ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 3.2. Соотношение понятий "мировое соглашение" и "судебное решение"


В процессе определения существа мирового соглашения необходимо проанализировать имеющий широкое распространение в современной литературе тезис о том, что мировое соглашение есть способ разрешения спора. Причем в одних случаях речь идет о разрешении спора посредством мировой сделки судом <*>, а в других - самими спорящими сторонами <**>.
--------------------------------
<*> В частности, О. Степанова придерживается того взгляда, что "спор может быть разрешен и путем утверждения судом мировой сделки (соглашения)" (Степанова О. Судебная мировая сделка // Социалистическая законность. 1959. N 10. С. 30). С.В. Юрченко говорит о том, что мировое соглашение является актом судебной власти (см.: Юрченко С.В. К вопросу о юридической природе мирового соглашения // Юридический вестник. Ростов-на-Дону, 1999. N 1. С. 81).
<**> Утверждения о разрешении спора самими спорящими сторонами содержатся, например, в следующих работах: Анохин В.С., Незнамова Е.И. Мировое соглашение в арбитражном процессе: практика и перспективы // Арбитражная практика. 2002. N 11. С. 32; Никифорюк Е.О. Сущность спора и взаимные уступки при заключении мирового соглашения // Арбитражная практика. 2003. N 8. С. 63.

Так, Р.Е. Гукасян признает, что мировые соглашения представляют "собою способ разрешения спора самими спорящими сторонами на взаимоприемлемых для них условиях" <*>. Е. Овчинников и А. Зинченко определяют мировое соглашение как договор сторон об условиях разрешения гражданско-правового спора <**>.
--------------------------------
<*> Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 29.
<**> См.: Овчинников Е., Зинченко А. Мировые соглашения в судебной практике // Советская юстиция. 1978. N 13. С. 9.

В.М. Шерстюк вслед за Р.Е. Гукасяном рассматривает мировое соглашение как способ разрешения гражданско-правовых споров на взаимоприемлемых для сторон условиях <1>, отводя суду роль органа, проверяющего законность разрешения спора самими спорящими сторонами <2>. Встречаются утверждения о том, что заключение мирового соглашения является "самым оптимальным результатом разрешения спора не только для сторон, но и для суда" <3>. Иные авторы, рассматривая мировое соглашение как способ разрешения спора самими спорящими сторонами, считают, что таким образом "суд как бы снимает с себя ответственность за необоснованность судебного акта" <4>.
--------------------------------
<1> Арбитражный процесс. Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец-издат, 2003. С. 345.
<2> См.: Шерстюк В.М. Новые положения проекта третьего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Городец, 2001. С. 52. См. также: Латкин А.А. Процессуальная форма разрешения дел в арбитражном суде первой инстанции (исковое производство): Диссер. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 156 - 157.
<3> Пшидаток В.Е. Мировое соглашение - оптимальный результат разрешения спора // Арбитражная практика. 2001. N 6 (сентябрь). С. 32.
<4> Сердюкова Н.В., Князев Д.В. Мировое соглашение в практике арбитражных судов // Арбитражная практика. 2003. N 4. С. 49.

Трактовка мирового соглашения, заключаемого в суде, как способа разрешения спора самими спорящими сторонами противоречит конституционному принципу организации правосудия, согласно которому правосудие осуществляется только судом (ст. 118 Конституции РФ).
Этот принцип находит свое отражение в нормах процессуального права: ч. 2 ст. 12 ГПК РФ, ч. 3 ст. 9 АПК РФ предусмотрено, что руководство процессом осуществляет суд. Аналогичную норму содержит п. 1 ст. 19 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации". Основываясь на этих положениях, судья начинает, ведет и завершает процесс по делу; он направляет процесс и руководит им; все решения как по вопросам материального права, так и по вопросам процессуального права, принимаются только судьей (судом).
Таким образом, можно утверждать, что стороны не осуществляют направление и руководство процессом, не вправе выносить решения, что является прерогативой суда, и не могут разрешить спор о праве, но могут, достигнув соглашения между собой, прекратить этот спор.
Прекращение существования спора о праве - нормальное основание для прекращения производства по делу. В процессуальном праве предусматривается несколько такого рода обстоятельств, возникающих после возбуждения дела и свидетельствующих о том, что спора о праве как такового уже не существует. К ним относятся случаи, когда:
- истец отказался от иска, и такой отказ принят судом (ст. 220 ГПК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ); для арбитража (третейского суда) в этом случае необходимо и отсутствие возражений ответчика против прекращения производства по делу (п. 2 ст. 32 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации");
- одной стороны спора уже нет: гражданин, являющийся стороной по делу, умер либо организация, являющаяся стороной по делу, ликвидирована (ст. 220 ГПК РФ, п. п. 5, 6 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации");
- стороны достигли соглашения о прекращении третейского разбирательства (п. 2 ст. 32 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации");
- стороны заключили мировое соглашение, которое суд утвердил (ст. 220 ГПК РФ, ч. 2 ст. 150 АПК РФ, ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации").
Заключая мировое соглашение и отказываясь тем самым от судебной защиты, стороны ликвидируют возникший правовой конфликт путем самостоятельного урегулирования имеющихся у них разногласий на взаимоприемлемых условиях <*>. В результате - за отсутствием спора о праве - судебный процесс по делу лишается предмета рассмотрения, что влечет за собой прекращение производства по делу.
--------------------------------
<*> Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 11.04.2000 г. N 1520/99 (Вестник ВАС РФ. 2000. N 7) указывалось, что суть мирового соглашения состоит в окончании процесса путем мирного урегулирования спора. Признавая незаконным условие мирового соглашения, согласно которому истец обязался отозвать заявление из прокуратуры и прекратить уголовное дело против руководства ответчика, Президиум, увы, не обосновал своего вывода. Собственно, сам вывод Президиума ВАС РФ является верным - исполнение указанного условия будет противоречить основам правопорядка, - но его обоснование в постановлении снимало бы определенные вопросы, связанные с недействительностью мирового соглашения.

Аналогичное следствие имеет и заключение мирового соглашения в арбитраже (третейском суде) - урегулирование спора самими сторонами лишает разбирательство предмета рассмотрения. Вместе с тем утрата предмета рассмотрения по причине заключения сторонами мирового соглашения имеет различные процессуальные последствия для разбирательства в международном коммерческом арбитраже и третейского разбирательства (о сопоставительном анализе последствий заключения мирового соглашения в международном коммерческом арбитраже и "внутреннем" третейском суде см. в § 5.4 настоящей работы).
Широко распространено в современной литературе мнение о том, что, предусмотрев принудительное исполнение мирового соглашения по правилам, установленным для судебного решения, законодатель тем самым придал мировому соглашению значение судебного акта <*>.
--------------------------------
<*> Статья 2052 Французского Гражданского кодекса содержит норму о том, что мировые сделки имеют для заключивших их сторон силу судебного решения последней инстанции.

В частности, отдельными авторами признается, что мировое соглашение, представляющее собой, по их мнению, соглашение о разрешении судебного спора, после утверждения судом "приобретает силу судебного решения" <*>. Другие говорят о том, что утверждение мирового соглашения присваивает ему статус судебного акта, снабженного силой принудительного исполнения <**>.
--------------------------------
<*> Сердюкова Н.В., Князев Д.В. Мировое соглашение в практике арбитражных судов // Арбитражная практика. 2003. N 4. С. 47.
<**> См.: Яцева Е. Общие условия действительности мирового соглашения по делу о банкротстве должника // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 10. С. 26.

В развитие упомянутого тезиса некоторыми авторами предпринимаются попытки обосновать то, что "мировое соглашение является не просто актом договорного права, но актом, который возникает в результате деятельности суда" <*>. Имеют место утверждения о том, что в отличие от зарубежных стран, где мировое соглашение оформляется актом сторон, "в российском праве мировое соглашение оформляется актом судебной власти" <**>.
--------------------------------
<*> Рухтин С.А. Мировое соглашение: проблемы заключения и исполнения при банкротстве. Журнал российского права. 2001. N 7. С. 109.
<**> Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых вопросов (по праву России и некоторых зарубежных стран): Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 25.

Таким образом, вывод о том, что мировому соглашению придано значение (или сила) судебного решения, ведет к отождествлению собственно мирового соглашения и утверждающего его судебного акта.
Тезис о наличии у мирового соглашения силы судебного решения сформировался достаточно давно - об этом писали еще дореволюционные авторы <*>; его "живучести" в какой-то мере способствует рассмотренное ранее смешение понятий "рассмотрение спора судом" и "прекращение спора сторонами". Между тем такой вывод не только сам по себе является неверным, но и влечет за собой неправильное применение отдельных положений процессуального законодательства <**>.
--------------------------------
<*> Например, А. Любавский писал, что мировая сделка заменяет собой судебное решение, которым был бы разрешен спор. При этом он признавал, что мировая сделка есть "как бы решение, постановленное сторонами по их собственному делу (Любавский А. О значении мировых сделок // Юридические монографии и исследования. Т. 1. СПб.: Типография Товарищества "Общественная польза", 1867. С. 352).
<**> Так, в некоторых случаях арбитражные суды принимали меры по обеспечению исполнения определения об утверждении мирового соглашения, указывая, что мировое соглашение имеет значение судебного решения (см., например: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.08.2000 г. по делу N А56-22822/99, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.08.2001 г. по делу N А19-1701/01-7-Ф02-1745/2001-С2, Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30.10.2000 г. по делу N А82-23/99-Г/14).

Для более выпуклого обозначения отличий мирового соглашения от судебного решения представляется необходимым рассмотреть последнее более подробно.
В процессе разбирательства спора, по мере возникновения различных текущих вопросов, требующих рассмотрения в силу заявленных сторонами ходатайств, суд выносит решение по каждому из них (решение по текущему вопросу). Например, принимает решение об удовлетворении заявления об увеличении исковых требований или ходатайства о вызове свидетеля либо выносит решение об отказе в принятии обеспечительных мер или проведении экспертизы и т.п. Решения суда по текущим вопросам оформляются специальным правоприменительным актом-документом - определением. Определение представляет собой судебный акт, который выносится во всех случаях, когда дело не разрешается по существу.
Процесс рассмотрения спора завершается подведением судом итога всему судебному разбирательству и принятием решения по существу спора (итогового решения). Принимая итоговое решение по существу спора, суд дает сторонам ответ по сути заявленных истцом материально-правовых требований. Такое итоговое решение суда, оканчивающее дело разрешением по существу, имеет форму иного правоприменительного акта-документа - решения. Решение представляет собой судебный акт, который оформляет ответ по существу заявленных материально-правовых требований.
В некоторых случаях суд при разбирательстве спора может прийти к выводу о том, что по объективным причинам он не может дать ответ по существу заявленных истцом требований. Например, в случае выявления обстоятельства, согласно которому дело не может быть рассмотрено этим судом по причине отсутствия у него компетенции на разрешение такого рода дел (ст. 220 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации"). В этом случае суд оканчивает дело, не дав ответа по существу заявленных истцом требований. Это решение суда о завершении судебного процесса по делу, являясь итоговым, фиксируется в форме такого правоприменительного акта-документа, как определение.
И разрешая текущие вопросы, возникающие в процессе рассмотрения спора по воле участвующих в деле лиц, и подводя итог всему судебному разбирательству, суд на основании норм материального и процессуального права совершает процессуальные действия - выносит решения по текущим вопросам или итоговые решения. При этом суд не только обладает правом выносить решения (по текущим вопросам и итоговые), более того, суд обязан выносить решения, причем с соблюдением специально предусмотренного порядка судопроизводства.
Вынесенные судом акты-документы оформляют процессуальные действия суда и имеют процессуальное значение - подтверждают, что судом были совершены все процессуальные действия, необходимые для разрешения текущего вопроса или подведения итога всему разбирательству. Кроме того, акты-документы, оформляющие итоговое решение суда по существу спора (решения), а в некоторых случаях иные акты-документы (например, определение арбитражного суда о применении обеспечительных мер или наложении штрафа за неисполнение такого определения государственным судом), безусловно, имеют материально-правовое значение для сторон судебного разбирательства.
Резюмируя вышесказанное, можно утверждать, что термин "решение" употребляется одновременно в трех смысловых значениях. Этот термин используется в смысле:
- действия суда, завершающего рассмотрение текущего вопроса или рассмотрение дела в целом (итоговое решение);
- результата правоприменительной деятельности по делу в целом, подразумевающего ответ суда по существу дела (то есть предписание суда, адресованное сторонам дела);
- акта-документа, фиксирующего результат правоприменительной деятельности в случае разрешения дела по существу.
Обозначение в законодательстве единым термином и результата правоприменительной деятельности, и действия, представляющего результат всей правоприменительной деятельности в целом (или ее части - при решении текущего вопроса), и акта-документа, оформляющего этот результат, несет в себе некоторый негативный потенциал, создает известные проблемы в понимании их правовой природы и применении на практике отдельных законоположений. Четкое разграничение указанных понятий позволило бы, к примеру, поставить точку в дискуссии об обоснованности признания законодателем судебного решения юридическим фактом материального права - в ст. 8 ГК РФ под судебным решением понимается результат правоприменительной деятельности суда, оформленный судебным актом-документом.
Основываясь на положениях ст. 8 ГК РФ, можно утверждать, что и мировое соглашение как гражданско-правовая сделка, форма которой "обременена" требованиями процессуального законодательства, и судебное решение являются юридическими фактами, порождающими гражданские права и обязанности. Но мировое соглашение нельзя приравнивать к судебному решению по причине различий в их правовой природе: мировое соглашение есть гражданско-правовая сделка, совершаемая сторонами в специально предусмотренной законом форме, которая обязательна лишь для участвующих в ней лиц; судебное решение - акт судебного органа, оформляющий результат правоприменительной деятельности суда и издаваемый в пределах предоставленных ему полномочий, имеющий общеобязательную силу (решения государственных судов) и обязательный для сторон (решения третейских судов) <*>. Кроме того, направленность мирового соглашения и направленность судебного решения различны: стороны, отказываясь от судебной защиты, заключают мировое соглашение, тогда как суд, осуществляя судебную защиту, выносит судебное решение.
--------------------------------
<*> Нельзя согласиться с умозаключением Р.Е. Гукасяна о том, что утверждение судом мирового соглашения придает ему общеобязательную силу (Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 165). Это умозаключение названного ученого зиждется на его теории о процессуально-правовой сущности мирового соглашения и на отрицании за мировым соглашением гражданско-правовой природы. Автор настоящего исследования, утверждая, что мировое соглашение является гражданско-правовой сделкой, считает, что мировое соглашение, как и любая сделка, порождает обязанности только для лиц, участвующих в ней, но вовсе не является общеобязательной. Позиция автора настоящей работы относительно природы и сущности судебного акта подробно изложена в монографии: Рожкова М.А. Основные понятия арбитражного процессуального права. М.: Статут, 2003.

Таким образом, мировое соглашение и судебное решение есть равновеликие правовые явления, обладающие юридической силой и влекущие правовые последствия, соответствующие их правовой природе. Можно сопоставлять их, но не отождествлять <*>. Неверно утверждение, что мировое соглашение обладает силой, значением или статусом судебного решения - это различные юридические факты, ни один из которых не может подменять другой <**>.
--------------------------------
<*> В связи с изложенным представляются очень интересными замечания А.С. Парамонова, сетовавшего на то, что судебная практика и кассационные разъяснения в течение 35 лет с 1866 г. не были богаты развитием столь важного института, как мировая сделка. По его мнению, "мировая сделка есть закон для помирившихся", которая равносильна судебному решению (Парамонов А.С. Мировая сделка // Вестник права. 1900. N 3. С. 131, 137). А. Любавский подчеркивал, что мировая сделка "с формальной стороны и по своим практическим последствиям равносильна вошедшему в законную силу судебному решению" (Любавский А. О значении мировых сделок // Юридические монографии и исследования. Т. 1. СПб.: Типография Товарищества "Общественная польза", 1867. С. 353).
<**> В ст. 1364 Устава гражданского судопроизводства предусматривалось, что мировая сделка признается равносильной судебному решению, вступившему в законную силу и не подлежащему обжалованию. Неясность такой формулировки побудила составителей проекта Устава гражданского судопроизводства к признанию желательности оттенить различие, существовавшее между мировой сделкой и окончательным судебным решением, путем включения в проект специального правила о том, что к первым применимы общие положения гражданского законодательства о действительности договоров (см.: Объяснительная записка к проекту новой редакции Устава гражданского судопроизводства. Т. III. СПб., 1900. С. 132 - 133).



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019