ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ


Развитый гражданский оборот предполагает существование таких обязательств, в которых с одной и (или) с другой стороны участвует одновременно несколько лиц (несколько кредиторов и (или) должников). Это обстоятельство с неизбежностью вызывает необходимость специального регулирования отношений в обязательстве со множественностью лиц, в том числе и отношений по исполнению этих обязательств. Следует, однако, заметить, что в литературе не всегда считают целесообразным выделять особенности исполнения обязательств со множественностью лиц <*> в отдельную тему. Вопросы множественности лиц в обязательстве рассматриваются нередко в рамках главы о субъектах обязательств <**>, к тому же весьма поверхностно <***>.
--------------------------------
<*> См., напр.: Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 357 - 371 (автор главы Г.И. Стрельникова).
<**> См.: Там же. С. 329 - 334 (автор главы Н.Г. Валеева); Гражданское право: Учебник. Часть первая / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 1997. С. 362 - 366 (автор главы А.И. Масляев).
<***> См., напр.: Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Общая часть гражданского права. М., 1929. С. 299.

В обязательстве всегда должно быть как минимум две стороны: кредитор и должник. Однако понятие стороны в обязательстве не совпадает с понятием субъекта обязательства. Сторон в обязательстве может быть две, а субъектов больше. Например, если два сособственника дома совместно продают его покупателю, то в обязательстве по уплате покупной цены за дом две стороны: кредитор (продавец) и должник (покупатель),- но три субъекта, ибо на стороне продавца выступают два сособственника. Иногда о той стороне, которая представлена множественностью лиц, говорят как о "коллективной" стороне <*>.
--------------------------------
<*> Гуляев А.М. Русское гражданское право. Обзор действующего законодательства, кассационной практики Правительствующего Сената и Проекта гражданского уложения. Изд. 3-е, доп. М., 1912. С. 257.

Множественность лиц в обязательстве как категория объективная проявляется в силу этого во всех правовых системах. Она представлена как в российском, так и в иностранном праве.
В сравнительно-правовом аспекте множественность лиц в европейском континентальном праве в основном регулируется схожим образом, с некоторыми, однако, отличиями, что показано ниже.
Что касается англо-американского права, то при наличии некоторого сходства в регулировании обнаруживается и отличие. Как свидетельствуют исследователи иностранного права, несколько должников могут обязаться совместно (joint promisors), порознь (several promisors), совместно и порознь (joint and several promisors). Вопрос о характере ответственности в каждом случае решается в зависимости от условий договора. Если должники обязались совместно, то существует одно обязательство, по которому каждый из должников отвечает за все обязательство в целом. При этом судебное решение выносится только совместно в отношении всех должников, но при исполнении решения кредитор вправе выбрать и одного из должников. Если должники обязались порознь, то требование в полном объеме может быть предъявлено лишь к одному из них. В той части, в которой не удается получить с него исполнение, можно заявлять требование отдельно к любому из оставшихся должников. Если должники обязались совместно и порознь, то у кредитора есть право выбора: он может предъявить требование либо к одному, либо ко всем должникам. Вынесение решения в отношении одного из должников прекращает право требования кредитора к остальным. Несколько кредиторов могут выступать либо как совместные (join), либо как раздельные (several). В первом случае они выступают как единый кредитор, и поэтому требования могут исходить от всех вместе <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. М., 1992. С. 302 - 303 (автор параграфа Р.Л. Нарышкина). См. также: ст. ст. 918 - 920 Калифорнийского гражданского уложения 1873 г. // Калифорнийское гражданское уложение 1873 г. СПб., 1892. С. 201.

Деление обязательств со множественностью лиц (совокупных обязательств) на солидарные и долевые было известно еще римскому праву <*>. Причем эффект множественности сторон отношения был урегулирован, пожалуй, сложнее, чем в настоящее время, последнее выражалось не только в существовании долевых и солидарных обязательств, но и в делении последних на солидарные обязательства в тесном смысле и корреальные обязательства. При этом, как указывается в литературе, солидарность предполагалась в деликтном обязательстве, а корреальность в договорном <**>. Наиболее важное практическое их различие заключалось в том, что по корреальным обязательствам предъявление иска к одному из должников или одним из кредиторов прекращало соответственно обязанности и права других участников. Впоследствии это различие было устранено реформой Юстиниана, которой были оставлены в действии солидарные обязательства в их понимании, близком к существующему сейчас. Деление обязательств на корреальные и солидарные в конечном счете было окончательно оставлено <***>.
--------------------------------
<*> См., напр.: Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 1994. С. 263 - 264.
<**> См.: Там же. С. 264 - 265.
<***> Zimmermann R. The Law of Obligations. Roman Foundations of the Civilian Tradition. Deventer, Boston, Cape Town, 1992. P. 128 - 129. О возникновении и развитии корреалитета подробнее см.: Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. М., 2003. С. 208 - 211; 325 - 327; 500 - 501. Критику данного деления см.: Бернгефт Ф., Колер И. Гражданское право Германии. СПб., 1910. С. 227 - 230.

Состоявшаяся в России новая кодификация гражданского законодательства практически не изменила прежнего регулирования (за исключением установления презюмируемой дихотомии обязательств на солидарные и долевые - в зависимости от их связи с предпринимательской деятельностью, правил о зачете и праве должника исполнить обязательство любому из кредиторов до предъявления к нему требования одного из них). Основные правила ГК РСФСР (1964 г.) (ст. ст. 179 - 184) были сохранены в ГК РФ (ст. ст. 321 - 326).
Согласно п. 1 ст. 308 ГК РФ в обязательстве в качестве каждой из его сторон - кредитора или должника - могут участвовать одно или одновременно несколько лиц. При этом недействительность требований кредитора к одному из лиц, участвующих в обязательстве на стороне должника, равно как и истечение срока исковой давности по требованию к такому лицу, само по себе не затрагивает его требований к остальным этим лицам. Подобное регулирование предполагалось законодательно установить еще в Гражданском уложении Российской Империи, проект которого предусматривал, что недействительность совокупного обязательства в отношении одного из должников не имеет влияния на его действительность в отношении остальных должников (ст. 1708), а также что истечение, приостановление и перерыв давности в отношении одного из совокупных должников не имеют силы для остальных (ст. 1716). Некоторые современные гражданские кодексы имеют на этот счет схожее позитивное установление (например, ст. 476 ГК Грузии).
Как верно отмечает М.И. Брагинский, п. 1 ст. 308 ГК РФ демонстрирует самостоятельность обязательств при множественности лиц только в ситуации, где кредитору противостоят содолжники. Однако та же самостоятельность отличает множественность лиц и на стороне кредитора. Речь идет о том, что, по крайней мере, недействительность требований одного из кредиторов не влияет сама по себе на действительность требований сокредиторов <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2001. С. 581.

При этом следует заметить, что вопрос о самостоятельности обязательств при множественности лиц в относительном правоотношении может зависеть от разновидности множественности. Например, неделимость предмета обязательства влечет за собой объективное отличие режима солидарности от режима солидарности, установленной для делимого по природе обязательства, что будет отмечено ниже.
По нашему мнению, вопрос о множественности в обязательстве не исчерпывается указанием на солидарные и долевые обязательства. Праву известны, во-первых, различные разновидности и тех и других, во-вторых, их синтезированный тип, образующий самостоятельную в известной степени разновидность множественности (сложные (асимметричные) солидарно-долевые обязательства), в-третьих, субсидиарные обязательства и, наконец, в-четвертых, совместные обязательства, известные некоторым иностранным правопорядкам.
На практике возможны отношения, внешне напоминающие множественность, но в действительности таковыми не являющиеся. Например, в договоре на стороне должника участвует несколько лиц, но их обязательства по отношению к кредитору являются индивидуальными. Допустим, договор предусматривает, что один из должников поставит кредитору оборудование, а другой осуществит монтаж этого оборудования. Обязательства должников имеют некоторую логическую зависимость, а также известную степень единства: монтаж оборудования возможен лишь после его поставки. Однако данное отношение не представляет собой множественности, ибо по существу распадается на два самостоятельных обязательства: обязательство поставить оборудование одним должником и обязательство монтажа оборудования другим должником. Одно лишь объединение условий обязательства в едином документе (договоре) множественности не образует.
Ключевую роль в размежевании обязательств при множественности лиц с обязательствами при мнимой множественности, видимо, играет определение предмета обязательства. Если последний является составным, т.е. на каждого должника ложится обязанность по исполнению строго индивидуального действия, предметно отличного, то речь, видимо, можно вести о множестве самих обязательств, а не его сторон.
Если же предмет обязательства единый, хотя бы и делимый, то обязательство приобретает характер обязательства со множественностью лиц. При этом, как правило, в зависимости от того, делим предмет обязательства или нет, образуется тот или иной вид обязательств: долевые или солидарные. Ю. Барон указывал, что при множественности лиц предметом делимого обязательства является только часть обещанного предмета <*>. В Гражданском кодексе Квебека общее обязательство характеризуется тем, что должники обязуются перед кредитором исполнить одно и то же, однако таким образом, что каждого должника можно принудить к исполнению обязательства только отдельно от других и в части, не превышающей его доли (ст. 1518) <**>. При определении некоторых правил для солидарных обязательств указывается на то, что обязанности содолжников устанавливаются в отношении одного и того же предмета (ст. 1524).
--------------------------------
<*> См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Изд. 3. Вып. 3. Кн. IV. Обязательственное право. СПб., 1910. С. 100.
<**> Гражданский кодекс Квебека. М., 1999. С. 238.

Однако солидарность в исполнении обязательства может быть образована и при делимости предмета обязательства.
М.И. Брагинский, таким образом, иллюстрирует эту дихотомию. Если речь идет о множественности лиц на стороне должника, важно определить, нужно ли каждому из них - содолжников - выполнять обязательство целиком или только в какой-то определенной части. В аналогичной ситуации при множественности лиц на стороне кредитора должно быть установлено, вправе ли каждый в отдельности сокредитор требовать от должника исполнения обязательства целиком или лишь в определенной части. В зависимости от ответа на поставленные вопросы закон различает два вида обязательств со множественностью лиц: долевые и солидарные <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 602.

Следует отличать от обязательств со множественностью лиц и обязательства, где предмет является единым, но выступает таковым в различных обязательственных отношениях, например при субаренде. Нельзя смешивать со множественностью и исполнение обязательства третьим лицом, равно как и исполнение третьему лицу или обязательства в пользу третьего лица.
Применительно к исполнению обязательства третьему лицу в качестве иллюстрации можно привести следующее извлечение из судебного решения, в котором правильно установлен факт отсутствия отношений со множественностью лиц. В соответствии со ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) возникает, если последняя предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства.
Договором купли-продажи солидарная обязанность общества (третьего лица) не предусмотрена.
Законом также не предусмотрено, что при передаче продавцом товара третьему лицу по доверенности, выданной покупателем, что имело место в данном случае, у третьего лица возникают солидарные обязательства по оплате этого товара <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 02.07.2002 N Ф03-А51/02-1/1240.

Ничего не меняют здесь и положения п. 2 ст. 516 ГК РФ, который гласит: если договором поставки предусмотрено, что оплата товаров осуществляется получателем (плательщиком) и последний неосновательно отказался от оплаты либо не оплатил товары в установленный договором срок, поставщик вправе потребовать оплаты поставленных товаров от покупателя. Вопреки ошибочному мнению о том, что данная специальная норма предусматривает солидарную с плательщиком ответственность покупателя за неоплату товара <*>, ни о какой солидарной ответственности здесь говорить не приходится в силу самого отсутствия множественности лиц. Плательщик стороной в обязательстве не является <**>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.04.2002 N Ф03-А59/02-1/508.
<**> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 06.03.2001 N 8853/99 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 7. С. 46.

Необходимо также поставить отдельно и случаи представительства, где множественность лиц образуется лишь в том смысле, что имеются сторона в обязательстве и ее представитель. Поскольку и сторона в обязательстве, и ее представитель являются субъектами гражданского права, создается видимость участия в правоотношении с одной стороны нескольких лиц, на самом же деле здесь вовсе нет никакой множественности, ибо действия представителя - суть действия самой стороны в обязательстве (исключения составят случаи мнимого представительства <*>). К.П. Победоносцев указывает, что требующие - кредиторы могут слить воедино свои требования, связать друг друга как бы взаимным доверием, так что каждый из них является требователем за себя и представителем за всех <**>. Это суждение не вполне точно, ибо в свете сказанного отношений по представительству здесь не возникает. Каждый из кредиторов является управомоченной стороной обязательства, а не представителем другого.
--------------------------------
<*> Это совершенно особая ситуация (ст. 183 ГК РФ), при которой по существу можно вести речь не столько о множественности, сколько об альтернативе в субъекте обязательства. В зависимости от конкретных обстоятельств контрагентом является либо представляемый, либо сам представитель. О некоторых аспектах этой проблематики см.: Сарбаш С.В. Ограничение полномочий органов юридических лиц // Журнал российского права. 1998. N 6. С. 99 - 112.
<**> Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. М., 2003. С. 100. Таким же образом он именовал представителями друг друга и должников при их множественности (см. там же. С. 101).

Нельзя усмотреть множественности и в случаях, когда в обязательстве на одной из сторон фигурирует структурное подразделение организации или публично-правового образования, поскольку такое подразделение (филиал) не обладает гражданской правосубъектностью. Судебная практика обоснованно отказывается в подобных случаях применять нормы о множественности лиц <*>.
--------------------------------
<*> См., напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.04.2003 N Ф04/1456-219/А67-2003.

Совершенно очевидно отсутствие солидарности (равно как и субсидиарности) в случае обеспечения исполнения обязательства залогом имущества третьего лица (залогодателя), т.е. когда должник в основном обязательстве не совпадает в одном лице с залогодателем. Однако, несмотря на указанную очевидность, на практике иногда допускаются ошибки, которые, правда, исправляются вышестоящими инстанциями <*>.
--------------------------------
<*> См., напр.: Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.07.2002 N А05-3215/02-166/23 и от 18.11.2002 N А21-4682/02-С2; п. 7 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о залоге: информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.01.1998 N 26 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 3. С. 87.

Обязательства со множественностью лиц принято классифицировать, разделяя их на три группы, в зависимости от сочетания множественности лиц на той или иной стороне обязательства (кредитора или должника).
Поскольку роль должника в обязательстве сводится к исполнению им своей обязанности (долга), он рассматривается в качестве пассивной стороны, а множественность должников в обязательстве именуется пассивной. Кредитор в обязательстве требует его исполнения, будучи активной стороной, а множественность кредиторов поэтому называется активной. Если же в обязательстве одновременно участвуют и несколько должников, и несколько кредиторов, принято говорить о смешанной множественности лиц <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право. В 2 т. Т. II. Полутом 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1999. С. 25. Следует заметить, что поименование активной множественностью именно кредиторскую сторону может вызывать определенные сомнения, ибо активным обычно считается явление, обладающее качеством деятельности, пассивное, напротив, - бездеятельно. Так как по общему правилу совершить действие в обязательстве обязан должник, именно он может именоваться активной стороной, а кредитор, ожидающий исполнения, - пассивной стороной. Однако, поскольку обратная терминология имеет под собой определенные основания (кредитор требует - значит, он активная сторона) и уже устоялась в гражданском праве, мы не считаем необходимым отходить от сложившейся здесь традиции.

В двусторонне обязывающих договорах (взаимных), например в купле-продаже, смешанная пассивная и активная множественность может одновременно присутствовать как на одной стороне, так и на другой <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 6-е изд., перераб. и доп. М., 2002. С. 624 (автор главы М.В. Кротов).

Образование множественности лиц в обязательстве на стороне должников иногда рассматривается законодателем как обстоятельство, ухудшающее положение кредитора, которому в связи с этим предоставляются особые права для обеспечения его интереса. Так, образование множественности лиц в обязательстве на стороне рентного должника (плательщика ренты) предоставляет получателю ренты право требовать ее выкупа <*>.
--------------------------------
<*> Подробнее см.: Яргина Е.А. Договор ренты // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. Вып. 5 / Под ред. В.В. Витрянского. М., 2002. С. 234 - 235.

Нормы, устанавливающие общие положения исполнения обязательств со множественностью лиц в российском законодательстве (ст. ст. 321 - 322 ГК РФ), являются диспозитивными. Причем иное регулирование может следовать из закона, иного правового акта или условий обязательства. В этом смысле данные положения более удачны, чем положения других законодательств, например Украины. Так, согласно ст. 540 ГК Украины, иное правило в отношении делимых обязательств, в том числе применительно к равенству долей, может быть установлено договорами или актами гражданского законодательства <*>. В результате отпадает возможность установления иного односторонними сделками (например, в завещании), что едва ли является оправданным.
--------------------------------
<*> Гражданский кодекс Украины. Харьков, 2003. С. 182.

Иногда множественность, и в особенности солидарность, связывают с отношениями, возникающими из деликтов, когда налицо несколько потерпевших (например, сособственников имущества), или несколько деликвентов, или и тех и других одновременно <*>.
--------------------------------
<*> См., напр.: Кавелин К.Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам // Кавелин К.Д. Избранные произведения по гражданскому праву. М., 2003. С. 312. Обязательства, возникающие из причинения вреда, равно как и договорные обязательства, возникающие из конкретных договоров или неосновательного обогащения, не являются предметом данного исследования, которое посвящено лишь общим вопросам множественности лиц в обязательстве и особенностям их исполнения.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019