ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 2.2. Мотивы заключения мировой сделки


Как уже говорилось в предыдущей главе, необходимость в защите прав обычно обнаруживается, когда кто-либо оспаривает, нарушает это право или посягает на него. Следовательно, нужда в мировой сделке возникает прежде всего при наличии спорности права, на что, в частности, указывалось в цивилистических трудах дооктябрьского периода.
Но в отдельных случаях не спорность права (само субъективное право может представляться участникам правоотношения вполне определенным), а сомнения в осуществимости бесспорного права или неясность являются "движущей силой" совершения мировой сделки.
Так, заключение мировой сделки может последовать в случае, если:
а) были допущены нарушения с одной (или с обеих) стороны.
Например, предпринимателями был заключен договор поставки сезонной продукции. Покупатель, обязанный осуществить предоплату товара, в полном объеме свою обязанность не исполнил. В свою очередь поставщик не осуществил поставку товара в срок, установленный договором.
В целях снижения негативных последствий сложившейся ситуации стороны совершили мировую сделку, которой расторгли договор поставки (прекращение обязательственного правоотношения), предусмотрев в договоре, опосредующем мировую сделку, возврат поставщиком денежных сумм, полученных от покупателя с учетом процентов, начисленных по правилам ст. 395 ГК РФ, и взаимное отсутствие иных имущественных претензий;
б) субъективное право лица не нарушено, но оспаривается другим лицом.
Такой спор может иметь место, например, при установлении объема творческого участия между автором романа и автором телевизионного сценария.
Стороны могут заключить соответствующую мировую сделку, в которой согласуют этот вопрос;
в) нарушений допущено не было, но преобразование существующего между сторонами правоотношения создало неопределенность в их имущественном состоянии.
Заказчик, воспользовавшись правом, предоставленным ему ст. 717 ГК РФ, отказался от исполнения договора подряда. Закон не рассматривает такой отказ как нарушение прав подрядчика, но при этом обязанностью заказчика является не только уплата подрядчику части установленной цены пропорционально части работы, но и возмещение последнему убытков, причиненных прекращением договора.
И заказчик, и подрядчик, желая уберечься от возможного в дальнейшем спора и снизить вероятные для них имущественные потери, заключили мировую сделку, определив последствия прекращения между ними правоотношения - размер подлежащих уплате подрядчику сумм и отсутствие со стороны последнего иных финансовых претензий.
Перечень приведенных случаев не является исчерпывающим - бесконечное разнообразие реальных ситуаций не позволит составить даже их примерный список. В своих действиях стороны могут руководствоваться различного рода побуждениями: боязнью потерять все либо стремлением получить хотя бы часть, желанием возобновить партнерские отношения либо сохранить хозяйственные связи и т.п.
Однако общим выводом будет такой: потребность в заключении мировой сделки обнаруживается в тех случаях, когда возник спор о праве <*> и налицо угроза предъявления искового требования в суд либо при бесспорности права требования существует большая вероятность невозможности его реализации кредитором.
--------------------------------
<*> По меткому определению Е.А. Нефедьева, "гражданско-правовые споры суть плод недоразумения, неясного представления спорящих сторон о пределах взаимных прав и обязанностей" (Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. Казань: Тип. Губернского Правления, 1890. С. 27 - 28).

Следовательно, любые сомнения, неясность, спорность, неопределенность в возможности беспрепятственной реализации субъективных гражданских прав могут послужить мотивом к совершению мировой сделки. Например, убежденность кредитора в отсутствии у должника денежных средств для погашения задолженности в полном объеме, весьма вероятно, побудит его к заключению мировой сделки, по которой кредитор получит иное имущество, может быть, и меньшей стоимости.
Анализ норм зарубежного права позволяет сделать вывод о том, что гражданское законодательство различных государств по-разному определяет мотивы для заключения мировой сделки. Если, как было указано выше, французское и итальянское гражданское законодательство прямо предусматривает возможность заключения мировой сделки при наличии спора или в его преддверии, то германское гражданское законодательство говорит о возможности заключения мировой сделки и при наличии сомнений в реализации (осуществлении) права <*>.
--------------------------------
<*> Так, ст. 779 Гражданского уложения Германии 1896 г. содержит норму, согласно которой под мировым соглашением понимается договор, по которому посредством взаимных уступок улаживается спор или устраняется сомнение сторон относительно правоотношений между ними; к сомнениям сторон относительно правоотношений приравнивается случай, когда стороны не уверены в возможности удовлетворения каких-либо требований (см.: Германское право. Часть 1. Гражданское уложение. Пер. с нем. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 181 - 182).

В современных исследованиях высказывается точка зрения о необходимости разграничения на два самостоятельных института мировых сделок, заключаемых при наличии спора, и мировых сделок, заключаемых при отсутствии спора (в случае сомнений в реализации права) <*>. Однако отечественная доктрина не позволяет согласиться с этим.
--------------------------------
<*> См.: Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 27.

В подтверждение такой позиции можно сослаться на мнения русских цивилистов. В частности, К.П. Победоносцев признавал, что мировая сделка может преобразовать "спорные или неясные и сомнительные отношения" <*>. И.М. Тютрюмов подчеркивал, что спорность правоотношения должна пониматься в самом широком смысле, то есть мировая сделка может касаться "таких требований, которые сами по себе бесспорны и несомненны, но лишь исполнимость или объем которых представляются неопределенными, а потому и сомнительными" <**>. В.И. Синайский писал о том, что мировая сделка может быть нацелена не только на устранение спорности правоотношения, но и на достижение осуществимости правоотношения, хотя бы и бесспорного <***>.
--------------------------------
<*> Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 184.
<**> Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 1196.
<***> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2002. С. 365 - 366.

Неопределенность, неясность, сомнительность, спорность прав - критерий субъективный <*>, а не объективный. Иными словами, нужно, чтобы сами стороны полагали неопределенным (спорным, сомнительным) правоотношение полностью или в части, не были уверены в осуществимости своих прав в силу их спорности или неясности. Вместе с тем, как отмечал Г.Ф. Шершеневич, эта субъективность "не должна переходить в совершенную безосновательность, которая способна возбудить подозрение в мотивах, побудивших стороны к мировой сделке, например, если сторона выставляет сомнительность бесспорного векселя" <**>.
--------------------------------
<*> Очень интересным представляется замечание Е.А. Нефедьева, который полагал, что от степени сомнительности притязаний стороны (и, следовательно, риска проиграть возможное дело) зависит размер уступок, делаемых каждой стороной (Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. Казань: Тип. Губернского Правления, 1890. С. 12).
<**> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 343.

Т.М. Яблочков писал, что для мировой сделки вовсе не обязательно, чтобы стороны поступались непременно своими "проблематическими" (спорными) правами. Он полагал, что сомнительность прав - достаточный мотив для совершения судебной мировой сделки, но вовсе не обязательна сомнительность в исходе судебного процесса: стороны могут прекрасно предвидеть итоги процесса. Напротив, по его мнению, часто именно предвидение исхода процесса толкает сторону согласиться на мировую сделку, в связи с чем он писал: "И это - вовсе не в смысле сознания своей неправоты или сознания невозможности доказать свою правоту! Часто опыт жизни и знание несовершенства нашего судоотправления предсказывают провал самого правого дела" <*>.
--------------------------------
<*> Яблочков Т.М. Нормативная сила судебного решения // Вестник гражданского права. Петроград, 1916. N 1. С. 47.

С учетом вышесказанного мотивами, побуждающими стороны к совершению мировой сделки, являются неясность, неопределенность или спорность в правоотношении, которые повлекли (могут повлечь) возникновение между ними спора о праве либо возбудили сомнения в возможности осуществления субъективного права. Вероятно, указанные мотивы могут быть объединены термином "правовая неопределенность".



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021