ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



_ 59. Индоссамент


Литература: Катков, Передача векселя по надписи, 1909.

I. Индоссаментом называется передача права, выраженного в векселе, другому лицу по надписи с ответственностью надписателя перед векселедержателем.

Индоссамент, иначе жиро, термин неизвестный новому уставу о векселях, но знакомый старому уставу и хорошо усвоенный нашей практикой.

а. Индоссамент, как передача вексельного права, существенно отличается от цессии, как передачи вообще гражданских прав. Это отличие заключается в том: 1) что надписатель отвечает не только за действительность, но и за осуществимость передаваемого права (ст.28), тогда как цедент отвечает только за действительность; 2) что против векселедержателя должник не может делать возражений, относящихся к кому-либо из надписателей (ст.24), тогда как против цессионара допустимы возражения, относящиеся к лицу цедента.
b. Передача имеет своим предметом право по векселю, т.е. право обязательственное, имеющее содержанием обязанность уплатить денежную сумму.

Но так как это право по векселю тесно связано с правом на вексель, то закон и говорит, что первый приобретатель векселя вправе передать его "в собственность" другому лицу (ст.17).

с. Передача производится по надписи, совершаемой на самом документе. Передача, производимая иным путем, по завещанию, не будет индоссаментом.
d. Индоссамент устанавливает ответственность надписателей перед векселедержателем, которая идет так далеко, что как векселедатель, так и каждый надписатель отвечают перед векселедержателем независимо от того, как дошел к нему вексель.

Для отношений между векселедателем и первым приобретателем, между надписателем и лицом, получившим от него, вексель, имеет значение, как вексель вышел из рук векселедателя или надписателя, но для отношения между векселедателем или надписателем с одной стороны и добросовестным векселедержателем с другой, этот вопрос не имеет значения, если они не связаны преемством.

II. Не мало сомнений возбуждает юридическая природа индоссамента. Среди французских юристов распространен взгляд на Индоссамент, как на поручительство: каждый из надписателей ручается за должника. Но поручительство есть дополнительное отношение, зависящее от главного, тогда как ответственность каждого надписателя совершенно самостоятельна. Признание одной передачи недействительной, напр., по сумасшествию надписателя, не освобождает от ответственности других - результат, необъяснимый с точки зрения поручительства.
Между германскими юристами распространен более верный взгляд на индоссамент, как на новую выдачу векселя. Лицо, имеющее надобность выдать вексель, по содержанию своему близко подходящий к векселю, которого держателем является он сам, вместо выдачи нового векселя, заменяет в принадлежащем ему векселе те части, которые подлежат изменению. Соответствие обнаруживается в сумме, сроке платежа, в лице плательщика (если это тратта). Несоответствие оказывается в лице векселедержателя. В такой замене, устраняющей необходимость выпуска новой ценной бумаги, проявляется юридическая экономия. К этому присоединяется то, что закон все вексельные обязательства воплощенные в одном и том же документе, соединяет общей юридической связью, которая заключается в том, что перед держателем векселя отвечают все подписавшие этот документ, хотя он и не состоит с ними в договорном отношении. Только с этой точки зрения на индоссамент, как на совокупность вексельных обязательств, можно объяснить самостоятельную ответственность каждого надписателя, независимую от его предшественника. Согласно с этим взглядом, моментом совершения вексельного договора между надписателем и принимающим от него вексель является вручение документа (стт.17, 23 и 24).

Эта теоретическая точка зрения имеет подтверждение и в самом законе: ответственность по векселю лежит на всех надписателях, "как если бы каждым из них выдано было самостоятельное на себя обязательство" (ст.28). Это было высказано и старым уставом: "как бы от каждого из них особый вексель был выдан" (ст.55).

III. Индоссамент создает весьма важные юридические последствия для участников.
1. Первый приобретатель со времени индоссамента становится, вместо кредитора, каким он был до сих пор, должником, которого обязательство в тратте условно - он отвечает, если от платежа уклонится трассат. Чем большее число раз индоссируется вексель, тем больше должников, ответственных перед векселедержателем.
2. Солидарная ответственность всем надписателей не зависит от недействительности какого-либо из вексельных обязательств. Из круга ответственных лиц выбывает одно лицо, чье обязательство недействительно, не освобождая "остальных (ст.24).

Иван Горожанкин за купленную им у Сергея Карпова, 19 лет, лошадь выдал ему вексель на 300 р., который Карпов по надписи передал купцу Сергею Сазонову, который в свою очередь, передал его по надписи Алексею Порфирьеву. Не получив удовлетворения от Горожанкина, Порфирьев обратился с требованием к Сазонову, который стал отрицать свою ответственность в виду того, что вексель дошел к нему по надписи от несовершеннолетнего лица, неспособного без согласия попечителя передавать векселя. Однако суд признал, что недействительность обязательства Карпова не имеет никакого влияния на ответственность Сазонова (ср. Носенко, Сборник, т.V, N 7).

3. Так как индоссамент есть выдача нового векселя, то передача векселя лицом, не обладающим вексельной дееспособностью, создает для него общегражданскую ответственность, т.е. только за действительность, но не за осуществимость права.

В конкурсное управление по делам Анны Тихоновой, объявленной несостоятельной должницей, Поплавский представил вексель, выданный полтавским купцом Каповским Анне Тихоновой и переданный последней Поплавскому. Так как вексель этот был передан Анной Тихоновой, не производившей торговли от своего имени, без согласия мужа, то надпись ее не была признана в силе вексельного обязательства, а лишь общегражданского, следовательно, ее ответственность может иметь место только тогда когда обнаружится, что переданный ею Поплавскому вексель Каповского недействителен. Вне этого она не может быть привлечена к ответственности (реш. кас. деп.1880, N 38).

4. Природа индоссамента проявляется и в том случае, когда вексель, пройдя через несколько рук, снова возвращается к одному из надписателей (ст.17). Это лицо не вправе предъявлять требования к надписателям, стоящим ниже его, потому что их ответственность перед ним, как надписателей, погашается их правом по отношению к нему, как векселедержателей (ст.34).

Вексель выданный от А первому приобретателю В, прошел через руки С, D, Е, F, оставивших на нем след в виде надписей, и находится в руках М. Если М. передает его D, то ответственными перед D будут, кроме А, еще В и С, но не Е и F. Если вексель перейдет к А, то вексель погашается (ст.17).

5. Для предоставления надписателю возможности выйти из вексельного отношения установлена в законе особая оговорка, включаемая в передаточную надпись, "без оборота на меня" (ст.21). По своей юридической природе безоборотная надпись выражает не индоссамент, а цессию. Поэтому такой надписатель, если не отвечает за осуществимость, то во всяком случае ответствен за действительность передаваемого права.
IV. В прежнее время, как мы видели из исторического развития, вексель мог быть передан, если в него была включена оговорка о готовности векселедателя платить не только векселедержателю, но и всякому, кому он прикажет. Передаваемость векселя не составляла его свойства и не предполагалась, пока не была явно установлена. В настоящее же время вексель предполагается передаваемым, пока особой оговоркой это свойство не устранено. По нашему законодательству передаваемость не может быть уничтожена оговоркой, потому что учиненная, вопреки воспрещению, передаточная надпись не имеет силы по отношению к тому, кем передача векселя воспрещена (ст. 22), и этим исчерпывается результат оговорки.

Старый вексельный устав стоял еще на исторической почве и оговорку о передаваемости относил к вексельным реквизитам, хотя наши суды, стараясь приспособить вексельное обращение в России к практике западно-европейской, настаивали на том, что упущение приказа не устраняет передаваемости. Выражения, исключающие на Западе передаваемость: nicht an Order, non a ordre, non all, ordine.

V. Так как индоссамент представляет выдачу нового векселя, то формальная сторона та же, что и при составлении векселя. Индоссамент совершается на самом векселе, посредством надписи. Самое место для надписи отведено на оборотной стороне, откуда самое название индоссамента. Однако, закон дозволяет делать первую именную надпись, полностью или отчасти, на лицевой стороне. Если оборотная сторона векселя будет исписана, то новые надписи продолжаются на добавочном (приклеенном) листе таким образом, чтобы первая из новых надписей начиналась в конце оборотной стороны векселя (ст.19).
Так как закон не предписывает писать текст векселя непременно по-русски, то и надписи могут быть произведены на разных языках. Только надпись должна быть сделана самим надписателем, а если он неграмотен, то с соблюдением тех условий, которые указаны законом для выдачи векселей (ст.9).
VI. Торговый оборот выработал два вида передаточной надписи.
1. Наиболее соответствующей сущности индоссамента является именная надпись, потому что она указывает на изменившееся при выдаче нового векселя обстоятельство, т.е. на лицо векселедержателя. При наличности нескольких передаточных надписей все они должны представлять непрерывный ряд, начинающийся надписью первого приобретателя и кончающейся именной или бланковой надписью. Векселедержатель не обязан удостоверяться в подлинности предшествующих надписей.

Закон (ст.18) не требует при именной надписи ничего, кроме указания на имя векселедержателя и подписи надписателя. Ни время, ни место совершения надписи не обязательны. Спрашивается, как же определить, обладал ли надписатель дееспособностью в момент совершения надписи, соответствует ли совершенная надпись законам того места, где она была произведена? Ведь все обстоятельства, имеющие значение для вексельного обязательства, должны быть указаны в самом векселе.

———————————————————————————————————————————————————————————————————————
|Вместо меня заплатите московскому купцу Петру Афанасьеву. |
|Распорядит. торгового дома Пельц и К° Отто Пельц. |
| |
|Вместо меня заплатите Семену Пантелееву. |
|Петр Афанасьев. |
| |
|Вместо меня уплатите торговому дому Фарбер и К° |
|Семен Пантелеев. |
———————————————————————————————————————————————————————————————————————

2. Аномальную форму индоссамента представляет бланковая надпись, которая состоит только из одной подписи надписателя, без указания имени нового векселедержателя, времени и места совершения надписи (ст.18). При совершении первой бланковой надписи вексель приобретает способность обращаться далее без всяких надписей, как бумага на предъявителя (ст.18). Лица, передавшие такой вексель без всякой надписи, стоят вне вексельного обязательства, а потому не отвечают перед векселедержателями в порядке вексельном. Каждый приобретатель векселей вправе обратить бланковую на нем надпись в именную обозначением следующего приобретателя векселя (ст.20).

Несомненно, допущение бланкового индоссамента находится в некотором противоречии с запрещением векселей на предъявителя. Но интересы оборота заставили допустить непоследовательность. Необходимость бланкового индоссамента обнаруживается и в случаях, напр., когда векселедержатель поручает своему доверенному расплатиться векселями за купленные товары, не зная еще, от кого последние будут приобретены, когда векселедержатель посылает вексель к учету, не зная будет ли вексель учтен этим лицом и банком.

———————————————————————————————————————————————————————————————————————
|Вместо меня заплатите московскому купцу Петру Афанасьеву. |
| |
| |
| Распорядитель торгового дома|
| Пельц и К° Отто Пельц.|
| |
| |
| Петр Афанасьев.|
| |
| |
| Семен Пантелеев.|
———————————————————————————————————————————————————————————————————————

VII. Так как индоссамент представляет собой новую выдачу векселя, то способность к индоссаменту определяется теми же постановлениями, что и способность к выдаче векселя (ст.2). Однако, это положение относится только к настоящему индоссаменту, совершаемому посредством именной или бланковой надписи. Требование вексельной дееспособности излишне в отношении передачи векселя по безоборотной надписи и передачи без надписи векселя, имеющего бланковую надпись, - здесь достаточна наличность гражданской дееспособности.

VIII. Из самого существа индоссамента, как новой выдачи векселя, определяется время передачи. Начальный момент - тот, когда вексель попадает в руки первого приобретателя. Труднее вопрос о предельном моменте: возможна ли передача после срока платежа? Так как индоссамент есть выдача нового векселя, отличающаяся от старого только именем векселедержателя, то срок платежа остается в новом векселе тот же, что и в старом. Отсюда вытекает вывод, что индоссамент после срока платежа немыслим, как немыслимо установление обязательства с прошедшим сроком исполнения. По новому уставу, вексель, опротестованный или неопротестованный, может быть передаваем по надписям и после срока платежа, с тем однако, что надписатели, учинившие такую передачу, не подлежат обратной ответственности (ст.56), т.е. главному последствию индоссамента,

[Судебный деп. Сената признал в решении 1915 г., N 3295, что для правильности передачи опротестованного векселя, в силу ст.56 Уст. Векс., необходимо, чтобы протестовавшим вексель держателем была сделана на векселе после протеста передаточная надпись, хотя бы он сам приобрел вексель по бланковой надписи (Данилова, 1915 г., N 26)].


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019