ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 1. Объекты вещных прав предпринимателя


Имущество – необходимая основа практически любой пред¬принимательской деятельности. Поэтому правовой режим имущест¬ва является одним из центральных институтов коммерческого права.
Общегражданское понимание имущественных прав предпола¬гает их деление на права вещные и обязательственные. К вещным правам относят такие субъективные права, объектами которых вы¬ступают вещи, к обязательственным же – права на совершение определенных действий или права на предъявление к контрагенту требований о совершении им определенных действий.
Для осуществления вещных прав субъекту – носителю таких прав в целом ряде случаев не требуется вступать в договорные и иные обязательственные правоотношения с другими лицами. Например, собственник для осуществления таких своих правомочий, как право пользования или владения имуществом не всегда нуждается в заклю¬чении договоров с кем бы то ни было. Эти правомочия могут реали¬зоваться в его собственных фактических действиях.
Вместе с тем названные правомочия, а также право распоряже¬ния требуют подчас вступления в обязательственные правоотноше¬ния. Например, если речь идет о такой форме распоряжения, как продажа – здесь продавец-собственник должен найти на рынке по¬купателя, например, покупателя своих акций или иных ценных бу¬маг, и только после этого он сможет реализовать свое право распоря¬диться имуществом.
Как видим, и вещные и обязательственные имущественные права связаны между собой довольно тесно, однако, если всякое субъективное обязательственное право предполагает наличие кор¬респондирующей ему субъективной обязанности конкретного лица, поскольку в обязательстве всегда есть хотя бы два участника, то субъективное вещное право в качестве обязательного условия своего существования требует или предполагает наличие соответствующего объекта – вещей во всем их многообразии, а субъект здесь один – это может быть собственник, носитель права хозяйственного веде¬ния или иного вещного права.
В том случае, когда вещное право принадлежит нескольким ли¬цам, все они имеют доли в таком праве и потому должны осущест¬влять его по общему согласию. Их внутренние взаимоотношения
С. 149
носят обязательственный характер, однако содержание вещного права, принадлежащего им всем – участникам такого общего вещ¬ного права – это правомочия в отношении данного имущества.
В схематическом плане такие права могут быть представлены следующим образом: если это права обязательственные: субъект – права и обязанности – объект – права и обязанности – субъект; если же права вещные, то схема может выглядеть так: субъект – пра¬ва и обязанности – объект (вещь).
Предметом рассмотрения в данной главе являются вещные права предпринимателя, т. е. такие права, субъектами которых могут быть либо все граждане и юридические лица различных видов, осу¬ществляющие предпринимательскую деятельность в соответствии с требованиями действующего законодательства, либо хотя бы один из возможных субъектов коммерческого права.
В этом смысле можно говорить об универсальных и специаль¬ных вещных правах предпринимателей.
К первой группе могут быть отнесены такие права, как право постоянного землепользования, сервитута, право залога недвижи¬мости и аренды предприятий. Субъектами таких прав могут быть в принципе любые предприниматели.
Что же касается других вещных прав, то их субъектами могут быть не все предприниматели, а лишь некоторые их категории. Так, субъектами права хозяйственного ведения могут быть лишь государ¬ственные и муниципальные унитарные предприятия, субъектами права оперативного управления – учреждения и казенные пред¬приятия, а также – до своего преобразования, которое в соот¬ветствии с п. 5 ст. 6 Федерального закона о введении в действие час¬ти первой Гражданского кодекса Российской Федерации, должно произойти не позднее 1 июля 1999 г. – индивидуальные (семейные) частные предприятия и предприятия, созданные хозяйственными товариществами и обществами, религиозными организациями, объ¬единениями, благотворительными фондами на праве полного хозяй¬ственного ведения.
Общегражданское законодательство в ст. 216 ГК содержит пе¬речень таких имущественных прав, которые наряду с правом соб¬ственности относятся к числу вещных прав. Это следующие права:
– право хозяйственного ведения
– право оперативного управления
– право постоянного землепользования
– право пожизненного наследуемого владения земельным участком
– сервитута.
Приведенный перечень вещных прав, содержащийся в ст. 216 ГК, не назван в самой этой статье исчерпывающим. Напротив, текст
С. 150
статьи содержит слова: «Вещными правами наряду с правом соб¬ственности, в частности, являются: ...» Такая редакция дает основа¬ния для различных толкований приведенного далее перечня: одни полагают, что слова «в частности» означают, что могут быть и иные, не поименованные в данной статье ГК вещные права, другие же склоняются к тому, что ст. 216 содержит исчерпывающий перечень вещных прав.
Спор этот важен прежде всего потому, что вещные права по сравнению с обязательственными имеют более сильную правовую защиту: при конкуренции двух исков в отношении одного и того же имущества, если один иск основан на вещном праве, а другой – на обязательственном, первенство принадлежит вещно-правовому иску.
Дискуссионность вопроса о перечне вещных прав по современ¬ному российскому законодательству вызвана не только редакцией ст. 216 ГК, но и тем, что ст. 131, устанавливающая обязательную государственную регистрацию недвижимости и сделок с ней в п. 1 к тем вещным правам, которые названы в ст. 216, добавляет ипотеку, т. е. залог недвижимости, а в ст. 132, определяющей предприятие как специфический объект права – имущественный комплекс, в п. 2 к числу сделок, связанных с установлением, изменением или прекра¬щением вещных прав, отнесены и залог в целом (а не только ипоте¬ка), и аренда. Означает ли это, что право залога и право аренды, если их объектом является предприятие в целом как имущественный комплекс – это вещные права?
Ведь от ответа на этот вопрос может зависеть решение по се¬рьезному имущественному спору в области коммерческой деятель¬ности. Представляется, что, поскольку законодатель прямо отнес ипотеку к числу подлежащих государственной регистрации вещных прав на недвижимость, следует это право признавать вещным, наря¬ду с сервитутами и иными правами, перечисленными в ст. 216.
Что же касается залога и аренды предприятия как имуществен¬ного комплекса, то и здесь, с учетом того, что правовой режим этих объектов определяется специально посвященными им нормами час¬ти первой и части второй ГК, следует прийти к выводу о том, что права арендаторов и залогодержателей предприятия – это права вещные.
В юридической литературе спорным является вопрос о право¬вой природе права залога в целом: следует ли относить его к правам вещным или обязательственным? Конечно, у залогодержателя нет права стать собственником заложенной вещи преимущественно пе¬ред другими лицами, если основное обязательство не исполнено должником-залогодателем. Однако права залогодержателя не огра¬ничиваются правом на получение удовлетворения из стоимости за¬ложенного имущества. Залогодержатель контролирует использова-
С. 151
ние предмета залога и распоряжение им залогодателем: ведь без со¬гласия залогодержателя залогодатель, оставаясь собственником предмета залога, не вправе ни передать его другому лицу в пользова¬ние, например, в аренду, ни распорядиться им путем продажи.
Кроме того, залогодержатель, хотя и не может стать на основе залога собственником предмета залога, вправе требовать продажи этого имущества в соответствии со ст. 349–350 ГК.
Поэтому представляется, что есть серьезные аргументы в пользу признания права залога вещным правом.
В ст. 216 ГК применительно к земельным участкам названы та¬кие специфические вещные права, как право постоянного земле¬пользования, право пожизненного наследуемого владения земель¬ным участком. Названы и сервитута, однако практически этот ин¬ститут может быть применен во всей полноте только после введения в действие гл. 17 ГК, посвященной регулированию земельных отно¬шений.
Земельное законодательство, применяемое к сделкам с земель¬ными участками в субсидиарном порядке наряду с общеграждан¬ским законодательством, предусматривает такое право на земельный участок, как право аренды земельного участка. Многие предприни¬матели, как в городах, так и в сельской местности, в том числе сель¬скохозяйственные предприятия и фермеры, являются арендаторами земельных участков. Эти участки выступают и как территориально-пространственный базис, и как средство производства, или только в первом из этих качеств.
Возникает вопрос о правовой природе права аренды земельного участка: следует ли считать его правом обязательственным или вещ¬ным?
Представляется, что есть основания относить это право к числу вещных прав, причем это специфическое вещное право, имеющее целый ряд особенностей в силу того, что его объектом является не¬движимость особого рода – земельный участок.
Для содержания вещных прав предпринимателей характерно, что все они с точки зрения общегражданской классификации субъек¬тивных прав относятся к числу абсолютных прав. К этой же группе прав принадлежат и такие права, как авторские, личные неимуще¬ственные, право на имя, в том числе на фирменное наименование, права патентовладельцев и т. д. Все вещные права – это права абсо¬лютные, однако не все абсолютные права являются вещными.
Для всех вещных прав характерны такие черты, или свойства, как право следования и право преимущества. В них ярко выражается специфика вещных прав в сравнении с правами относительными.
Так, при продаже имущества, обремененного залогом, право залога сохраняется за залогодержателем. Это пример того, что вещ¬ные права как бы «следуют за вещью».
С. 152
Право преимущества состоит в том, что если на одно и то же имущество заявлено два иска, т. е. налицо конкуренция прав – вещ¬ного и обязательственного, преимущество имеет вещное право.
Правовая традиция большинства стран признает круг вещных прав ограниченным. Это означает, что субъекты права, в том числе и предприниматели, не вправе сами, по своему усмотрению, созда¬вать, конструировать такие вещные права, которые не предусмотре¬ны данной правовой системой. Это заметно отличает категорию вещных прав от прав обязательственных, так как применительно к договорному праву фундаментальное значение имеет принцип сво¬боды договора, выраженный в ст. 421 ГК: «Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами».
Принцип ограниченности круга вещных прав действует и в оте¬чественном праве, хотя история становления современного россий¬ского коммерческого законодательства дает пример попытки нару¬шить этот принцип.
Известно, что к 1990-м годам, в начальный период коренных экономических преобразований, направленных на формирование рынка, появились попытки использовать конструкцию траста – доверительной собственности в российских условиях.
С учетом того, что траст на его родине – в странах англо¬-американского права, является одним из вещных прав, поскольку это доверительная собственность, применение траста в России требовало ответа на вопрос: предусмотрен ли этот институт российским правом. До декабря 1993 г. ответ был однозначно отрицательным. Поэтому все попытки использовать этот термин в российской коммерческой прак¬тике приводили к тому, что то, что называлось трастом, было не вещ¬ным, а обязательственным правом, основанным на договоре о переда¬че в траст. Вместе с тем определение содержания самого этого права в законе отсутствовало.
Траст был введен в российское право президентским указом в декабре 1993 г. в отношении весьма узкого круга объектов – акций приватизированных бывших государственных предприятий, если эти акции остались в государственной собственности, т. е. были на первом этапе приватизации закреплены за Фондами имущества. Такие акции могли быть переданы по решению их держателей в траст юридическим или физическим лицам.
Однако широкого распространения эта практика не получила, а само существование траста прекратилось с принятием части первой ГК РФ в 1994 г.
Институт траста послужил основой специфической конструк¬ции – права доверительного управления имуществом, которая появи¬лась в российском гражданском праве благодаря теоретической кон¬струкции, заложенной в п. 4 ст. 209 ГК и затем развитой в гл. 53 ГК.
С. 153
Это право является институтом обязательственного права, поскольку у носителя такого права не возникает права собственности оно сохраняется за учредителем траста. Ведь российская гражданско-правовая доктрина не признает, в отличие от системы общего права, возможности существования расщепленной собственности, а потому право собственности не может быть разделено, распределено между разными субъектами.
Существующая же заинтересованность коммерческого оборота в применении некоей конструкции, которая была бы хотя бы похожа на траст, привела к включению в гражданское законодательство до¬верительного управления как такого вида договора, который позво¬ляет при сохранении права собственности за учредителем такого управления передать не только достаточно широкие, по усмотрению этого учредителя, права по управлению переданным доверительному управляющему имуществом, но и наделить его правом совершать сделки с таким имуществом от своего имени.
Таким образом, анализ общегражданского и специального за¬конодательства, обращенного к предпринимательской деятельности, позволяет отнести к вещным правам предпринимателей следующие субъективные вещные права:
– право собственности,
– право хозяйственного ведения,
– право оперативного управления,
– ипотека, залог,
– аренда предприятия,
– право постоянного землепользования,
– право пожизненного наследуемого владения земельным участком,
– право аренды земельного участка.
Кроме того, к числу вещных прав могут быть отнесены такие права на участки недр, обособленные водные объекты, леса, а также иные природные объекты, которые предусмотрены специальным законодательством об этих видах объектов коммерческого оборота.
Так, например, обособленные водные объекты могут находить¬ся в собственности, аренде или пользовании, причем содержание соответствующего права на эти объекты будет определяться как об¬щегражданским, так и, в субсидиарном порядке, специальным вод¬ным законодательством. Последнее играет определяющую роль в установлении обязанностей носителя любого из этих вещных прав в связи с фактическим использованием таких объектов, ориентируясь прежде всего на экологические требования.
Следует особо подчеркнуть, что среди вещных прав, предусмот¬ренных общегражданским законодательством, есть такие, субъекта¬ми которых могут быть только предприниматели. Например, право хозяйственного ведения может принадлежать только государствен-
С. 154
ным или муниципальным предприятиям, право аренды предприя¬тия – только предпринимателю.
С учетом сказанного, понятие вещных прав предпринимателей может быть сформулировано следующим образом: к числу вещных прав предпринимателей относятся предусмотренные законодатель¬ством универсальные и специальные вещные права, объектом кото¬рых выступает имущество, используемое предпринимателями в предпринимательской и иной деятельности.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021