ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



_ 1. Договор подряда


1.1. Общая характеристика договора подряда
1.1.1. Договор подряда определен в ст. 702 ГК как обязательство, по которому подрядчик обязуется выполнить определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Из данного определения видно, что в институте подряда направленность на выполнение работы с целью создания экономического результата уточняется признаками отделимости этого результата от работы и возмездности.
Поэтому последовательно уточняющая характеристика договора подряда выглядит следующим образом.
Во-первых, подряд принадлежит к группе договоров, направленных на выполнение работ (оказание услуг).
Во-вторых, подрядное правоотношение направлено на выполнение не любых работ, а лишь таких, которые приводят к созданию результата, отделимого от самой работы.
В-третьих, в договоре подряда направленность на выполнение работ неразрывно связана с возмездностью правоотношения.
Рассмотрим более подробно каждый из этих признаков.
1.1.2. Родовая направленность договора подряда на выполнение работ (оказание услуг) имеет значение в двух аспектах.
Прежде всего, она служит основой для унификации правового регулирования. Помимо того, что данная направленность обусловила единые подходы и принципы законодательного регулирования, она предопределила формулирование значительного количества унифицированных норм, применимых к большому кругу обязательств рассматриваемой группы. Причем институт подряда избран законодателем в качестве базового для такого регулирования. В нем собраны не только нормы, регламентирующие отношения по выполнению работы с целью достижения отделимого от нее результата, но и унифицированные нормы, применимые к некоторым иным договорам рассматриваемой группы независимо от специфики работы и результата, т.е. нормы, обусловленные родовой направленностью как таковой. Базовый характер подряда закреплен в ГК. В гл. 38 ГК, посвященной выполнению научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, предусмотрена возможность применения к ним норм о подряде (ст. 770, 778 ГК). В ст. 783 ГК сказано, что к договору возмездного оказания услуг применяются правила о подряде, если это не противоречит нормам о возмездном оказании услуг и особенностям его предмета.
Кроме того, родовую направленность подряда необходимо учитывать для отграничения его от обязательств, имеющих иную родовую направленность. В частности, именно данный признак позволяет отграничить договор подряда, предусматривающий передачу права собственности на результат работы, от купли-продажи и других договоров, направленных на передачу имущества в собственность. И купля-продажа, и указанная разновидность подряда имеют одинаковую конечную цель - передачу имущества в собственность контрагенту. Однако для участников подрядных отношений недостаточно просто передачи имущества в собственность, как это происходит при купле-продаже. В сфере их экономических интересов оказывается процесс изготовления имущества и осуществление контроля за этим процессом.
Между АО и крестьянским фермерским хозяйством был заключен договор, согласно которому АО обязалось поставить хозяйству семенной картофель, а хозяйство - вырастить из него товарный картофель и передать его АО из расчета пять тонн товарного картофеля за каждую тонну полученного семенного картофеля. Как квалифицировать данное правоотношение: как мену или как подряд?
Заключенный договор мог быть квалифицирован как мена лишь в том случае, если обязанность АО по передаче семенного картофеля и обязанность хозяйства по передаче товарного картофеля представляли собой два встречных обязательства купли-продажи. В данном случае отсутствуют два встречных обязательства купли-продажи, поскольку передача семенного картофеля не является тем действием, которое направлено на отчуждение товара с целью получения за этот товар денежного или иного имущественного эквивалента.
В то же время из заключенного договора усматривается, что для сторон имела значение не только сама передача товарного картофеля, но и процесс его выращивания из сырья, переданного заказчиком. Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что в данном случае был заключен договор подряда.
В то же время при анализе соотношения договоров подряда и купли-продажи необходимо учитывать следующее.
Подрядные правоотношения разнообразны. Они могут приводить к созданию новой вещи, а могут сводиться только к изменениям, вносимым в существующие предметы. Договор подряда, направленный на создание новой вещи, может предусматривать передачу права собственности на эту вещь заказчику. Подобное подрядное правоотношение схоже с договором купли-продажи. Это сходство выражается в наличии в обоих договорах одинаковой конечной цели - передачи определенной экономической ценности в собственность контрагенту (покупателю или заказчику).
Является ли наличие в таком подрядном правоотношении направленности, характерной для купли-продажи, основанием для применения к нему норм института купли-продажи? Если да, то существуют ли критерии, позволяющие установить рамки, в которых эти нормы могут применяться?
Прежде всего, следует отметить, что наличие в договоре подряда, предусматривающем передачу результата работы в собственность заказчику, наряду с сугубо подрядной направленностью также направленности, характерной для купли-продажи, является основой для унификации правовых норм, отражающих передачу имущества в собственность. Данная унификация возможна постольку, поскольку ей не препятствует "родная" направленность подрядного обязательства.
Анализ гл. 30 и 37 ГК показывает, что указанная унификация законодателем проведена. Так, различия между ст. 469 и 721 ГК, регламентирующими качество товара и качество работы, весьма условны. Ряд норм ст. 477 и 724 ГК, касающихся сроков обнаружения недостатков переданного товара и ненадлежащего качества результата работы, почти дословно повторяют друг друга. Для исчисления гарантийного срока при подряде следует руководствоваться правилами, установленными применительно к купле-продаже.
В то же время, думается, возможности для унификации реализованы в ГК не в полной мере. Некоторые правила, отражающие отношения по передаче имущества в собственность контрагенту, на которые не влияет специфическая направленность на выполнение работы, распространены в ГК только на один из договоров (либо куплю-продажу, либо подряд). В частности, в ст. 726 ГК предусмотрена обязанность подрядчика передать заказчику информацию, касающуюся использования предмета договора. Такая норма отсутствует в институте купли-продажи. Полагаем, что данное правило касается любого договора по передаче имущества, в ней нет подрядной специфики.
Ряд норм, отражающих общие черты направленности купли-продажи и подряда, содержатся в гл. 30 ГК и отсутствуют в главе о подряде. Например, в п. 4 ст. 475 ГК предусмотрены последствия обнаружения недостатков в части товара. В главе о подряде такой нормы нет, хотя предоставление заказчику результата работы с частичными недостатками, может иметь место и в подрядном обязательстве, вследствие чего последствия подобного ненадлежащего выполнения договора подряда должны быть регламентированы. Аналогичный вывод можно сделать относительно нормы о сроке обнаружения недостатков комплектующего изделия (п. 3 ст. 477 и ст. 723 ГК). В ст. 465 и 466 ГК урегулированы вопросы о количестве товара и последствиях нарушения условия о количестве. Эти нормы отражают отношения по передаче экономического результата, общие для купли-продажи и подряда. Несмотря на это в гл. 37 ГК соответствующие статьи отсутствуют. То же самое можно сказать об имеющихся в главе о купле-продаже и отсутствующих в главе о подряде правилах ст. 478-480 ГК, которые регулируют комплектность товара и последствия нарушения условия о комплектности, а также ст. 481 и 482 ГК, регламентирующих условия о таре и упаковке и последствия передачи товара с нарушением этих условий.
Наконец, в ст. 491 ГК предусмотрено, что в случаях, когда согласно договору купли-продажи право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до оплаты товара или наступления иных обстоятельств, покупатель, по общему правилу, не вправе до перехода к нему права собственности распоряжаться этим товаром. Если в срок, предусмотренный договором, переданный товар не будет оплачен или не наступят иные обстоятельства, при которых право собственности переходит к покупателю, продавец вправе потребовать от покупателя возврата ему товара, если иное не предусмотрено договором. Данная норма предусматривает меры защиты интересов продавца, связанные с сохранением за ним права собственности на предмет договора. Подобные меры представляются целесообразными и в отношении подрядчика, являющегося собственником предмета договора. Специфика подрядного обязательства не препятствует распространению на него данной нормы. Однако в институте подряда подобное правило не предусмотрено.
Некоторые нормы, обусловленные одинаковой направленностью, законодатель изменил с учетом специфики подрядного обязательства. В ряде случаев это представляется спорным, поскольку специфика подряда не дает для того достаточных оснований. Как следствие, эффективность правового регулирования снижается.
Судебная практика чутко реагирует на подобные недоработки. На основании анализа судебных актов можно проследить, как законодательные конструкции, не имеющие внутренней логики и достаточного системного обоснования, отторгаются практикой. Например, в ст. 475 ГК предусмотрено, что в случае передачи продавцом покупателю товара ненадлежащего качества покупатель вправе, в частности, потребовать возмещения своих расходов на устранение недостатков товара. В то же время в п. 1 ст. 723 ГК, посвященной договору подряда, сказано, что заказчик вправе потребовать от подрядчика возмещения своих расходов на устранение недостатков лишь в том случае, если это прямо предусмотрено в договоре. Таким образом, по мнению законодателя, специфика подрядного обязательства препятствует безусловному применению к нему общего правила о возмещении расходов по исправлению предмета договора. Думается, что специфика подряда не противоречит правилу, содержащемуся в ст. 475 ГК. Лишение подрядчика права самостоятельно устранять недостатки в предмете подрядных работ и требовать возмещения понесенных расходов обедняет правовое регулирование подрядных правоотношений. При рассмотрении судебных споров, по которым заказчики предъявляют иски о возмещении понесенных ими расходов на исправление допущенных подрядчиками недостатков, суды, как правило, признают такие требования правомерными независимо от того, было ли право заказчика на самостоятельное исправление недостатков предусмотрено в договоре*(349).
Таким образом, наличие в подрядном обязательстве, предусматривающем передачу результата работы в собственность заказчику, наряду с сугубо подрядной направленностью также направленности, характерной для договора купли-продажи, является основанием для формулирования и применения к данным правоотношениям унифицированных правовых норм.
При этом важно учитывать методологический момент, существенный для процесса унификации. Как отмечалось выше, передача имущества в собственность контрагенту имеет место не во всех подрядных правоотношениях. Поэтому в законе должен быть механизм, с одной стороны, позволяющий применять унифицированные нормы, регламентирующие передачу имущества в собственность, к договорам подряда, предусматривающим переход права собственности на результат работы, и, с другой стороны, исключающий их применение к остальным подрядным правоотношениям. Не следует необоснованно упрощать правовое регулирование как путем игнорирования унификации, так и путем излишней унификации (распространения общих норм на правоотношения, в которых отсутствует признак, обусловивший данные нормы).
1.1.3. Специфика подряда, отличающая его от остальных обязательств рассматриваемой группы, выражается в том, что целью подрядной работы является достижение результата, отделимого от самой работы. Договор подряда заключается по поводу не собственно работ, а работ и их результата. Работа не является здесь самостоятельным предметом договора. Поэтому законодатель исходит из принципа: нет результата - нет и права на встречное удовлетворение. В ГК прямо говорится о передаче результата работ, а это предполагает отделимость результата от самой работы. Отсюда следует, что договор подряда не может считаться исполненным, если работа выполнена, а результат (хотя бы частичный) не достигнут. Поскольку при подряде заказчик оплачивает именно результат, а не работу как таковую, риск случая лежит на подрядчике*(350).
В дореволюционной литературе о значении данной специфики как нормообразующего фактора, необходимого и достаточного для выделения договора подряда в качестве самостоятельного договорного типа, писал, в частности, Г.Ф. Шершеневич*(351).
В действующем ГК специфика направленности подрядных отношений выражена четко и последовательно. Прежде всего, она предопределила особенности правовой регламентации содержания договора: ГК урегулировал права и обязанности сторон, связанные не только с передачей результата работы заказчику, но и с процессом ее выполнения. Направленность подрядного обязательства на выполнение работы обусловила особые условия и порядок расторжения договора. Так, в ст. 717 ГК говорится о том, что, по общему правилу, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены, пропорциональную выполненной работе, и возместив ему убытки, причиненные прекращением договора, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу. Именно значимость для сторон процесса работы, продолжающегося во времени, может послужить основой для возникновения такой ситуации, при которой экономическая целесообразность требует прекращения договорных отношений на условиях, оговоренных в ст. 717 ГК. То же самое можно сказать о ст. 729 ГК, предоставляющей заказчику право в случае досрочного прекращения договора требовать передачи ему результата незавершенной работы с компенсацией подрядчику произведенных затрат. Специфика направленности подрядного правоотношения отразилась и на других правовых элементах данного обязательства.
Кроме того, специфика направленности на выполнение работы влияет на регламентацию передачи ее результата в собственность заказчику, т.е. на регулирование той части правоотношения, которая является общей с куплей-продажей. Например, в п. 2 ст. 475 ГК предусмотрено право покупателя потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору. Для договора подряда подобная мера защиты прав заказчика неприемлема в силу того, что по договору подряда производится не просто передача товара заказчику, но, в первую очередь, его изготовление. Поэтому не случайно в ст. 723 ГК, регламентирующей ответственность подрядчика за ненадлежащее качество работы, такая мера защиты не предусмотрена.
Правильное понимание особенностей подрядных отношений позволяет четко отграничивать их от иных обязательств, имеющих ту же родовую направленность, в частности, от договоров возмездного оказания услуг.
Наглядно это можно проиллюстрировать на примере обязательства, предусматривающего проведение работ по капитальному ремонту. В юридической литературе высказывалось мнение о том, что ремонт как таковой находится за пределами подряда*(352). Так, М.И. Брагинский писал: "В принципе указанные отношения (по капитальному ремонту зданий и сооружений. - Ю.Р.) не соответствуют определению договора подряда, которое приводилось выше: при ремонте отсутствует материальный результат и нет отделимого от работы объекта, который передается заказчику (имеется в виду, что в подобном случае возвращается переданный ранее заказчику предмет). Однако законодатель учел близость этих отношений к подряду. Соответственно предусмотрено (п. 2 ст. 740 ГК), что к отношениям по капитальному ремонту зданий и сооружений применяются правила о договоре строительного подряда, если иное не предусмотрено в договоре. Разумеется, стороны вправе предусмотреть в договоре о капитальном ремонте зданий и сооружений и иное: на их отношения будут распространяться нормы договора об оказании услуг... Вывод законодателя - к договору на выполнение ремонтных работ предполагается применение норм о подряде - относится только к капитальному ремонту, и только к зданию и сооружению. По этой причине если окажется, что предметом договора служит текущий ремонт, то суд применит нормы договора о возмездном оказании услуг, если иное не будет согласовано сторонами... Отмеченное решение вопроса в ГК не исключает общего вывода о том, что ремонт как таковой находится за пределами подряда"*(353).
Однако если анализировать данный договор с точки зрения наличия результата, отделимого от процесса выполнения работы, то станет очевидным, что результат работы по капитальному ремонту отделим от самой работы. Это выражается в том, что он реально существует отдельно от работы и в любой момент до окончания ремонта можно определить, какая часть договорных работ выполнена. Именно поэтому специфика отношений по капитальному ремонту в большей степени отражается подрядными нормами и квалифицировать данные отношения необходимо как договор подряда. То обстоятельство, что при капитальном ремонте заказчику возвращается ранее переданный им предмет, не должно, как нам кажется, иметь определяющего значения для разграничения договоров подряда и возмездного оказания услуг, поскольку главный квалифицирующий признак договора подряда выражается в отделимости результата от работы.
Если же говорить о п. 2 ст. 740 ГК, предусматривающем возможность применения правил о договоре строительного подряда к работам по капитальному ремонту зданий и сооружений только в случае, если иное не предусмотрено договором, то необходимо учитывать следующее.
Во-первых, возможно толкование данной нормы в другом смысле. Стороны вправе предусмотреть в договоре о капитальном ремонте, что нормы о строительном подряде к нему не применяются. Однако это будет означать не то, что данный договор является обязательством возмездного оказания услуг и к нему должны применяться правила о возмездном оказании услуг, а то, что к отношениям по капитальному ремонту, подрядным по существу, необходимо применять лишь общие положения о подряде.
Во-вторых, полагаем, что предоставление сторонам права квалифицировать договор по капитальному ремонту зданий и сооружений в противоречии с имеющимися в нем системными признаками основано на расширительном применении принципа свободы договора в ущерб другому, не менее важному принципу построения системы гражданских договоров, заключающемуся в том, что квалификация обязательства должна обеспечивать возможность применения к нему норм, обусловленных теми признаками, которые имеются в этом обязательстве.
1.1.4. Договор подряда определен законодателем как возмездное обязательство. Это означает, что нормы института подряда, отражающие направленность на выполнение работы с целью достижения отделимого от нее результата, либо формулируются в "привязке" к возмездности правоотношения, либо не зависят от возмездности (безвозмездности) правоотношения.
Согласно ГК обязательство, направленное на выполнение работы с целью достижения отделимого от нее результата, может быть только возмездным. Однако судебная практика свидетельствует о том, что в реальной жизни подчас возникают правоотношения, в которых одно лицо безвозмездно выполняет подрядные работы для другого. Такие обязательства связывают людей, имеющих между собой близкие, лично-доверительные отношения. Признавать данные безвозмездные договоры недействительными нельзя, так как по существу в них нет ничего противозаконного. Возникает лишь вопрос о том, какими нормами они должны регламентироваться. Ввиду того, что договор "безвозмездного подряда" имеет ту же направленность, что и обычный подряд, правовая база гл. 37 ГК в наибольшей степени пригодна для его регулирования. Однако в связи с тем, что законодатель сформулировал подряд как исключительно возмездное обязательство, возникает вопрос: какие нормы гл. 37 ГК не зависят от возмездности правоотношения и потому могут применяться для регулирования "безвозмездного подряда", а какие отражают возмездное выполнение работ и потому должны быть скорректированы с учетом безвозмездной специфики?
К примеру, ст. 704 ГК, предписывающая выполнение работы иждивением подрядчика, обусловлена возмездным характером договора. То же самое можно сказать о предусмотренных в ст. 708 и 715 ГК правах заказчика в процессе выполнения работы и о некоторых других нормах. Такие правила могут применяться только к возмездным подрядным обязательствам.
В то же время ряд статей ГК (в частности, 716, 718, 724, 725) регламентируют отношения по подрядным работам безотносительно к возмездности или безвозмездности их выполнения. Поэтому они применимы для регулирования отношений по безвозмездным работам.
В целом следует отметить, что выделение в рамках института подряда норм, применимых к безвозмездным правоотношениям той же направленности, представляет собой сложную задачу. Ее решение на правоприменительной стадии чревато ошибками и, следовательно, малоэффективно. Поэтому представляется, что более правильным было бы формирование института "безвозмездного подряда" на законодательном уровне.
1.1.5. Подрядные отношения разнообразны. Они могут быть обычными, не осложненными иными нормообразующими свойствами. В то же время договор подряда может иметь дополнительные особенности, требующие законодательного закрепления. Несмотря на то, что регламентация каждого вида подряда, выделенного законодателем, обладает спецификой, обусловленной тем или иным вторичным системным фактором, все они имеют общую правовую базу, предопределенную одинаковой направленностью на выполнение работы с целью достижения отделимого от нее результата.
В _ 1 гл. 37 ГК выделены общие положения о подряде, которые в силу своего унифицированного значения применимы не только к простейшему подряду, но и к отдельным его видам. Согласно п. 2 ст. 702 ГК к отдельным видам договора подряда (бытовой подряд, строительный подряд, подряд на выполнение проектных и изыскательских работ, подрядные работы для государственных нужд) общие положения о подряде применяются, если иное не установлено правилами об этих видах договоров. Кроме того, в нормах, посвященных конкретным видам подряда, содержатся многочисленные отсылки к общим положениям.
Важно иметь в виду, что вторичные особенности, обусловившие выделение конкретных видов договора подряда, лишь уточняют правовое регулирование, обусловленное общей направленностью на выполнение работы с целью достижения отделимого от нее результата.
Несмотря на то, что законодатель уделил большое внимание регламентации отдельных видов договора подряда, правоприменительная практика свидетельствует о том, что не все вторичные особенности подрядных правоотношений нашли отражение в ГК.
К примеру, специфика, обусловившая необходимость выделения контрактации как вида договора купли-продажи (субъектный состав и предмет договора), может существовать и в подрядном обязательстве. В обоих договорных типах она является фактором, требующим формирования специальных положений. Однако в институте подряда соответствующий вид обязательства не предусмотрен.
Другая проблема связана со встречным договором долевого участия в строительстве. Если квалифицировать его как договор подряда, то возникает вопрос: является ли он обычным подрядным обязательством, которое может эффективно регулироваться общими подрядными нормами или его необходимо рассматривать как вид договора подряда?
Ответ на данный вопрос зависит от того, имеются ли в рассматриваемом правоотношении признаки, требующие особой правовой регламентации в дополнение и во изменение того регулирования, которое дает институт подряда. Если такие признаки имеются, то можно говорить о необходимости формирования договора долевого участия в строительстве как вида подрядного обязательства со своей специфической нормативно-правовой базой. При этом должен быть установлен правовой механизм, предусматривающий применение к нему наряду со специальными нормами также и общих подрядных правил, не противоречащих специфике долевого участия.
Бесспорно то, что встречные отношения долевого участия специфичны. Причем некоторые особенности обращают на себя особое внимание. В частности, в правоотношении долевого участия создание договорного предмета (помещений, подлежащих передаче дольщику) неразрывно связано со строительством здания в целом. Заказчик (контрагент дольщика в договоре долевого участия) не строит отдельно помещений для дольщика. Он строит здание, частью которого эти помещения являются.
Однако требуют ли особенности отношений долевого участия в строительстве специфического правового регулирования и если требуют, то в чем оно должно выражаться, - проблема, заслуживающая самостоятельного углубленного анализа.
1.2. Договор бытового подряда
1.2.1. В ст. 730 ГК бытовой подряд определен как договор, по которому подрядчик, осуществляющий соответствующую предпринимательскую деятельность, обязуется выполнить по заданию гражданина определенную работу, предназначенную удовлетворять бытовые или другие личные потребности заказчика, а заказчик обязуется принять и оплатить работу. Данному договору посвящен _ 2 гл. 37 ГК.
Бытовой подряд сформулирован в ГК как вид договора подряда. Это означает, что он, во-первых, характеризуется родовыми признаками подряда как типа договора и, во-вторых, имеет отличительные качества, обусловившие специфическое правовое регулирование.
1.2.2. Бытовой подряд, как и любой другой вид договора подряда, направлен на возмездное выполнение работы с целью получения отделимого от нее результата. Несмотря на то что в легальном определении бытового подряда говорится о выполнении работы и не указывается на передачу результата работы заказчику, необходимо иметь в виду, что главная особенность подряда (отделимость работы от результата) присуща и данному виду подрядного обязательства. Подтверждением этого является то, что завершение работы связывается именно с передачей ее результата. Прямое указание об этом содержится, в частности, в ст. 737 и 738 ГК (первая возлагает на подрядчика ответственность за недостатки "результата работы", а вторая посвящена ответственности заказчика, не явившегося "за результатом работы")*(354).
Данные родовые признаки позволяют применять к бытовому подряду большое количество общих положений о подряде, отражающих указанную направленность. Разместив институт бытового подряда в _ 2 гл. 37 ГК, законодатель указал в п. 2 ст. 702 ГК, что общие положения о подряде применяются к бытовому подряду, если иное не предусмотрено специальными правилами о нем.
1.2.3. Какие отличительные признаки бытового подряда потребовали выделения его в качестве самостоятельного вида договора подряда со специальной нормативно-правовой базой? Квалифицирующим признаком бытового подряда, обусловившим необходимость особой правовой регламентации, является экономическое неравенство его участников. Понимание того, что именно экономическое неравенство является системным признаком бытового подряда, позволяет уяснить смысл и цели правового регулирования рассматриваемого договорного института.
Экономическое неравенство может обусловливаться различными субъектными особенностями обязательства. В подрядных отношениях экономическое неравенство, требующее правового реагирования, обнаруживается в тех случаях, когда на стороне подрядчика выступает предприниматель, специализирующийся на выполнении определенной работы, а на стороне заказчика - гражданин, заказывающий работу, предназначенную удовлетворять его бытовые или другие личные потребности.
Таким образом, в качестве договора бытового подряда должны квалифицироваться лишь такие правоотношения, в которых одновременно участвуют профессиональный подрядчик и заказчик-гражданин, приобретающий товар с потребительской целью. Именно данный субъектный состав порождает экономическое неравенство, отраженное нормами о бытовом подряде. Устранение любого из этих признаков лишает договор подряда рассматриваемой специфики и, соответственно, исключает применение к нему данных норм. Так, не будет считаться бытовым подрядом обязательство, в котором на стороне заказчика выступает юридическое лицо, независимо от того, с какой целью оно вступает в правоотношение (потребительской или предпринимательской). Точно так же не является бытовым подрядом договор с участием заказчика-гражданина, действующего с предпринимательской целью.
Несмотря на то что конструкция ГК четко определяет квалифицирующие признаки бытового подряда, на наш взгляд, заслуживает внимания вопрос о том, действительно ли экономическое неравенство, требующее создания специального регулирования, существует в подрядном обязательстве лишь с указанным субъектным составом. В частности, требует тщательного анализа довод о том, что в тех случаях, когда на стороне заказчика выступает юридическое лицо, заказывающее работу профессиональному подрядчику не в предпринимательских целях, также имеется экономическое неравенство, нуждающееся в правовом нивелировании. Тем более, что подобный (более широкий) субъектный состав принят законодателем за основу при формировании института розничной купли-продажи.
Правовая база бытового подряда отражает указанную специфику. В связи с этим некоторые нормы общих положений о подряде воспроизводятся в параграфе, посвященном бытовому подряду, с определенными отличиями, усиливающими защиту интересов потребителя. К примеру, и в первом, и во втором параграфах главы о подряде предусмотрено право заказчика отказаться от договора. Однако в то время как общая норма о подряде признает за заказчиком данное право, если иное не предусмотрено договором (ст. 717 ГК), в отношении бытового подряда действует правило, согласно которому условия договора, лишающие заказчика права отказаться от исполнения договора, признаются ничтожными (п. 2 ст. 731 ГК).
Правовая база бытового подряда существенно дополняется законодательством о защите прав потребителей. В п. 3 ст. 730 ГК сказано, что к отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным ГК, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними. Среди подзаконных актов необходимо отметить Правила бытового обслуживания населения в Российской Федерации, утвержденные Правительством РФ 15 августа 1997 г.*(355)
1.2.4. В аспекте соотношения признаков экономического неравенства и направленности нормы, отражающие специфику отношений бытового подряда, можно условно разделить на три вида:
1) унифицированные положения, отражающие признак экономического неравенства независимо от направленности обязательства и применимые в связи с этим к бытовому подряду в силу их унифицированного значения (например, п. 2 ст. 400, ст. 739 ГК);
2) нормы, регламентирующие одинаковые правовые элементы, влияющие на устранение экономического неравенства в договорах различной направленности, однако с учетом подрядной направленности бытового подряда (к примеру, ст. 732 ГК);
3) правила, отражающие экономическое неравенство сторон исключительно в контексте бытового подряда (ст. 733, 734 ГК).
1.2.5. В п. 2 ст. 730 ГК сказано, что договор бытового подряда является публичным договором. Это означает, что ему свойствен специфический правовой режим заключения договора, обусловленный определенной степенью экономического неравенства его участников. Как отмечалось, уровень экономического неравенства контрагентов, необходимый и достаточный для подчинения обязательства режиму публичного договора, определяется законодателем с учетом различных факторов. Для бытового подряда таковым является экономическое неравенство, существующее в отношениях между профессиональным подрядчиком и гражданином-потребителем.
В ст. 426 ГК сформулированы унифицированные нормы о публичном договоре, применимые к любым публичным договорам, в том числе и к бытовому подряду. Однако в связи с тем, что в ст. 426 ГК сформулированы лишь такие положения, которые не зависят от направленности обязательства, унифицированные нормы о публичном договоре конкретизированы в институте бытового подряда с учетом его направленности. Так, в _ 2 гл. 37 ГК предусмотрена обязанность подрядчика не навязывать заказчику включения в договор дополнительных работ и, соответственно, право заказчика отказаться от их оплаты.
1.3. Договор строительного подряда
1.3.1. Согласно ст. 740 ГК по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену. Договор строительного подряда заключается на строительство или реконструкцию предприятия, здания (в том числе жилого дома), сооружения или иного объекта, а также на выполнение монтажных, пусконаладочных и иных неразрывно связанных со строящимся объектом работ. Правила о строительном подряде применяются также к работам по капитальному ремонту зданий и сооружений (если иное не предусмотрено договором).
Строительный подряд сформулирован в ГК как вид договора подряда. Это означает, что он, во-первых, характеризуется родовыми признаками подряда как типа договора и, во-вторых, имеет отличительные качества, обусловившие специфическое правовое регулирование.
1.3.2. Строительный подряд, как и любой другой вид договора подряда, направлен на возмездное выполнение работ с целью получения отделимого от них результата. Данные родовые признаки позволяют применять к строительному подряду большое количество общих положений о подряде, отражающих указанную направленность. Разместив институт строительного подряда в _ 3 гл. 37 ГК, законодатель указал в п. 2 ст. 702 ГК, что общие положения о подряде применяются к строительному подряду, если иное не предусмотрено специальными правилами о нем.
1.3.3. Какие отличительные признаки строительного подряда потребовали выделения его как самостоятельного вида договора подряда?
В тех случаях, когда предметом обязательства является выполнение работ по строительству, реконструкции здания, сооружения или иного объекта, монтажных, пусконаладочных и иных работ, неразрывно связанных со строящимся объектом, а также работ по капитальному ремонту зданий, требуется особое юридическое регулирование таких отношений. Специфика указанных работ, обусловливающая специальную правовую регламентацию, выражается в том, что они направлены на создание или обновление зданий (сооружений), представляющих собой особо значимый вид имущества. Работы, связанные с созданием или обновлением указанных объектов, естественно, характеризуются повышенной значимостью и сложностью. Кроме того, эти работы производятся на объектах, неразрывно связанных с землей. Иными словами, квалифицирующими признаками строительного подряда являются:
1) выполнение работ на объекте, неразрывно связанном с землей;
2) сложность и значимость выполняемых работ, влияющая на прочность и нормальное функционирование здания (сооружения).
Положения _ 3 гл. 37 ГК отражают либо первый, либо второй из указанных признаков.
1.3.4. Правильное понимание квалифицирующих признаков договора строительного подряда позволяет определить круг обязательств, подпадающих под регламентацию норм _ 3 гл. 37 ГК, и отграничить их от правоотношений, не являющихся по своей природе строительным подрядом.
В связи с этим обратимся еще раз к договору капитального ремонта зданий (сооружений).
При квалификации данных отношений необходимо ответить на два вопроса: во-первых, к какому типу обязательств - подряду или возмездному оказанию услуг - они принадлежат; во-вторых, имеют ли они отличительные признаки строительного подряда.
Выше уже отмечалось, что работы по капитальному ремонту направлены на достижение результата, отделимого от самой работы. Поэтому они относятся к договору подряда, а не возмездного оказания услуг.
При ответе на второй вопрос следует принимать во внимание то, что указанные работы характеризуются сложностью, значимостью и непосредственно влияют на прочность и нормальное функционирование здания и сооружения. То есть они имеют квалифицирующие черты строительного подряда. Ввиду того, что работы по капитальному ремонту характеризуются признаками, обусловившими выделение института строительного подряда, квалификация их как строительного подряда позволяет обеспечить наиболее эффективное правовое регулирование. Это подтверждается тем, что в ст. 740 ГК предусмотрено общее правило о квалификации рассматриваемых отношений в качестве договора строительного подряда.
Отношения по текущему ремонту зданий и сооружений (побелка, покраска и т.д.), напротив, к строительному подряду не относятся. Несмотря на то что они связаны с выполнением работ на объекте, неразрывно связанном с землей, в них отсутствует другой обязательный для строительного подряда признак: значимость и сложность выполняемых работ, влияющие на прочность и нормальное функционирования здания (сооружения).
1.3.5. Поскольку правовая база строительного подряда обусловлена привязанностью выполняемых работ к зданию (сооружению), возникает вопрос: могут ли особенности зданий и сооружений служить основой для унификации правовых норм, регламентирующих продажу недвижимости и строительный подряд? Иначе говоря, существуют ли наряду со специальным регулированием, привязанным к подрядной направленности, унифицированные нормы, отражающие указанную предметную особенность, на которые не влияет направленность договора?
Представляется, что такая унификация возможна. Более того, она в некоторой степени реализована в ГК. Так, согласно п. 1 ст. 555 ГК при отсутствии в договоре согласованного сторонами условия о цене недвижимости договор ее продажи считается незаключенным; при этом правила определения цены, предусмотренные п. 3 ст. 424 ГК, не применяются. В ст. 743 ГК законодатель определил, что выполнение работ строительного подряда должно осуществляться на основании сметы, определяющей цену работ. По смыслу данной нормы, цена в договоре строительного подряда (в отличие от обычного подряда - п. 1 ст. 709 ГК) является существенным условием договора.
Следует, правда, отметить, что на практике не во всех случаях цена признается существенным условием договора строительного подряда. И если оценивать судебные акты с точки зрения их соответствия реально существующим общественным отношениям, то необходимо признать, что отсутствие согласованной цены в договоре строительного подряда можно без ущерба для сторон восполнить применением ст. 424 ГК.
Так, между генподрядчиком и субподрядчиком был заключен договор строительного подряда, в соответствии с которым субподрядчик обязался выполнить определенный объем строительных работ, а генподрядчик - оплатить их по договорной цене. В договоре стороны предусмотрели, что договорная цена формируется на основе базисного уровня сметной стоимости с учетом удорожающего коэффициента к ценам 1991 г. При этом удорожающий коэффициент не является постоянным, а корректируется ежемесячно с учетом изменяющейся экономической ситуации. В дальнейшем между сторонами возник спор об оплате выполненных работ, поскольку возникли разногласия о размере коэффициента. Рассматривая дело по кассационной жалобе, арбитражный суд округа указал, что для определения стоимости выполненных работ в данном случае необходимо применить ст. 424 ГК*(356).
В то же время представляется, что возможности унификации реализованы в ГК не в полной мере. Заслуживает внимания вопрос о целесообразности унификации некоторых норм, отражающих специфику зданий и сооружений, на которые не влияют особенности направленности купли-продажи и подряда.
Например, ст. 550 ГК предусматривает, что договор продажи недвижимости должен заключаться в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами, и несоблюдение такой формы влечет недействительность договора. Признаки, обусловившие данное правило, присутствуют и в строительном подряде. Однако прямого указания о заключении договора строительного подряда в указанной форме ГК не содержит.
В ст. 552 и 553 ГК отражена такая особенность зданий и сооружений, как их неразрывная связь с землей. Такой же спецификой характеризуются договоры строительного подряда, предусматривающие строительство зданий (сооружений) с целью их передачи заказчику. Думается, это является основанием для унификации указанных положений и распространения их на соответствующие виды строительного подряда.
1.3.6. Большое количество норм _ 3 гл. 37 ГК обусловлено такими признаками, как сложность и значимость выполняемых работ. При этом многие из этих правил не содержат строительной специфики как таковой. Это касается, в частности, норм о страховании объекта (ст. 742), о технической документации и смете и о внесении изменений в техническую документацию (ст. 743, 744), об обеспечении работ материалами и оборудованием (ст. 745), об особенностях сдачи и приемки работ (ст. 753) и ряда других положений. Они могли бы быть унифицированы с целью применения к любым подрядным работам, имеющим повышенную сложность и значимость. Однако законодательная конструкция института строительного подряда исключает такую возможность.
На наш взгляд, подобное формирование системы договоров подряда не в полной мере способствует их эффективному правовому регулированию. В результате того, что нормы строительного подряда неприменимы к сложным и значимым подрядным работам, не являющимся строительными, а в рамках общих положений о подряде и других подрядных институтов соответствующие правила не предусмотрены, создана ситуация, при которой нестроительные подрядные работы, характеризующиеся повышенной сложностью и значимостью, не имеют адекватного правового регулирования.
Например, работы по созданию и капитальному ремонту сложных объектов (воздушных, морских и речных судов, иных агрегатов и оборудования) порой представляют большую сложность и значимость, нежели работы, связанные со зданиями и сооружениями. Однако правовая база, отражающая специфику указанных работ, в ГК не предусмотрена; законодательный механизм, позволяющий применять к ним нормы о строительном подряде, также отсутствует.
Таким образом, в рамках подрядного института следовало бы выделить специальный вид договора подряда, основанный на системном признаке особой значимости и сложности выполняемых работ (независимо от иной их специфики), и сформулировать для него унифицированные нормы, отражающие указанный признак как таковой. Что касается института строительного подряда, то он наряду с этими унифицированными правилами должен включать также нормы, отражающие сугубо строительную специфику.
1.3.7. В случае, когда по договору строительного подряда выполняются работы для удовлетворения бытовых или других личных потребностей гражданина, к такому договору применяются правила о правах заказчика по договору бытового подряда (п. 3 ст. 740 ГК). При толковании данной нормы необходимо иметь в виду следующее.
Во-первых, специфика отношений строительного подряда не противоречит специфике бытового подряда. Первые имеют особенности предметные, а вторые - субъектные. Поэтому признаки, обусловившие выделение указанных видов договора подряда, могут соединяться в одном правоотношении и к такому сложному обязательству должны применяться в совокупности нормы о строительном и бытовом подряде.
Данное правоотношение по существу представляет собой смешанный договор. Поэтому если бы даже ГК не предусматривал правила, содержащегося в п. 3 ст. 740 ГК, нормы о строительном и бытовом подряде подлежали бы совокупному применению к рассматриваемому смешанному договору на основании п. 3 ст. 421 ГК. В связи с этим спорным представляется высказанное в юридической литературе мнение о том, что когда по договору строительного подряда выполняются работы для удовлетворения бытовых или других личных потребностей гражданина (заказчика), на такие отношения нормы строительного подряда могут распространяться только в порядке аналогии закона, а значит, лишь субсидиарно*(357).
На первый взгляд может показаться, что норма п. 3 ст. 740 ГК не в полной мере соответствует квалифицирующим признакам бытового подряда: в ней указывается только на участие в обязательстве заказчика-гражданина, заказывающего строительные работы для потребительских целей, и ничего не говорится о специфике подрядчика, в то время как для бытового подряда согласно ст. 730 ГК требуется наличие двух субъектных факторов - гражданина-потребителя на стороне заказчика и подрядчика-профессионала. Однако противоречия здесь нет. Специфика строительного подряда такова, что в нем на стороне подрядчика может участвовать только лицо, специализирующееся на выполнении строительных работ. Поэтому наличие профессионального подрядчика в договоре строительного подряда подразумевается само собой.
Во-вторых, в том случае, когда в одном правоотношении соединяются сочетаемые между собой системные признаки, возникает вопрос о порядке взаимодействия и совокупного применения норм, обусловленных этими признаками. Пункт 3 ст. 740 ГК решил эту задачу. В нем сказано, что к отношениям строительного подряда, в которых на стороне заказчика выступает гражданин-потребитель, применяются лишь те нормы бытового подряда, которые касаются прав заказчика по договору бытового подряда. Главную роль в регулировании подобных обязательств ГК отводит институту строительного подряда.
1.4. Договор подряда на выполнение проектных и изыскательских работ
1.4.1. По договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик (проектировщик, изыскатель) обязуется по заданию заказчика разработать техническую документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить результат (ст. 758 ГК).
Подряд на выполнение проектных и изыскательских работ сформулирован в ГК как вид договора подряда. Это означает, что он, во-первых, характеризуется родовыми признаками подряда как типа договора и, во-вторых, имеет отличительные качества, обусловившие специфическое правовое регулирование.
1.4.2. Подряд на выполнение проектных и изыскательских работ, как и любой другой вид договора подряда, направлен на возмездное выполнение работ с целью получения отделимого от них результата. "Как и все иные подрядные договоры, договор на выполнение проектных и изыскательских работ имеет собственный материальный объект: им служит результат работы, который выражается в технической документации и полученных в результате проведенных изысканий данных"*(358).
Эти родовые признаки позволяют применять к рассматриваемому договору общие положения о подряде, отражающие указанную направленность. Разместив институт подряда на выполнение проектных и изыскательских работ в _ 4 гл. 37 ГК, законодатель указал в п. 2 ст. 702 ГК, что общие положения о подряде применяются к подряду на выполнение проектных и изыскательских работ, если иное не предусмотрено специальными правилами о нем.
1.4.3. Какие отличительные признаки подряда на выполнение проектных и изыскательских работ потребовали выделения его как самостоятельного вида договора подряда?
Особенности правового регулирования рассматриваемого обязательства обусловлены спецификой работы (проектные и изыскательские работы отличаются от всех прочих видов подрядных работ) и ее результата (он выражается в разработанной технической документации и прочих специальных документах).
В частности, одна из особенностей проектных и изыскательских работ состоит в том, что их результат имеет промежуточное значение. Имеется в виду, что конечный результат будет достигнут в процессе исполнения другого договора - строительного подряда. С этим связано то, что окончательная оценка проектной и прочей технической документации может проявиться лишь в ходе строительства и последующей эксплуатации объекта, построенного в соответствии с проектом и с учетом проведенных изысканий*(359). От того, как выполнены проектные и изыскательские работы, во многом зависит достижение конечного результата. Промежуточный характер результата проектных и изыскательских работ обусловил необходимость формулирования специальных норм, устанавливающих ответственность проектировщика (изыскателя) за недостатки выполненной работы, выявившиеся в процессе строительства или эксплуатации уже построенного объекта (ст. 761 ГК).
Кроме того, специфика предмета данного договора выражается в том, что техническая документация может тиражироваться и перепродаваться как заказчиком, так и подрядчиком. Вместе с тем, поскольку она выполняется для конкретного заказчика и оплачивается им, требуются специальные правила, регламентирующие данный аспект рассматриваемых правоотношений (п. 1 ст. 760 ГК).
1.4.4. На какие проектные и изыскательские работы распространяются нормы рассматриваемого договорного института: на любые или только на работы, связанные со строительством?
В юридической литературе высказывалось мнение о том, что в гражданском праве под проектом всегда имелась в виду техническая документация, созданная именно для строительства. В такой же мере это относится и к изыскательским работам, которые имеют целью обеспечить технико-экономическое обоснование строительства объекта, определяя, что и где следует строить. И хотя легальное определение рассматриваемого договора не упоминает о том, что сферой применения данного договора является строительство, редакция отдельных статей соответствующего параграфа ГК позволяет сделать вывод о том, что речь идет о проектировании именно в сфере строительства*(360).
Данный вопрос можно проанализировать в двух аспектах. Первый: какую специфику проектных и изыскательских работ (строительную или общую) отражают нормы рассматриваемого договорного института. Второй: соответствует ли правовая база договора подряда на выполнение проектных и изыскательских работ объективно существующим признакам данных отношений, требующим законодательного отражения.
Если анализировать действующее законодательство, то можно заметить, что практически все нормы _ 4 гл. 37 ГК отражают специфику проектных и изыскательских работ независимо от того, в какой сфере они выполняются. Особенности данных работ в области строительства никак не отражены в ГК. Поэтому правила рассматриваемого договорного института необходимо применять к любым обязательствам, предусматривающим выполнение изыскательских работ и разработку технической документации. Тем более, что основу для этого дает легальное определение данного договора, не содержащее указания на строительную специфику.
Что касается вопроса о соответствии действующего ГК объективным признакам рассматриваемых правоотношений, то необходимо иметь в виду следующее. На наш взгляд, особенности проектных и изыскательских работ как таковых являются основой для выработки унифицированного правового регулирования, применимого к любым отношениям по поводу таких работ. Наличие унифицированных норм является достаточным основанием для формирования общего института подряда на выполнение проектных и изыскательских работ. Возможно, данные работы в области строительства обладают спецификой, требующей правового закрепления. Однако она вторична и соотносится с родовыми признаками проектных и изыскательских работ как частное с общим, а следовательно, может быть лишь критерием для выделения этих работ в области строительства в качестве вида проектных и изыскательских работ как таковых.
1.4.5. Ввиду того что проектные и изыскательские работы могут выполняться в строительной сфере, возникает вопрос о соотношении рассматриваемого договорного института с договором строительного подряда.
Ранее в юридической литературе высказывалось мнение о том, что договор на выполнение проектно-изыскательских работ является простой разновидностью подряда на капитальное строительство. Однако в настоящее время практически все авторы исходят из самостоятельности договора подряда на выполнение проектных и изыскательских работ*(361). Такое понимание места данного обязательства в системе подрядных договоров в полной мере соответствует принципам ее построения. В основе выделения строительного подряда и подряда на выполнение проектных и изыскательских работ лежат исключающие друг друга нормообразующие признаки. Строительные работы, с одной стороны, и проектные и изыскательские работы (пусть даже в области строительства), с другой стороны, - явления, обладающие совершенно различными свойствами, и потому требующие принципиально различной регламентации. Не случайно законодатель, закрепляя независимость и самостоятельность данных договоров, развел их по разным параграфам гл. 37 ГК.
1.5. Государственный контракт на выполнение подрядных работ для государственных нужд
1.5.1. Согласно ст. 763 ГК по государственному контракту на выполнение работ для государственных нужд (далее - государственный контракт) подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и изыскательские работы, предназначенные для удовлетворения потребностей Российской Федерации или субъекта Российской Федерации и финансируемые за счет средств соответствующих бюджетов и внебюджетных источников, и передать их государственному заказчику, а государственный заказчик обязуется принять выполненные работы и оплатить их или обеспечить их оплату.
Государственный контракт, как любой другой вид гражданского договора, имеет родовые признаки, обусловливающие применение общих положений о типе договора, к которому он принадлежит, и специфические черты, предопределяющие особое правовое регулирование.
1.5.2. Определяя родовую принадлежность государственного контракта, необходимо учитывать следующее.
Формально он определен в ГК как вид договора подряда. Это следует из легального определения государственного контракта, а также из того, что нормы о нем размещены в _ 5 гл. 37 ГК, посвященной подряду. Однако по существу данное обязательство является видовым по отношению не только к подряду, но и к некоторым другим типам договоров: договорам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ и договору возмездного оказания услуг. Это объясняется тем, что нормы, отражающие специфику государственного контракта, имеют унифицированное значение и не зависят от особенностей перечисленных обязательств.
Поэтому родовые признаки конкретного государственного контракта определяются тем, в контексте какого правоотношения (подряда, возмездного оказания услуг и т.д.) он существует. Так, если государственный контракт заключается на выполнение подрядных работ, его следует признавать видом договора подряда и применять к нему общие положения о подряде в части, не противоречащей специфике государственного контракта (п. 2 ст. 702 ГК). Если государственный контракт заключается на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, то в силу наличия в нем родовых признаков данного договора к нему должны применяться нормы гл. 38 ГК в части, не противоречащей специфике государственного контракта (ст. 778 ГК). Если государственный контракт заключен на возмездное оказание услуг, то в нем присутствуют родовые черты договора возмездного оказания услуг, нормы о котором подлежат субсидиарному применению к подобным обязательствам.
1.5.3. Теоретически системный признак, положенный в основу выделения государственного контракта, может присутствовать в любых подрядных правоотношениях (за исключением бытового подряда). Поэтому вопрос о том, на какие виды подряда может распространяться специальный правовой режим института государственного контракта, зависит исключительно от воли законодателя, от того, какие подрядные обязательства в конкретных экономических условиях он считает особо важными для государства и общества.
Согласно ГК (ст. 763) государственный контракт может заключаться лишь в отношении двух видов договора подряда: строительного подряда и подряда на выполнение проектных и изыскательских работ. Возможность заключения государственного контракта на обычные подрядные работы ГК не предусматривает. Поэтому государственный контракт, заключаемый в рамках подряда, необходимо рассматривать как разновидность строительного подряда или подряда на выполнение проектных и изыскательских работ (в зависимости от вида работ). В связи с этим правовое регулирование государственного контракта на выполнение подрядных работ, выстроенное от общего к специальному, может быть представлено следующим образом: общие положения о подряде, не противоречащие нормам о строительном подряде или подряде на выполнение проектных и изыскательских работ, - правила о строительном подряде или о подряде на выполнение проектных и изыскательских работ, не противоречащие специфике государственного контракта, - нормы института государственного контракта.
В юридической литературе было высказано мнение о том, что "в отличие от ст. 740 ГК предметом государственного контракта назван ограниченный круг отношений - строительство и проектирование для государственных нужд"*(362). То есть имеется в виду, что предметом договора подряда для государственных нужд могут быть не любые работы, являющиеся согласно ст. 740 ГК предметом строительного подряда, а лишь сугубо строительные работы.
Как указывалось выше, распространение специального правового режима государственного контракта на тот или иной круг подрядных обязательств зависит исключительно от усмотрения законодателя по поводу важности конкретных подрядных работ. Поэтому, давая толкование ст. 740 и 763 ГК с точки зрения предмета государственного контракта строительного подряда, необходимо анализировать, отличаются ли в принципе по своей значимости сугубо строительные работы от иных работ, регламентируемых нормами строительного подряда.
Теоретически возможно предположить, что законодатель распространил институт государственного контракта только на строительные работы. Однако такое толкование выглядит нелогично, поскольку работы по капитальному ремонту здания (сооружения), а также выполнению пусконаладочных и иных работ, неразрывно связанных со строящимся объектом, могут быть не менее значимыми для государства и, следовательно, требующими подчинения их нормам подряда для государственных нужд.
На наш взгляд, содержащуюся в ст. 763 ГК отсылку к ст. 740 ГК необходимо понимать как распространение правил _ 5 гл. 37 ГК на любые отношения строительного подряда, указанные в ст. 740 ГК.
Соответствует ли конструкция ГК, исключающая возможность распространения норм о государственном контракте на обычные подрядные отношения (не являющиеся строительным подрядом и подрядом на выполнение проектных и изыскательских работ), потребностям правового регулирования?
Обычные подрядные обязательства в ряде случаев могут иметь большую значимость для государства и общества. К примеру, работы по производству или капитальному ремонту сложного и дорогого оборудования, воздушных, морских, речных судов нередко бывают не менее важными для государства, нежели строительные отношения. Иными словами, обычные договоры подряда могут характеризоваться системным признаком, который обусловил формирование специального института государственного контракта. Закон должен предусматривать возможность применения норм, отражающих определенный системный признак, ко всем обязательствам, обладающим этим системным признаком. Поэтому было бы целесообразно расширение круга подрядных правоотношений, к которым применимы нормы о государственном контракте, путем включения в него обычных договоров подряда.
1.5.4. Какие отличительные признаки государственного контракта потребовали выделения его в качестве самостоятельного вида договора подряда со специальной нормативно-правовой базой?
В отличие от обычных договоров подряда и возмездного оказания услуг, заключаемых между самостоятельными хозяйствующими субъектами исключительно по их усмотрению, государственный контракт направлен на удовлетворение наиболее важных государственных потребностей (создание государственного резерва, поддержание необходимого уровня обороноспособности страны и т.д.). Особая значимость для государства указанных отношений предопределила создание правового механизма, обеспечивающего выполнение этих задач.
Таким образом, квалифицирующим признаком государственного контракта является особая значимость для государства и общества определенной группы договоров подряда, выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, а также возмездного оказания услуг.
В качестве подряда для государственных нужд может быть квалифицирован лишь такой договор, который заключен на основании выданного в установленном порядке государственного заказа и имеет необходимое финансовое обоснование (решение компетентных органов о выделении государственных денежных средств для оплаты по конкретному контракту*(363)).
Таким образом, не всякие строительные и проектно-изыскательские работы, выполняемые для государственных нужд за счет источников, указанных в ст. 763 ГК, подпадают под регулирование _ 5 гл. 37 ГК. Предметом рассматриваемого договора могут быть лишь такие работы, особая важность которых для государства подтверждена включением их в соответствующий перечень.
1.5.5. Основные особенности правовой регламентации рассматриваемого обязательства выражаются в особом порядке заключения договора и рассмотрения разногласий, возникающих при его заключении; гарантированности платежей за выполненные работы; в установлении специальных оснований для возмещения убытков. Существенными условиями договора являются условия об объеме и стоимости подлежащей выполнению работы, сроках ее начала и окончания, размере и порядке финансирования и оплаты работ, способах обеспечения исполнения обязательств (ст. 766 ГК).
В то же время полагаем, что отдельные нормы института государственного контракта, в принципе направленные на решение указанных выше задач, неадекватно отражают реально существующую экономическую ситуацию, характеризующуюся дефицитностью бюджетного финансирования.
Так, в ст. 767 ГК предусмотрено, что при уменьшении средств, выделенных на финансирование работ для государственных нужд, стороны должны согласовать новые сроки выполнения работ; подрядчик вправе требовать от государственного заказчика возмещения убытков, вызванных изменением сроков. Данная норма, устанавливающая дополнительные гарантии защиты интересов подрядчика, не соответствует нынешнему состоянию экономических отношений. Как следствие, она практически не применяется судами.
Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ было рассмотрено дело по иску ТОО "347" к АООТ "ЛОМО" о расторжении договора на строительство объектов заказчика и взыскании убытков, причиненных прекращением строительства договорных объектов. Президиум в иске о взыскании убытков отказал, сославшись на то, что по причине сокращения бюджетного финансирования выполнение обязательств по строительству стало невозможным и, следовательно, договорные обязательства между сторонами прекращены в силу п. 1 ст. 416 ГК (невозможность исполнения, вызванная обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает)*(364).
1.5.6. Какое место в системе гражданских договоров занимает рассматриваемый нормообразующий признак?
Во-первых, он имеет унифицированное значение для договоров различной направленности, и послужил основой для формирования общих правил, применимых к обязательствам различных типов.
Так, в ст. 765 ГК сказано, что основания и порядок заключения государственного контракта на выполнение подрядных работ для государственных нужд определяются в соответствии с положениями ст. 527 и 528 ГК, посвященных договору поставки товаров для государственных нужд. Большое количество унифицированных положений, применимых к поставке и подряду для государственных нужд, содержится в федеральных законах от 13 декабря 1994 г. "О поставках продукции для федеральных государственных нужд" и от 24 ноября 1995 г. "О государственном оборонном заказе", в постановлении Правительства РФ от 26 июня 1995 г. "О реализации Федерального закона "О поставках продукции для федеральных государственных нужд", которым утвержден порядок закупки и поставки продукции для федеральных государственных нужд*(365), а также в некоторых других нормативно-правовых актах.
Во-вторых, данный признак имеет унифицированное значение для ряда обязательств, направленных на выполнение работ и оказание услуг (договоров подряда, выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, возмездного оказания услуг). В _ 5 гл. 37 ГК сформулировано значительное количество унифицированных норм, отражающих специфику государственного контракта в контексте общей направленности указанных договоров и не зависящих от их особенностей.
В-третьих, специфика направленности различных договоров, предусматривающих выполнение работ и оказание услуг, конечно, может оказывать влияние на нормы, обусловленные рассматриваемым системным признаком. Как следствие, правовое регулирование, к примеру, государственного контракта на возмездное оказание услуг должно иметь определенные особенности по сравнению с правовой регламентацией государственного контракта на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ. Однако в действующем законодательстве это не реализовано.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019