ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛКИ, ЛЕЖАЩЕЙ В ОСНОВЕ ВЫДАЧИ ВЕКСЕЛЯ, НЕ ВЛЕЧЕТ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ВЕКСЕЛЯ


(к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ
и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ
от 5 февраля 1998 г. N 3/1 <*>)
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1998. N 4. С. 33 - 34.

"Основание векселя остается
в тени и не интересует судью
до тех пор, пока не будет доказано
должником, что мнимый веритель получил
вексель недобросовестным путем" <*>.

--------------------------------
<*> Катков В.Д. Общее учение о векселе. Харьков, 1904. С. 287.

Обстоятельства дела. Банк заключил кредитный договор с ТОО "Аризона", на основа-нии которого заемщику было передано 260 млн. рублей. Организация-истец приняла на себя обязательства перед банком отвечать в случае невозврата кредита заемщиком, ограничив свою ответственность суммой 250 млн. рублей.
Впоследствии между банком и истцом был оформлен договор новации, в соответствии с которым стороны согласились прекратить отношения по кредитному договору и по обес-печительному обязательству. Одновременно истец обязался взамен ранее принятых им на себя обязательств выдать банку два простых векселя на сумму 2 млрд. рублей. Фактически истец выдал банку один простой вексель на указанную выше сумму.
Истец обратился в арбитражный суд с требованиями к банку о признании недействи-тельным на основании статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Ко-декс) договора о новации обязательств, а также выданного на основании этого договора век-селя, поскольку оспариваемые сделки были подписаны генеральным директором с превыше-нием полномочий, определенных уставом. Кроме того, договор о новации кредитного обяза-тельства заключен между банком-кредитором и истцом, не являющимся стороной по кре-дитному договору.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения апелляционной и кассаци-онной инстанциями, договор новации и вексель признаны недействительными.
На состоявшиеся судебные акты заместителем Генерального прокурора Российской Федерации был принесен протест.
Доводы протеста. Оспариваемый вексель содержит все реквизиты, установленные статьей 75 Положения о переводном и простом векселе. Основания для признания его недей-ствительным (ничтожным) вследствие дефекта формы отсутствуют.
Требования заявлены по иным основаниям - вексель подписан руководителем предпри-ятия с превышением своих полномочий.
Согласно статье 174 Кодекса сделка, совершенная органом юридического лица с пре-вышением полномочий, является оспоримой и судом может быть признана недействитель-ной по иску заинтересованной стороны.
Вместе с тем при рассмотрении спора судом не было учтено, что в соответствии со статьей 8 Положения о переводном и простом векселе (далее - Положение) "каждый, кто подписал переводный вексель в качестве представителя лица, от имени которого он не был уполномочен действовать, сам обязан по векселю и, если он уплатил, имеет те же права, ко-торые имел бы тот, кто был указан в качестве представляемого. В таком же положении нахо-дится представитель, который превысил свои полномочия".
Статья 47 Положения предусматривает, что "все выдавшие, акцептовавшие, индоссиро-вавшие переводный вексель или поставившие на нем аваль являются солидарно обязанными перед векселедержателем.
Векселедержатель имеет право предъявления иска ко всем этим лицам, к каждому в от-дельности и ко всем вместе, не будучи принужден соблюдать при этом последовательность, в которой они обязались".
Таким образом, у суда не было оснований считать вексель полностью недействитель-ным.
Исходя из изложенного в протесте предлагалось все судебные акты в части признания недействительным векселя отменить и дело в этой части передать на новое рассмотрение.
Решение суда. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации про-тест удовлетворил частично, принятые по делу судебные акты в части признания недействи-тельным векселя отменил. В удовлетворении исковых требований в этой части отказал. В остальной части судебные акты были оставлены без изменения. В Постановлении Президиу-ма, в частности, указывалось: "Признание недействительным векселя на основании статей 168 и 174 Гражданского кодекса Российской Федерации является ошибочным.
С момента выдачи векселя действия участников вексельного оборота регламентируют-ся нормами вексельного права.
Спорный вексель по форме соответствует требованиям статьи 75 Положения о пере-водном и простом векселе. Неоднократно индоссировался. Оснований для признания его не-действительным вследствие дефекта формы не имелось.
Подписание векселя неуполномоченным лицом не влечет недействительности векселя. Такой вексель действителен, что следует из статей 77 и 7 Положения о переводном и про-стом векселе".
Комментарий. Материалы данного арбитражного дела позволяют рассмотреть пробле-мы соотношения общегражданских обязательств и обязательств вексельных, учитывая такие свойства векселя, как формализм, абстрактность и публичная достоверность.
По степени зависимости основания принято классифицировать сделки на каузальные и абстрактные.
Основанием сделки является та непосредственная хозяйственная цель (результат), ко-торую стороны имели в виду при совершении сделки. Например, в договоре купли-продажи вещи целью (основанием) сделки для покупателя является передача вещи, обещанной про-давцом. Основанием (целью) обязательства продавца является получение цены, обещанной продавцом.
Каузальная сделка (от латинского causa - основание, причина) по римскому праву по-нимается как совершенная по материальному основанию, вследствие которого сторона всту-пает в обязательство, содержит указание на тот хозяйственный результат, для достижения которого она совершается. Если этот результат является недозволенным (противоправным), сделка считается недействительной. Лицо, заявляющее требование по каузальному обяза-тельству, обязано представить доказательства, свидетельствующие о существовании основа-ния сделки. Для действительности каузальных сделок необходимы наличие и осуществление той цели, для которой они совершаются <*>.
--------------------------------
<*> См.: Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 173.

Абстрактными (от латинского abstractio - отрывать, отделять) называют сделки, ото-рванные от своего основания в том смысле, что в них самих это основание не указано <*>. Это не означает, что в абстрактной сделке основание вообще отсутствует - никто не обязыва-ется без основания. Но в ряде случаев право признает, что для возникновения и существова-ния определенных обязательств указание на определенный результат не имеет существенно-го значения. В этих случаях применяется презумпция наличия законного и действительного основания.
--------------------------------
<*> Советское гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. Д.М. Генкина. М., 1950. С. 217.

Абстрактные сделки могут быть совершены для различных целей. Так, передать в по-рядке уступки права требования право новому кредитору возможно и в целях дарения, и в целях получения встречного возмещения. Поэтому сама сделка цессии как бы отвлекается от основания, создает правовой результат независимо от него.
Абстрактная сделка имеет различный эффект в отношении между непосредственными участниками хозяйственной сделки, лежащей в основании абстрактного обязательства, и ме-жду лицами, не связанными такой сделкой.
На вексель указывают как на пример абстрактного обязательства. В соответствии с ус-тановленными правилами (статьи 1 и 75 Положения) не допускается включение в вексель ссылок на основания его выдачи, то есть на те общегражданские сделки, которые повлекли его выдачу.
Вопрос об основаниях выдачи векселя лежит за пределами вексельного права, на что указывает статья 16 Приложения I (Единообразный закон о переводном и простом векселе) к Конвенции, устанавливающей Единообразный вексельный закон о простых и переводных векселях <*>.
--------------------------------
<*> Вопрос о том, должен ли векселедатель обеспечить к сроку платежа покрытие и имеет ли векселедержатель особые права на это покрытие, остается за пределами Единооб-разного закона о переводном и простом векселе.
То же имеет место в отношении другого вопроса, касающегося отношений, составляю-щих основание выдачи документа.

Указания о том, почему вексель выдан, в текст вексельного обязательства не включа-ются. Но сторонам сделки, на основании которой вексель был выдан, эти обстоятельства из-вестны. Вексель может быть передан в подтверждение обязанности возвратить сумму займа в качестве средства оформления коммерческого кредита предоставленного покупателю това-ра, в качестве дара и т.д. Вексель может быть выдан и без основания, например при выдаче векселя по оказавшемуся безденежным займу.
Какие же нормы вексельного права позволяют определить связь между лежащей в ос-нове выдачи векселя общегражданской сделкой и вексельным обязательством?
Статья 17 Единообразного закона о переводном и простом векселе (соответственно ст. 17 Положения) устанавливает, что "лица, к которым предъявлен иск по переводному вексе-лю, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если только век-селедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику". Это пра-вило в силу статьи 77 Положения применяется и к другому простому векселю.
Правило об ограничении возражений, которые могут быть заявлены векселедержателю, является центральным положением вексельного права, определяющим иное, чем в граждан-ском праве, бремя распределения рисков.
"Право, выраженное в бумаге, при своем возникновении и при последовательных пере-ходах бумаг из рук в руки каузально связано с отношениями между составителем бумаги и первым ее приобретателем, а также между каждым последующим приобретателем и его предшественником. Эти отношения известны их участникам. Но приобретатель может не знать тех отношений, в которых он не участвует. Если предоставить должнику по бумаге право приводить против требований предъявителя бумаги возражения, вытекающие из от-ношений, с которыми бумага была связана при ее выпуске и обращении, то тем самым на предъявителя будет возложен риск не получить удовлетворения. Если, наоборот, ограничить обязанное лицо в праве предъявления этого возражения, то риск будет переложен на него, и он должен будет в соответствующих случаях исполнить то, что на основании общих поло-жений гражданского права он не должен был исполнять" <*>.
--------------------------------
<*> Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. 2-е изд. М.: БЕК, 1994. С. 227.

Подобным свойством (свойством публичной достоверности) <*> вексельное право на-деляет вексель.
--------------------------------
<*> Белов В.А. Практика вексельного права. М.: Учебно-консульт. центр "ЮрИнфоР", 1998. С. 52. Автор определяет публичную достоверность векселя как одну из его характери-стик, заключающуюся в ограничении возражений должников по векселю всякому его добро-совестному приобретателю только такими, которые следуют либо из формальных признаков векселя, либо из личных взаимоотношений между конкретными лицами.

В отношениях между лицами, связанными общегражданской сделкой, выдача (переда-ча) векселя не лишает права должника по векселю ссылаться на отношения, вытекающие из общегражданской сделки. Эти отношения являются личными, они известны и должнику, и кредитору по векселю (векселедержателю). Поскольку кредитор по векселю знает об отсут-ствии или недействительности основания выдачи веселя (а будучи одновременно стороной в общегражданской сделке, он не может этого не знать), то предъявление им векселя к платежу свидетельствует о его недобросовестности, стремлении получить недолжное.
М.М. Агарков обоснованно отмечал, что в отношениях между обязанным лицом и пер-вым приобретателем, связанными между собой хозяйственной сделкой, возражения, осно-ванные на этой сделке, всегда могут быть сделаны <*>. Такой же вывод на основании статьи 17 Положения справедлив в отношении индоссанта и лица, которому он непосредственно передал вексель, поскольку эти лица связаны гражданско-правовой сделкой.
--------------------------------
<*> См.: Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. 2-е изд. С. 207.

Следует отметить, что речь идет именно о возможности выдвижения в качестве возра-жения против требования платежа по векселю обстоятельств, связанных с отсутствием или недействительностью основания гражданско-правовой сделки. Вексельное обязательство (вексель) остается существующим, но поражается возражением об отсутствии (недействи-тельности) основания платежа.
В.М. Хвостов указывал, что по отношению к абстрактным сделкам значение "causa" (основание) заключается в следующем. Хотя эффект абстрактных сделок наступает незави-симо от осуществления главной цели этих сделок, предоставителю даются средства на слу-чай недостижения главной цели предоставления, чтобы уничтожить хозяйственный резуль-тат этого эффекта для получателя: а) возражение против иска получателя из предоставленно-го путем абстрактной сделки права требования или б) особый обязательственный иск против получателя о возврате того, что он получил по сделанному ему предоставлению <*>.
--------------------------------
<*> См.: Хвостов В.М. Система римского права. С. 174.

Лицо, выдавшее (передавшее) вексель, в случае недействительности обязательства, явившегося основанием его выдачи (передачи), вправе ссылаться на это обстоятельство про-тив требования о платеже векселедержателя, являющегося стороной по этой недействитель-ной сделке.
В соответствии с пунктом 1 статьи 53 АПК "каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений". Векселедержатель не должен представлять доказательства, свидетельствующие о наличии оснований платежа, вытекающих из общегражданской сделки. Он основывает свое право на векселе. Но должник может представить доказательства отсутствия оснований для платежа. Представление должником таких оснований опровергает вытекающую из век-сельного права презумпцию наличия основания для платежа по векселю и добросовестности вексельного кредитора.
Таким образом, в отношениях между сторонами по общегражданской сделке выдача (передача) векселя создает известный процессуальный, а не материально-правовой эффект, состоящий в ином, чем при каузальных сделках, распределении бремени доказывания <*>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. 1975. С. 687; Иванов Д.Л. Вексель. 2-е изд. 1994. С. 14.

При передаче векселя посредством индоссамента векселедержатель приобретает все права, вытекающие из векселя (ст. 14 Положения). Лицо, у которого находится переводной вексель, рассматривается как законный векселедержатель, если оно основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов, даже если последний индоссамент является бланковым (ст. 16 Положения).
Между лицом, выдавшим вексель, и лицом, которому права по векселю перешли на ос-новании индоссамента, отсутствует общегражданское обязательство. В этом смысле говорят об отсутствии основания платежа между ними. Обязанность платить вытекает из абстрактно-го обязательства платить, воплощенного в ценной бумаге.
В целях защиты прав добросовестных приобретателей (держателей) ценных бумаг и обеспечения свободы оборота долговых обязательств законодательством предусматривается особый механизм, реализация которого приводит к иному распределению рисков между уча-стниками оборота.
Как следует из приведенных выше норм статьи 17 Положения, лица, к которым предъ-явлен иск по переводному векселю, по общему правилу не могут противопоставить векселе-держателю возражения, основанные на личных отношениях к векселедержателю или пред-шествующим векселедержателям. Это положение закрепляет презумпцию существования и действительности основания выдачи векселя и его последующих передач по индоссаменту.
Следовательно, если сделка между векселедателем по простому векселю и первым век-селедержателем не имела основания либо являлась недействительной, то векселедатель не вправе ссылаться на это обстоятельство в споре с добросовестным векселедержателем, кото-рому права перешли по индоссаменту.
В споре между индоссантом и векселедержателем, получившим вексель по индосса-менту непосредственно от данного индоссанта, допускаются ссылки на обстоятельства свя-зывающей их общегражданской сделки. Если требования заявлены индоссанту, не связанно-му с векселедержателем общегражданским обязательством, то такие возражения по общему правилу исключаются.
Приоритетная защита обеспечивается добросовестному держателю векселя. В силу об-щих положений гражданского законодательства (п. 3 статьи 10 Кодекса) добросовестность векселедержателя предполагается. Векселедержатель признается недобросовестным, если лицо, к которому предъявлен иск по векселю, докажет, что векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику (ст. 17 Положения). Векселедержатель должен представить доказательства как отсутствия или недействительности выдачи векселя, так и того факта, что истец знал об этом в момент приобретения векселя. При представлении таких доказательств должником по векселю в иске векселедержателю должно быть отказано.
Следует обратить внимание на то, что указанные правила предусматривают специаль-ные способы защиты вексельного должника против требований недобросовестного держате-ля векселя, но не дают оснований для признания самого векселя недействительным.
По этим же мотивам не может быть удовлетворен иск индоссанта о признании недейст-вительным совершенного им индоссамента на том основании, что сделка, по которой вексель был передан, не состоялась либо является недействительной. Удовлетворение такого иска исключило бы индоссанта из числа ответственных по векселю лиц по основаниям, не учиты-ваемым вексельным правом, что противоречит нормам статей 15, 16, 17, 47 Положения.
Вексельное право также закрепляет презумпцию того, что все включенные в вексель подписи выдавших или передавших его лиц отражают реальные сделки. В соответствии со статьей 7 Положения, если на переводном векселе имеются подписи лиц, не способных обя-зываться по переводному векселю, подписи подложные, или подписи вымышленных лиц, или же подписи, которые по всякому иному основанию не могут обязывать тех лиц, которые их поставили или от имени которых он подписан, то подписи других лиц все же не теряют силы. Например, первоначально простой вексель выдан от имени вымышленного, реально не существующего, юридического лица и был передан первым векселедержателем другому ли-цу по индоссаменту. При рассмотрении спора о платеже по векселю между этими лицами возражения должника, связанные с фактическим отсутствием векселедателя, не дают осно-ваний для освобождения должника от самостоятельно принятой им в силу совершения ин-доссамента обязанности отвечать по векселю при неполучении платежа от векселедателя <*>.
--------------------------------
<*> "Индоссант, поскольку не оговорено обратное, отвечает за акцепт и платеж" (ст. 15 Положения).

Должник вправе ссылаться лишь на возражения, допускаемые статьей 17 Положения.
Применение указанных правил приводит к тому, что добросовестный приобретатель векселя приобретает права в большем объеме, чем они существовали у предшествующих держателей, эти права независимы от прав предшественников.
При выдаче документа, соответствующего формальным требованиям вексельного пра-ва, обязательства по векселю возникают независимо от наличия общегражданских основа-ний. Вексель не может быть признан недействительным в порядке, установленном статьями 167 - 179 Кодекса. Дефекты основания выдачи векселя будут иметь значение в споре с вексе-ледержателем в тех пределах, которые допускаются нормами вексельного права об ограни-чении возражений.
Признание недействительным вексельного обязательства (векселя) ввиду дефекта осно-вания его первоначальной выдачи или одной или нескольких последующих передач не соот-ветствует требованиям вексельного законодательства, возлагающего в интересах оборота и защиты прав добросовестного держателя риск платежа при отсутствии гражданско-правового основания на лиц, выдавших, акцептовавших или индоссировавших вексель.
В рассматриваемом деле истец ставил вопрос о признании недействительным векселя в связи с тем, что подписавшее от его имени вексель должностное лицо действовало с превы-шением полномочий.
Вопрос о последствиях подписания векселя неуполномоченным лицом либо представи-телем с превышением полномочий разрешается в соответствии со статьей 8 Положения.
Следовательно, вексельное обязательство действительно, но оно связывает иное лицо, чем обозначено в векселе. Основания для признания векселя недействительным отсутствуют.
Риск последствий принятия векселя, подписанного неуполномоченным лицом, по су-ществу, ложится на первого приобретателя. Добросовестный векселедержатель сохраняет право требовать платеж по векселю от фактически подписавшего вексель лица, первого век-селедержателя и других индоссантов.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021