ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Глава 2. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СУВЕРЕНИТЕТА


Право — внутригосударственное и международное, используя термин-понятие «суверенитет», не раскрывает его конкретного содержания. Но его можно сформулировать исходя из анализа правовых предписаний.
Краткое и общее понятие суверенитета выражается достаточно общепринятой в отечественной доктрине формулой: суверенитет — это присущее государству верховенство на своей территории и независимость в международных отношениях.
Из этого определения следует, во-первых, что суверенитет характеризует свойства государства и выступает как суверенитет государства, или государственный суверенитет. Во-вторых, присущая государству суверенность проявляется в двух его неразрывно связанных между собой свойствах — в верховенстве государства на своей территории и в его независимости в международных отношениях. И в-третьих, термин «суверенитет» характеризует свойства государства и только государства и использование этого термина в ином значении не только нежелательно, но в научном и политическом плане просто недопустимо, поскольку ничего, кроме путаницы, породить не может.
Государство — явление столь многогранное, что его можно изучать и описывать с разных сторон. Поэтому известны многочисленные характеристики государств по их социальному устройству (типы государств), политическому устройству, форме правления и иным критериям. Соответственно, различают государства рабовладельческие, феодальные, капиталистические, социалистические или некие соответствующие им переходные или смешанные типы; монархии (абсолютные, ограниченные, конституционные); республики (парламентские и президентские); деспотии, диктатуры, тоталитарные государства, автократии и демократии (представительные и непосредственные) и т. д.
Вышеуказанные и многочисленные иные характеристики государств выявляют лишь различия между существовавшими или существующими государствами, но не выявляют общую характеристику государства как такового, независимо от приведенных и иных различий между государствами.
Одна такая общая характеристика государства, независимо от каких-либо различий между государствами, существует и выражается термином и понятием «суверенитет», общее

определение которого приведено выше. Исходя из суверенитета, можно дать, например, следующее общее определение государства: государство — это особая организация по управлению делами существующего на определенной территории человеческого общества, обладающая специфическим свойством суверенитета.
Издавна считали, что государство образуют три основных компонента: территория (государственная территория), население, проживающее на этой территории, и публичная (государственная) власть, что достаточно очевидно. Но было далеко не ясно, как эти элементы складываются в единое целое, образуя государство.
Ныне стало очевидным, что эти элементы связываются воедино через понятие суверенитета, отражающее наиболее общие юридические (политико-юридические, поскольку все связанное с государством носит политический характер) свойства государства.
Государственная территория — это земное пространство, находящееся под суверенитетом данного государства. Соответственно, негосударственная территория — земное пространство, не находящееся под суверенитетом какого-либо государства.
Население — совокупность индивидов (граждан, иностранцев, лиц без гражданства), находящихся в территориальных пределах государства, на которых распространяется юрисдикция (совокупность властных правомочий) данного государства.
Публичная (государственная) власть — особая организация властвования, посредством деятельности которой осуществляется государственный суверенитет.
Предстоит далее раскрыть существо использованных в вышеприведенном общем определении суверенитета терминов-понятий «верховенство государства на (или в пределах) своей территории» (более кратко — территориальное верховенство) и «независимость государства в международных отношениях» (более кратко — просто независимость).
Естественно, что эти юридические категории описываются с помощью опять же юридической терминологии, за краткостью изложения не всегда в настоящем труде поясняемой.
Подчеркнем еще раз, что характеризующие суверенитет два его юридических признака — территориальное верховенство и независимость государства — неразрывно связаны между собой, взаимно предопределяют друг друга, являются взаимообусловленными. Это две стороны одного и того же явления — государственного суверенитета, что не препятствует тем не менее раздельному рассмотрению существа этих юридических терминов-понятий.

1. Территориальное верховенство государства
Термин-понятие «верховенство государства на своей территории» (территориальное верховенство) выражает то сущностное свойство государства, согласно которому оно обладает полновластием, полнотой публичной (общественной) власти в пределах своей территории, исключающей деятельность

в этом пространстве любой иной публичной власти. Только государство может предписывать юридически обязательные правила поведения для всех находящихся на его территории физических лиц и их объединений (юридических лиц и общественных организаций) и обеспечивать их соблюдение в случае необходимости путем властного принуждения. Веления государства, выраженные в национальном праве и единичных правовых актах, обязательны для всех их адресатов — органов государства, должностных лиц, граждан, иностранцев и апатридов, юридических лиц и общественных организаций. Властные правомочия государства в отношении всех таких лиц обозначаются термином «юрисдикция». Государство обладает в пределах своей территории (в некоторых случаях и за ее пределами) полнотой юрисдикции — законодательной, административной и судебной.
Территориальное верховенство выражает, следовательно, ту реальную ситуацию, что государство полновластно в пределах своей территории, поскольку над государством нет более высокой, подчиняющей его себе какой-либо власти.
Свою юрисдикцию — законодательную,
административную и судебную (возможна также учредительная юрисдикция) — государство осуществляет посредством своих органов, в своей совокупности они осуществляют государственную власть. Поэтому территориальное верховенство характеризует также и свойства государственной власти, которая действует от лица государства, обязывая тем самым в конечном счете государство как таковое.
Это четко следует из международного права, в частности из его норм об основаниях международной ответственности государств, сформулированных ныне в соответствующем проекте статей Комиссией международного права ООН. Одна из таких норм, озаглавленная «Присвоение государству поведения его органов», гласит: «Поведение любого органа государства, имеющего такой статус согласно внутреннему праву этого государства, рассматривается согласно международному праву и при условии, что в данном случае указанный орган действовал в качестве такового, как деяние этого государства». Впрочем, это вытекает и из положений национального права государств. В приведенной норме речь идет о деянии (действии или бездействии) государства вообще — правомерном или противоправном. И в качестве органа государства понимается в том числе любое его должностное лицо (например, полицейский), исполняющее свои служебные обязанности.
В качестве верховной власти государство и только данное государство устанавливает и изменяет свое национальное право и обеспечивает его исполнение. В нормах национального права управомоченным на то органом государства, осуществляющим законодательную юрисдикцию, выражена воля государства. Это, естественно, не значит, что государство в лице своих компетентных органов может творить правовой произвол. Нормально выраженная в национальном праве воля государства детерминирована условиями жизнедеятельности организованного в данное государство общества. Если же государство в лице

органов государства творит правовой произвол, то это порождает произвол неисполнения правовых предписаний субъектами национального права со всеми вытекающими из этого пагубными последствиями для государства и его государственной власти.
Территориальное верховенство государства проявляется и в том, что в его руках в лице компетентных органов государства концентрируются вся принудительная власть и все средства властного принуждения. Властное принуждение к исполнению правовых предписаний осуществляется либо управомоченным на то органом государства, либо в редких случаях специально на то управомоченной государством негосударственной организацией. Монополизация государством властного принуждения вовсе не означает, что государство только и делает, что принуждает исполнять правовые предписания. Нормально субъекты национального права законопослушны, поскольку нормы права выражают их интересы и потребности. И во избежание отрицательных для них последствий правонарушения и преступления должны соответственно пресекаться государством.
Территориальное верховенство государства,
осуществляемое от лица государства государственной властью, предопределяет необходимость наличия двух качественных особенностей последней: единства и юридической неограниченности государственной власти.
Единство государственной власти состоит в том, что органы государства в своей совокупности образуют единую государственную власть, действующую от лица государства и обязывающую в конечном счете государство как таковое.
Это опять же четко следует из международно-правовых норм, устанавливающих, что именно является деянием государства (правомерным или противоправным). Так, в частности, вслед за ранее приведенной статьей проекта Комиссии международного права следует статья, озаглавленная «Несущественность положения органа в рамках организации государства», которая устанавливает: «Поведение органа государства должно в соответствии с международным правом рассматриваться в качестве деяния этого государства, независимо от принадлежности такого органа к учредительной, законодательной, исполнительной, судебной или иной власти, а также независимо от международного или внутреннего характера его функций и вышестоящего или нижестоящего положения его в рамках государственной организации».
Укажем в свою очередь, что аналогичные положения, касающиеся нераздельного единства государственной власти, непосредственно вытекают и из существа положений национального права об организации государственной власти. Эти положения обеспечивают или должны в принципе обеспечивать, чтобы: а) совокупная компетенция органов государства охватывала все правомочия, необходимые для осуществления функций государства, и б) различные органы государства не предписывали одновременно одним и тем же субъектам национального права при одних и тех же обстоятельствах взаимоисключающие друг друга правила поведения (непротиворечивость норм права — один из

принципов-постулатов права как нормативной системы). Все это должно предусматриваться и обеспечиваться внутренним правом государства.
Единству государственной власти при указанных условиях отнюдь, следовательно, не противоречит распределение функций и правомочий между органами государства, образующими в своей совокупности единую государственную власть. Это не разделение власти, а ее организация. По выражению Ф. Энгельса, это не что иное, как прозаическое деловое разделение труда, примененное к государственному механизму в целях упрощения и контроля.
Для государственной власти характерно осуществление трех основных видов деятельности: законодательной, исполнительной и судебной. В соответствии с этим производится, как правило, и распределение компетенции (функций и правомочий) между органами государства. Называть это разделением власти или разделением властей по меньшей мере нецелесообразно, поскольку возникает иллюзия делимости государственной власти, независимости друг от друга различных ветвей государственной власти. На самом же деле распределение функций и правомочий государства между его органами в целях обеспечения наилучшей эффективности деятельности государства по управлению делами организованного в государство общества весьма условно, поскольку обычно компетенция того или иного органа частично перекрывает или вторгается в компетенцию другого. Например, парламент контролирует деятельность исполнительной власти в части исполнения бюджета и в некоторых иных сферах ее деятельности. Суды разных инстанций правомочны рассматривать дела о несоответствии закону деятельности подсудных им органов исполнительной власти. Центральные органы исполнительной власти иногда правомочны издавать декреты-законы, подлежащие или не подлежащие контролю законодательной власти. Советы всех уровней в Советском Союзе выполняли одновременно функции как законодательной, так и исполнительной власти и т. д.
Короче говоря, исходя из единства государственной власти следует подчеркивать существующую взаимозависимость органов государства, образующих государственную власть, а не якобы их полную автономность.
Специалисты в области международного права в отличие от юристов, имеющих дело с внутригосударственным правом, достаточно ясно это понимают, поскольку субъектами международного права являются государства, а не органы государства в целом или в отдельности и поскольку они своим поведением обязывают (в положительном или отрицательном смысле) не себя лично, а отечественное государство.
Другой качественной особенностью власти государства является ее юридическая неограниченность. Действительно, из наличия территориального верховенства государства следует неограниченность государственной власти какими-либо внешними правовыми предписаниями, иначе верховной была бы такая предписывающая власть. Государственная власть не ограничена и национальным правом, поскольку в ее компетенцию входит устанавливать и изменять национальное право, в том числе

определять функции и правомочия органов государства, образующих государственную власть. Следовательно, государство в лице государственной власти может устанавливать нормы поведения своих органов, издавать, изменять или отменять соответствующие конституционные нормы в установленном им же самим порядке правотворчества и в этом смысле не ограничено своим собственным национальным правом, так как само себя ему подчиняет.
Это не означает, однако, что государственная власть в лице тех или иных органов государства может игнорировать или нарушать правовые предписания, касающиеся их правомочий и деятельности. В этом случае такой орган государства или государственная власть в целом утрачивает свою легитимность со всеми вытекающими из этого отрицательными последствиями.
Констатация юридической неограниченности власти государства в силу его территориального верховенства вовсе не является свидетельством возможности произвола в деле внутригосударственного правового регулирования. Деятельность государства в этой сфере детерминирована реальными внутренними и внешними условиями существования организованного в государство общества. Государство может устанавливать не какое-то произвольное национальное право, а лишь такое, которое соответствует условиям жизни данного общества, его интересам и потребностям, правосознанию, общественной морали и традициям. Иначе правовые предписания не будут исполняться либо государственная власть, утратившая в результате свою эффективность и, соответственно, легитимность, будет заменена новой усилиями населения.
Подводя итоги вышеизложенного, можно указать, что термин-понятие «территориальное верховенство» государства выражает в общем виде такие сущностные свойства государства, как концентрация в его руках всей полноты публичной (общественной) власти и властного принуждения, осуществление государством законодательной, административной и судебной юрисдикции, установление и поддержание правопорядка внутри государства, наличие единства и юридической неограниченности власти государства, осуществляемой органами государства в их совокупности.

2. Независимость государства
Другим неотъемлемым свойством государства является его независимость в международных отношениях, которая предопределяет необходимость регулирования отношений между государствами особой системой права — международным правом. В свою очередь международное право исходит из независимости государств друг от друга и возводит эту независимость в основной принцип международно-правового регулирования.
Действительно, если внутригосударственное право в силу верховенства государства устанавливается государством и выражает его волю, то международное право является продуктом соглашения государств по поводу существа его норм и признания их юридически обязательными. Это соглашение достигается путем согласования (взаимных уступок и компромиссов) воль государств. Поэтому в нормах международного права,

регулирующих международные отношения, выражена согласованная, а тем самым и общая воля установивших эти нормы государств, детерминированная их взаимными интересами и потребностями.
Выше, в первой главе, отмечалось, что все субъекты современного международного права, а не только государства являются независимыми друг от друга общественными образованиями. Они не подчинены власти какого-либо государства или какой бы то ни было третьей власти. Но независимость иных, кроме государств, субъектов международного права не является выражением их суверенитета, которым они не обладают. Это результат согласия государств не подчинять определенные общественные образования своей власти и признания государствами их международной правоспособности и правосубъектности. О роли признания в международном праве пойдет речь в следующей главе.
Независимость государств в международном общении как одна из составляющих их суверенитета — это юридическая категория, устанавливаемая и регламентируемая международным правом. Этому отнюдь не противоречит фактическая, объективная взаимозависимость государств, непрестанно усиливающаяся в силу международного разделения труда, обострения глобальных проблем современности и иных причин. Именно взаимозависимость государств как суверенных образований порождает потребность в их сотрудничестве на общепланетарном или локальном уровне и в регулировании такого сотрудничества международным правом.
Общее международное право, регулирующее межгосударственные и иные международные отношения применительно ко всем сферам, создается государствами, точнее
— международным сообществом государств в целом. В основе его
структуры лежат основные принципы международного права.
Основные принципы современного международного права
— это наиболее общие, исходные, взаимосвязанные между собой
нормы, регулирующие поведение государств и иных субъектов
международного права во всех сферах международных
отношений, имеющие императивный характер и определяющие в
концентрированном виде основное содержание и
целенаправленность международного права в целом. Иными
словами, они устанавливают, в частности и в особенности,
основные права и обязанности государств в международном
общении. Ныне они изложены в важнейшем международном
договоре современности — в Уставе ООН и в единодушно
принятой государствами — членами ООН в 1970 г. Декларации о
принципах международного права, касающихся дружественных
отношений и сотрудничества между государствами в
соответствии с Уставом ООН.
Такими принципами международного права являются принципы суверенного равенства государств; неприменения силы или угрозы силой в межгосударственных отношениях; невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию любого государства; мирного разрешения межгосударственных споров и межгосударственного сотрудничества.

В международном праве взаимная независимость государств проявляется в двух ее аспектах: в независимости государства применительно к регулированию его внутренних общественных отношений (внутренняя независимость) и в независимости государства в его внешних сношениях (внешняя независимость).
Внутренняя независимость государства обеспечивается тем, что международное право не регулирует и не может регулировать внутригосударственные общественные отношения. Свое позитивное воплощение это находит в признании государствами недопустимости вмешательства во внутренние дела друг друга.
Как было показано выше применительно к свойству территориального верховенства государства, последнее может по взаимному соглашению с другими государствами принимать обязательства в пользу тех или иных субъектов своего национального права. Но дестинаторы таких обязательств смогут пользоваться предусмотренными такими международными обязательствами своими правами только тогда, когда государство трансформирует свое международное обязательство в нормы своего национального права. Прямого регулирования международным правом внутригосударственных отношений нет и быть не может. Гипотетически такое правовое регулирование возможно лишь неким мировым правом, устанавливаемым Богом или по меньшей мере неким мировым сверхгосударством, о чем безуспешно мечтают так называемые мондиалисты, иначе — космополиты.
Внешняя же независимость государства, прежде всего в его взаимоотношениях с другими государствами, состоит в том, что оно свободно, независимо от других государств осуществляет внешнеполитическую деятельность в рамках своих международных обязательств по общему международному праву и локальным международным соглашениям. Такие обязательства суть не ограничение, а проявление его независимости во внешних делах, поскольку, как это имеет место и во внутригосударственном праве, государство само, по своей воле подчиняет себя международному праву, хотя такое подчинение и детерминировано условиями его существования в системе государств.
Если государство, например вновь возникшее, откажется признать для себя обязательными нормы общего международного права, в том числе основные его принципы и другие императивные нормы, нормы jus cogens (общеобязательное право), то оно не сможет требовать от других государств и иных субъектов международного права уважения своего суверенитета, своего территориального верховенства и независимости в международном общении.
В этом суть метода международно-правового регулирования по соглашению между государствами и иными субъектами международных отношений и суть заинтересованности государств в международно-правовом регулировании их взаимоотношений.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019