося в заботе лица или, например, предоставление ему при необходимости денежных средств или имущества. Социальная забота осуществляется, например, и с помощью уплаты алиментов членами семьи, и при предоставлении благотворительной помощи гражданам или социальным учреждениям, и при помещении престарелого гражданина в социальное учреждение.
Предоставление заботы не совпадает с выплатой средств на содержание, поскольку от обязанного лица требуется не только (и не всегда) отчуждение материальных благ, но и совершение действий (фактических или юридических), способствующих нормализации положения управомоченного лица.
В различных нормативных правовых актах можно встретить упоминание о заботе, для которой не предлагается легального определения. Так, семейное законодательство различает предоставление содержания (как правило, в форме регулярной выплаты денежных средств) и собственно заботу (как совершение в пользу управомоченного лица ряда фактических и юридических действий). Разграничивая обязанности содержать, заботиться и оказывать помощь, Р.П. Мананкова отмечает, что забота "выражается в комплексе действий", "в моральной поддержке, уходе за больным родителем, систематическом общении, иных знаках внимания"*(26). Таким образом, в рамках социальной заботы может иметь место даже обязанность вести разговор, общаться, исполнение которой, в сущности, представляет собой совершение фактического действия. Это довольно нетрадиционное фактическое действие в отличие, например, от погрузки товара экспедитором или санитарной обработки хранителем врученной ему вещи - фактических действий, являющихся объектом некоторых гражданско-правовых обязательств.
Реализация социальной заботы осуществляется путем:
- организации выявления нуждающихся в ней лиц;
- выяснения возможностей ее предоставления этим лицам за счет их "внутренних" ресурсов*(27) (например, поиск возможности устроить престарелого гражданина за его счет в геронтологическое учреждение);
- и, при невозможности такого предоставления, - оказания помощи и попечения за счет государства.
Таким образом, обязанности государства по непосредственному оказанию заботы в данных отношениях должны носить субсидиарный характер, т.е. должны исполняться лишь при невозможности получения лицом заботы от членов семьи или иных лиц*(28).
Субъектами социальной заботы, с одной стороны, выступают нуждающиеся в ней лица, а с другой стороны - все общество в целом, включая государство, организации, отдельных граждан, в том числе членов семьи нуждающихся в заботе лиц. Слово "социальная" в предлагаемом понятии заботы позволяет подчеркнуть общественную значимость данного явления, а также отграничить различные формы попечения о человеке, осуществляемого членами небольших, первичных социальных коллективов (семья, род), от попечения более широкого масштаба, осуществляемого не только отдельными лицами, но и обществом в целом.
Таким образом, социальная забота может быть, например, индивидуальной (когда она осуществляется действиями детей, супруга нуждающегося в помощи лица, а также действиями иных физических лиц). Под государственной социальной заботой следует понимать деятельность государства в лице его органов и должностных лиц по организации помощи нуждающемуся в заботе лицу, а также по ее непосредственному оказанию.
Перечисленные ранее юридические категории ("социальная защита", "обеспечение" и др.), по нашему мнению, уступают понятию социальной заботы в содержательном плане. Так, не способно занять прочное место в законодательстве понятие "социальная защита". Данный термин относится к понятийному аппарату науки права социального обеспечения и, как отмечают, "является скорее понятием собирательным"*(29), поскольку используется в различных нормативных правовых актах всегда в разных смыслах. Кроме того, "защита" ассоциируется с абсолютным покровительством и подразумевает предоставление государством материальной помощи в любых случаях.
В свою очередь под "социальной помощью" в настоящее время все чаще понимается деятельность по предоставлению денежных средств, что позволяет отнести социальную помощь к одной из форм социального обеспечения. "Социальное обслуживание" как правовое явление представляет собой "деятельность социальных служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педагогических, социально-правовых услуг и материальной помощи, проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации"*(30). В этом случае речь идет о непосредственной помощи уже выявленным нуждающимся гражданам со стороны учреждений государственной системы социальных служб. В понятие "социальное обслуживание" не включается также деятельность по выявлению нуждающихся в заботе граждан и по оказанию им помощи со стороны частных лиц.
Понятие "социальная забота" предлагается ввести в оборот как родовое по отношению к понятиям "социальная защита", "социальное обеспечение", "социальное обслуживание", "социальная помощь".



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019