ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



7. Иные формы устройства детей и опека


До введения в действие СК РФ не существовало единого юридического понятия "устройство детей, оставшихся без попечения родителей". КоБС РСФСР 1969 г. лишь закреплял положения об усыновлении и опеке (попечительстве), а различного рода подзаконные акты упоминали об устройстве в дом ребенка, детский дом, дом-интернат, школу-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также о передаче ребенка "на воспитание в семьи граждан" - без указания на правовое оформление такой передачи. Теперь ст. 123 СК РФ устанавливает несколько известных форм устройства, разрешая, однако, субъектам РФ своими законодательными актами предусмотреть иные формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей.
Анализ законодательства субъектов РФ*(205) позволил выявить следующие факты.
1. Многие субъекты РФ (республики Алтай, Марий Эл, Саха (Якутия), Краснодарский, Красноярский, Алтайский края, Воронежская, Владимирская, Калининградская, Тамбовская области и проч.) в своих законодательных и иных актах употребляют термины "патронат", "патронатная семья", "патронажная семья", "семья патронатных воспитателей". Сразу отметим, что термин "патронат" в данном случае не имеет ничего общего с термином "патронаж над дееспособными гражданами", который использует ст. 41 ГК РФ для обозначения формы охраны прав дееспособных граждан. Как правило, употребление названных понятий имеет место в законодательных актах, посвященных деятельности органов опеки и попечительства*(206). Эти термины встречаются и в актах органов местного самоуправления*(207).
2. В последние два-три года количество региональных правовых актов, устанавливающих возможность устройства детей в формах, не предусмотренных федеральным законодательством, резко возросло, и все эти формы носят одинаковое название "патронат". В субъектах РФ появился целый ряд специальных законов "О патронатном воспитании"*(208) или с аналогичным названием.
3. Во многих субъектах РФ такая форма устройства детей, как патронат, реально используется на практике, однако не легитимирована региональным законодательством, в связи с чем в этих областях намечено скорейшее принятие соответствующих актов о патронате*(209). Так, в Псковской области планируется принять областной закон "О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей"*(210). В некоторых субъектах РФ предполагается внедрение патронатных семей даже без предварительного правового обеспечения*(211) (так, в п. 4.2 распоряжения администрации Сахалинской области говорится: "внедрять и расширять новые формы устройства осиротевших детей в семьи, в том числе замещающие семьи или семьи патронатных воспитателей"*(212)).
4. Содержание, которое вкладывается региональными актами в понятие "патронат", существенно различается. Можно выделить следующие модели патроната:
1) нормы о патронате не отличаются от положений о приемной семье (Закон Тамбовской области "Об опеке и попечительстве в Тамбовской области");
2) патронатный воспитатель состоит в трудовых отношениях с органом опеки и попечительства, при этом устанавливается "разграничение функций по защите интересов ребенка между кровными родителями, законным представителем ребенка, патронатным воспитателем и уполномоченным органом"*(213). Патронатный воспитатель отвечает за жизнь и здоровье ребенка в период его проживания в семье воспитателя;
3) патронат на базе детского дома (в Новгородской области*(214), в г. Уфе и в ближайшей перспективе - в Архангельской области, в Республике Саха (Якутия), Владимирской области, Республике Татарстан)*(215) возникает на основании договора, но его стороной является не орган опеки и попечительства, а детское учреждение (детский дом и проч.). Характер правоотношений этого учреждения с воспитателем из этих документов неясен, хотя в то же время воспитателю причитается "оплата за труд". Однако, например, Закон Пермской области*(216) прямо называет данные правоотношения трудовыми, хотя и предусматривает еще один вид патроната - передачу ребенка на каникулы или на выходные желающему лицу по договору, без оплаты его труда (такое оформление возможно и для передачи ребенка усыновителям на период вступления в законную силу решения суда об установлении усыновления). Орган опеки и попечительства при этом сохраняет весь набор прав по защите и представительству интересов ребенка, а учреждение, где содержатся дети, должно осуществлять "подготовку детей к помещению на воспитание в семьи, а также поиск, отбор патронатных воспитателей". Весьма оригинален в этом смысле закон Курганской области, уточняющий "трудовую функцию патронатного воспитателя: выполнение работы по воспитанию ребенка (детей) у себя на дому личным трудом и с использованием материальных средств и оборудования, выделенных учреждением, предоставляющим патронат, либо приобретаемых за счет средств данного учреждения"*(217). За патронатным воспитателем закреплено при этом 11 обязанностей*(218);
4) патронат как такая договорная форма, которая предусматривает передачу ребенка на условиях "двусторонних обязательств об условиях содержания и воспитания детей", встречается только в Законе Алтайского края "О порядке передачи детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на патронат в семьи граждан". К Закону прилагается типовой договор, из которого следует, что воспитатель должен обеспечить обучение, воспитание, а также полноценное питание и содержание ребенка. При заключении договора необходимо оговорить некий материальный вклад воспитателя в содержание ребенка. В свою очередь орган опеки и попечительства обязуется осуществлять материальную поддержку патронатной семьи, оказывать ей помощь, обеспечивать защиту прав и интересов детей. На деле такая материальная поддержка обычно выражается в предоставлении семье топлива, детской одежды и проч. Мизерные средства для оказания помощи патронатным семьям заложены в Законе Алтайского края о бюджете на 2002 г. В этом субъекте РФ патронатным воспитателям, кроме того, законом поручено исполнять функции опекунов (попечителей) ребенка;
5) патронат как форма, при которой воспитатели не исполняют обязанностей опекунов, но имеют право на "заработную плату". При этом из текста законов отраслевую принадлежность их правоотношений с органами опеки и попечительства определить невозможно*(219).
5. И, наконец, имеет место совершенно удивительный факт. В подавляющем большинстве регионов в связи с очередной перезакладкой похозяйственной документации и подготовкой к Всероссийской переписи населения 2002 г. были утверждены формы похозяйственных книг, где со слов взрослых в соответствующих графах "для патронируемых детей, находящихся на воспитании в хозяйстве, записывается "патронат". Такая формулировка присутствует практически во всех региональных актах. Таким образом, определяя круг членов крестьянского хозяйства, глава без предъявления каких-либо документов вправе указать тех или иных несовершеннолетних лиц, что не исключено, поскольку трудиться в хозяйстве в соответствии со ст. 63 ТК РФ можно с 16 лет (а при определенных обстоятельствах - с 14), и что может создать для ребенка соответствующие правовые последствия (в основном имущественного характера). Интересно, что термин "патронируемые дети" появился в такого рода актах даже тех субъектов РФ, где сам патронат вообще не предусмотрен.
Может сложиться впечатление, что субъекты РФ изобрели новую, ранее неизвестную законодательству форму устройства детей. Однако это не так.
По мнению А.М. Нечаевой, "законодательные предпосылки патронажа (имеется в виду форма устройства детей-сирот, а не патронаж в смысле ст. 41 ГК РФ. - прим. автора) уходят своими корнями во времена Екатерины II, когда предусматривалась обязанность сельских и городских общин, приходов помогать нуждающимся, нищим"*(220). Необходимо отметить, что термины "патронат" и "патронаж" в истории права иногда отождествлялись, однако чаще под ними понимались различные правовые явления. Так, в XIX в. - начале XX в. под патронатом понималась система помощи несовершеннолетним, освободившимся из мест лишения свободы, а также гражданам, отличающимся антисоциальным поведением*(221).
Такая форма, как "патронат над детьми", в XX в. была введена постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 1 апреля 1936 г. "О порядке передачи детей на воспитание (патронат) в семьи трудящихся". Затем было принято постановление СНК СССР от 23 января 1942 г. "Об устройстве детей, оставшихся без попечения родителей". Патронат был закреплен в положениях КоБСа Латвийской, Узбекской ССР и означал передачу ребенка в семью на основании договора, заключаемого с органом опеки и попечительства*(222).
В действующем Законе Республики Казахстан "О браке и семье" имеется гл. 16 под названием "Патронат", которая устанавливает форму устройства, ничем не отличающуюся от приемной семьи по российскому законодательству.
Небывалый всплеск законодательной активности регионов объясняется следующим обстоятельством. Министерством образования Российской Федерации и благотворительной организацией Международная Христианская Солидарность (Великобритания) в свое время было достигнуто соглашение о сотрудничестве в деле создания фостеровских семей, а в 1994-1995 г. Министерство уже поручило органам исполнительной власти ряда субъектов РФ начать проведение эксперимента по этой новой модели*(223). "Фостерная семья" - временная, ребенок должен пребывать в ней с момента отобрания его у родителей до решения его дальнейшей судьбы (однако, возможно, и до совершеннолетия). "Фостерный воспитатель" - "родитель на зарплате"*(224). Как отмечают приверженцы этой модели, основная цель такой семьи - поддержание контактов с биологическими родителями и возвращение ребенка в родную семью. В то же время, как отмечается, патронатная семья - это та же фостерная семья, только на российский лад и с привычным слуху названием. Размещение ребенка в фостерной (патронатной) семье обходится значительно*(225) дешевле его устройства в специальное учреждение для детей, оставшихся без попечения родителей (в основном из-за отсутствия необходимости содержать огромное жилое помещение*(226) и штат сотрудников), что, безусловно, является немаловажным фактором.
Однако репортажи о жизни патронатных семей позволяют сделать и несколько иные выводы. Так, в Саратове заработная плата патронатного родителя составляет 300 рублей, еще 700 рублей в месяц выдается на расходы, связанные с содержанием каждого отдельного ребенка (итого около 30 долларов США). В Москве эти суммы составляют соответственно 818 рублей и 1041 рубль*(227) Приют, который раздает детей на время патронатным воспитателям, снабжает ребенка одеждой и обувью. А. Астахова, автор статьи "Родители по найму", убеждающая читателя в преимуществах фостерной семьи, признается, что такая форма дешевле передачи ребенка под опеку или попечительство*(228).
С этим красноречивым фактом столкнулся и автор настоящей работы при общении с работниками системы управления образованием в Алтайском крае. Перед создателями закона Алтайского края стояла задача изобрести такую правовую форму временного устройства ребенка в чужую семью, при которой у лиц, принявших ребенка, не возникало бы статуса опекунов (попечителей)! Это желание продиктовано недостаточностью местного бюджета, из которого следовало бы производить выплаты денежных средств на содержание ребенка (так называемых опекунских пособий). Приказом Министерства образования РФ от 19 августа 1999 г. N 199*(229) утверждено Положение о порядке выплаты денежных средств на питание, приобретение одежды, обуви, мягкого инвентаря для детей, находящихся под опекой (попечительством), в соответствии с которым размер определяется исходя из установленных натуральных норм по фактическим ценам региона. В тех регионах, где начисление выплачиваемых сумм производится в точном соответствии с упомянутым Приказом, ежемесячные платежи достигают суммы, эквивалентной 100 долларов США.
По нашему мнению, патронатная семья - не аналог "фостерной" по той простой причине, что в зарубежной модели предполагается полное возмещение воспитателям понесенных расходов на детей*(230). Патронат над детьми (в большинстве случаев) - продукт исключительно российской действительности.
Все названные выше юридические модели патроната объединяют следующие общие черты. Во-первых, почти во всех случаях в соответствии с актами субъектов РФ патронат не предполагает возникновения алиментных и наследственных правоотношений между ребенком и воспитателем (однако, например, закон Алтайского края обходит вниманием этот вопрос), что указывает на отсутствие правовой связи личного характера и сведение формы устройства к договору об оказании услуг. Нам представляется, что такой подход не всегда оправдан и вступает в противоречие с положениями ст. 96 СК РФ, а также - при отсутствии уплаты вознаграждения воспитателю - в противоречие с соображениями справедливости, если учесть, что патронатное воспитание может длиться более пяти лет. Во-вторых, основанием возникновения отношений по патронату во всех случаях является договор, а непременным условием заключения договора - волеизъявление самого воспитателя, требования к личности которого тем не менее установлены во всех проанализированных актах. В-третьих, патронатное воспитание предполагает всегда срочный характер этих правоотношений и, разумеется, не может быть отождествлено с усыновлением.
Широкое распространение такой формы устройства на территории России, во-первых, вызывает недоразумение в связи с наличием в федеральном законодательстве положений о создании приемной семьи. Казалось бы, принципиальных отличий между приемной семьей и патронатом нет. Тем не менее налицо факт - приемные семьи создаются крайне редко, а патронатные - все чаще*(231). И опять дело стало за деньгами. Приемные родители должны получать оплату своего труда, а также возмещение всех расходов, связанных с содержанием детей, размер которых определяется по фактическим ценам региона и составляет немалые суммы. Кроме того, не способствуют созданию приемных семей и положения п. 2.1, 2.4, 2.5, 2.6 Типового договора о создании приемной семьи*(232). Большинство субъектов Федерации, предусмотревших создание патронатной семьи, играют на разнице в оплате труда, а также значительно снижают размер возмещения расходов или вовсе не предусматривают такого возмещения.
Проблемы соответствия различных форм патроната федеральному законодательству могут быть коротко пояснены на примере Закона Алтайского края "О порядке передачи детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на патронат в семьи граждан"*(233), который, как отмечалось, возлагает на воспитателей обязанности опекунов (попечителей). Во-первых, патронатного воспитателя нельзя признать опекуном (попечителем) потому, что согласно п. 3 ст. 145 СК РФ установление и прекращение опеки или попечительства над детьми определяются ГК РФ. Таким образом, иной порядок установления опеки или попечительства в соответствии с действующим законодательством не может быть предусмотрен законом субъекта РФ, поскольку это противоречило бы ст. 145 СК РФ, ст. 35 ГК РФ, ст. 71 Конституции РФ. Во-вторых, сам Закон Алтайского края разграничивает понятия "опека" и "патронат", указывая в п. 6 ст. 3, что воспитатели патронатной семьи могут по истечении определенного срока учредить над воспитанниками опеку (попечительство). В-третьих, другой краевой Закон от 10 февраля 1999 г. "Об органах опеки и попечительства" в ст. 3 определяет понятия "опека" ("попечительство") и "патронатная семья" по-разному, не допуская их смешения. Таким образом, не имеет юридической силы положение ст. 5 анализируемого Закона Алтайского края: "родители-воспитатели наравне с органами местного самоуправления исполняют функции опекуна (попечителя)".
В свою очередь, например, Закон г. Москвы "Об организации работы по опеке, попечительству и патронату в городе Москве" в редакции от 27 июня 2001 г. закрепляет так называемый социальный патронат, под которым понимается "оказание необходимой помощи уполномоченной службой (организацией) в воспитании и защите прав ребенка, находящегося в семье, но признанного в установленном порядке нуждающимся в государственной защите". Уполномоченные этим законом службы заключают договоры о социальном патронате - трехсторонние соглашения, в которых участвуют также патронатные воспитатели и родители ребенка. Объем полномочий "воспитателя" очерчен договором, однако в соответствии со ст. 6 закона "при этом на патронатного воспитателя не могут быть возложены полномочия по защите имущественных прав несовершеннолетнего (за исключением права распоряжаться причитающимися несовершеннолетнему денежными средствами на текущее его содержание); полномочия по представлению интересов ребенка в суде при рассмотрении судом дел о лишении (ограничении) родителей родительских прав; решение вопроса о выезде ребенка за пределы Российской Федерации". Нет необходимости детально показывать противоречие этих норм гражданскому законодательству. Лицо, не являющееся ни родителем, ни усыновителем, ни опекуном, не сможет распорядиться деньгами ребенка или подать иск о взыскании в его пользу алиментов.
Все вышесказанное означает, что нормами Закона Алтайского края и аналогичных актов других субъектов РФ создана ситуация, потенциально опасная для законных прав и интересов ребенка. Патронатные воспитатели не могут быть признаны законными представителями несовершеннолетнего и не могут представлять его интересы во всех отношениях, хотя обязаны круглосуточно находиться рядом с ребенком. Воспитатель не вправе давать согласие на медицинское вмешательство в отношении здоровья ребенка, не вправе заключать договор о помещении ребенка в дошкольное или иное учреждение, не может защищать интересы ребенка в суде, в отношениях с различными органами государственного управления. Из содержания актов некоторых субъектов РФ следует, что воспитатель, не являясь опекуном или попечителем, не обязан проживать вместе с ребенком, не обязан извещать орган опеки и попечительства о перемене места своего жительства.
В то же время это лицо в связи с принятием ребенка на воспитание приобретает целый ряд льгот и преимуществ (например, предусмотренные Законом РФ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей", трудовым законодательством). Кроме того, в соответствии со ст. 53 ЖК РСФСР факт совместного проживания и ведения общего хозяйства означает, что патронируемые дети могут быть признаны членами семьи нанимателя (родителя-воспитателя), а значит, их нельзя выселить при прекращении патроната (членства в семье).
Если в результате вселения патронируемого ребенка изменится уровень обеспеченности жилой площадью на одного члена семьи, то наниматель и члены его семьи могут перейти в разряд граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий*(234). Однако представляется, что будет непросто привлечь к ответственности патронатного воспитателя за вред, причиненный личности или имуществу ребенка*(235), не подпадают данные лица и под перечень субъектов административной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних (ст. 5.35 КоАП РФ). В случае причинения вреда патронируемым ребенком в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет патронатный воспитатель, не являясь попечителем, не несет ответственности в порядке п. 2 ст. 1074 ГК РФ.
В целях защиты прав детей, находящихся сегодня в таких патронатных семьях*(236), можно (не изменяя норм федерального законодательства) принять следующие меры экстренного исправления сложившейся юридической ситуации:
- либо более четко урегулировать в актах регионального законодательства права и обязанности сторон по договору о передаче ребенка, исключив из него положения о защите прав ребенка (которая в данном случае может по закону осуществляться лишь органом опеки и попечительства) и акцентировав внимание на имущественных правах и обязанностях сторон и их взаимной ответственности, а также ответственности за вред, причиненный ребенку;
- либо предоставить воспитателям возможность представлять интересы ребенка вовне на основании выдаваемых органом опеки и попечительства доверенностей на совершение отдельных действий.
Юридический анализ патронатных форм устройства детей заставляет задуматься и о том, возможно ли вообще изобрести иную форму устройства детей, помимо тех, которые предусмотрены действующим федеральным законодательством. В этой связи интересна мысль, высказанная З.И. Ворониной, о том, что "по своей правовой природе приемная семья и патронат качественно однородны"*(237). Отличия автор видит лишь в количестве детей, принимаемых на воспитание (в патронатной семье их должно быть меньше - один или два ребенка), а разницу предлагает закрепить с помощью введения в СК РФ главы под названием "Патронат"*(238).
По нашему мнению, принципиальной разницы в природе правоотношений нет во всех трех формах устройства детей - опека (попечительство), приемная семья, патронат. Отличия формальны, их легко преодолеть, если рассматривать опеку и попечительство как родовое понятие, а приемную семью и патронат - как виды.
Сравнительный анализ существующих в России форм устройства детей позволяет высказать мнение по поводу содержания ст. 123 СК РФ. Усыновление, опека и попечительство, приемная семья рассматриваются законодателем как формы индивидуального устройства детей, а передача в учреждения для детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей, всех типов (воспитательные учреждения, в том числе детские дома семейного типа, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения и другие аналогичные учреждения) - это формы неиндивидуального устройства. К тому же иные формы устройства детей могут быть предусмотрены законодательством субъектов РФ.
На взгляд автора, никаких других форм устройства детей в семью (форм индивидуального устройства), кроме усыновления и опеки, быть не должно. Следует законодательно закрепить только следующие формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей (рис. 4):

┌───────────────────────────────────────────────────────────────────────┐
│ Формы устройства детей │
└────────────────────────────────┬──────────────────────────────────────┘
┌───────────────────┴─────────────────────┐
¬ ¬
┌──────────────────────────┐ ┌──────────────────────────────────┐
│ Формы индивидуального │ │Формы неиндивидуального устройства│
│ устройства │ │(пребывание ребенка в специальном │
│ │ │ учреждении) │
└───────────┬──────────────┘ └──────────────────────────────────┘
┌───┴────────────────────────────┐
¬ ¬
┌─────────────────┐ ┌─────────────────────────────────┐
│Усыновление детей│ │Опека и попечительство над детьми│
└─────────────────┘ └────────────────┬────────────────┘
┌───────────────────────┬──────┴───────────────────┐
¬ ¬ ¬
┌─────────────────┐ ┌──────────────────────────┐┌──────────────────────┐
│ "Классическая" │ │ Специальные виды опеки ││Специальные виды опеки│
│ ("обычная") │ │ и попечительства, ││ и попечительства, │
│ опека и │ │ предусмотренные ││ предусмотренные │
│ попечительство │ │ федеральным ││ законодательством │
│ │ │ законодательством ││ субъекта РФ │
│ │ │(например, приемная семья)││ │
└─────────────────┘ └──────────────────────────┘└──────────────────────┘

Рис. 4. Формы устройства детей

Анализ правовых явлений, сходных с опекой, еще раз подтвердил высказанную ранее мысль о том, что формы устройства граждан можно подразделить на формы индивидуального и неиндивидуального устройства.
Индивидуальное устройство ребенка, в свою очередь, может носить срочный или бессрочный характер*(239). Устройство без указания срока предполагает возникновение длительных, более того, пожизненных отношений ребенка с посторонними людьми, а потому может быть облечено лишь в форму усыновления. Пожизненный характер этих отношений играет роль при их установлении, но не исключает впоследствии отмены усыновления, как родство родителей и детей не исключает лишения родителей родительских прав.
Срочный характер носит такая форма устройства, как опека и попечительство. По нашему мнению, именно институт опеки и попечительства должен стать тем родовым понятием, которое охватило бы приемную семью, патронат, "фостерную семью" и проч. Изменения в подходах к основанию возникновения правоотношений по опеке (попечительству), предлагаемые в настоящей работе, позволят приспособить данный институт абсолютно ко всем формам индивидуального временного устройства детей. Этот институт станет достаточно "мобильным", что позволит использовать его как при передаче ребенка родственникам на время отъезда родителей, так и в тех ситуациях, в которых он используется сейчас. Кстати, именно сложность оформления опеки (попечительства) побуждает обращаться к ней сегодня только в тех случаях, когда ребенка устраивают на длительный период.
В то же время закон должен предусмотреть и урегулировать специальные виды опеки (попечительства) - сообразно с интересами как опекающей, так и подопечной стороны. Это позволит унифицировать подходы к определению правового положения лиц, заменяющих родителей, и наилучшим образом защитить интересы ребенка. Некоторые виды опеки (попечительства) над несовершеннолетними должны быть предусмотрены на уровне федерального законодательства, но возможно и закрепление нетрадиционных видов в законах субъектов РФ.
Завершая освещение предлагаемой системы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, хотелось бы добавить, что неиндивидуальное устройство детей должно осуществляться исключительно в организации, имеющие статус юридического лица (или филиалы таких организаций). Этот статус во всех случаях должен быть закреплен за учреждениями, где пребывают дети (и иные нуждающиеся в социальной заботе лица), что связано не только с необходимостью предоставить учреждению известную хозяйственную самостоятельность.
Пребывание ребенка в стенах организации, коллектива, состав которого не требует постоянства, предполагает, что действия по оказанию попечения будут осуществлять несколько физических лиц. Их деятельность - это деятельность всей организации в целом. В течение нескольких лет на развитие ребенка оказывают воздействие десятки разных сотрудников, каждый из которых выполняет только свою трудовую функцию (фельдшер, педагог, психолог и проч.). Напомним, в норме все эти функции одновременно исполняют родители. Таким образом, должен быть определен единый субъект ответственности за вред, причиненный личности или имуществу ребенка, которым должно выступать юридическое лицо.
Передача детей отдельным лицам на выходные дни и праздники, которая уже осуществляется в некоторых регионах РФ, возможна на базе такой формы устройства детей, как помещение в специальное учреждение. Лица, принимающие детей на несколько дней, должны заключать с учреждением трудовые соглашения или договоры об оказании услуг (возмездные или безвозмездные). Юридическое лицо, таким образом, сможет на вполне законных основаниях доверить исполнение отдельных своих обязанностей физическим лицам. В подобных случаях, однако, исключена передача физическим лицам правомочий по представительству и защите интересов ребенка. При этом передача ребенка на выходные дни и праздники формой его устройства не является, а следовательно, ответственность за ребенка по-прежнему несет специальное учреждение.
Любая передача ребенка на более длительный срок влечет за собой возникновение ситуаций, в которых ребенку может потребоваться законный представитель. Кроме того, при расставании после достаточно длительного совместного проживания повышается вероятность неблагоприятных последствий в психической и эмоциональной сферах ребенка*(240). По мнению автора, размещение ребенка у физических лиц на длительные сроки должно требовать обязательного установления опеки или попечительства. Проект Гражданского Уложения, подготовленный в 1904 г., содержал гл. V "Приемыши", предусматривавшую такую форму устройства ребенка, при которой родители могли на время передавать его воспитателям, и в том случае, если опека не оформлялась, воспитатель не мог управлять имуществом ребенка или представлять его интересы. Такие отношения строились на чрезвычайном доверии родителей воспитателям, однако не исключено, что и на стечении тяжелых обстоятельств*(241). Такая форма устройства детей скорее являлась формой их эксплуатации, и применение ее в настоящее время недопустимо по одной причине - ребенок является субъектом, но не объектом прав. Этот способ устройства детей известен давно и связан с разрешением передачи детей "для вскармливания" в деревенские семьи*(242). Юридическое оформление правоотношения "ребенок - воспитатель", на наш взгляд, выступает надежной гарантией интересов ребенка, поскольку такое устройство происходит под контролем органов государственной власти или местного самоуправления.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019