ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Бацилла «всевластия»


Первое из оснований, определивших, как можно думать, позицию ГПУ, – это его особый, хотя и негласный статус.
В свое время в сложной обстановке становления государственно–правовой самостоятельности России существовали, надо полагать, причины, вызвавшие необходимость формирования при российском лидере специфического ведомства, концентрирующего ведущие юри–дико–государствоведческие функции во всем российском аппаратном «хозяйстве» (при этом сама возможность формирования указанного ведомства оказалась обусловленной и личностно–профессиональ–ными качествами его руководителя – опытного юриста и видного политического деятеля С. Шахрая).
Но вот упомянутые причины отпали, перешел на другой участок государственной работы руководитель ведомства, и тогда случилось то, что зачастую происходит по неумолимой аппаратной логике, воспринимающей бациллы «всевластия»: надлежащих причин и оснований для существования данного подразделения уже нет, а статус и вытекающие из него высокие амбиции, стремление подчинить себе все иные юридические учреждения сохранились и требуют оправдания, постоянного впечатляющего подтверждения.
Особый негласный статус и претензии ГПУ создают ненормальную, деструктивную обстановку и в настоящее время решительно ничем не оправданы. В свое время министр юстиции Н. Федоров обосновывал свою отставку с занимаемого им поста, в частности, вот этой нетерпимой обстановкой, которую создает ГПУ – неконститу–
С.153
ционный, как он неоднократно подчеркивал, орган. Да и ныне работающий министр юстиции К. Калмыков в недавнем интервью «Известиям» отметил неоправданные трудности, возникающие в связи с деятельностью ГПУ, его стремлением ко «всевластию» в юридической области.
Другим основанием, обусловившим отношение ГПУ к проекту Гражданского кодекса, является его известная ориентация – как можно судить по документам – на упомянутые ранее научные круги –приверженцев «иных», перекочевавших из прошлого подходов в регулировании хозяйственных отношений. Ведь в дни задержки представления проекта Гражданского кодекса ГПУ времени не теряло. В одной из президентских программ, подготовленных с прямым участием ГПУ (и понятно, с обозначением ключевой роли опять-таки ГПУ), появилась строчка о Предпринимательском кодексе, воскрешающем идею двусекторного права. В это же время руководителем ГНУ предпринята попытка монополизировать, сосредоточить в своих руках все контакты с зарубежными коллегами по вопросам законодательства, прежде всего по регулированию рыночных имущественных отношений.
А в последние дни картина еще более проясняется, приобретая драматически–фарсовый характер. ГПУ в обстановке секретности (как и положено учреждению с такой зловещей аббревиатурой) начало готовить – собрав группу в одном из подмосковных санаториев –«свой Гражданский кодекс». Нелепая и жуткая фантасмагория какая–то! Учреждение, находящееся «при Президенте», готовит «свой проект» после того, как Президент представил одобренный Правительством проект Гражданского кодекса в Федеральное Собрание и последнее уже приняло его в первом чтении. Неужели мы вступаем, в обстановку всевластия отдельных чиновников – воистину политического безумия?!
Впрочем, изложенные обстоятельства (кроме последнего из упомянутых) в немалой степени относятся к пройденному времени. Работа над проектом первой части Гражданского кодекса уже идет в Государственной Думе. Проект взят за основу для подготовки рекомендательного модельного проекта для стран СНГ. В соответствии с президентским поручением идет активная работа над проектом второй части Кодекса, к которой привлечены ведущие юридические силы России. Надо надеяться, что будет решен и вопрос о существовании «гэпэушного» ведомства в его нынешнем виде; ситуация на–
С.154
столько очевидна, что не предпринимать надлежащих организационных мер здесь уже просто нельзя.
Но есть сторона проблемы, на которой следует все же сделать ударение. Это – пагубность и коварство «всевластия» независимо от того, выражается ли оно в деятельности представительных органов (как в прошлом это было характерно для системы Советов) или в тех или иных учреждениях исполнительных подразделений. И дело не только в том, что «всевластие» неизбежно соседствует со своеволием и некомпетентностью, но главным образом в том, что «всевластие» в любом виде, его бациллы и рецидивы создают правовой вакуум, нишу бесконтрольности, куда с неумолимой неизбежностью пробивают тропинку амбициозные страсти и антиреформаторские силы, будем надеяться, силы прошлого. Опыт ГПУ еще раз подтвердил эту роковую зависимость.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021