ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 277. Чистое римское право


Частные штрафные иски появились у римлян очень рано. Целый ряд таких исков встречается еще в законодательстве XII таблиц. Основанием их служат определенные грубые правонарушения, которые могут быть подведены под три главные группы: furtum (кража), damnum injuria datum (повреждение чужих вещей) и injuria (оскорбления словом и действием). Казуистические постановления XII таблиц о damnum injuria datum впоследствии были заменены новыми, более общими, изложенными в lex Aquilia. Дальнейшее развитие штрафные иски получили в преторской практике. Преторы в своих эдиктах выставили целый ряд новых штрафных исков (actio vi bonorum raptorum, quod metus causa, actio servi corrupti и т. д.), штрафные или имели двоякую функцию. С одной стороны, они составляли особый вид частных прав, они предъявлялись в порядке гражданского процесса и находились в полном распоряжении кредитора, штраф шел в его пользу. С другой стороны, они имели и публичную функцию, служили формой наказания и в этом смысле восполняли пробелы публичного уголовного права римлян. (Дело в том, что многие преступления, так назыв. delicta privata, вовсе не карались уголовным законом, а только порождали штрафной иск в пользу потерпевшего лица.) Итак, штрафные иски должны были удовлетворять двойной цели: правонарушитель должен быть наказан, потерпевший должен получить вознаграждение.
С течением времени римляне должны были придти к убеждению, что вторая цель достигается штрафными исками далеко недостаточной степени. И вот наряду с чистыми штрафными исками начинают появляться иски смешанные (прототипом их является actio legis Aquiliae), при которых на первом плане стоит вознаграждение потерпевшего. Наконец, появились и такие иски ex delicto, которые исключительно только преследовали вознаграждение потерпевшего лица (как, напр., condictio furtiva). В связи с этим подверглось видоизменению и начало древнего права, которое гласило: in poenam heres non succedit.
Это начало возникло, несомненно, в такую эпоху, когда преобладающее значение имела функция наказания, когда, следовательно, существовали одни только чистые штрафные иски. Оно подверглось значительной модификации, как только стали выдвигать функции вознаграждения потерпевшего. Именно претор постановил, что наследники правонарушителя продолжают отвечать пред потерпевшим, in quantum locupletiores facti sunt, т. е. в размере своего обогащения. А классические юристы определили, что достаточно, если обогащение имеется налицо в момент приобретения наследства, не требуется, чтобы оно продолжало существовать до предъявления иска со стороны потерпевшего.
Ввиду вышеизложенного можно установить следующие общие начала для юстиниановского права. Существуют три категории исков ex delicto: иски штрафные, смешанные, и иски, направленные только на вознаграждение за убыток. Каждый из этих исков обнимает определенную группу случаев, имеет свои специальные субъективные и объективные предположения: напр., actio legis Aquiliae преследует только телесные повреждения и повреждение чужих вещей; требовать возмещения убытка за повреждение вещи посредством этого иска могут, кроме собственника, только лица, имеющие вещные права на нее, но не лица, имеющие только личные на нее права, и т. д. Субсидиарное значение по отношению к остальным искам ex delicto имеет actio doli: этот иск служит средством защиты против всякого умышленного нанесения вреда, поскольку неприменимы другие, более специальные иски. Наследники правонарушителя как по чисто штрафным, так и по смешанным искам отвечают только in quantum locupletiores facti sunt, причем обогащение должно быть налицо в момент приобретения наследства.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019