ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 7.2. Классификация недействительных мировых сделок: ничтожные и признанные судом недействительными оспоримые мировые сделки


В отличие от дореволюционного российского законодательства, которое подобно французскому, австрийскому и другим не содержало в себе общих положений о недействительности сделок <*>, действующий ГК РФ включает в себя правила о недействительности сделок. Более того, ст. 166 ГК РФ впервые прямо закрепляет давно существующее в теории деление недействительных сделок на:
--------------------------------
<*> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2003. С. 176.

- недействительные по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания их таковыми судом (оспоримые сделки);
- недействительные независимо от такого признания (ничтожные сделки).
Формулировка текста ст. 166 ГК РФ позволила некоторым авторам безоговорочно отнести все оспоримые сделки к недействительным. Однако такой вывод является ошибочным.
Анализ положений п. 1 ст. 166 ГК РФ дает основания относить к недействительным сделкам только те из оспоримых сделок, которые признаны судом недействительными по специально заявленному иску по основаниям, указанным в ГК РФ. Вместе с тем любая оспоримая сделка до момента признания ее недействительной судом относится к категории действительных сделок, и только признание ее недействительной путем вынесения судебного решения "переводит" ее в категорию недействительных сделок. При отсутствии специального иска со стороны заинтересованного лица, либо по причине пропуска срока исковой давности, либо в силу отказа истца от заявленного иска о признании оспоримой сделки недействительной последняя так и останется действительной.
Сказанное подкрепляется мнением М.М. Агаркова, утверждающего, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ СЛЕДУЕТ "ДЕЛИТЬ НА БЕЗУСЛОВНО ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ И НА УСЛОВНО ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ (ИЛИ ОСПОРИМЫЕ)" <*> (выделено мной. - М.Р.). К последним (условно действительным, оспоримым, опровержимым) следует относить те сделки, которые не были переданы на рассмотрение суда или в признании которых недействительными судом отказано.
--------------------------------
<*> Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. Том 2. М.: Центр ЮрИнфоР, 2002. С. 347.

В свою очередь недействительные сделки можно подразделять на абсолютно недействительные (ничтожные) и признанные специальным решением суда недействительными оспоримые сделки (недействительные оспоримые).
Разделение недействительных сделок на ничтожные и признанные судом недействительными оспоримые сделки основано на наличии в их правовом статусе существенных различий. В частности, ГК РФ различает сроки исковой давности в отношении ничтожных и оспоримых сделок.
Поскольку ничтожная сделка недействительна и без признания этого обстоятельства судом, закон устанавливает срок исковой давности только для предъявления иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Этот срок, превышающий общий срок исковой давности, равен 10 годам и исчисляется со дня, когда началось ее исполнение (п. 1 ст. 181 ГК РФ).
Иск о признании недействительной оспоримой сделки и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение срока исковой давности, который составляет один год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка <*>, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, которые являются основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК РФ).
--------------------------------
<*> Интересно, что ст. 703 Тома Х Свода законов Российской империи устанавливала правило, согласно которому для опровержения сделок, совершенных под принуждением, давностный срок был равен одной неделе.

Применительно к мировой сделке можно утверждать, что ничтожная мировая сделка недействительна с самого момента ее совершения, оспоримая мировая сделка в зависимости от решения суда может быть признана недействительной с момента заключения либо на будущее время (ст. ст. 166, 167 ГК РФ).
В силу ст. 181 ГК РФ иск о применении последствий недействительности ничтожной мировой сделки может быть предъявлен в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение; иск о признании оспоримой мировой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности - в течение года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
В литературе подчеркивается различный субъектный состав лиц, обладающих возможностью заявлять требования о применении последствий ничтожности сделки, о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий недействительности оспоримой сделки (относительно мировой сделки об этом будет говориться далее).
Отмечается также и то, что недействительность ничтожных сделок установлена законом методом нормативного императива, тогда как объявление оспоримых сделок недействительными производится методом оспаривания их действительности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шахматов В.П. Виды несоответствия сделок требованиям норм права // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сборник статей. М.: Статут, 2001. С. 344.

Последнее суждение не позволяет согласиться с разъяснением, содержащимся в п. 32 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которому допускается рассмотрение в суде исковых требований о признании недействительной ничтожной сделки по мотиву того, что ГК РФ не исключает возможности предъявления такого рода исков <*>. Этот вывод не может не вызывать возражения, в том числе и по причине, которую обозначает И.В. Матвеев: такой подход фактически размывает грань между ничтожными и оспоримыми сделками, поскольку официально допускается возможность признания недействительными в судебном порядке ничтожных сделок <**>.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.
<**> См.: Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. М.: Юрлитинформ, 2002. С. 63 - 64.

Вместе с тем в литературе нередко можно встретить суждения в поддержку указанной позиции высших судебных органов. Сегодня достаточно распространена точка зрения, согласно которой возможность обращения в суд с самостоятельным требованием о признании недействительной ничтожной сделки должна быть непременно предоставлена участникам гражданского оборота, в том числе и в случае, когда исполнение по ничтожной сделке вовсе не было произведено. В качестве обоснования такого искового требования называются, в частности, неочевидность ничтожности сделки для участников сделки и иных лиц, зависимость мотивации сторон сделки от судебного решения, предотвращение исполнения ничтожной сделки, определенность состояния участников сделки <*>.
--------------------------------
<*> Такую позицию обосновывает, в частности, Д.О. Тузов. Он утверждает, что интерес в признании недействительной ничтожной сделки может возникнуть и при отсутствии ее исполнения, вследствие чего ратует за самостоятельность требования о признании недействительной ничтожной сделки (см.: Тузов Д.О. Ничтожность и оспоримость сделок: классическая доктрина и проблемы российской цивилистики // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: Статут; Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 155; Он же. Иски, связанные с недействительностью сделок. Теоретический очерк / Под ред. Б.Л. Хаскельберга и В.М. Чернова. Томск: Пеленг, 1998).

Возразить такой позиции можно словами известного русского правоведа Т.М. Яблочкова: "Суд не работает зря и на всякий случай!" <*>. Иными словами, стремлению субъектов права заблаговременно подкрепить свою позицию судебным решением противостоит отсутствие у суда консультативных и удостоверяющих функций в отношении обычных гражданско-правовых договоров - задачей суда является разрешение споров о праве.
--------------------------------
<*> Цит. по ст.: Попов Б.В. Мировая сделка, прекращение дела и судебное решение // Вестник права. 1915. N 29. С. 842.

Вместе с тем, думается, существует реальная необходимость в выработке четких критериев, позволяющих однозначно отграничивать абсолютно недействительные сделки (ничтожные сделки) от условно действительных сделок (оспоримых сделок, недействительность которых может быть признана судом по специальному иску). Введение таких критериев сделало бы более стабильным гражданский оборот, придало бы большую определенность отношениям сторон, позволило бы эффективнее осуществлять защиту прав.
Дореволюционные цивилисты рассматривали ничтожность сделки как недействительность, которая имеет место в отношении всех лиц и не подлежит по общему правилу исправлению <*>, тогда как оспоримость признавалась недействительностью в отношении определенных лиц и могла быть исцелена. Этим интересом указанных лиц и определялся критерий различия между ничтожностью и оспоримостью сделок: его видели в том, что ничтожность нарушает непосредственно публичный интерес, а оспоримость - частный интерес <**>. Этот критерий используют и современные правоведы <***>.
--------------------------------
<*> К.П. Победоносцев писал: что само по себе ничтожно, то ничтожно с самого начала, когда бы эта ничтожность не обнаружилась (см.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 29). Е. Годэмэ отмечал, что в мире юридическом нельзя ничего создать из ничего, как и в мире материальном; ничтожность неисцелима (см.: Годэмэ Е. Общая теория обязательств. М., 1948. С. 179). В.М. Хвостов утверждал, что ничтожная сделка не может получить силу (см.: Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 188). В связи с изложенным не могут не вызывать возражений достаточно часто встречающиеся в отечественной литературе утверждения о возможности и даже необходимости исков о признании ничтожной сделки действительной (см., например: Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделок. Теоретический очерк / Под ред. Б.Л. Хаскельберга и В.М. Чернова. Томск: Пеленг, 1998).
<**> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2002. С. 167 - 168. Этот же критерий применял Правительствующий Сенат, считавший сделку недействительной по оспоримости, если ею нарушен частный интерес, и ничтожной, если нарушен публичный интерес.
<***> На этот критерий указывает М.И. Брагинский (см.: Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.: Спарк, Хозяйство и право, 1999. С. 287). В.П. Шахматов говорит о зависимости классификации сделок на ничтожные и оспоримые от характера и значения тех общественных отношений, которые регулируются соответствующими нормами права о недействительных сделках (см.: Шахматов В.П. Виды несоответствия сделок требованиям норм права // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сборник статей. М.: Статут, 2001. С. 344).

Для целей последующего разделения сделок, совершаемых в коммерческом обороте, на абсолютно недействительные (ничтожные) и условно действительные (оспоримые, недействительность которых может быть признана судом по специальному иску), будет проанализирована попытка классификации недействительных сделок, предпринятая М.В. Кротовым. Им выделяются специальные составы недействительных сделок (сделки с пороками содержания, пороками воли, пороками субъектного состава и пороками формы) и общий состав, который охватывает норму ст. 168 ГК РФ, а также специальные составы <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Том 1 / Под редакцией А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. С. 259.

Нельзя не согласиться с выводом М.В. Кротова о том, что сделка, представляющая совокупность четырех элементов (субъекты, единство воли и волеизъявления, форма, содержание), может не иметь пороки этих образующих элементов, но являться недействительной по причине противоречия ее требованиям закона. Вследствие этого правильным является умозаключение о необходимости разграничения составов недействительных сделок, охватывающих случаи дефектности образующих сделку элементов, и состава недействительных сделок, не соответствующих требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ).
Суждения М.В. Кротова представляются неверными в части вывода о том, что, "следуя буквальному толкованию ст. 168 ГК РФ, следует признать, что ею охватывается и дефектность элементов, образующих сделку" <*>. Мыслится, что последнее утверждение о распространении положений нормы ст. 168 ГК РФ на все случаи недействительности сделки снижает ценность предложенной дифференциации.
--------------------------------
<*> М.В. Кротов отмечает, что при наличии специальной нормы, устанавливающей недействительность сделки в зависимости от дефектности отдельных элементов, применению подлежит специальная норма (см.: Гражданское право. Том 1 / Под редакцией А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. С. 259).

Думается, что положения, содержащиеся в ст. 168 ГК РФ, должны рассматриваться в качестве самостоятельного состава недействительных сделок по отношению к иным составам недействительных сделок (недействительные сделки, сгруппированные в зависимости от того, какой из составляющих их элементов оказался дефектным). Иными словами, можно говорить о том, что норма ст. 168 ГК РФ распространяется только на случаи несоответствия сделки положениям гражданского законодательства, специально предусмотренным для данной категории сделок (конкретного вида договоров), и не охватывает положения, сформулированные в ст. ст. 169 - 179 ГК РФ для всех категорий сделок <*>.
--------------------------------
<*> В том случае, если сделка имеет более одного основания оспоримости, налицо будет сложный состав недействительной сделки. Примером сложных составов будет, например, сделка, совершенная юридическим лицом с выходом за пределы его правоспособности и под влиянием заблуждения (ст. ст. 173, 178 ГК РФ). В том случае, если при наличии оснований для оспаривания сделки будут существовать и основания, свидетельствующие о ее ничтожности, сложного состава недействительной сделки не будет. Здесь применению подлежит норма о ничтожности сделки - оспоримость сделки будет "поглощена" ничтожностью. Иллюстрацией этому будет мнимая сделка, совершенная с выходом уполномоченного лица за пределы установленных полномочий (ст. 174, п. 1 ст. 170 ГК РФ).

Последнее замечание позволяет утверждать, что под общими составами следует понимать составы недействительных сделок, охватывающие случаи дефектности образующих любую сделку элементов. К специальным составам относится состав недействительных сделок, не соответствующих определенным требованиям закона или иных правовых актов.
Рассмотрим вначале общие составы недействительных коммерческих сделок, к которым относятся (1) сделки с пороками воли, (2) сделки с пороком субъектного состава, (3) сделки с пороками формы, (4) сделки с пороками содержания.
Сделки с пороками воли, совершаемые в рамках коммерческого оборота, относятся к разряду оспоримых сделок. Это:
- сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ);
- сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ).
Сделки с пороком субъектного состава, если они совершены в коммерческом обороте, оспоримы <*>. Это:
--------------------------------
<*> Ничтожными в силу прямого указания ГК РФ будут такие некоммерческие сделки (с пороком субъектного состава), как совершенные гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 171 ГК РФ), и совершенные несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. 172 ГК РФ).

- сделки, совершенные юридическим лицом с выходом за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК РФ);
- сделки, совершенные лицом, наделенным полномочиями, либо органом юридического лица от имени последнего, с выходом за пределы установленных полномочий (ст. 174 ГК РФ).
Оспоримые сделки имеют такое несоответствие нормам права, которое, по определению О.С. Иоффе, трудно распознаваемо и не может быть выявлено без представления и оценки необходимых доказательств <*>. Вследствие этого для признания их недействительными требуется самостоятельное судебное разбирательство по специальному иску.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. Издательство Ленинградского университета, 1958. С. 230.

Оспаривание такой сделки направлено на защиту частных интересов, вследствие чего закон предоставляет пострадавшей стороне право решить, сохранить ли ей эту сделку или требовать признания ее недействительной (с учетом этого требования о признании оспоримой сделки недействительной вправе предъявлять лица, специально поименованные в гражданском законодательстве). Оспоримые сделки являются действительными до тех пор, пока суд не вынесет решения о признании их недействительными.
Сделки с пороками содержания относятся к разряду ничтожных сделок. Это:
- сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка (ст. 169 ГК РФ) <*>;
--------------------------------
<*> К этому виду ничтожных сделок относят сделки, нарушающие государственную монополию (например, ФЗ "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности" предусмотрено, что сделки по экспорту и/или импорту отдельных видов товаров, совершенные в нарушение государственной монополии, являются ничтожными; соответствующие органы, поименованные в названном Законе, вправе предъявлять требования о применении последствий недействительности сделки); нарушающие правовой режим определенных видов деятельности (примером может послужить дело с участием чекового инвестиционного фонда, который передал приватизационные чеки в пользование под проценты, тогда как согласно Указу Президента РФ от 07.10.1992 г. N 1186 фонд обязан использовать чеки в процессе приватизации); нарушающие режим осуществления изъятых из оборота или ограниченно оборотоспособных объектов правоотношений; направленные на извлечение доходов от запрещенных видов деятельности и др.

- сделки, совершенные для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия (мнимые сделки - п. 1 ст. 170 ГК РФ);
- сделки, совершенные с целью прикрыть другую сделку (притворные сделки - п. 2 ст. 170 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> Мнимые и притворные сделки, которые обозначались русскими дореволюционными правоведами как вымышленные сделки (см.: Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. Книга четвертая / Составил И.М. Тютрюмов. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2004. С. 28) и симулятивные сделки (см.: Гамбаров Ю.С. Русское гражданское право. Общая часть. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 746).

Сделки с пороками формы ничтожны только в следующих случаях:
- если такое последствие несоблюдения простой письменной формы сделки прямо установлено законом или прямо закреплено в соглашении сторон (п. 2 ст. 162 ГК РФ);
- если не соблюдена нотариальная форма сделки и/или требование о ее государственной регистрации (п. 1 ст. 165 ГК РФ).
Во всех остальных случаях говорить о недействительности сделки, совершенной с нарушением простой письменной формы, нет оснований, но договор в этом случае рассматривается как незаключенный (см. об этом § 5.3 настоящей работы).
Ничтожные сделки посягают на публичный интерес, нарушая специально установленные запреты правовых норм. Недействительность ничтожных сделок обычно очевидна, вследствие чего она не требует судебного подтверждения. Характерная особенность ничтожных сделок состоит в том, что такие сделки стороны могут не исполнять, а относиться к ним как к несуществующим.
В том случае, если основания ничтожности не были установлены и ничтожная сделка послужила ложным основанием для произведения исполнения по ней, устранить последствия безосновательного исполнения можно путем заявления требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки.
Положения ст. 168 ГК РФ, которые следует рассматривать как специальный состав недействительных сделок, не охватывают положений, сформулированных в ст. ст. 169 - 179 ГК РФ (общие для всех сделок составы недействительности). Статья 168 ГК РФ относит к ничтожным сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов, за исключением случаев, когда закон устанавливает, что такая сделка оспорима, или предусматривает иные последствия нарушения <*>, то есть для отнесения сделки к числу оспоримых необходимо специальное указание на это конкретного закона (иного правового акта); отсутствие такого указания позволяет рассматривать сделку как ничтожную.
--------------------------------
<*> Законодатель использовал в ст. 168 ГК РФ понятие "несоответствие закону". Думается, более точно было бы говорить о "противоречии закону", ибо, как указывает В.П. Шахматов, опираясь на суждение болгарского правоведа Л. Васильева, понятие "противоречие закону" трактуется более узко, нежели понятие "несоответствие закону", поскольку не всякое несоответствие сделки предписаниям правовой нормы будет противоречить закону и выступать основанием ничтожности сделки (см.: Шахматов В.П. Виды несоответствия сделок требованиям норм права // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сборник статей. М.: Статут, 2001. С. 334 - 335).

Используемый в рассматриваемой статье термин "закон или иные правовые акты", по мнению О.Н. Садикова, должен трактоваться расширительно и охватывать все "надлежаще установленные нормы гражданского законодательства РФ, в том числе нормы международного права, которые являются составной частью правовой системы РФ" <*>. С учетом этого при анализе сделки на предмет соответствия требованиям закона или иных правовых актов необходимо исходить из императивно установленных правил гражданского законодательства, предусмотренных специально для этой категории сделки (данного вида договоров) и действующих на момент ее заключения <**>.
--------------------------------
<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. Садиков О.Н. М.: Контракт, Инфра-М, 1997. С. 359.
<**> Надлежащая проверка соответствия судебной мировой сделки положениям гражданского законодательства, предусмотренным для этой категории сделки (данного вида договоров), возможна в том случае, если суд дал правильную квалификацию возникающего из мирового соглашения правоотношения. В этой связи нельзя не согласиться с выводом О. Степановой и Г.В. Воронкова, которые говорят о необходимости изложения в определении об утверждении мирового соглашения не только условий последнего, но и юридической квалификации возникших правоотношений (см.: Степанова О. Мировая сделка в суде второй инстанции // Социалистическая законность. 1961. N 9. С. 52; Воронков Г.В. Судебные определения об утверждении мировых соглашений сторон и охрана прав граждан в советском гражданском процессе // Развитие прав граждан СССР и усиление их охраны на современном этапе коммунистического строительства. Саратов: Саратовский юридический институт, 1962. С. 227).

Во многих статьях гражданского законодательства РФ употребляется родовой термин "недействительность договора". Указанное обстоятельство нередко создает известные трудности на практике.
Как указывает М.И. Брагинский, в тех случаях, когда редакция нормы статьи предусматривает, что сторона в соответствующем случае может требовать признания договора недействительным, речь идет об оспоримости данной сделки <*>. Если же употребляется термин "недействительность", но не говорится о признании сделки недействительной по требованию стороны (даже и в отсутствие прямого указания на ничтожность сделки), это означает, пишет ученый, что соответствующая сделка ничтожна.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1998. С. 154.

Резюмируя вышесказанное, можно утверждать, что ничтожными будут коммерческие сделки, совершенные:
- с пороками содержания (ст. ст. 169 - 170 ГК РФ);
- с нарушением требования о нотариальном удостоверении или о регистрации сделки (п. 1 ст. 165 ГК РФ);
- с нарушением требований закона (иного правового акта) регулирующего эту категорию сделок (данный вид договоров), когда по смыслу закона последствием несоблюдения установленного в нем требования является ничтожность сделки.
Во всех остальных случаях речь может идти только об условно действительной (оспоримой) коммерческой сделке, недействительность которой может быть установлена судом на основании заявленного заинтересованным лицом специального иска (то есть иска о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности).
Применительно к мировой сделке можно говорить о том, что на нее распространяются все положения о действительности и недействительности сделок; возможность оспаривания внесудебной мировой сделки ни у кого не вызывает сомнений.
Возражения многих правоведов вызывает допустимость оспаривания в самостоятельном порядке судебной мировой сделки - мирового соглашения <*>. Вопросы недействительности мирового соглашения и возможность оспорить его в общем порядке являются сегодня, пожалуй, одними из самых дискуссионных.
--------------------------------
<*> Процессуалисты практически единодушны в мнении о том, что требование о недействительности мирового соглашения должно заявляться посредством обжалования определения об утверждении мирового соглашения (см., например: Пятилетов И.М. Мировое соглашение как способ разрешения спора о праве без вынесения судебного решения // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. Сб. научных трудов. М.: ВЮЗИ, 1985. С. 56; Грось Л.А. Мировое соглашение в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 1996. N 12; Моисеев С. Мировое соглашение в арбитражном производстве // Российская юстиция. 1999. N 10; Пилехина Е.В. Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции: Диссер. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 49; Сердюкова Н.В., Князев Д.В. Мировое соглашение в практике арбитражных судов // Арбитражная практика. 2003. N 4. С. 48). Судебно-арбитражная практика исходит из запрета на самостоятельное оспаривание мирового соглашения и требование о применении последствий его недействительности. Например, арбитражный суд отказал в принятии искового заявления о применении последствий недействительности ничтожной сделки - мирового соглашения, ссылаясь на то, что спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде в порядке искового производства; этот вопрос мог быть предметом рассмотрения только в рамках дела, по которому утверждено мировое соглашение (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.01.2000 г. по делу N КГ-А40/4635-99).



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019