ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



3. Природа права на социальную заботу


Право на социальную заботу должно быть признано как право по природе конституционное. Как полагает Л.Д. Воеводин, основные права, свободы и обязанности "сложились на базе вызревших в обществе коренных, существенных отношений и связей между государством и его гражданами: Будучи основными по содержанию, соответствующие юридические возможности могут стать таковыми по форме, если они будут закреплены в Основном законе государства"*(78).
Право человека на социальную заботу должно занять свое место среди основных прав человека, заменив собой декларативное по существу право на социальное обеспечение. Осуществление права на социальную заботу имеет весьма важное значение, поскольку тесно связано с реализацией права человека на жизнь. Содержание ст. 20 Конституции РФ дает основание ученым-юристам рассматривать в содержании права на жизнь в первую очередь недопустимость лишения человека жизни*(79) и обсуждать проблему отмены смертной казни*(80). В то же время гарантии поддержания жизни в данном контексте, как правило, в юридической литературе не рассматриваются. Однако, например, Л.Д. Воеводин, анализируя право человека на социальное обеспечение, признает, что "установленные методы исчисления и размер пенсий не гарантируют даже самого основополагающего права: права на жизнь", тем самым подтверждая взаимосвязь между правом на жизнь и помощью человеку со стороны государства*(81).
Представляется, что перед правом стоит задача не только гарантировать невозможность убийства, но и обеспечить человеку возможность выживания. Это обстоятельство выводит право на социальную заботу на уровень тех конституционных прав, которые объединены общей задачей сохранения каждой социальной единицы (к таким правам можно отнести и ряд других, например, установленное ст. 42 Конституции РФ право на благоприятную окружающую среду).
Выше отмечалось, что не существует гарантий осуществления права на социальную заботу исключительно в рамках семьи. Это обстоятельство выводит реализацию данного права за рамки отношений между частными лицами и требует со всей необходимостью возникновения отношений социальной заботы с участием государства. При этом закрепление права на социальную заботу только в каком-либо отраслевом законодательстве не позволит надлежащим образом обеспечить его отражение в нормах другой отрасли. К сожалению, как показывает опыт, нормы разных отраслей отечественного законодательства зачастую не согласуются друг с другом, при формировании норм одной отрасли не учитываются положения другой, что в правоприменительной деятельности приводит к нарушению интересов людей. И дело не только в этом. Для того чтобы нормы различной отраслевой принадлежности были согласованы, необходимо закрепление общего принципа, который служил бы ориентиром для верного толкования и применения отраслевых норм.
Круг лиц, вовлекаемых в осуществление заботы, широк, а отношения между этими лицами, а также нуждающимся в попечении субъектом возникают в силу различных юридических фактов, что не позволяет отнести право на социальную заботу лишь к одной из отраслей (гражданского права, права социального обеспечения или др.). Так, например, для возникновения отношений "усыновитель - усыновленный" требуется совершение целого ряда предварительных действий - по выявлению ребенка, нуждающегося в устройстве, по поиску наилучшей для него возможности устройства. Сам ребенок, безусловно, осуществить этих действий не в состоянии, а что касается будущих усыновителей, то им не всегда известно о существовании такого ребенка. Здесь не обойтись без своеобразного посредника, в роли которого выступают, по действующему законодательству, органы опеки и попечительства, а также так называемые операторы государственного банка данных о детях*(82). В роли этих посредников между нуждающимся в заботе лицом и лицом, желающим осуществлять такую заботу, не должны выступать частные лица, поскольку вопросы предоставления социальной заботы несовершеннолетним детям в условиях современной действительности в сущности являются вопросами государственной безопасности*(83).
Длительное время в отечественной науке продолжается дискуссия о соотношении понятий "правовой статус", "правоспособность", "субъективное право". Мы полагаем, что право на социальную заботу как конституционное право должно быть признано одним из элементов общеправового статуса личности. По мнению Н.И. Матузова, "конституционные права: образуют основу правового статуса гражданина" и существуют в рамках особых правоотношений, "носящих характер конституционных (государственно-правовых) отношений"*(84).
Непосредственная реализация права на социальную заботу происходит в рамках конкретных правоотношений различной отраслевой принадлежности, возникающих на основании тех или иных юридических фактов. Так, факт смерти родителей ребенка порождает возникновение правоотношения по поводу его устройства, в рамках которого соответствующие органы местного самоуправления и государственной власти совершают действия по размещению ребенка способом, наиболее отвечающим его интересам. Это правоотношение является организационным и носит административно-правовой характер. Другой юридический факт - например, усыновление ребенка - порождает правоотношения усыновления, приравненные к родительским правоотношениям. В то же время при невозможности усыновления ребенок может быть передан под опеку. Факт установления опеки порождает иные правоотношения (которые являются центральным предметом настоящего исследования). Таким образом, на протяжении всей жизни человеку предоставляется социальная забота - вначале действиями родителей, затем посредством действий соответствующих органов государственной власти или местного самоуправления, потом с помощью действий граждан, по тем или иным причинам принявших на себя бремя ответственности за судьбу ребенка. Достижение гражданином совершеннолетия не исключает из его правового статуса права на получение социальной заботы, поскольку при наличии дополнительных юридических фактов (нетрудоспособность, психическое заболевание и пр.) он вновь сможет получить поддержку, разумеется, в иных правовых формах (патронаж, опека, помещение в специальное учреждение и проч.).
В отечественной науке принято различать общие права и обязанности и права и обязанности определенного содержания*(85). Мы рассматриваем право на социальную заботу в рамках содержания общей правоспособности. Это дает возможность утверждать, что за каждым в равной мере признается способность получить социальную заботу при наступлении обстоятельств, указанных в законе. В этом смысле данное право является общей предпосылкой для возникновения правоотношений конкретно-отраслевой принадлежности, в рамках которых существуют различные субъективные права - право на помещение в специальное социальное учреждение, на получение пособия или пенсии, на передачу под опеку*(86), право на предоставление членами семьи содержания и т.д. Таким образом, право на социальную заботу входит и в содержание отраслевой правоспособности лица, трансформируется в иное субъективное право, специфика которого зависит от комплекса жизненных обстоятельств, учитываемых законом в качестве юридических фактов.
Юридические факты, которые влекут за собой возникновение конкретно-отраслевых правоотношений по поводу социальной заботы, определяют круг субъектов-правообладателей, а также объем их специальной правоспособности. Так, например, тяжелое увечье лица, повлекшее его нетрудоспособность (фактическое состояние), предоставляет гражданину право на соответствующую медицинскую помощь и социальное обеспечение (обеспечение в смысле непосредственной материальной поддержки). Судебное признание гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками, ограниченно дееспособным дает ему право на назначение попечителя, который обязан заботиться о материальном благосостоянии подопечного, не допуская возможных с его стороны растрат.
В каждом из этих случаев требуется оказание лицу социальной заботы в той или иной правовой форме. Каждое из этих лиц, следовательно, обладает специальным правовым статусом - можно говорить об особом статусе инвалида, пенсионера, статусе безнадзорного ребенка и т.д.
Обобщая сказанное, автор предлагает рассматривать право на социальную заботу как конституционное право и одновременно как элемент содержания общей правоспособности гражданина. В то же время оно входит в содержание специальной правоспособности нуждающихся в социальной заботе отдельных категорий граждан и в качестве конкретного субъективного права становится элементом соответствующего отраслевого правоотношения.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021