ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



7. Новые тенденции в борьбе с международной преступностью


После второй мировой войны в международном праве получила развитие тенденция привлечения к уголовной ответственности индивидов, совершивших тяжкие преступления во время войны. Для суда над главными немецко-фашистскими военными преступниками был выработан Устав Международного военного трибунала, в соответствии с которым в 1945 - 1946 годах в Нюрнберге состоялся судебный процесс. Трибунал, состоявший из юристов стран антигитлеровской коалиции, приговорил 12 преступ-ников к смертной казни, 7 - к длительному тюремному заключению.
В Уставе содержится определение преступлений против мира, преступлений военных и преступ-лений против человечности, что дало соответствующий импульс закреплению этих формулировок в различных международно-правовых актах.
На основании Потсдамской декларации и решения Московского совещания министров ино-странных дел СССР, США и Великобритании (1945 г.) был создан также Токийский военный трибунал для суда над главными японскими военными преступниками. В результате процесса, который проходил в Токио (1946 - 1948 гг.), 7 подсудимых были приговорены к смертной казни, а 21 - к различным срокам заключения.
Необходимость судебного преследования лиц, совершивших чудовищные преступления во время второй мировой войны, побудила международное сообщество к тому, чтобы закрепить в международ-ном праве норму о неприменении срока давности к такого рода преступлениям. В 1968 году была при-нята Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества. Некоторые государства присоединились к Конвенции без каких-либо оговорок. Другие же ограничили действие нормы о неприменимости срока давности лишь преступлениями против чело-вечности, исключив военные.
Уязвимость такой позиции проявилась, в частности, в связи с известным процессом над Клаусом Барбье. Кассационный суд Франции под давлением возмущенной общественности в своем решении от 20 декабря 1985 г. прибег к расширительному толкованию понятия "преступления против человечно-сти", включив в него преступления, совершенные оккупационным режимом в отношении политических противников, независимо от формы их сопротивления.
Новые тенденции в этой области международного права проявились при подготовке проекта Ко-декса преступлений против мира и безопасности человечества.
В своей резолюции от 21 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН, исходя из принципов ме-ждународного права, признанных в Уставе Нюрнбергского трибунала и в его приговоре, поручила Ко-миссии международного права составить проект Кодекса преступлений против мира и безопасности че-ловечества. Такой проект был принят Комиссией в 1954 году и представлен на рассмотрение Генераль-ной Ассамблеи ООН. Однако Генеральная Ассамблея отложила его рассмотрение до тех пор, пока не будет разработано определение понятия агрессии. Определение агрессии было принято в 1974 году. Но работа над проектом Кодекса возобновилась лишь в 1982 году (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН по этому вопросу принята 10 декабря 1981 г.). С 1983 года Комиссия рассмотрела ряд докладов и на своей 43-й сессии в 1991 году в предварительном порядке приняла в первом чтении проекты статей Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества.
Проект ограничивается исключительно уголовной ответственностью индивидов. В его ст. 3 пре-дусматривается: "Любое лицо, которое совершает преступление против мира и безопасности человече-ства, несет за это ответственность и подлежит наказанию". В проекте проводится четкое разграничение между ответственностью индивидов и государства. В нем признается, что то или иное лицо может со-вершить преступление против мира и безопасности человечества не только в качестве индивида, но также как "агент государства", "в интересах государства", "от имени государства". Поэтому обязанность наказывать персонально индивидов не снимает с повестки дня вопрос об ответственности государств. В этой связи в ст. 5 проекта предусмотрено: "Судебное преследование какого-либо лица за преступление против мира и безопасности человечества не освобождает государство от ответственности по междуна-родному праву за действие или бездействие, вменяемое этому государству".
Одна из особенностей проекта Кодекса в том, что он предназначен сосредоточить внимание ме-ждународного сообщества прежде всего на наиболее тяжких преступлениях, которые квалифицируются как преступления против мира и безопасности человечества. В проекте Кодекса нет концептуального определения таких преступлений. Не проводится также различие между преступлениями против мира, военными преступлениями и преступлениями против человечности. Такое различие было бы полезным при определении подхода к конкретным видам преступлений. Однако на данной стадии сотрудничества государств в этой области Комиссия предпочла пойти по другому пути, сделав акцент на особых при-знаках и критериях тяжести преступления. В проекте Кодекса под преступлениями против мира и безо-пасности человечества подразумеваются преступления, которые затрагивают сами основы существова-ния человеческого общества. Тяжесть может вытекать либо из характера инкриминируемого деяния (жестокость, чудовищность, варварство и т. п.), либо из масштаба его последствий (массовость, когда жертвами являются народы, население или этнические группы), либо из мотива исполнителя (например, геноцид), либо из нескольких таких элементов.
В соответствии с проектом Кодекса в качестве преступника рассматривается любое лицо, кото-рое совершает или отдает приказ о совершении таких актов, как: агрессия, угроза агрессией; вмеша-тельство во внутренние или внешние дела государства; геноцид; апартеид; исключительно серьезное военное преступление; вербовка, использование, финансирование и обучение наемников для деятельно-сти, направленной против другого государства, или для цели противодействия законному осуществле-нию права народов на самоопределение, признанного международным правом; международный терро-ризм; совершение, организация, содействие осуществлению, финансирование или поощрение незакон-ного оборота наркотических средств в крупных масштабах, будь то трансграничный или в пределах од-ного государства; преднамеренное причинение широкомасштабного, долгосрочного и серьезного ущерба окружающей среде; насильственное установление или сохранение колониального господства или любой другой формы иностранного господства в нарушение права народов на самоопределение, как оно закреплено в Уставе ООН. Кроме того, под действие Кодекса подпадает любое лицо, которое совершает или отдает приказ о совершении любого из следующих нарушений прав человека: убийство; пытки; установление или поддержание в отношении лиц положения рабства, подневольного состояния или принудительного труда; преследование по социальному, политическому, расовому, религиозному или культурному признакам, осуществляемое на систематической основе или в массовом масштабе; де-портация или принудительное перемещение населения.
Некоторые из преступлений, определенных в кодексе, а именно агрессия, угроза агрессией, вме-шательство, колониальное господство и апартеид, всегда совершаются людьми, занимающими руково-дящие позиции в политических или военных аппаратах государства либо в его финансовой или эконо-мической сферах. В отношении этих преступлений Кодекс ограничивает круг возможных исполнителей преступлений руководителями и организаторами (эта формулировка заимствована из Устава Нюрнберг-ского военного трибунала и Устава Токийского военного трибунала).
Вторая группа преступлений, а именно вербовка, использование, финансирование и обучение на-емников и международный терроризм, подпадает под действие Кодекса в тех случаях, когда в их со-вершение вовлечены агенты или представители государства.
Преступления третьей группы, а именно геноцид, систематические и массовые нарушения прав человека, исключительно серьезные военные преступления, незаконный оборот наркотиков и предна-меренный и серьезный ущерб окружающей среде, наказуемы в соответствии с Кодексом, кем бы они ни совершались.
В ходе разработки проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества ряд членов Комиссии международного права подняли вопрос о создании международного органа уголовно-го правосудия. Постановка такого вопроса сама по себе не отличалась новизной. В доктрине междуна-родного права и раньше довольно часто высказывались идеи подобного рода. Более того, Генеральная Ассамблея ООН еще в 1948 году в своей резолюции предложила Комиссии международного права рас-смотреть вопрос о желательности и возможности создания международного юридического органа, на который было бы возложено рассмотрение дел лиц, обвиняемых в совершении преступления геноцида и других преступлений, отнесенных к компетенции этого органа на основании международной конвен-ции. Имеются даже две многосторонние конвенции: о предупреждении преступления геноцида и нака-зании за него 1948 года и о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года,- где со-ответственно в ст. VI и V наряду с национальной юрисдикцией предусматривается в качестве альтерна-тивной юрисдикция международного уголовного суда в отношении преступлений, предусмотренных в этих конвенциях (для тех государств, которые признают такую юрисдикцию).
В 1992 году Комиссия на своей 44-й сессии учредила Рабочую группу по вопросу о международ-ной уголовной юстиции. Рабочей группе было поручено подготовить конкретные рекомендации, кото-рые в основном свелись к следующему: международный уголовный суд должен быть учрежден стату-том в форме многостороннего договора; его юрисдикция должна ограничиваться преступлениями меж-дународного характера, определяемыми в конкретно оговоренных и находящихся в силе договорах, включая, разумеется, преступления, предусмотренные в кодексе; суд будет являться главным образом инструментом государств - участников его статута и по крайней мере на первом этапе своего функцио-нирования не будет обладать обязательной юрисдикцией (т. е. само по себе участие в статуте не будет означать признания обязательной юрисдикции); статут должен создавать доступный юридический ме-ханизм, который может быть задействован, если и как только в этом возникнет необходимость.
Генеральная Ассамблея ООН в резолюции от 16 ноября 1992 г. предложила Комиссии на ее сле-дующей сессии приступить к разработке в первоочередном порядке проекта статута международного уголовного суда на основе доклада Рабочей группы.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022