ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 5.4. Особенности мировой сделки в третейском разбирательстве


Как уже неоднократно подчеркивалось, особенностью мирового соглашения как мировой сделки, имеющей судебную форму, является то, что по общему правилу оно подлежит принудительному исполнению на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом <*>.
--------------------------------
<*> О дискуссии в отношении возможности принудительного исполнения судебной мировой сделки см. § 3.1 настоящей работы.

Вместе с тем в некоторых случаях закон не предусматривает возможности принудительного исполнения мировых соглашений. Во-первых, это касается мировых соглашений по делам о несостоятельности (подробнее о них см. гл. 12 настоящей работы), во-вторых, мировых соглашений в третейском разбирательстве, на них хотелось бы остановиться подробнее.
В ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" установлено, что третейский суд, если им утверждено письменное мировое соглашение, выносит определение о прекращении третейского разбирательства. В силу ст. 37 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации", предусматривающей вынесение определения третейского суда по вопросам, не затрагивающим существо спора, определение является тем актом третейского суда, который принимается в случаях, когда не выносится решение по существу спора.
До принятия ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" деятельность третейских судов определялась Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации 24 июня 1992 г., Положением о третейском суде (приложение N 3 к ГПК РСФСР 1964 г.).
Названные акты не содержали термина "мировое соглашение", но, в частности, ст. 19 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров предусматривала, что в случае, если сторонами было достигнуто соглашение об урегулировании спора (по сути - мировое соглашение), решение принималось третейским судом с учетом этого соглашения, то есть достигнутое сторонами соглашение становилось фундаментом (основанием) для вынесения решения <*>.
--------------------------------
<*> Статья 25 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров предусматривала, что в случае неисполнения ответчиком решения в установленный срок приказ на его исполнение выдается арбитражным судом, на территории которого находится третейский суд, то есть при отсутствии добровольного исполнения условий соглашения одна из его сторон, а именно ответчик, могла быть принуждена к исполнению. Последствия неисполнения обязанностей истцом (в случае достижения сторонами урегулирования спора) Временное положение не регулировало.

Несколько иные правила закрепляет Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже". В ст. 30 названного Закона установлено, что в случае урегулирования сторонами спора международный арбитраж прекращает разбирательство и по просьбе сторон и при отсутствии возражений с его стороны фиксирует это урегулирование в виде арбитражного решения на согласованных условиях <*>. При этом в соответствии с п. 2 упомянутой статьи арбитражное решение на согласованных условиях должно содержать указание на то, что оно является арбитражным решением.
--------------------------------
<*> Эта норма воспроизводит ст. 30 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже", устанавливающую, что, если в ходе арбитражного разбирательства стороны урегулировали спор, арбитражный суд прекращает разбирательство и по просьбе сторон и при отсутствии возражений с его стороны фиксирует это урегулирование в виде арбитражного решения на согласованных условиях. Аналогичная норма воспроизведена и в ст. 51 английского Закона об арбитраже 1996 г.

В МКАС при ТПП РФ рассматривалось дело по иску юридического лица, имеющего местонахождение на территории Украины, к юридическому лицу, имеющему местонахождение на территории России, о взыскании денежной суммы <*>. От истца и ответчика поступило ходатайство о вынесении решения МКАС по настоящему делу на согласованных сторонами условиях, изложенных в указанном ходатайстве.
--------------------------------
<*> Решение МКАС при ТПП РФ от 03.11.2003 г. по делу N 44/2003.

Рассмотрев материалы дела и выслушав объяснения представителей истца (ответчик ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие), МКАС вынес арбитражное решение на согласованных условиях, в котором содержались следующие выводы.
Во-первых, МКАС признал себя компетентным рассматривать данный конкретный спор (§ 1 Регламента МКАС). Во-вторых, применимым правом по вопросам, не урегулированным сторонами в контракте, определено действующее законодательство Российской Федерации. В-третьих, рассмотрев ходатайство сторон относительно условий урегулирования возникшего между ними спора, признал, что оно не противоречит применимому праву, указанному в контракте, и может быть положено в основу решения по настоящему делу.
На основании изложенного и руководствуясь § 39 и § 43 Регламента МКАС, МКАС утвердил согласованные сторонами условия урегулирования спора по данному конкретному делу в качестве мирового соглашения. Решением на согласованных условиях МКАС обязал ответчика уплатить истцу в конкретный срок сумму основного долга, а также денежную сумму в возмещение расходов истца по уплате арбитражного сбора (обязанность, принятая ответчиком по условиям мирового соглашения). Требование истца в части взыскания остальной суммы долга МКАС оставил без удовлетворения в связи с уменьшением истцом суммы иска (уменьшение суммы иска произведено истцом по условиям мирового соглашения).
Таким образом, международный коммерческий арбитраж не разрешает спор по существу, а выносит решение, которым по сути оформляет состоявшееся дружественное урегулирование спора. Такое арбитражное решение имеет ту же силу и подлежит исполнению так же, как и любое другое арбитражное решение по существу спора.
Упомянутая ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" предусматривает, что третейский суд, если им принято решение об утверждении письменного мирового соглашения, выносит определение о прекращении третейского разбирательства.
Сказанное свидетельствует о том, что законодателем избран совершенно иной подход, обусловленный, вероятно, прежде всего тем, что законопроект, регламентирующий порядок деятельности третейских судов, подготавливался и обсуждался параллельно с законодательством, определяющим судопроизводство в государственных судах, - АПК РФ и ГПК РФ.
Одновременная разработка и принятие новых актов законодательства о третейском разбирательстве и названных процессуальных Кодексов повлекли единообразное решение вопросов мирового соглашения, которые требовали различных подходов, диктуемых особенностями регулируемых областей.
Прежде чем перейти к рассмотрению последствий упомянутой законодательной новеллы, думается, следует вернуться к понятию "решение" (о нем говорилось в § 3.2 настоящей работы).
Как было сказано ранее, термином "решение" обозначают в том числе действие суда, завершающее рассмотрение текущего вопроса (решение по текущему вопросу) или рассмотрение дела в целом (итоговое решение).
При возникновении в процессе рассмотрения спора текущих вопросов третейский суд выносит решение по каждому из них: удовлетворяет заявление об увеличении исковых требований либо о вызове свидетеля, отказывает в принятии обеспечительных мер либо о проведении экспертизы и т.п. Такого рода решения третейского суда оформляются судебным актом - определением. В том случае, если процесс рассмотрения дела завершен, третейский суд подводит итог всему разбирательству и выносит решение по существу спора, которое оформляется иным документом - решением.
Обращаясь к проблематике мирового соглашения, нельзя не отметить, что отечественное законодательство предусматривает обязательное правило, в силу которого в случае заключения сторонами мирового соглашения суд обязан проверить его на предмет соответствия установленным законом требованиям. Требования, предъявляемые к мировому соглашению, заключаемому в процессе третейского разбирательства, законодатель сформулировал в п. 3 ст. 32 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации": мировое соглашение не должно нарушать права и законные интересы других лиц и не может противоречить законам и иным нормативным правовым актам.
В том случае, если третейский суд не нашел препятствий к утверждению мирового соглашения, он принимает решение об утверждении мирового соглашения (текущее решение).
Статья 37 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" предусматривает вынесение определения по вопросам, не затрагивающим существо спора, то есть определение является тем актом третейского суда, который оформляет все решения суда, постановленные не по существу спора, а в иных случаях. Как подчеркивает О.Ю. Скворцов, комментируя положения указанного Закона о мировом соглашении, "поскольку, утверждая мировое соглашение, третейский суд не затрагивает существо спора, то в соответствии со ст. 37 Закона о третейских судах должно быть вынесено определение об утверждении мирового соглашения... Такой формой в данном случае может быть только определение как процессуальный акт, принимаемый третейским судом" <*>.
--------------------------------
<*> Скворцов О.Ю. Комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации": научно-практический. М.: Омега-Л, 2003. С. 229.

После принятия решения об утверждении мирового соглашения (решения по текущему вопросу), третейский суд по правилам ст. 38 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" прекращает производство по делу - выносит итоговое решение об окончании дела (без вынесения решения по существу). Причем по аналогии со сложившейся судебно-арбитражной практикой признается целесообразным оформлять единым определением и решение об утверждении мирового соглашения, и решение о прекращении производства по делу. Третейские суды единым определением утверждают мировое соглашение и прекращают производство по делу <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Определения Третейского суда при РАО "ЕЭС России" от 27.06.2002 г., Третейского суда Брянской торгово-промышленной палаты по делу N 4-ТС-2003.

Прекращение производства по делу традиционно рассматривается в отечественной доктрине процессуального права как окончание разбирательства по делу без вынесения решения по существу, то есть процедура рассмотрения спора заканчивается без постановления суда по существу спора.
В силу сказанного определение третейского суда об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу не может отождествляться с решением по существу спора <*>. Не может указанное определение рассматриваться и в качестве решения на согласованных условиях, поскольку это самостоятельная разновидность формы судебного акта-документа <**>.
--------------------------------
<*> Такой точки зрения придерживается, в частности, В.В. Ярков (см.: Ярков В.В. Обзор практики третейских судов ПАУФОР и НАУФОР (1995 - 1998 гг.) // Юридическая практика. 1999. N 3).
<**> В силу сказанного некоторое недоумение вызывает содержащийся в комментарии к Закону о третейских судах вывод о том, что мировое соглашение рассматривается как решение на согласованных условиях, который тут же опровергается указанием на то, что мировое соглашение есть часть выносимого определения третейского суда (Комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" / Отв. ред. А.Л. Маковский, Е.А.Суханов. М.: Статут, 2003. С. 140).

Таким образом, заключение сторонами мирового соглашения и утверждение его третейским судом влечет за собой прекращение процедуры третейского разбирательства и невозможность принудительного исполнения мирового соглашения, заключенного сторонами третейского разбирательства. Последнее утверждение основано на том, что ст. 236 АПК РФ предусматривает выдачу исполнительного листа лишь на решение третейского суда, то есть итоговое решение третейского суда, вынесенное по существу спора. В равной степени возможность по оспариванию предоставлена сторонам только в отношении решений третейского суда.
Следовательно, норма ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации", предусматривающая в случае заключения сторонами мирового соглашения утверждение его определением, лишает стороны возможности требовать принудительного исполнения мирового соглашения. Предвидя возражения по этому выводу со ссылкой на то обстоятельство, что по правилам АПК РФ мировое соглашение, заключаемое в арбитражном суде, утверждается определением, что не препятствует его принудительному исполнению, хотелось бы отметить следующее.
Как уже говорилось, понятие "мировое соглашение" достаточно часто подменяется понятием "определение об утверждении мирового соглашения". Между тем исполнению подлежит не определение об утверждении мирового соглашения, а собственно мировое соглашение, заключенное в арбитражном суде. Такой вывод позволяет сделать, в частности, анализ положений ст. 142 АПК РФ (подробнее об этом см. § 3.4 настоящей работы). Но ни одна статья АПК РФ не дает повода для утверждения о том, что законодатель намеревался обеспечить принудительной силой мировые соглашения, заключаемые в третейском суде. Принудительной силой обеспечиваются только решения третейских судов (решения по существу спора) при соответствии их требованиям, изложенным в процессуальном законодательстве.
Вследствие изложенного заключение сторонами третейского разбирательства мирового соглашения и его утверждение третейским судом влечет за собой прекращение процедуры третейского разбирательства, но не допускает принудительное исполнение такого соглашения.
На сегодняшний день рассмотренные правила ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" в случае отсутствия добровольного исполнения обязанностей из мирового соглашения дозволяют заинтересованной стороне обратиться с новым иском о принуждении противной стороны к исполнению мирового соглашения. Таким образом, принуждение к исполнению мирового соглашения, заключенного во "внутреннем" третейском суде, возможно только посредством возбуждения нового дела <*>.
--------------------------------
<*> Такой путь исполнения мирового соглашения критиковался в дореволюционной литературе. В частности, А.С. Парамонов писал, что невозможность принудительного исполнения приводит к тому, что "надо начинать и вести новое дело, так же, как и по неисполненному договору, надо разыскивать ответчика, место его жительства, а он в продолжение этого времени принимает свои меры, - он уже успел перевести все свое имущество на чужое имя и сам выбыл..." (Парамонов А.С. Мировая сделка // Вестник права. 1900. N 3. С. 132).

Представляется неверным отказ от закрепления в ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" правил, аналогичных правилам Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" о фиксации урегулирования спора (мирового соглашения) в решении на согласованных условиях и допустимости его принудительного исполнения как обычного арбитражного решения по существу спора. В подтверждение данного вывода можно сослаться на мнение Р.Е. Гукасяна, который отмечал, что единственной формой разрешения спора в третейском суде должно быть вынесение решения; мировое соглашение в третейском суде не может утверждаться определением, а должно включаться в содержание решения третейского суда <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 180.

Нормы ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации", определяющие оформление мирового соглашения, заключенного в третейском суде, бесспорно существенно снижают для сторон ценность заключаемого в третейском суде мирового соглашения. Мировое соглашение - вполне реальный и взаимовыгодный для сторон результат урегулирования частноправового спора - в современных условиях третейского разбирательства становится "неинтересным" для сторон. Кроме того, такое решение законодателя лишает какого-либо смысла утверждение заключенного сторонами мирового соглашения определением третейского суда - оно не обеспечивает его принудительной силой; принудительное исполнение утвержденного определением мирового соглашения в любом случае невозможно. Точно так же не обеспечивается принудительной силой мировая сделка сторон, заключенная вне судебного процесса.
На сегодняшний день нельзя также признать решенным вопрос о том, имеется ли необходимость в дополнительной проверке мирового соглашения в том случае, если после утверждения его судом оно передано для удостоверения в нотариальные органы либо нотариус вправе удостоверить его без соответствующей проверки. По этому вопросу правоведы дореволюционного периода высказывались неоднозначно.
Так, А.Н. Бутовский считал необходимым, чтобы утвержденное судом мировое соглашение, по которому переходит недвижимость, проверялось и утверждалось в нотариальном порядке; при этом он подчеркивал, что нотариусы проверяют и стороны, и саму сделку более основательно <*>. Е.А. Нефедьев, напротив, признавал, что в том случае, если такая мировая сделка утверждена судом, она представляется в нотариат лишь для "отметки в реестре крепостных дел" <**>. К. Анненков писал, что на удостоверение нотариусом мировых соглашений "следует скорее смотреть как на обряд последующий, т.е. как на обряд, который должен иметь место по принятии уже судом мировой сделки, а не предшествовать ее принятию, так как очевидно, что обряд этот уже ни в каком случае не может иметь места прежде предъявления суду мировой сделки" <***>.
--------------------------------
<*> См.: Бутовский А.Н. Переход недвижимой собственности по мировым сделкам // Журнал Министерства юстиции. 1907. N 8. С. 130 - 140.
<**> Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 339.
<***> Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том VI. СПб., 1887. С. 232.

Думается, что в случае, если нотариальное утверждение предусмотрено законом для договора, которым опосредуется мировое соглашение, либо стороны своим соглашением предусмотрели нотариальное оформление заключаемого договора, ничто не препятствует им после утверждения судом дополнительно удостоверить его в нотариате <*>. В том случае, если при удостоверении сделки нотариус выявит несоответствие совершенной сделки закону и откажет в ее удостоверении, данный факт будет иметь доказательственное значение при оспаривании данной сделки в суде.
--------------------------------
<*> Противоположной точки зрения придерживается А. Штейнберг. Соглашаясь с тем, что внесудебная мировая сделка должна в соответствующих случаях иметь нотариальное удостоверение и подлежать регистрации, он считает необязательным удостоверение сделки у нотариуса, если суд ее проверил и утвердил (см.: Штейнберг А. Мировые сделки // Советская юстиция. 1940. N 10. С. 10).

Исследуя проблему государственной регистрации мировых соглашений, по которым от одного лица к другому переходит недвижимое имущество, Ф.А. Демьяненко делает вывод о необходимости государственной регистрации утвержденных судом мировых соглашений, если по такой сделке переходит право собственности на недвижимость <*>.
--------------------------------
<*> См.: Демьяненко Ф. Мировое соглашение в российском праве (середина XIX - начало ХХ веков) // Законодательство и экономика. 2002. N 5. С. 69 - 70.

Думается, такой вывод нуждается в уточнении: мировая сделка (как судебная, так и внесудебная) подлежит государственной регистрации только в том случае, если обязательность такой регистрации установлена для данной категории сделок (данного вида договора).


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022