ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Статья 11. Право собственности на имущество и информацию


1. 1). Несмотря на широкую формулировку заголовка ст. 11, нормы этой статьи распространяются не на любое имущество созданное или приобретенное инвестором, а лишь на то, которое используется им для выполнения работ по соглашению. При отсутствии в статье указанного ограничения ее содержание распространялось бы и на основной вид имущества инвестора - продукцию, произведенную в процессе реализации соглашения. В этом случае весь объем произведенной продукции рассматривался бы как собственность инвестора. Однако в рамках имеющегося регулирования вопросы собственности на этот вид имущества решены в ст. 8, касающейся процедуры раздела продукции. Согласно положениям этой статьи в собственность инвестора переходит не вся произведенная продукция, а ее часть, передаваемая ему для возмещения затрат на выполнение работ по соглашению, а также соответствующая доля прибыльной продукции.
Раздел прибыльной продукции между сторонами происходит после выделения инвестору необлагаемой налогами компенсационной продукции, а также уплаты (отчасти совместно с государством) платежей за пользование недрами (подробнее - в комментарии к п. 1 ст. 8). Таким образом, в связи с тем, что в Законе не решен основной вопрос всяких отношений предпринимательского характера - о собственности на произведенный продукт, инвестор получает значительную часть продукции, не уплачивая налогов, установленных для иных недропользователей.
Между тем, поступления в бюджет государства от налоговых и иных платежей, производимых пользователями недр, не являющимися участниками отношений по разделу продукции, весьма значительны. В комментарии к п. 1 ст. 8 уже приводились данные из Отчета Счетной палаты РФ о сопоставлении уровней платежей в бюджет в условиях Соглашений "Сахалин-1", "Сахалин-2" и в условиях налогообложения недропользователей, не осуществляющих раздел продукции.
В результате было установлено, что предпринятое в отношении Соглашений "Сахалин-1" и "Сахалин2" исключение из общей суммы платежей в бюджет отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы, акцизов на углеводороды, а также предоставление льготных условий по налогу на прибыль за период добычи предполагаемого в соответствии с условиями Соглашений объема нефти снижают расчетные среднегодовые поступления в бюджет на сумму, исчисляемую миллионами долларов США. Следует учитывать, что указанное сравнение проводилось лишь по трем видам выплат. Уже после подготовки палатой своего Отчета общий уровень выплат в бюджет, осуществляемых инвестором и связанными с ним субъектами, еще более снизился, в частности, с 1 января 2001 г. они были освобождены от уплаты налога на добавленную стоимость. Эта тенденция сохраняется, что находит выражение и в главах Налогового кодекса РФ, принятых после указанной даты.
Таким образом, имеющиеся данные свидетельствуют, что применение рассматриваемых соглашений на основе существующей правовой базы при наличии практически нерешенной проблемы собственности на произведенную продукцию способно принести скорее негативные, чем позитивные результаты с точки зрения обеспечения интересов государства. Отсюда следует, что применение этой договорной формы должно строиться на расчетах, в которых проводилось бы объективное и всестороннее сопоставление планируемых экономических результатов работы в условиях привлечения инвестора на основе заключения соглашения о разделе продукции, и в условиях, применяемых в отношении других недропользователей.
2). Содержание п. 1 ст. 11 в целом соответствует предписаниям ст. 218 ГК РФ, регулирующей вопросы приобретения права собственности. Вместе с тем, обращает на себя внимание отсутствие в данном пункте упоминания о том, что создание и приобретение инвестором имущества в собственность должно осуществляться с соблюдением закона и иных правовых актов. Между тем, согласно гражданскому законодательству именно этот момент придает законность правам лица, ставшего собственником имущества.
Абзац 1 п. 1 ст. 218 ГК предусматривает, что право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. В соответствии с абз. 1 п. 2 этой же статьи право собственности на имущество, которое имеет собственник, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. В свою очередь, заключаемые договоры должны соответствовать действующему законодательству. Вопрос о соотношении закона и договора регулируется ст. 422 ГК.
Таким образом, в отличие от приведенных норм, в абз. 1 комментируемого пункта отсутствует указание на законность перечисленных в нем действий инвестора, что приводит к расхождению между Законом о СРП и регулированием, содержащимся в Гражданском кодексе РФ.
3). В ст. 11 отсутствует упоминание о праве собственности на плоды, продукцию, доходы, полученные инвестором в результате использования им указанного в статье имущества.
Регулирование этих вопросов предусмотрено ст. 136 ГК. Согласно ей поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукцию, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании этого имущества. Отсюда следует, что лицу, использующему имущество, могут принадлежать не все получаемые плоды и доходы. Данное положение представляется важным для отношений по разделу продукции. Поскольку по такому соглашению или на основании отдельного договора инвестор может приобрести в собственность государственное имущество, возможна ситуация, при которой доходы от его использования будут согласно договору, заключенному государством с инвестором, делиться между ними в соответствующей пропорции. Такой подход не противоречит положению абз. 2 п. 1 комментируемой статьи о безвозмездности использования инвестором вновь созданным или приобретенным им имуществом, поскольку судьба плодов и доходов, получаемых от эксплуатации такого имущества, может быть решена на иной основе.
4). В течение срока действия соглашения инвестору предоставляется исключительное право на пользование на безвозмездной основе имуществом, вновь созданным или приобретенным инвестором, используемым им для выполнения работ по соглашению и переданным инвестором государству в порядке, установленном абз. 2 п. 1 ст. 11.
Исключительный характер права предполагает, что никто, включая государство, ставшее таким образом его обладателем, не может ограничить инвестора в возможности пользования предоставленным ему правом. Между тем, п. 3 ст. 16 Закона о СРП содержит положение, противоречащее исключительному характеру указанного права. В соответствии с этой нормой с согласия государства инвестор может использовать принадлежащие ему имущество и имущественные права в качестве залога для обеспечения своих обязательств по договорам, заключаемым в связи с исполнением соглашения, с соблюдением при этом требований гражданского законодательства Российской Федерации. Ключевым в данном случае является требование о согласии государства на осуществление инвестором соответствующих действий.
Таким образом, п. 3 ст. 16 содержит изъятие из общего правила об исключительном праве инвестора на пользование упомянутым в п. 1 ст. 11 имуществом.
5). Согласно абз. 3 п. 1 ст. 11 в случае перехода к государству права собственности на имущество, вновь созданное или приобретенное инвестором и используемое им для выполнения работ по соглашению, порядок его отнесения к федеральной собственности и (или) к собственности субъекта Российской Федерации, определяются на основе договора, заключаемого между Правительством РФ и органом исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации. Помимо этого договором определяется порядок дальнейшего использования этого имущества. Последнее положение вызывает определенные вопросы. Правовой режим имущества, находящегося в федеральной или региональной собственности, должен определяться в первую очередь федеральным законодательством либо законодательством соответствующего субъекта Российской Федерации. Решение указанных вопросов на договорной основе должно осуществляться в соответствии с имеющимся в центре и регионах нормативным регулированием, но не подменять его.
О договорах, заключаемых Правительством РФ и органом исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации в связи с реализацией соглашений о разделе продукции, предусмотренных Законом о СРП, см. комментарий к п. 1 ст. 10.
2. Ранее уже говорилось о большой значимости для отношений в сфере недропользования, особенно имеющих коммерческий характер, вопроса о принадлежности права собственности на первичную геологическую, геофизическую, геохимическую и иную информацию, а также образцы горных пород и другие объекты, полученные в результате выполнения работ при пользовании недрами Российской Федерации.
Согласно ст. 27 Закона "О недрах" вопрос о собственности на информацию такого рода решается следующим образом.
Информация о геологическом строении недр, находящихся в них полезных ископаемых, об условиях их разработки, а также иных качествах и особенностях недр, содержащаяся в геологических отчетах, картах и иных материалах, может находиться в государственной собственности или в собственности пользователя недр.
Геологическая и иная информация о недрах, полученная пользователем недр за счет государственных средств, является, согласно упомянутой статье, государственной собственностью и представляется пользователем недр по установленной форме в федеральный и соответствующий территориальный фонды геологической информации, осуществляющие ее хранение и систематизацию. Порядок и условия использования указанной информации определяются федеральным органом управления государственным фондом недр в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Геологическая и иная информация о недрах, полученная пользователем недр за счет собственных средств, является собственностью пользователя недр и представляется пользователем недр по установленной форме в информации с определением условий ее использования, в том числе в коммерческих целях.
Право собственности на геологическую и иную информацию о недрах охраняется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
Итак, Закон "О недрах" при установлении принадлежности права собственности на упомянутую информацию в первую очередь принимает во внимание то, на чьи средства, государственные или принадлежащие пользователю, производились (производятся) работы по изучению недр.
В соответствии с общим принципом, зафиксированным в п. 2 ст. 11 Закона о СРП, первичная геологическая и иная перечисленная в этом пункте информация о недрах, данные по ее интерпретации и производные данные, а также образцы горных пород, в том числе керн, пластовые жидкости, полученные инвестором в результате выполнения работ по соглашению, принадлежат на праве собственности государству.
Обращает на себя внимание то, что в комментируемом пункте речь идет лишь об информации, полученной инвестором в результате выполнения работ, но ничего не говорится об информации, полученной государством еще до подписания соглашения и используемой инвестором в ходе реализации проекта.
Поскольку специальное регулирование в данном случае отсутствует, должно применяться общее регулирование, предусмотренное ст. 27 Закона "О недрах". Такую информацию следует рассматривать как собственность государства, а в соглашении должны быть установлены условия ее использования инвестором.
Это находит подтверждение в ст. 41 Закона "О недрах". Часть 1 этой статьи устанавливает общий принцип, согласно которому пользование геологической информацией о недрах, полученной в результате государственного геологического изучения недр от федерального органа управления государственным фондом недр, является платным. Размер платы за указанную геологическую информацию и порядок ее взимания определяются Правительством РФ. Часть 3 ст. 41 предусматривает, что при выполнении соглашений о разделе продукции эти параметры (размер платы и порядок ее взимания) устанавливаются в соглашении о разделе продукции.
Нетрудно заметить, что в ч. 3 ст. 41 не предусмотрено освобождение инвестора от платы за пользование информацией. Таким образом, налицо существенное расхождение между содержанием ст. 41 Закона "О недрах", предписывающей взимание с пользователя недр соответствующей платы, и п. 2 ст. 11 Закона о СРП, разрешающей инвестору "свободно и безвозмездно пользоваться указанной информацией". В данной связи позиция, выраженная в п. 2 комментируемой статьи, представляется неправомерной с юридической точки зрения и экономически необоснованной. Несомненно, она создает для инвесторов, использующих такую информацию, заведомо более выгодные условия деятельности, чем для других недропользователей.
Весьма важен вопрос о сохранении конфиденциальности в отношении информации о недрах, ставшей известной инвестору в связи с реализацией проекта. Согласно комментируемому пункту инвестор имеет право свободно и безвозмездно пользоваться указанной информацией, данными и образцами в целях выполнения работ по соглашению "при соблюдении условий конфиденциальности, предусмотренных соглашением:". Представляется, что данную норму можно толковать как указание на необходимость включения в соглашение положения о конфиденциальности. Одновременно из этого положения следует, что использование инвестором информации такого рода возможно только при наличии в соглашении нормы о сохранении конфиденциальности.
Поскольку информация о недрах относится к сведениям, имеющим для государства стратегическое значение, инвестор должен соблюдать при ее использовании не только договорные условия, но и соответствующие требования российского законодательства, не ограничиваясь при этом нормами, содержащимися в Законе о СРП.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021