ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Солидарное поручительство как разновидность солидарных обязательств


Как обоснованно указывается в литературе, механизм возникновения солидарного обязательства поручителя и должника своеобразен. Поручительство - это обязательство придаточное (вспомогательное). Поэтому поручитель хотя и отвечает солидарно с должником, но не безусловно, а лишь при наступлении факта неисполнения основного обязательства должником <*>. Правила о солидарных обязательствах могут применяться к отношениям по поручительству лишь после наступления данного факта в объеме, не противоречащем существу обязательства о поручительстве. При этом указывается, что солидарный характер ответственности поручителя служит основанием для его отнесения к разновидностям интерцессии - принятия кем-либо на себя чужого долга <**>. Отличие солидарной ответственности в совокупных обязательствах и при поручительстве отмечается и другими авторами <***>.
--------------------------------
<*> См., напр.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 03.04.2001 N 3219/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 8. С. 32 - 33.
<**> Гражданское право. В 2 т. Т. II. Полутом 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. С. 75 (автор главы В.С. Ем).
<***> См., напр.: Белов В.А. Поручительство. Опыт теоретической конструкции обобщения арбитражной практики. С. 54, 173.

Судебная практика свидетельствует о применении при рассмотрении споров о поручительстве и норм ГК РФ о солидарной ответственности. Иллюстрацией может служить следующий пример.
Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к должнику в связи с просрочкой возврата суммы займа.
Арбитражный суд иск удовлетворил и взыскал сумму займа и процентов, исчисленных в размере, определенном в договоре. Исполнительный лист был предъявлен кредитором к исполнению, но оплата произведена не была в связи с отсутствием средств на счете должника.
Исполнение обязательств должником было обеспечено договором поручительства. Не получив удовлетворения по исполнительному документу, кредитор обратился с иском к поручителю, несущему солидарную ответственность с должником. Поручитель просил суд освободить его от ответственности, поскольку при наличии решения о взыскании долга с должника повторное взыскание повлечет неосновательное обогащение кредитора.
Арбитражный суд отклонил доводы поручителя и удовлетворил требования кредитора, представившего доказательства неполучения от должника платежа по выданному ранее исполнительному документу. В резолютивной части решения было указано, что поручитель отвечает солидарно с основным должником.
При этом суд исходил из того, что по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства в целом или в части. Обязательства должника могли считаться исполненными лишь при уплате долга кредитору, а не вынесении решения о его взыскании.
Согласно ст. 323 ГК РФ солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.
Поскольку основное обязательство не было исполнено, кредитор был вправе на основании ст. 361 и п. 2 ст. 363 ГК РФ обратиться к поручителю с требованием об исполнении обязательства. При наличии доказательств, свидетельствующих о полной или частичной уплате долга основным должником, поручитель вправе ссылаться на эти обстоятельства в споре с кредитором (ст. 364 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> Пункт 7 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением норм ГК РФ о поручительстве, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.01.1998 N 28 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 3. С. 96.

Имеются и другие примеры, когда наличие солидарного поручительства ошибочно расценивается как основание для освобождения от долга основного должника. Судебная практика обоснованно исходит из того, что наличие обязательств поручителя не освобождает основного должника от исполнения принятых на себя обязательств <*>.
--------------------------------
<*> См., напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.03.2002 N А42-6670/01-21.

М.И. Брагинский в отношениях по поручительству выделяет такую его разновидность, как материальное поручительство в противоположность монетарному поручительству <*>. Различие видится в том, что по поручительству монетарному поручитель в случае неисправности должника обязан вознаградить кредитора, т.е. уплатить ему долг и все, что причитается с должника в деньгах. Этим монетарное поручительство отличается от обычных солидарных обязательств, где каждый должник обязан исполнить именно то, к чему его обязывает само обязательство.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Материальное поручительство по существу критикуется В.В. Витрянским (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. Изд. 2-е, испр. С. 563 - 564) и в ограниченных пределах допускается В.С. Емом (см.: Гражданское право. В 2 т. Т. II. Полутом 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. С. 74 - 75).

В тех случаях, когда основное обязательство выражается в деньгах, внешнее отличие от солидарного обязательства почти незаметно. Особенность в том, что кредитор может обратиться к солидарному поручителю лишь при неисправности должника, за которую последний отвечает и во взаимоотношениях между поручителем и должником. В обычных солидарных обязательствах кредитор может истребовать исполнение от любого должника, нескольких должников и всех должников сразу же по наступлению срока исполнения.
Не видно отличия материального поручительства от монетарного поручительства в тех случаях, когда основное обязательство является денежным.
Однако тогда, когда при материальном поручительстве основное обязательство не является денежным, отличие его от монетарного поручительства будет весьма заметным. Если поручитель обязан исполнить основное обязательство при неисправности должника, то, следовательно, в этом случае он обязан в точности совершить те действия, к которым обязался сам должник. Если же эти действия выражаются, например, в обязанности выполнить работу, оказать услугу, то поручитель обязан именно к этому. Возможность таких соглашений отрицать нельзя в силу принципа свободы договора.
Отличие этих отношений от обычных солидарных обязательств состоит в различных правовых последствиях исполнения обязательства одним из содолжников и правовых последствиях исполнения обязательства поручителем. В первом случае солидарный содолжник, исполнивший обязательство, получает право регресса в отношении других содолжников pro rata; во втором же случае поручитель, исполнивший обязательство, заступает в части исполненного на место кредитора. Или, если быть точным, к поручителю в силу закона переходит соответствующее право требования к должнику. Правила ст. 325 ГК РФ в этом случае не применяются <*>. Кроме того, если обязательство исполняется самим должником, то он регрессного требования к поручителю не имеет.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.10.2002 N КГ-А40/7273-02.

В монетарном поручительстве проблем здесь не возникает, ибо поручитель, оказавшись обладателем права требования к должнику в основном обязательстве, потребует от должника того, к чему тот обязан согласно условиям основного обязательства. Если предметом последнего является уплата денег, то они и должны быть уплачены "бывшему" поручителю - новому кредитору.
Если же основное обязательство состоит в производстве работ или оказании услуг, то поручитель, видимо, в силу перехода к нему права требования может требовать с должника лишь того, что причиталось и первоначальному кредитору, т.е. выполнения работ или оказания услуг. В материальном обязательстве это окажется в большинстве случаев просто неисполнимым, ибо поручитель уже исполнил эту обязанность сам, т.е. работы им выполнены, услуги оказаны. Это затруднение можно было бы решить, если бы в российском гражданском праве имелась бы норма, схожая с положением ГК Нидерландов, которое предусматривает перевод неденежного требования в денежное на эквивалентную сумму (ст. 12 (2)), однако такой трансформации права при его переходе в силу закона к исполнившему обязательство поручителю российское законодательство не предусматривает.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019