ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 3. Исполнение обязательств


Принципы исполнения обязательств. Особенности правовой рег¬ламентации отношений, связанных с осуществлением предпринима¬тельской деятельности, отражены в нормах, посвященных обязатель¬ственному праву и, в частности, исполнению обязательств. Граждан¬ский кодекс Российской Федерации закрепляет единственный прин¬цип исполнения обязательств – надлежащее исполнение. Его суть со¬стоит в том, что обязательства должны исполняться в соответствии с его условиями и требованиями закона, иных правовых актов, а при от¬сутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (ст. 309 ГК). Обычаи делового оборота приобретают все большее зна¬чение в сфере предпринимательства, особенно во внешнеторговых сделках.
По поводу принципов исполнения обязательств в литературе высказаны и иные суждения. Некоторые авторы полагают, что дей¬ствующее гражданское законодательство предусматривает наряду с принципом надлежащего также и принцип реального исполнения обязательств[1]. Действительно, ГК содержит правила о реальном ис¬полнении (исполнении в натуре), причем прямо противоположные для двух различных ситуаций. В соответствии с п. 1 ст. 396 ГК при ненадлежащем исполнении (например, при передаче продавцом по¬купателю товара ненадлежащего качества, при недопоставке по¬ставщиком товаров в соответствующий период поставки и т. п. ) должник, уплативший неустойку и возместивший убытки, не осво¬бождается от исполнения в натуре, если иное не предусмотрено за¬коном или договором. Например, при неисполнении обязательства, т. е. при полном отсутствии совершения должником каких-либо дей¬ствий на дату исполнения, должник, возместивший кредитору убыт¬ки, вправе не исполнять обязательство в натуре. Охарактеризованное
С. 212
правило (п. 2 ст. 396 ГК) также носит диспозитивный характер. По¬этому нельзя теперь утверждать, что наше гражданское право в принципе не допускает замены исполнения в натуре денежной ком¬пенсацией убытков. Сказанное не опровергается и наличием диспозитивных норм, содержащих специальные меры по обеспечению ре¬ального исполнения (ст. 397, 398 ГК), ибо эти меры не носят всеобъ¬емлющего характера и применяются лишь в строго очерченных пре¬делах. Так, при неисполнении должником обязанности изготовить и передать вещь в собственность либо в пользование или оказать услугу, выполнить работу кредитор вправе в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену либо выполнить его своими силами и потребовать от должника возмеще¬ния понесенных необходимых расходов и других убытков. Приве¬денная норма применяется лишь в случаях, когда иное не вытекает из закона, иных правовых актов, договора или существа обязатель¬ства. Норма ст. 398 содержит правила, призванные стимулировать исполнение обязательства по передаче индивидуально определенной вещи. Однако и в этом случае вместо требования передать ему вещь, являющуюся предметом обязательства, кредитор вправе потребовать возмещения убытков.
В целях обеспечения устойчивости гражданского оборота зако¬нодательство закрепляет нормы, направленные на сохранение ста¬бильности обязательственных правоотношений. В то же время закон позволяет в сфере предпринимательства максимально учитывать бы¬стро меняющуюся обстановку, и поэтому вводит правила, но редко, дающие сторонам возможность в договоре решать вопрос о стабиль¬ности обязательства так, как это в наибольшей степени отвечает их интересам.
В соответствии со ст. 310 ГК односторонний отказ от исполне¬ния обязательства и одностороннее изменение его условий не допус¬каются (за исключением случаев, предусмотренных законом). Одна¬ко в этой же статье формулируются существенно иные правила для субъектов, действующих в сфере предпринимательства. Так, если обязательство установлено между сторонами в связи с осуществле¬нием ими предпринимательской деятельности, то односторонний отказ от обязательства и изменение его условий допускаются также в случаях, предусмотренных договором. Из сказанного следует, что обязательство, возникшее из договора, участниками которого явля¬ются только граждане – непредприниматели, по общему правилу, нельзя в одностороннем порядке изменить либо от него отказаться. Подобное имеет место и при условии, что сторона-предприниматель связана обязательством с гражданином или юридическим лицом, не осуществляющим предпринимательскую деятельность. Например, банк, заключивший договор о банковском вкладе с гражданином, не вправе в одностороннем порядке изменять размер процентов по
С. 213
вкладу. Однако, если закон для определенных обязательств предо¬ставляет право одностороннего отказа, то действуют нормы этого за¬кона. Так, в соответствии с п. 2 ст. 977 ГК в отношениях между граж¬данами доверитель вправе отменить поручение, а поверенный отка¬заться от него во всякое время. Приведенная норма обусловлена лично-доверительным характером отношений доверителя и пове¬ренного, а следовательно, утрата доверия неизбежно должна вести к прекращению правоотношения. В предпринимательской сфере за¬кон сравнительно редко, но также допускает возможность односто¬роннего отказа от обязательства. Так, п. 4 ст. 5 Закона «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» от 13 декабря 1994 г.[2] устанавливает, что государственный заказчик вправе отка¬заться от продукции, произведенной по государственному контрак¬ту, при условии полного возмещения им поставщику понесенных убытков. Чаще стороны обеспечивают себе возможность отказа пу¬тем включения соответствующей оговорки в договоре. Если же в нем подобная оговорка отсутствует, то обязательство, из него вытекаю¬щее, может быть и одностороннем порядке отменено или изменено лишь в случаях, предусмотренных законом.
В ст. 310 ГК речь идет в первую очередь о коммерческих орга¬низациях и гражданах-предпринимателях. Но, как известно, п. 3 ст. 50 ГК дает право и некоммерческим организациям осуществлять предпринимательскую деятельность, однако лишь постольку, по¬скольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствует этим целям. Поэтому, если две некоммерческие орга¬низации вступят в обязательство в связи с осуществлением ими обе¬ими предпринимательской деятельности, то к такому обязательству надлежит применять ч. 2 ст. 310 ГК, т. е. оно может быть изменено или отменено не только в случаях, указанных в законе, но и при условии, что стороны предусмотрели это в договоре.
Субъекты исполнения. Обычно исполнение обязательства осу¬ществляет должник кредитора. Однако в силу ряда обстоятельств, обусловленных главным образом особенностями предприниматель¬ской деятельности, для должника бывает необходимо привлечь к ис¬полнению своего обязательства третье лицо. Например, оптовому поставщику, заключившему договор на поставку товара розничному продавцу, выгоднее поставлять товар не со своего склада, а непо¬средственно от изготовителя товара, с которым розничные продавец в договорных отношениях не состоит. Кредитор не вправе отказаться от исполнения, предложенного третьим лицом, за исключением слу¬чаев, когда из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обя¬зательство лично. Например, автор, заключивший договор с изда¬тельством на создание художественного или научного произведения,
С. 214
не вправе переложить свою обязанность по договору на третье лицо. Аналогичная ситуация может возникнуть и в обязательстве из дого¬вора подряда в случаях, когда в качестве подрядчика выступает из¬вестный модельер, в личном мастерстве которого заинтересован за¬казчик.
Как видим, по сравнению с прежним законодательством долж¬нику предоставлена большая свобода при решении им вопроса о пе¬реложении исполнения обязательства на третье лицо. Более того, п. 2 ст. 313 вводит правило, неизвестное дотоле нашему закону, но имеющее важное значение для защиты интересов третьих лиц. Тре¬тье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имуще¬ство должника вследствие обращения кредитором взыскания на его имущество, вправе по собственной инициативе, за свой счет удо¬влетворить требования кредитора, не испрашивая при этом согласия должника. В этом случае права кредитора по его обязательству пере¬ходят к третьему лицу в соответствии с нормами, регламентирую¬щими уступку права требования.
Охарактеризованная норма, по-видимому, найдет широкое применение в предпринимательском обороте. Она, в частности, мо¬жет быть применена в ситуации, когда арендатор нежилого помеще¬ния узнает о неплатежеспособности своего арендодателя, которая может привести к обращению взыскания кредитором и на арендуе¬мое нежилое помещение. Арендатор в таком случае вправе рассчи¬тываться с кредитором своего арендодателя и тем самым заменять его в обязательстве. При этом все права кредитора по его обяза¬тельству перейдут к арендатору.
Как правило, в обязательстве участвуют два субъекта (должник и кредитор). В таком обязательстве кредитор вправе требовать от должника исполнения обязательства в полном объеме. Но встреча¬ются обязательства с более многочисленным субъектным составом. В этом случае имеет место множественность лиц в обязательстве. Гражданский кодекс посвящает ей несколько статей (321–326). Со¬хранено правило о том, что при множественности лиц обязательство предполагается долевым, и каждый должник (если множественность на стороне должника) обязан исполнить обязательство в равной доле с другими. Правда, законами и правовыми актами может быть уста¬новлено иное. Солидарная обязанность, равно как и солидарное требование (при множественности лиц на стороне кредитора), всегда должна быть предусмотрена договором или установлена законом, в частности, при неделимости предмета обязательства. Это правило, сформулированное в п. 1 ст. 322 ГК, распространяется на те обяза¬тельства, которые возникают вне сферы предпринимательской дея¬тельности. Солидарный порядок исполнения в этих обязательствах возможен, следовательно, лишь в трех случаях. Во-первых, он при¬меняется, когда это предусмотрено законом (например, при неис-
С. 215
полнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченно¬го поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно – п. 1 ст. 363; лица, совместно причи¬нившие вред, несут перед потерпевшим солидарную ответствен¬ность-ч. 1ст. 1080 ГК).
Во-вторых, такой порядок применяется, если он предусмотрен соглашением сторон (например, не возбраняется нескольким лицам заключить один договор займа, в котором также предусматривается их солидарная ответственность перед кредитором).
В-третьих, исполнение не может быть солидарным, если пред¬мет обязательства неделим, поскольку объективно невозможно такое обязательство исполнить по долям.
Если же обязательство связано с осуществлением предприни¬мательской деятельности и в нем имеет место множественность на стороне кредитора либо на стороне должника, либо на той и на дру¬гой стороне, то солидарная обязанность должников, равно как и со¬лидарность требований кредиторов, всегда предполагается. Она не наступает только в случае, когда законами, иными правовыми акта¬ми или условиями обязательства предусмотрено иное.
Следовательно, для обязательств в области предприниматель¬ской деятельности Кодекс устанавливает прямо противоположное правило, нежели для тех, которые возникают в сфере обычного гражданского оборота. При этом закон требует, чтобы обе стороны обязательства, в котором присутствует множественность лиц, всту¬пали в обязательство, осуществляя предпринимательскую деятель¬ность. Достаточно, если таковую ведет одна сторона (например, несколько граждан-предпринимателей обязались по договору под¬ряда построить и сдать дачу благотворительному детскому фонду).
Солидарный порядок исполнения неслучайно предусмотрен в качестве общего правила для обязательств в сфере предприниматель¬ства. Он в большей степени гарантирует интересы предпринимателей-должников и кредиторов, нежели исполнение обязательства в долях. Действительно, при солидарной обязанности кредитор вправе требо¬вать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК). Следовательно, кредитор как бы застрахован от несостоя¬тельности отдельных должников, ибо он вправе предъявить требова¬ния в полном объеме к тому из них, кто имеет ресурсы для надлежа¬щего исполнения. При этом солидарные должники остаются обязан¬ными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.
Вместе с тем надо учитывать, что, если солидарная обязанность исполнена одним должником полностью, то это обстоятельство освобождает должников от каких-либо обязанностей перед кредито¬ром. Однако у должника, исполнившего солидарную обязанность, появляется право регрессивного требования к остальным должникам
С. 216
в равных долях за вычетом того, что падает на его долю. При этом следует учитывать, что характер взаимоотношений солидарных должников может обусловить иной подход к определению размера требований должника, исполнившего полностью солидарную обя¬занность. Например, взаимные расчеты между совместными причинителями вреда, являющимися солидарными должниками перед по¬терпевшим, в случае полного погашения требования одним из долж¬ников осуществляются не в равных долях, а например, в соот¬ветствии со степенью виновности каждого. При невозможности взыскания доли с одного из должников она определяется в равной мере между остальными содолжниками, включая исполнившего со¬лидарную ответственность. В обязательствах с множественностью лиц на стороне кредиторов (солидарность требований) любой из со¬лидарных кредиторов вправе предъявить к должнику требования в полном объеме. Как только должник предоставит полное исполне¬ние хотя бы одному из кредиторов, обязательство прекращается, а солидарный кредитор, получивший исполнение от должника, обязан возместить причитающееся другими кредиторами в равных долях, если иное не вытекает из отношений между ними.
Время и место исполнения обязательств. Обычно срок в обяза¬тельстве определяется сторонами либо путем указания дня, либо пе¬риода времени (например, в течение месяца), когда обязательство должно быть исполнено, либо иным способом, который позволяет определить день исполнения обязательства. Например, в договоре между АОЗТ «Винзили» и индивидуальным частным предприятием «Старт» было обусловлено, что поставщик обязуется отгрузить поку¬пателю продукцию в течение 30 дней с момента поступления денег на его расчетный счет. Покупатель же в свою очередь согласился оплатить продукцию в течение 30 дней с момента подписания дого¬вора[3]. Если же обязательство не предусматривает срок исполнения, то оно должно быть исполнено в разумный срок (п. 2 ст. 314 ГК). Понятие «разумный срок» закон не расшифровывает. По-видимому, практика судов применительно к каждому обязательству (в связи с неисполнением которого возникнет спор) будет определять, какой срок исполнения при данных конкретных условиях следует считать разумным.
Обязательство, не исполненное в разумный срок, а также обя¬зательство, срок исполнения которого определен моментом востре¬бования, должник, по общему правилу, должен исполнить в семи¬дневный срок со дня предъявления кредитором требования. Однако иное может быть предусмотрено законом, иными правовыми акта¬ми, обычаями делового оборота или существом обязательства. На¬пример, в соответствии с п. 2 ст. 621 ГК если арендатор продолжает
С. 217
пользоваться имуществом после истечения срока договора при от¬сутствии возражений со стороны арендодателя, то договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок
Гражданский кодекс регламентирует вопрос о досрочном ис¬полнении обязательства И в этом случае законодатель по-разному решает вопрос для обязательств, связанных и не связанных с осу¬ществлением предпринимательской деятельности По общему пра¬вилу, в соответствии со ст. 315 ГК должник вправе исполнить обяза¬тельство досрочно Однако применительно к обязательствам, воз¬никшим в связи с осуществлением его сторонами предприниматель¬ской деятельности, действует прямо противоположное правило Должник не вправе исполнить обязательство досрочно Такое ис¬полнение возможно, если оно предусмотрено законом, иными пра¬вовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обы¬чаев делового оборота. Приведенное правило весьма эффективно защищает интересы предпринимателей
Действительно, в предпринимательской сфере досрочное ис¬полнение не всегда благо. Например, покупатель для размещения закупленного товара арендовал помещение с условием, что срок аренды начнет исчисляться с момента прибытия груза Досрочная поставка вынудит покупателя искать другое складское помещение, если прежний арендодатель не соглашается изменить начало срока аренды. В итоге покупатель может понести дополнительные расхо¬ды. Этого он способен избежать, если в договор с продавцом вклю¬чит оговорку о недопустимости досрочного исполнения
Однако, как уже упоминалось, подобное может иметь место, если обе стороны вступили в обязательство в связи с предпринима¬тельством Если же в обязательстве лишь одна сторона является его участником в связи с предпринимательством, а вторая сторона пред¬принимательскую деятельность не осуществляет, то такое обязатель¬ство по общему правилу может быть исполнено досрочно (ч 1 ст. 315 ГК).
Не менее значимым является и место исполнения обязатель¬ства, ибо точное его определение способствует решению ряда прак¬тических вопросов. Например, с учетом места исполнения между кредитором и должником распределяются расходы по доставке ис¬полнения. Место исполнения может быть определено законом, до¬говором либо явствовать из обычаев делового оборота или существа обязательства Например, стороны в договоре купли-продажи могут договориться, что продавец обязуется доставить товар в место на¬хождения покупателя. В обязательстве подряда на строительство ка¬кого-либо сооружения местом исполнения с очевидностью является место нахождения сооружения Если же ни законом, ни договором, ни другими перечисленными в ст. 316 ГК способами место обяза¬тельства не определено, то исполнение должно быть произведено
С. 218
– по обязательству передать земельный участок, здание, со¬оружение или другое недвижимое имущество – в месте нахождения имущества,
– по обязательству передать товар или иное имущество, пред¬усматривающему его перевозку, – в месте сдачи имущества первому перевозчику для доставки его кредитору,
– по другим обязательствам предпринимателя передать товар или иное имущество – в месте изготовления или хранения имущества, если это место было известно кредитору в момент возникновения обя¬зательства Надо учитывать, что для применения этой нормы необхо¬димо одновременное наличие трех условий а) должник вступил в до¬говор без обязательства доставки товара кредитору, б) место изготов¬ления и хранения товара было известно кредитору в момент возник¬новения обязательства, в) должник участвует в обязательстве, осу¬ществляя предпринимательскую деятельность Вместе с тем контр¬агентом предпринимателя-должника может быть как субъект, осу¬ществляющий предпринимательскую деятельность, так и не зани¬мающийся таковой
По денежному обязательству исполнение должно быть в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо – в месте его нахождения в момент возникновения обязательства. Денежными называются обя¬зательства, связанные с уплатой денег. При этом они могут носить как самостоятельный характер (обязанность заемщика возвратить кредит), так и входить в какое-либо обязательство в качестве его со¬ставной части (обязанность арендатора уплатить арендную плату).
По всем другим обязательствам исполнение осуществляется в месте жительства должника, а если должником является юридиче¬ское лицо – в месте его нахождения.
Порядок исполнения обязательства. В ст. 311 ГК сформулировано общее правило – кредитор вправе не принимать исполнения обяза¬тельства по частям Однако иное может быть предусмотрено законом, иными правовыми актами, условиями обязательства либо вытекать из обычаев делового оборота или существа обязательства. Например, За¬коном «О государственном материальном резерве» от 2 декабря 1994 г. предусмотрено, что поставки в государственный резерв осуществля¬ются в течение года по частям в соответствии с периодами, определен¬ными в договоре[4].
Кредитор может не воспользоваться своим правом не прини¬мать исполнения по частям. При этом, если он согласится принять частичное исполнение, то оно будет означать надлежащее исполнение.
Имеются особенности в порядке исполнения денежных обяза¬тельств. Главная состоит в том что в соответствии со ст. 317 ГК де¬нежные обязательства должны быть выражены в рублях. Использо-
С. 219
вание иностранной валюты возможно лишь в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом. Законодательство о валютном ре¬гулировании такие случаи предусматривает[5].
Учитывая инфляционные процессы, остро протекающие в стране, законодатель дает возможность сторонам предусмотреть в денежном обязательстве, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (например, экю). В этом случае под¬лежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному кур¬су валюты или условных денежных единиц на день платежа. Однако законом или соглашением сторон может быть предусмотрен иной курс или иная дата его определения.
Интересную новеллу ввел законодатель в очередность погаше¬ния требований по денежному обязательству (ст. 319 ГК). Если сум¬ма произведенного платежа недостаточна для исполнения обяза¬тельства полностью, то в первую очередь погашаются издержки кре¬дитора по получению исполнения (например, оплата телефонных, телеграфных обращений к кредитору). Во вторую очередь погашают¬ся проценты (например, за пользование чужими средствами) и лишь в оставшейся части – основная сумма долга. Но норма ст. 319 ГК – диспозитивная, а поэтому своим соглашением стороны вправе устано¬вить иную очередность.
В судебно-арбитражной практике нередко встречались споры, связанные с тем, что сторона, должная исполнить возложенную на нее договором обязанность, не осуществляла этого, ссылаясь на то, что кредитор, требующий исполнения, сам не исполнил свое обяза¬тельство. При решении таких споров суды испытывали значитель¬ные затруднения, поскольку прежнее законодательство не учитывало подобных ситуаций. Гражданский кодекс в ст. 328 закрепил норму о порядке встречного исполнения обязательств. п. 1 ст. 328 установил, что встречным признается исполнение обязательства одной из сто¬рон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной. Следовательно, стороны преж¬де всего в договоре должны обусловить последовательность испол¬нения (например, указать в договоре поставки, что товар будет по¬ставлен только после полной его оплаты в установленный договором срок, либо в договоре подряда договориться, что подрядчик не при¬ступит к исполнению работ до предоставления заказчиком строи¬тельных материалов в течение срока, установленного договором). Если обязанная сторона не представляет обусловленного исполне¬ния либо становится очевидным, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, то сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего
С. 220
обязательства либо отказаться от его исполнения и потребовать воз¬мещения убытков. Так, если заказчик не предоставит подрядчику материалы в обусловленный договором срок, подрядчик вправе от¬казаться от договора и потребовать возмещения убытков, вызван¬ных, например, расходами по оплате аренды помещения, в котором эти материалы должны были храниться.
Неисполнение стороной возложенной на нее обязанности мо¬жет быть не только полным, но и частичным (например, покупатель в порядке предоплаты оплатил лишь часть товара). В этом случае сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе его при¬остановить или отказаться от исполнения, но лишь в части, соответ¬ствующей непредоставленному исполнению.
Следует, однако, учитывать, что, поскольку порядок встречного исполнения должен быть определен в договоре, в практике могут встретиться случаи, когда уже в процессе исполнения стороны изме¬няют условия своей договоренности. В таких случаях подобные из¬менения необходимо учитывать. Так, в договоре на поставку была предусмотрена предварительная оплата 100 % сумм договора за три месяца до периода поставки. Однако произведенную поставку поку¬патель своевременно не оплатил. При рассмотрении спора о взыскании пени за просрочку выяснилось, что поставка продукции произведена на основании телеграммы покупателя с просьбой об отгрузке продукции в связи с производственной необходимостью и невозможностью внесения предоплаты ввиду временных финансо¬вых трудностей. В этой ситуации очевидно, что телеграммой со сто¬роны покупателя и конклюдентными действиями (отгрузки продук¬ции) со стороны поставщика по согласию изменен установленный ими в договоре порядок встречного исполнения, а поэтому наруше¬ний договора покупателем усмотреть нельзя[6].
Гражданский кодекс в п. 3 ст. 328 устанавливает, что сторона, не получившая от другой встречного исполнения, но в то же время осуществившая исполнение своего обязательства, вправе потребо¬вать от другой стороны полного исполнения ее обязательства.
________________________________________
[1] Гражданское право. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. ч. 1.Изд. 2-е, испр. и доп. М., 1996. С. 506; Гражданское право России. Курс лекций / Под ред. О.Н. Садикова. ч. I. М., 1996. С. 246.
[2] СЗ РФ. 1994. № 34. ст. 35-40.
[3] По материалам Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации // Хозяйство и право. 1995. № 8.
[4] СЗ РФ. 1995. № 1. ст. 1.
[5] Закон «О валютном регулировании и валютном контроле» // Ведомости РСФСР. 1992. № 45. ст. 2542.
[6] По материалам надзорной коллегии Высшего Арбитражного Суда Рос¬сийской Федерации // Хозяйство и право. 1995. № 6.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021