ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



_ 56. Историческое развитие векселя


Литература: Осипов, Вексель в его прошедшем и будущем, 1871; Табашников, Прошлое векселя, 1891; Цитович, К истории векселя, 1893 (рецензия); Табашников, По поводу прошлого векселя, 1893 (ответ); Федоров, История векселя, 1895; [Нолькен, Объединенные законодательства о векселях в применении в России 1913; Каминка, Вексельное объединение (Право, 1913 NN 33, 35, 36 и отдельно)].

I. Родина векселя - Италия. Исходным пунктом его развития являлась острая потребность в размене и переводе денег. В Италии в средние века обращалась масса различных монет. Причины этого явления заключались в том: a) что эта страна на небольшом пространстве соединяла ряд самостоятельных государств, из которых каждое чеканило свою монету, b) что в эту страну стекались отовсюду массами крестоносцы, богомольцы, студенты, приносившие с собой монеты самых отдаленных местностей. Поэтому в Италии, более чем где бы то ни было, встречались затруднения от разнообразия монетных систем. На почве удовлетворения потребности выйти из этих трудностей развился здесь богатый промысел менял (campsores). Эти менялы производили размен из рук в руки, без всякого кредитного момента (cambium manuale). Разменявший деньги вез их с собой в то место, где они ему были нужны для закупки товаров или для проживания.
Однако, возить, с собой значительные суммы было неудобно, да далеко и небезопасно в те времена, когда даже бароны не отказывали себе в удовольствии пограбить проезжавших. Тогда возникла мысль избежать перевозки денег тем, чтобы за переданную монету меняла не давал немедленно эквивалента, а лишь обещался дать его в условленное время в условленном месте. Это достигалось благодаря филиальным отделениям меняльных контор. Менялы, не имевшие отделений, но принужденные конкуренцией приспособиться к новой сделке, вошли друг с другом в сношения и согласились покрывать взаимно приказы, а потом периодически производить между собой расчеты. В новом виде размен изменял свой характер. За уплаченные деньги давалось обещание впоследствии уплатить эквивалент - момент обязательственный. Исполнение производилось в ином месте, чем заключение - момент пространственной разделенности сделки, - размен превратился в перевод (cambium trajectitium). В удостоверение права получить эквивалент выдавался документ, представляющий собой расписку, в которой указывалось на получение соответствующей ценности (валюты). Плательщиком оказывалось не то лицо, которое получило наличностью деньги и выдало эту расписку. Эта расписка и составляет первоначальный переводный вексель.
Особенное применение получил такой перевод на ярмарках, имевших такое крупное значение в экономической жизни средних веков. Купец отправлявшийся на ярмарку и не желавший везти с собой денег, должен был знать, может ли он действительно рассчитывать на обещанную в расписке сумму. Без уверенности в получении этих денег купец не мог закупать товаров. Поэтому, хотя по обычаю всех почти ярмарок, платежи производились в самые последние дни, купец немедленно по приезде на ярмарку отправлялся к своему плательщику и, предъявляя расписку, спрашивал, намерен ли тот платить ему. Получив торжественное, хотя и словесное, обещание платить по предъявленному векселю, купец успокаивался и принимался за свои торговые дела. В противном случае, если ему не удалось отыскать деньги иным путем, он принужден был признать свою поездку бесполезной. Так создался на ярмарках вексельный акцепт.
Можно себе представить, какие осложнения способен был произвести отказ платить со стороны лица, уже принявшего вексель. В надежде на платеж, купец совершил ряд сделок, которые должны остаться теперь непокрытыми. Ярмарка была сравнительно слишком коротка, а процесс того времени слишком продолжителен, чтобы купец, без риска прожиться, мог надеяться на судебную защиту своих интересов, при обыкновенном порядке. Но интересы купца оказались солидарными с интересами местных правителей, которые покровительствовали торговле и ярмаркам, как источнику своих доходов, Желая устранить возможные от уклонения в платеже затруднения, правители угрожают акцептантам: a) личным задержанием, b) ускоренным вексельным процессом, c) быстрым имущественным исполнением решения. Таким образом создалась формальная вексельная строгость (rigor cambialis)
В таком виде развился вексель в Италии и затем распространился по всей Европе благодаря итальянским же менялам, раскинувшим свою деятельность густой сетью контор по всем странам, особенно через посредство ярмарок, на которых банкирская часть почти всецело была в руках итальянцев.
Вексельная строгость оказалась настолько соблазнительной для простых долговых обязательств, что они стали прикрываться вексельной формой. Но, так как такое вексельное обязательство, получившее впоследствии название простого векселя, носило в себе ростовщический элемент, скрываемый в переводном векселе особой услугой, то ему пришлось выдержать сильную борьбу против церкви, которая, преследуя рост во всех его проявлениях, отвергала простые векселя. Против простых векселей, quae icca nominantur, направлена была булла папы Пия V super cambiis (1570 г.).
В этот первый, итальянский, период жизни векселя, его юридическое обращение определялось всецело почти нормами обычного права. Только в конце этого периода, в XVI веке, появляется первый вексельный устав Болоньи (1569 г.).

На происхождение векселя из размена указывают самые названия его на всех языках: lettera di cambio, Lettre de change, bill of exchange, Wechsel. - Может быть, зачатки векселя, обусловленные сходством причин, могут быть замечены и в других странах, но итальянский тип взял верх над остальными, и потому мы должны признать итальянское происхождение векселя, на котором лежит несомненно итальянский отпечаток. Противоположного взгляда Табашников, Прошлое векселя, стр.56 - 61. - Некоторые видные ученые, как Гольдшмит и Грюнгут отстаивают мнение, будто простые векселя более раннего происхождения, чем переводные, и основывают свой взгляд на том, что найденные простые векселя по датам относятся ко времени более раннему (XII в.), нежели самые старые известные экземпляры переводных векселей. Но такой случайный факт не в состоянии опрокинуть логического хода развития вексельного института.

II. С XVII века в истории векселя наступает второй период, французский, на долю которого выпало придать векселю обращаемость.
Уже ранее в вексельное отношение вмешалось четвертое лицо, предъявитель. Дело в том, что купец был заинтересован до поездки на ярмарку в том, чтобы знать, принимается ли вексель. Если нет, то незачем ездить и тратить время и деньги. В виду этого купец посылал вексель своему знакомому, живущему там же, где и плательщик, для предъявления векселя к принятию. В случае благоприятного ответа купец спокойно отправлялся в путь. Могло случиться, что по болезни или по иным причинам купцу нельзя было поехать на ярмарку. Не терять же ценность, содержащуюся в векселе? Возможно, что другое лицо, собирающееся на ту же ярмарку, охотно взяло бы этот вексель для себя. Возникает вполне естественная мысль, нельзя ли подставить вместо себя это другое лицо, получив у него ценность векселя? Ответом на этот вопрос явился индоссамент или передача вексельного права по надписи, на обороте документа (in dosso).
Против этого стремления поднялась оппозиция с двух сторон: a) от сторонников римского права, в уме которых подобная передача не мирилась с римским принципом индивидуальности обязательства, b) от банкиров, заменивших прежних менял, интересы которых не мирились с возможностью передачи векселей по надписи, чем устранялось несколько их участие в денежных оборотах. Однако, и то и другое противодействие векселю удалось преодолеть. Индоссамент был признан во Франции сначала законом 1654 г., а потом торговым уставом 1673 г. Несколько позднее он был принят в лучшем тогдашнем вексельном уставе, лейпцигском, 1682 г. Всеобщее распространение приобрел он благодаря французскому торговому кодексу 1807 год.
Новые идеи медленно пробивают себе путь сквозь сложившиеся воззрения. Далеко еще было до признания передаваемости, как свойства векселя. Передача по надписи допускается французским кодексом, лишь при условии согласия векселедателя, выраженного предварительно в самом векселе словами "или кому он прикажет". Без этой прибавки не могло быть и речи о передачи векселя по надписи. Что касается ответственности надписателей, то каждый из них отвечал только перед тем, кому он сам передал. Дальнейшим шагом явилось допущение обратного требования к любому из надписателей, минуя предшественника, однако, с потерей регресса к пропущенным при этом надписателям.
III. С половины XIX века вексель вступает в третий, германский, период своего развития. Этот, период открывается изданием общегерманского вексельного устава 1847 года и характеризуется новым типом, который с того времени быстро вытесняет господствующий ранее французский тип. Особенности нового векселя сводятся к следующему: a) В противоположность французскому векселю, не потерявшему связи с распиской менялы и потому требующему указания, по какому основанию он выдан (валюта) - германский вексель является абстрактным обязательством, совершенно оторванным от своего основания. b) Согласно с подвижностью векселя в обороте, германский вексель предполагается обладающим свойством передаваемости, пока противное не установлено в нем волей векселедателя, тогда как во французском векселе передаваемость устанавливалась только волей векселедателя. c) В виду всеобщей реформы судебной, повлекшей за собой сокращение производства, и несоответствия между личным задержанием за долги и современным этическим мировоззрением, - формальная вексельная строгость должна была уступить место материальной вексельной строгости. В силу которой все, указанное в векселе, имеет силу достоверности, и все, не нашедшее себе места на векселе, не имеет значения для вексельного обязательства.
IV. Векселя проникли в Россию через посредство иностранных купцов. В конце XVII века запрещается принимать векселя при платеже таможенных пошлин, в 1711 г. архангельскому вице-губернатору предписывается сообщать в Петербург о вексельном курсе.
В 1729 году появляется в России первый вексельный устав, иностранное, немецкое происхождение которого обнаруживается не только из рассказов о сочинении его лейпцигским профессором, но и из двойного текста закона, на русском и немецком языках. Этот устав делится на три части; 1) о векселях купеческих, 2) о векселях казенных и 3) вексельные образцы, точное соблюдение которых было обязательно. Главное внимание обращено в уставе на вексель переводный.
Просуществовав с лишним сто лет, этот устав уступил месту уставу о векселях 1832 года. Образцом для этого закона послужил вексель французского типа, господствовавшего в то время в Европе. Вексель предполагается непередаваемым; валюта составляет существенный элемент векселя, право регресс обусловлено порядком обращения; устанавливая сокращенный вексельный процессе и личное задержание, устав открывает в то же время доступ возражениям, не вытекающим из векселя. Некоторым отступлением от французского образца явилась система совместного изложения правил, относящихся к переводным и простым векселям.
Наконец, 27 мая 1902 года утвержден новый устав о векселях, являющийся ответом на ожидавшуюся в течение полувека реформу вексельного права. Со времени издания германского устава в наших законодательных сферах был поставлен вопрос о замене французского типа векселей более соответствующим времени германским. Это и сделано новым уставом о векселях, который, в общем, примыкает к германскому законодательству. Главное отступление заключается в системе изложения: в то время как германское право излагает сначала права о переводных векселях, а потом о простых, наш устав дает на первом месте положения о простых векселях, а на втором уже дополнительные о векселях переводных. Объясняется это тем что в России, как и в Северо-Американских Соединенных Штатах, во внутреннем обороте господствует почти исключительно простой вексель. Новый устав о векселях вступил в силу 1 января 1903 года повсеместно, за исключением Великого Княжества Финляндского и Царства Польского.
V. Начало XX века открыло новый период в развитии вексельного права - анациональный "чистого" вексельного права. Существующее многообразие вексельных законодательств, сведенное далее к двум основным типам французского и германского, ставит значительные препятствия свободному обращению векселя в международном кредитном обороте. Под влиянием долгих усилий деятелей науки и представителей торгово-промышленного мира Германия и Италия в 1908 году обратились к Голландии с просьбой взять на себя почин созыва международной конференции, для выработки единообразных норм вексельного права. Конференции состоялись в 1910 и 1912 гг., и конвенция об объединении была подписана 10/23 июня 1912 г. представителями 29 держав, в том числе и России. Общие начала объединения изложены в конвенции и подробно развиты в приложенном к ней общем уставе о векселях переводных и простом. Законодательствам договаривающихся стран предоставлено одобрить конвенцию в отношении векселей переводных и простых или только переводных, без права, однако изменять редакцию одобряемых частей. Таким образом после ратификации национальные вексельные уставы должны будут дать рядом с собой место надгосударственному международному вексельному праву. Действующему ныне уставу о векселях изд. 1903 предстоит замена объединенным законом, но только в отношении переводных векселей (международных и внутренних), так как только при таком условии русская делегация согласилась примкнуть к конвенции, которая сохранила за Россией право издать постановления о простых векселях, применительно к нормам общего устава. Но и помимо этих урезок общего устава, на долю национальных уставов остается еще много работы по вопросам, незатронутым международной кодификацией. Сюда, напр., относятся вопросы о вексельной метке, недостатке подписи на векселе, форме поручительства, ярмарочном векселе, сроке предъявления векселя к платежу, определении праздничных дней и мн. других.

Дальнейшие изменения в международной кодификационной работе предполагается производить путем периодического созыва конференций через пять лет после ратификации общего устава. В виду несомненной реализации считавшегося прежде неосуществимым законодательного объединения, рождается мысль и о судебном объединении. На самой конференции она была высказана представителем Германии и формулирована в виде пожелания "установить и общий суд для общего права о векселе". См. статью бар. Б.Нольде, в. Вест. Гр. Права 1914 г., N 2].


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019