ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 1. УЧАСТИЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ


1. В современных условиях хозяйственная деятельность юридических лиц не ограничена пределами одного государства, причем число таких юридических лиц все время возрастает. Экспорт капитала приводит к тому, что предприятия, созданные в одном государстве, принадлежат полностью или частично компаниям другого государства. Основная деятельность крупных монополий осуществляется вообще в нескольких странах.
В современной экономической литературе международные монополии, деятельность которых охватывает многие важные сферы мирового хозяйства, делятся обычно на несколько групп.
В первую из них входят национальные общества, тресты, компании, имеющие за рубежом многочисленные филиалы, а также дочерние общества. Речь идет, таким образом, о монополиях, национальных по своему капиталу, но международных по сфере деятельности. К числу таких транснациональных корпораций США принадлежат «Дженерал моторз», «Форд моторз», «Интер-нэшнл бизнес мэшинз» и др. В европейских капиталистических странах крупнейшими международными монополистическими корпорациями являются «Фольксваген» (ФРГ), «Филипс» (Нидерланды), «Бритиш петролеум», «Империал кэмикал индастриз» (Великобритания), «Сименс» (ФРГ), «Нестле» (Швейцария).
Ко второй группе транснациональных корпораций относятся тресты и концерны, которые являются международными не только по сфере деятельности, но и по капиталу. В отличие от монополий первой группы, они принадлежат капиталу нескольких государств. Таковы, например, англо-голландские концерны — нефтяной «Ройял датч-Шелл» и химико-пищевой «Юнилевер», англо-американо-канадский никелевый трест «Интер-нэшнл никл компани оф Кэнада», бельгийско-франко-люксембургский металлургический концерн «Арбед», германо-бельгийский трест фотохимических товаров «Агфа-Геверт», англо-итальянский концерн резинотехнических изделий «Данлоп-Пирелли».
Общим для этих" двух групп является то, что те и другие монополии созданы как юридические лица одного государства. В других странах и те и другие монополии имеют многочисленные филиалы, отделения, а также дочерние общества.
Наконец, к третьей группе международных монополий относятся многочисленные картели и синдикаты, объединения производственного и научно-технического характера, юридическими лицами не являющиеся.
С правовой точки зрения монополии (речь идет о первых двух группах) не являются международными юридическими лицами, хотя термин «международный» применяется и в официальном названии некоторых из них.
Тенденция развития транснациональных корпораций США такова, что от участия и контроля над западноевропейскими предприятиями они все чаще переходят к превращению их в свою собственность. Экономически и политически это ведет к более глубокому воздействию американского капитала на экономику Западной Европы, а юридически — к образованию в европейских странах юридических лиц, формально самостоятельных, но полностью принадлежащих американской компании, часто с одноименным названием, например «Дрессер Франс» (Франция), «Форд АГ Кёльн» (ФРГ).
Монополии используют для полностью принадлежащих им компаний форму самостоятельного юридического лица страны места нахождения, для того чтобы распространить на них действие местного законодательства, и в первую очередь налогового, если его требования являются более льготными для «отечественных» компаний, чем для иностранных.
В других случаях монополии, и прежде всего транснациональные, создают в иностранных государствах свои филиалы. Филиалы не наделяются правами самостоятельных юридических лиц. Таким образом, наиболее характерной особенностью ТНК является несоответствие между экономическим содержанием, экономической сущностью и юридической формой; экономическое единство оформляется юридической множественностью (юридические лица местного права, филиалы и т. д.), что служит интересам собственников ТНК. Хартия экономических прав и обязанностей государств 1974 года предусматривает, что каждое государство имеет право в пределах действия своей юрисдикции регулировать и контролировать деятельность транснациональных корпораций. В этой хартии, принятой в виде резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, точно так же как в проекте разработанного Кодекса поведения ТНК, отразилось стремление развивающихся стран оградить свою экономику от пагубного влияния транснациональных корпораций.
Еще одной распространенной формой экспорта капитала является организация смешанных обществ (на паях с местным капиталом или с фирмами различных государств). Под смешанными обществами в международном частном праве обычно понимаются торговые общества или производственные предприятия, капитал которых принадлежит юридическим лицам или гражданам различных государств.
Международными юридическими лицами современная западная доктрина признает те юридические лица, которые созданы либо непосредственно в силу международного договора (например, Международный банк реконструкции и развития — МБРР, Европейское общество химической обработки облученных горючих материалов — «Еврохемик»), либо на основании внутреннего закона одного или двух государств, принятого в соответствии с международным договором (Европейское общество по финансированию закупок железнодорожного оборудования — «Еврофирма», Банк международных расчетов — БМР).
В советской юридической литературе понятие международного юридического лица было применено к международным банкам стран — членов СЭВ — Международному банку экономического сотрудничества (МБЭС) и Международному инвестиционному банку (МИБ)
2. В целом ряде случаев важно установить, к какому государству принадлежит то или иное юридическое лицо. Например, если в торговом договоре указывается, что юридическим лицам договаривающегося государства предоставляется режим наибольшего благоприятствования или же национальный режим, то необходимо определить, какие юридические лица могут рассматриваться как юридические лица данного государства.
В международных отношениях часто возникает необходимость дипломатической защиты иностранных граждан, причем такая защита имеет место в отношении не только граждан (физических лиц), но и юридических лиц.
Из этого положения исходило и советское законодательство. Консульский устав СССР предусматривал, что консул обязан принимать меры к тому, чтобы советские юридические лица пользовались в полном объеме всеми правами, предоставленными им законодательством государства пребывания, соответствующими международными договорами и международными обычаями (ст. 23). Консул обязан принимать меры для восстановления нарушенных прав юридических лиц.
В международных отношениях возникает множество правовых вопросов, касающихся юридического лица, которые нужно решить. Например, в одном государстве какое-то образование признается юридическим лицом, а в другой стране такое же образование рассматривается не как юридическое лицо, а как простая совокупность физических лиц. Так, английский «партнер-шип» (полное товарищество) по английскому праву не является юридическим лицом, по французскому же праву аналогичное образование считается юридическим лицом.
Для того чтобы установить, является ли то или иное образование юридическим лицом, необходимо выяснить, к какому государству это образование относится.
Классическая доктрина международного частного права определяла личный закон образования (объединения) в зависимости от его государственной принадлежности, «национальности».
Этот закон отвечает на вопрос, является ли то или иное образование юридическим лицом. Если личным законом товарищества, о котором говорилось выше, будет английский закон, тогда такое товарищество не признается юридическим лицом. В случае же, когда установлено, что личным законом является французский закон, это образование будет рассматриваться как юридическое лицо.
Личным законом (статутом) юридического лица определяются такие правовые вопросы, как объем правоспособности, порядок ликвидации юридического лица.
Личный закон юридического лица определяется его национальностью. Термин «национальность» в международном частном праве применяется к юридическим лицам условно, в ином смысле, чем он применяется к гражданам. Под национальностью юридического лица понимается принадлежность юридического лица к определенному государству. В праве Великобритании и США господствующим критерием для определения национальности юридического лица является место его учреждения, то есть закон того государства, где юридическое лицо создано и утвержден его устав. Английские авторы называют такой закон законом инкорпорации. При этом если юридическое лицо учреждено в Великобритании и там зарегистрирован его устав, то считается, что это юридическое лицо английского права (принцип инкорпорации).
В континентальных государствах Западной Европы применяются другие принципы определения национальности юридического лица. Господствующая тенденция сводится к тому, что в качестве критерия для установления национальности юридического лица применяют закон места нахождения юридического лица. Под местом нахождения юридического лица понимается то место, где находится правление этого юридического лица. Такой принцип принят, в частности, во Франции и ФРГ.
В литературе по международному частному праву был выдвинут и третий критерий определения национальности юридического лица — место деятельности (его восприняло законодательство Италии). Этот критерий получил применение в практике развивающихся стран.
В ряде случаев в законодательстве и судебной практике упомянутые критерии установления национальности юридического лица отбрасываются со ссылкой на то, что эти критерии исходят из формальной точки зрения, а подлинную принадлежность капитала по таким формальным признакам определить нельзя. Когда нужно установить, кому в действительности принадлежит юридическое лицо, кто его контролирует, используется «теория контроля». Эта теория была первоначально сформулирована во время первой мировой войны и применялась в судебной практике в борьбе с нарушением законодательства о «враждебных иностранцах».
Этот вопрос впервые возник в английской судебной практике в известном деле Даймлера (1916 г.). В Англии была учреждена акционерная компания по продаже шин. Ее капитал состоял из 25 тыс. акций, из них только одна принадлежала англичанину, а остальные находились в руках германских собственников. Компания была зарегистрирована по английским законам. С точки зрения английского права компания — английское юридическое лицо. Однако суд признал, что в данном случае надо установить, кто контролирует юридическое лицо, и соответственно с этим решил вопрос о его фактической принадлежности.
В дальнейшем критерий контроля был воспринят законодательством ряда государств, предусматривающим, что под «враждебным юридическим лицом» понимается юридическое лицо, контролируемое лицами враждебной национальности. Критерий контроля применялся после второй мировой войны во всех случаях, когда особенно важно было установить действительную принадлежность юридического лица. Как и другие правовые категории, этот критерий используется различными государствами в зависимости от целей их экономической политики.
Законодательство и практика различных государств при решении вопроса о национальной принадлежности юридических лиц не ограничиваются формальными критериями. В реальной экономической жизни большое значение имеет критерий контроля, который может в отдельных случаях сочетаться с другими критериями. В последние годы в западной литературе по международному частному праву все чаще государственная принадлежность отделяется от личного статута юридического лица. Более того, предлагается вообще не применять категорию личного статута для решения всех коллизионных вопросов, касающихся данного юридического лица. По этому пути идет в ряде стран и законодательная практика. В зависимости от конкретной цели выбирается определенный критерий. Так, для определения подсудности в США применяется принцип инкорпорации, а для целей налогообложения — принцип места деятельности.
Как уже отмечалось, юридические лица создаются на территории определенного государства. Однако их деятельность не ограничивается территорией этого государства и может осуществляться на территории других стран. При осуществлении такой деятельности возникают два вопроса: во-первых, о признании правосубъект-ности иностранного юридического лица и, во-вторых, о допуске его к осуществлению хозяйственной деятельности на территории данного государства и об условиях такой деятельности.
Правосубъектность иностранных юридических лиц обычно признается на основании двусторонних договоров, прежде всего торговых.
Вопрос о допуске иностранного юридического лица к хозяйственной деятельности на территории государства решается законодательством этого государства. В большинстве стран такая деятельность иностранного юридического лица возможна, но при выполнении определенных правил, условий, установленных национальным законодательством.
Правовое положение иностранных юридических лиц определяется и торговыми договорами, в которых устанавливается общий режим для юридических лиц. Этот режим может быть основан либо на принципе наибольшего благоприятствования, либо на принципе национального режима. В интересах крупнейших монополий странами — членами ЕС подготовлен проект устава «компании европейского права». Учреждение «европейской компании» дает возможность юридическим лицам отдельной страны распространить хозяйственную деятельность на всю территорию Общего рынка.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019