ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Глава 3. РОЛЬ ПРИЗНАНИЯ В МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ


В межгосударственных отношениях в ходе международного правотворческого и правоприменительного процессов весьма существенную роль играют так называемые односторонние юридические акты государств.
В самом общем виде этот термин означает юридически значимый акт государства (действие или бездействие), выражающий его намерение установить новую норму международного права, изменить действующую норму или потребовать соблюдения действующей международно-правовой нормы.
Сам по себе такой акт не вызывает юридических последствий, но в сочетании с реакцией на него других государств — адресатов одностороннего юридического акта порождает в соответствии с международным правом определенные юридические последствия.
Само собой разумеется, что односторонние юридические акты государства выражают его волю, а установление новой или изменение действующей нормы может быть достигнуто лишь путем соглашения заинтересованных государств, т. е. путем согласования их воль. Иными словами, ничего принципиально нового в правотворческий процесс односторонние юридические акты государств не вносят. Но они порождают особую форму соглашения государств, согласования их воли по поводу установления или изменения международно-правовой нормы.
Проблема односторонних юридических актов достаточно сложна и слабо разработана как в иностранной, так и особенно в отечественной международно-правовой доктрине. Поэтому в настоящей главе излагается собственная точка зрения автора по затронутой весьма важной проблеме, по необходимости весьма кратким образом.
В числе возможных односторонних юридических актов государств следует выделить три основных, а именно: акт обязательства (часто неудачно именуемый актом обещания), акт признания и акт протеста. Первые два акта действуют, как правило, в их сочетании. Акт протеста порождает различные юридические последствия в случае его признания правомерным и в случае отказа в таком признании государством-адресатом. Наиболее важным является акт признания в силу своего существа и частоты применения.
Рассмотрим прежде всего акт обязательства. Это одностороннее заявление государства в лице его компетентного органа о том, что оно берет на себя обязательство об определенном, в соответствии с изложенными условиями, поведении в межгосударственных отношениях, ранее не предусмотренное действующими международно-правовыми предписаниями, адресованное всем другим государствам или некоторым из них и так или иначе доведенное до их сведения (в частности, в письменной форме).
Для того чтобы акт обязательства приобрел в соответствии с международным правом юридически обязывающую силу,

необходимо, чтобы государства-адресаты (в некоторых случаях и другие заинтересованные государства) признали его, т. е. согласились с его правомерностью с точки зрения действующего международного права, особенно применительно к основным принципам международного права и иным его императивным нормам (об акте признания см. ниже).
В противном случае они должны заявить протест (о соответствующем акте см. ниже).
Признание государствами-адресатами акта обязательства порождает для них корреспондирующие этому обязательству субъективные права, естественно, в соответствии с изложенными в акте обязательства условиями (в частности, касающимися срока действия обязательства).
Приведем некоторые важнейшие примеры актов обязательства из практики СССР. Так, в 1982 г. он принял на себя обязательство не применять первым ядерное оружие; в 1983 г. объявил об обязательстве не выводить первым в космическое пространство каких-либо видов космического оружия; в 1986 г. объявил о своем отказе от проведения любых ядерных взрывов.
Акт обязательства в сочетании с актом его признания создает, на наш взгляд, ситуацию заключения неформального межгосударственного соглашения. Поясним, что термин-понятие «неформальное межгосударственное соглашение» учитывает, во-первых, что соглашение между субъектами международных отношений есть родовое понятие в отличие от договора, под которым ныне понимается соглашение в письменной форме, и, во-вторых, это соглашение неформально, поскольку нет обычных для международного договора стадий его заключения: от переговоров до подписания или ратификации как способа выражения согласия на его обязательность.
Добавим, что в пределах срока своего действия и при соблюдении иных условий, сопровождающих одностороннее международное обязательство государства, оно не подлежит отмене или изменению. К сожалению, более подробно рассмотреть затронутый вопрос в настоящем труде автор не может.
Что касается одностороннего акта признания, о значении которого говорилось выше применительно к акту обязательства, то существо этого термина-понятия можно определить следующим образом.
Акт признания — это акт (действие или бездействие) государства, посредством которого оно в соответствии с международным правом признает правомерной юридически значимую ситуацию, созданную действиями другого (или других) государства, поскольку о наличии такой ситуации ему известно или должно быть известно.
Последняя часть определения (со слова «поскольку») выражает обязанность государства (или государств), как создавшего юридически значимую ситуацию, так и признающего ее правомерной, действовать добросовестно, т. е. первое государство не должно утаивать ее наличие, а второе не должно делать вида, что о ней ему ничего не известно. Принцип добросовестности играет важную роль в указанном

правоотношении.
Разумеется, речь опять же идет о проявлении воли заинтересованных государств и об их взаимном согласии с возникшей юридически значимой ситуацией. Разумеется также, что создавшаяся ситуация не должна входить в противоречие с императивной нормой международного права. В противном случае признание возникшей ситуации должно рассматриваться как юридически ничтожное.
Особенностью акта признания является то, что признание может быть явно выраженным посредством акта компетентного органа признающего государства, обращенного непосредственно к другому заинтересованному государству (например, с предложением к вновь возникшему государству установить дипломатические с ним отношения), или же вытекать из его молчаливого поведения, составляющего, в частности, существо эстопеля как отказа от возможности признать в соответствии с международным правом то или иное соглашение недействительным. Незаявление государством протеста против возникшей юридически значимой ситуации в разумный срок обычно рассматривается как ее признание, кроме случая юридической ничтожности признания.
Все это заслуживает, конечно, тщательного исследования и адекватного изложения, чего, как отмечалось выше, по нашему разумению, пока не наблюдается ни в иностранной, ни в отечественной доктрине. Единственная монография по вопросу об односторонних юридических актах Р. А. Каламкаряна далеко не исчерпывает проблемы, и в ней вслед за иностранными авторами слишком много внимания уделяется вопросам, которые уже давно однозначно решены отечественными специалистами, хотя это вовсе не умаляет ее достоинств.
Существенные трудности по непонятным для нас причинам почему-то возникают для большинства юристов в части наличия различий между юридическими актами и юридическими фактами. Между тем юридический факт — это предусмотренное нормой событие, при наступлении которого эта норма (или определенная совокупность норм) вступает в действие, порождая правоотношения.
Предусмотренное нормой событие, составляющее юридический факт, не надо признавать, т. е. констатировать его правомерность, поскольку это вытекает из самой нормы. К примеру, согласно Венской конвенции о дипломатических отношениях 1961 г., ее нормы начинают регулировать взаимоотношения между государствами при наличии определенного в ней юридического факта: учреждения ими по взаимному согласию постоянных дипломатических представительств.
В то же время многие события в межгосударственных отношениях (очевидно, их большинство) в норме (совокупности норм) не рассматриваются как юридические факты. Для того чтобы они приобрели такое качество, необходимо установить их правомерность в соответствии с международным правом в целом, т. е. в соответствии с другими его нормами, особенно в соответствии с нормами общего международного права,

установленными сообществом государств. Это и выполняет акт признания.
Сама суть признания предопределяет возможность молчаливого признания путем поведения. Презюмируется, что если государство в течение разумного срока не реагирует отрицательно на юридически значимое поведение другого государства или реагирует положительно, вступая с ним в правоотношения по поводу этого события, то оно признает такое событие правомерным. В противном случае оно должно заявить протест.
В общем виде трудно, практически невозможно указать юридически значимые события, требующие их признания. Однако можно тем не менее указать, что помимо необходимости признания акта обязательства, о чем говорилось выше, такая необходимость возникает в случае территориальных изменений, которые обозначаются ныне в двух Венских конвенциях о правопреемстве государств слитным термином-понятием «правопреемство государств», которое означает смену одного государства другим в несении ответственности за международные отношения какой-либо территории.
Такая смена имеет место либо при возникновении новых государств, либо в результате деколонизации зависимых территорий, либо в результате объединения двух или нескольких государств в одно государство, либо в результате разделения государства на два или несколько государств.
Правомерность таких событий указанными конвенциями не устанавливается. Они недвусмысленно отсылают за этим к другим нормам международного права, содержа идентичные статьи, которые гласят: «Настоящая Конвенция применяется только к последствиям правопреемства государств, которое осуществляется в соответствии с международным правом и, в особенности, в соответствии с принципами международного права, воплощенными в Уставе Организации Объединенных Наций». Следовательно, возникновение нового государства должно быть признано в соответствии с международным правом другими государствами.
Поэтому издавна в международном праве существует институт признания государств. А в доктрине права разработана теория декларативности признания, которая единодушно разделяется отечественной доктриной. Суть этой доктрины в том, что признание нового государства другими государствами не конституирует, не создает нового государства, а лишь декларирует наличие нового суверенного образования.
Однако нельзя при этом отвлекаться от конститутивного значения признания в части его правовых последствий. Признавая новое государство, существующее государство признает тем самым его международную правосубъектность и свою обязанность в отношениях к ним руководствоваться принципами и нормами общего международного права.
Наконец, односторонним актом государства, противоположным признанию, является акт протеста. Этот акт означает отказ государства признать юридически значимую ситуацию, созданную поведением другого (других) государства,

правомерной, квалифицируя ее в качестве противоправной, коль скоро ему известно о наличии такой ситуации. Протест должен быть явно выражен и так или иначе доведен до сведения государства, которому он адресован, возможно, и до сведения других заинтересованных государств.
Юридические последствия протеста различны в зависимости от того, признает или нет государство — адресат протеста наличие в его деянии (действии или бездействии) противоправности.
Во многих случаях это признается, поскольку prima facie, т. е. с достаточной очевидностью, противоправность наличествует (например, в случае ареста или задержания лица, пользующегося неприкосновенностью его личности). И в порядке своей международной ответственности государство обязано, в частности, восстановить предшествующее status quo.
Если государство — адресат протеста не признает его существа, то возникший спор подлежит разрешению тем или иным мирным средством. Когда спор разрешен в пользу потерпевшего государства, для государства-правонарушителя возникают отрицательные юридические последствия, составляющие предмет норм о международной ответственности государств, о принципиальных основах которых говорится в следующей главе.
Иным образом, акт протеста является как бы
предварительным условием констатации наличия
правонарушения государства — адресата протеста (преступление
государства — особая категория его
международно-противоправного деяния) со всеми вытекающими из такой констатации юридическими последствиями.
Выше рассмотрены, таким образом, три основных односторонних юридических акта — акты обязательства, признания и протеста — в их взаимосвязи и взаимодействии, их роль и значение в международно-правовом регулировании, включая регулирование международной ответственности государств. Особо выделяется в числе этих актов акт признания, и именно ему здесь уделено особое внимание.
Отметим в заключение, что строго юридическое описание указанных международно-правовых категорий сложно для понимания. Следовало бы облегчить такое понимание примерами из международной практики государств и практики международных арбитражей и судов, но требуемая краткость изложения не позволяет, к сожалению, этого сделать.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021