ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Возражения должников


Согласно ст. 324 ГК РФ в случае солидарной обязанности должник не вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на таких отношениях других должников с кредитором, в которых данный должник не участвует.
Возражения должников могут быть разделены на два вида: общие для всех должников и индивидуальные (частные) для каждого должника в его отношениях с конкретным кредитором.
Общую для всех силу имеют возражения реальные, т.е. относящиеся к самому существу обязательства. Личную только силу имеют возражения чисто личные, относящиеся к личным обязательствам ответчика, например, возражения о несовершеннолетии, о насилии и обмане относительно ответчика, возражения, основанные на особом условии его обязательства <*>.
--------------------------------
<*> См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. С. 102.

Общими возражениями могут пользоваться все содолжники, частным возражением - лишь соответствующий из должников.
Примером общего возражения в подлежащих случаях может выступать ссылка на неисполнение встречного обязательства кредитором. Также сюда можно отнести возражение, основанное на просрочке кредитора, ибо просрочка, допущенная кредитором по отношению к одному из солидарных должников, распространяется и на остальных должников (§ 424 BGB, ст. 470 ГК Грузии).
Примечателен пример из римского права, который по существу представляет собой случай трансформации солидарного обязательства в долевое. Нескольким должникам, которые одинаково виновны и все несостоятельны, принадлежит так называемое beneficium divisionis, т.е. они могут требовать, чтобы кредитор разделил свое требование между отдельными должниками <1>. Этот подход в определенных случаях мог бы служить примером для основы регулирования подобных отношений при несостоятельности, что в действующем законодательстве не предусмотрено <2>. Однако эта привилегия, на наш взгляд, скорее должна принадлежать кредиторам несостоятельных солидарных должников, ибо позволяет по справедливости разнести бремя между несколькими конкурсными массами. Нельзя, однако, не сказать, что в литературе это римское правило не поддерживается юристами, а в позитивном праве предполагается возможность взыскания всего долга целиком с одного из солидарных должников независимо от конкурса остальных <3>. Действующее в настоящее время законодательство о банкротстве Германии предусматривает, что кредитор, перед которым за одно и то же действие отвечают всем своим имуществом несколько лиц, вправе в ходе производства по делу о несостоятельности требовать от каждого должника уплаты всей суммы, причитающейся ему на момент возбуждения производства до тех пор, пока его требование не будет удовлетворено в полном объеме (§ 43 Положения о несостоятельности) <4>.
--------------------------------
<1> См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Изд. 3-е. Вып. 3. Кн. IV. Обязательственное право. С. 101.
<2> См.: Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства). М., 2002. С. 119.
<3> См.: Бернгефт Ф., Колер И. Гражданское право Германии. С. 233.
<4> Германское право. Ч. III. М., 1999. С. 140.

Применительно к возражениям солидарных должников следует поставить вопрос о возможности установления в отношении одного из них условия или срока в обязательстве <*>. Ю. Барон, ссылаясь на источники, отмечает, что содержание корреального обязательства в момент его возникновения должно быть вполне равным для всех correi. Различие допускается только в том случае, если один correus может обязаться под условием или сроком <**>.
--------------------------------
<*> Установление условия или срока в отношении всех солидарных должников сомнения не вызывает.
<**> См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Изд. 3-е. Вып. 3. Кн. IV. Обязательственное право. С. 107.

Некоторые иностранные законодательства прямо закрепляют это правило. Так, ст. 1671 Гражданского закона Латвии 1937 г. гласит следующее: сущности каждого солидарного обязательства принадлежит то, что оно устанавливается по одному и тому же основанию и что у всех участников имеется один и тот же предмет исполнения. Однако как право, так и обязательство для одного участника может быть ничем не обусловлено, а для других - ограничено временем и известными условиями.
Применительно к различным срокам исполнения солидарного обязательства для каждого из должников, то здесь сомнений не возникает. Обязательство продолжает оставаться солидарным, однако соответствующий должник может возражать против требования кредитора, ссылаясь на его преждевременность.
Что касается условия, то, как представляется, ситуация может быть иной, если условие в обязательстве, в котором участвуют два солидарных должника, не наступает (для отменительного, наоборот, наступает). Такое обязательство по сути превращается в обычное обязательство, не осложненное множественностью, и солидарность утрачивается.
Сказанное об обязательствах с условием, конечно, вовсе не означает, что такие соглашения незаконны.
Согласно ст. 6:9(2) ГК Нидерландов отсрочка платежа, предоставленная кредитором одному из должников, действует также в отношении его содолжников в той мере, в какой это соответствует намерению кредитора <*>. Можно заметить здесь некоторое смягчение или даже отход от жесткого правила индивидуальности личной индульгенции.
--------------------------------
<*> Гражданский кодекс Нидерландов / Отв. ред. Ф.Й.М. Фельдбрюгге; Пер. с голл. М. Ферштмана. Лейден, 1996. С. 282.

Российское позитивное право не содержит регулирования на тот случай, когда один из содолжников, имея общее для всех возражение против требования кредитора (например, связанное с истечением срока исковой давности), не воспользовался им. В этой ситуации, как уже отмечалось, такого должника следует лишить права на регресс к остальным должникам в связи с его бездеятельностью <*>. Ранее в литературе высказывалось мнение о том, что должник лишается права регресса, если своим поведением (действием или бездействием) он ухудшил положение других содолжников, например, исполняя солидарное обязательство, не учел того обстоятельства, что сам кредитор не выполнил своего обязательства и, следовательно, против его требования могло быть сделано возражение <**>. В соответствии со ст. 145 (2) Швейцарского обязательственного закона каждый солидарный должник отвечает перед другими, если он не воспользовался теми средствами защиты, которые принадлежали всем содолжникам. В русле этого же подхода и даже еще более широко сформулирована норма ч. 2 ст. 1686 Гражданского закона Латвии 1937 г.: если содолжник, который произвел оплату, действовал со злым умыслом, то он в результате этого утрачивает право на возмещение от остальных <***>. Схожее по целям регулирование устанавливается и в современных европейских гражданских кодификациях, например в ст. 6:11 Гражданского кодекса Нидерландов.
--------------------------------
<*> См.: Сарбаш С.В. О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности (Постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ). Комментарий к Постановлению // Закон. 2002. N 2. С. 102 - 111.
<**> См., напр.: Советское гражданское право. В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. И.Б. Новицкий, П. Е. Орловский. М., 1959. С. 411 (автор главы П. Д. Каминская).
<***> См. также ст. 1539 ГК Квебека (см.: Гражданский кодекс Квебека. С. 240).

Солидарность обязательства порождает некоторые особенности в части применения правил об исковой давности. Здесь главным образом встает вопрос о влиянии возражения одного из солидарных должников по мотиву пропуска срока исковой давности на обязанности других содолжников.
Что касается данного вопроса, то для решения этого казуса необходимо, за отсутствием специальной нормы закона, обратиться к общим началам и смыслу гражданского законодательства. Принцип осуществления права в своем интересе (ст. 1 ГК РФ) не позволяет распространить волеизъявление одного из ответчиков на другого, без согласия на то последнего. Иными словами, заявление о применении исковой давности, сделанное одним из ответчиков, не распространяется на других ответчиков.
С практической точки зрения этот подход является весьма важным, ибо означает необходимость заявления о пропуске исковой давности каждым из ответчиков, призывая к активной позиции в гражданском процессе. Для случаев солидарной ответственности должников применение давности в отношении одного из ответчиков не будет означать отказа в иске к другому, если последний не воспользовался своим правом на соответствующее заявление <*>.
--------------------------------
<*> См.: Сарбаш С.В. Вопросы исковой давности // Хозяйство и право. 2000. N 4.

Эти подходы с уточнением для случаев неделимости предмета исполнения нашли закрепление в судебной практике. Заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности). Однако суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о пропуске срока исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требования истца не могут быть удовлетворены (полностью или в части) за счет других соответчиков (например, в случае предъявления иска об истребовании неделимой вещи, находящейся в совместной собственности нескольких лиц) <*>.
--------------------------------
<*> Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.11.2001 и 15.11.2001 N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности" (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2002. N 1. С. 6).

Практика Международного коммерческого арбитражного суда по схожему вопросу, исходя из смысла ст. 324 ГК РФ, склоняется к тому, что признание долга одним из солидарных должников не может автоматически юридически связывать другого солидарного должника. Содержание отношений кредитора с каждым из солидарных должников может не совпадать. Аналогичным образом, например, признание долга одним должником прерывает исковую давность в отношениях между кредитором и данным должником, но не в отношениях кредитора с другими солидарными должниками <*>.
--------------------------------
<*> По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ от 26.12.2002 N 40/2002 // КонсультантПлюс.

Должник, к которому предъявлен иск, не вправе возражать, ссылаясь на наличие других содолжников. Однако с процессуальной точки зрения рассмотрение иска с привлечением иных содолжников было бы экономичнее, в том числе и для кредитора. Некоторые законодательства, в отличие от российского, прямо устанавливают, что такой должник вправе требовать привлечения остальных должников к участию в деле (ст. 1529 ГК Квебека) <*>. В российском законодательстве суд не вправе без согласия истца по собственной инициативе привлечь других солидарных должников в качестве ответчиков, если только в связи с характером спорного отношения он не сочтет невозможным рассмотрение дела без соответствующих должников <**>.
--------------------------------
<*> Гражданский кодекс Квебека. С. 239.
<**> См.: Жуйков В. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве // КонсультантПлюс.

Представляет интерес и такое положение ГК Квебека, которое дает должнику право на частичный отказ от исполнения обязательства. В случае если в результате действий кредитора солидарный должник оказывается лишен обеспечения исполнения обязательства или права, которое он мог бы осуществить посредством суброгации, он освобождается от обязанности исполнения части обязательства в размере стоимости обеспечения или права, которого он лишился (ст. 1531). Однако для российского позитивного правопорядка этот подход едва ли окажется полезным, поскольку исполнение одним из должником обязательства не влечет перехода к нему прав кредитора в силу закона, а вызывает возникновение регрессного обязательства, которое, будучи новым, не может иметь обеспечения, предназначенного для прежнего прекратившегося исполнением обязательства. Да и действия кредитора практически не могут повлиять на объем регрессного обязательства, который всегда будет равен уплаченному одним из содолжников за вычетом соответствующей доли (или ее части), падающей на регредиента.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019