ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 5. Защита прав и интересов предпринимателя в отношениях в сфере управления; роль прокуратуры и нотариата в правовом обеспечении предпринимательской деятельности


Способы защиты прав и интересов предпринимателя в отношениях с государственными органами. В процессе своей деятельности пред¬приниматели вступают в правовые отношения с различными орга¬нами государственной власти и управления. Этими правовыми от¬ношениями опосредуется весь пространственно-временной цикл предпринимательства, начиная от учреждения коммерческой орга¬низации и конституирования гражданина в качестве индивидуально¬го предпринимателя, поскольку предпринимателю в любом случае необходимо пройти государственную регистрацию, и до прекраще¬ния предпринимательской деятельности, поскольку это прекраще-
С. 497
ние наступает юридически только по принятии соответствующих распорядительных актов, например, по исключении ликвидируемой коммерческой организации из государственного реестра. Отноше¬ния предпринимателей с государственными органами носят слож¬ный характер: по своей юридической природе это – административ¬но-правовые отношения, хотя они при определенных условиях могут быть и гражданско-правовыми. И те, и другие охватываются поня¬тием отношений в сфере управления.
Основным элементом содержания этих правоотношений явля¬ются обязанности предпринимателей, хотя и в сфере управления предпринимателям предоставляются определенные правовые воз¬можности, которые выше были названы организационно-предпосылочными правами.[1] Обязанности предпринимателей в сфере управления носят общеобязательный характер, т. е. все обязаны пла¬тить налоги, своевременно представлять налоговым органам бухгал¬терскую отчетность и т.д. Перечень обязанностей предпринимателей в сфере управления устанавливается нормативно-правовыми актами, а потому является исчерпывающим. Новые обязанности, наклады¬ваемые на предпринимателей, могут вводиться только путем норма¬тивных решений, принимаемых органами законодательной или ис¬полнительной власти в пределах их компетенции. С учетом сказанного обязанности предпринимателей в сфере управления можно было бы назвать нормативно-административными обязанностями.
Предпринимательская деятельность контролируется государ¬ственными органами, наделенными контрольно-надзорными пол¬номочиями. Контролируется соблюдение предпринимателями зако¬нодательства и выполнение ими конкретных нормативно-административных обязанностей. При осуществлении государ¬ственного контроля существует объективная возможность наруше¬ния прав и интересов предпринимателей со стороны контролирую¬щих органов. Причины этих нарушений различны: объективные – бюрократизм, волокита, буквоедство; субъективные – выход кон¬тролирующими органами за пределы своей компетенции, корысто¬любие, мздоимство.
При нарушении отдельных прав и интересов предпринимателей в сфере управления нарушается, как правило, и обобщенный пред¬принимательский интерес, заключающийся в сохранении и при¬умножении своих капиталов. Отказ в выдаче лицензии, например, не дает возможности заняться выгодным бизнесом, а наложение финансовых санкций влечет за собой уменьшение накопленных капиталов. Последствия применения к предпринимателям админи¬стративно-фискальных санкций могут быть более существенными, чем применение имущественных санкций в сфере договорных обя¬зательств. Вот почему проблема защиты прав и интересов предпри-
С. 498
нимателей в отношениях в сфере управления стоит чрезвычайно остро во всех аспектах: теоретическом, правотворческом и правоприменительном. С теоретической точки зрения средства правовой защиты интересов предпринимателя должны быть абсолютно адек¬ватны тем властно-распорядительным и контрольно-карательным полномочиям, которыми наделены государственные органы. Иначе нормальная предпринимательская деятельность была бы просто невозможна. Но в правотворческом аспекте обеспечить указанную адекватность очень трудно, а может быть, и недостижимо: правовые нормы, устанавливающие штрафные санкции и условия их приме¬нения, оторваны от норм, содержащих дозволения и предписания; а кодификация административного законодательства еще не заверше¬на; в гражданском законодательстве предусматриваются только гражданско-правовые способы защиты гражданских прав. В правоприменительном аспекте государственные органы наделены широ¬кими властными полномочиями относительно предпринимателей. Эти властные полномочия могут быть сгруппированы следующим образом:
– права на решение вопросов, связанных с организационно-предпосылочными условиями деятельности предпринимателей;
например, государственная регистрация нового юридического лица или отказ в государственной регистрации; выдача лицензии или отказ в ее выдаче; отзыв уже выданной лицензии и т.д.;
– права на осуществление проверки деятельности предприни¬мателя. Определенные правомочия по проверке деятельности пред¬принимателей предоставлены действующим законодательством на¬логовым органам, органам, осуществляющим лицензирование раз¬личных видов деятельности, органам валютного и экспортного кон¬троля, антимонопольным органам; некоторые органы наделены контрольными функциями в пределах системы организаций, на¬пример, Центральный банк Российской Федерации относительно коммерческих банков, Министерство финансов Российской Феде¬рации относительно страховых организаций;
– права на применение санкций к предпринимателям. Имеют¬ся в виду не только финансовые или штрафные санкции, но и санк¬ции неимущественные. Так, например, согласно п. 4 ст. 11 Закона «О федеральных органах налоговой полиции» органам налоговой полиции предоставлено право «... приостанавливать операции нало¬гоплательщиков по счетам в банках и кредитных учреждениях на срок до одного месяца в случаях непредставления документов, свя¬занных с начислением и уплатой налогов. Решение о приостановле¬нии операций по указанным счетам принимает начальник органа налоговой полиции или его заместитель»;[2] приостановление опера-
С. 499
ций по банковским счетам предпринимателя может повлечь для него серьезные отрицательные последствия: нарушение сроков обяза¬тельных платежей в бюджет и внебюджетные страховые фонды, на¬рушение финансовых обязательств перед контрагентами и партне¬рами, невозможность вести нормальную коммерческую деятельность и, как следствие этого, – убытки. Аналогичные последствия могут наступить при наложении органами налоговой полиции админи¬стративного ареста на имущество предпринимателя.
Указанные властные полномочия осуществляются государ¬ственными органами непосредственно без обращения в суд путем издания соответствующих распорядительных актов: постановлений, решений и распоряжений. Все распорядительные акты такого рода вступают в силу немедленно и влекут за собой определенные отрица¬тельные последствия для предпринимателя, которому они адресова¬ны. У предпринимателя, не согласного с вынесенным в его адрес распорядительным актом, считающим его необоснованным, имеется единственная легальная возможность воспрепятствовать наступле¬нию нежелательных для него последствий – возможность оспаривания этого акта.
Непосредственная реализация властно-распорядительных полномочий государственных органов относительно предпринима¬теля без обращения в суд является общим правилом, из которого установлено два исключения. Во-первых, согласно п. 1 ст. 13 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» взыска¬ние недоимки по налогам и другим обязательным платежам, а также сумм штрафов и иных санкций, предусмотренных законодатель¬ством, производится с юридических лиц в бесспорном порядке, а с физических лиц – в судебном. Аналогичное правило содержится в п. 9 ст. 7 Закона «О Государственной налоговой службе в РСФСР». Во-вторых, некоторые виды санкций могут быть применены к пред¬принимателям только на основании решения суда.
В тех случаях, когда распорядительными актами государствен¬ных органов затрагиваются имущественные интересы предпринима¬теля, а конечное последствие применяемых к предпринимателю санкций есть уменьшение принадлежащего ему наличного имущест¬ва, нарушаемые государственными органами права предпринимате¬лей являются по своей юридической природе гражданскими права¬ми. Они защищаются средствами гражданско-правовой защиты. Следовательно, если гражданские права предпринимателя затраги¬ваются актами в сфере управления, предприниматель вправе защи¬щать свои права и интересы способами защиты гражданских прав, предусмотренными ГК РФ.
С. 500
Устанавливая как общий принцип судебную защиту граждан¬ских прав, закон допускает в виде исключения защиту гражданских прав в административном порядке. В п. 2 ст. 11 ГК сказано: «Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. Решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд». Следо¬вательно, административный порядок является исключением из общего принципа судебной защиты. Точно так же должна быть ис¬толкована ст. 17 «Защита прав и интересов налогоплательщиков и государства» Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», которая гласит: «Защита прав и интересов налогопла¬тельщиков и государства осуществляется в судебном или ином по¬рядке, предусмотренном законодательными актами Российской Федерации».[3] Отсюда следует, что только в случаях, прямо пред¬усмотренных законом, предприниматель не имеет возможности оспорить распорядительный акт непосредственно в судебном поряд¬ке и вынужден пройти административные процедуры, прежде чем обратиться в суд.
В юридической литературе высказывалась критика правила п. 2 ст. 11 ГК, предлагалось изменить ее редакцию и установить, что в случаях, когда действующим законодательством предусмотрена за¬щита гражданских прав в административном порядке, заинтересо¬ванное лицо по своему усмотрению вправе обратиться за защитой нарушенных прав в соответствующий государственный орган или непосредственно в суд. Такая, альтернативная, возможность защиты прав предпринимателя в сфере управления является более опти¬мальным вариантом, чем тот, что предусмотрен в п. 2 ст. 11 ГК.[4] К тому же, формулировки относительно порядка рассмотрения спо¬ров, которые содержатся в федеральных законах, определяющих правовой статус налоговых органов, нельзя признать корректными.[5] Они не соответствуют ст. 11 ГК. Арбитражная практика идет по дру¬гому пути: арбитражные суды принимают к своему рассмотрению иски предпринимателей к налоговым органам, невзирая на то, что административный порядок заявителями не был соблюден. Так, в
С. 501
Письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.02.94r. № ОЩ-7/ОП-118 «О некоторых вопросах подведомственности споров по искам налогоплательщиков к органам налоговой полиции» подчер¬кивается: «...федеральные органы налоговой полиции выполняют как функции правоохранительных органов, так и функции государ¬ственных налоговых инспекций. Если налогоплательщик – юриди¬ческое лицо или предприниматель – считает, что утвержденный в установленном порядке акт проверки органа налоговой полиции на¬рушает его законные права и интересы, он вправе обратиться в арбит¬ражный суд с иском о признании недействительным этого акта».[6]
Однако обязательность административного порядка оспаривания распорядительных актов сохраняется для предпринимателей и в сфере отношений с таможенными органами. Согласно ст. 371 Тамо¬женного кодекса РФ постановление таможенного органа о примене¬нии санкций в отношении предпринимателей может быть обжало¬вано в течение 20 дней со дня его вынесения в вышестоящий тамо¬женный орган – региональное таможенное управление. И только тогда, когда обжалуемое постановление оставлено без изменения, а жалоба – без удовлетворения, исковое заявление может быть подано в арбитражный суд в течение 10 дней со дня принятия решения по жалобе региональным таможенным управлением.[7]
Таким образом, распорядительный акт государственного органа может быть оспорен предпринимателем в судебном порядке, а в слу¬чаях, прямо предусмотренных законом, – в административном по¬рядке, но решение, принятое по жалобе предпринимателя в админи¬стративном порядке, может быть оспорено им в судебном порядке.
Для применения определенного вида санкций к предпринима¬телям государственные властные органы сами должны обращаться в суд. Так, согласно ст. 6, 12, 17 и 18 Закона «О конкуренции и ограни¬чении монополистической деятельности на товарных рынках» феде¬ральные антимонопольные органы вправе обращаться в суд или ар¬битражный суд с заявлениями о нарушениях антимонопольного законодательства, в том числе о признании недействительными пол¬ностью или частично договоров, противоречащих антимонопольно¬му законодательству, об обязательном заключении договоров с дру¬гим хозяйствующим субъектом, о признании недействительной го¬сударственной регистрации коммерческих организаций и их объ¬единений, созданных или реорганизованных без предварительного
С. 502
согласия федерального антимонопольного органа; о ликвидации объединений коммерческих организаций.[8]
Налоговые органы согласно ст. 14 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» вправе предъявлять иски, в част¬ности, о ликвидации предприятий по основаниям, установленным законодательством Российской Федерации; о признании сделок не¬действительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам; о признании регистрации предприятия недействи¬тельной в случаях нарушения установленного порядка создания пред¬приятия или несоответствия учредительных документов требованиям законодательства и взыскании доходов, полученных этим предприя¬тием. Как показывает обобщение практики, ежегодно налоговыми органами предъявляется достаточно много исков к предпринимате¬лям, большинство из которых удовлетворяется судами.[9] В качестве примера можно привести дело, рассмотренное Арбитражным судом г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области: налоговая инспекция предъявила иск к банку и страховой компании – его клиенту о при¬знании недействительным заключенного между ними договора бан¬ковского счета. Банк открыл счет филиалу страховой компании, не поставленному на налоговый учет. Арбитражный суд иск удовлетво¬рил, указав, что сделки, которые способствуют уклонению от уплаты налогов, должны признаваться недействительными.[10]
При предъявлении исков налоговыми или другими государ¬ственными органами предприниматели участвуют в деле в качестве ответчиков, а по некоторым категориям дел, например, по искам о признании недействительной государственной регистрации коммер¬ческой организации – в качестве третьих лиц. Но и в этих делах неза¬висимо от своего процессуального положения позиция предприни¬мателя сводится к защите своих прав и интересов, к доказыванию того, что действия государственных органов или вынесенные ими решения являются необоснованными и несоответствующими зако¬нодательству, – не было оснований квалифицировать действия предпринимателя как правонарушения и применять к нему соответ¬ствующие санкции.
При рассмотрении споров в сфере управления суды оценивают законность и обоснованность действий как государственных орга¬нов, так и предпринимателей. Распорядительные акты государ-
С. 503
ственных органов, вынесенные относительно предпринимателя, должны соответствовать не только положениям текущего законода¬тельства, но и нормам Основного закона государства – Конститу¬ции. Применение к предпринимателям различных санкций не должно противоречить конституционным принципам и гарантиям. Под этим углом зрения Конституционный Суд Российской Федера¬ции рассмотрел вопрос о соответствии Конституции некоторых по¬ложений Закона «Об основах налоговой системы в Российской Фе¬дерации» (ст. 13), Закона «О Государственной налоговой службе РСФСР» (п. 8 и 9 ст. 7 и ст. 8) и Закона «О федеральных органах нало¬говой полиции» (п. 2 и 3 ч. 1 ст. 11), опираясь на которые органы налоговой полиции производят взыскание недоимок по налогам, а также сумм штрафов и иных предусмотренных законодательством санкций с юридических лиц в бесспорном порядке. В своем поста¬новлении по конкретному делу Конституционный Суд РФ сформу¬лировал ряд принципиальных теоретических положений, которые должны лечь в основу правоприменительной практики в отношени¬ях между государственными органами и предпринимателями.
Конституционный Суд РФ подчеркнул, в частности, что в соот¬ветствии со ст. 57 Конституции РФ каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Данная конституционная обязан¬ность имеет особый, а именно публично-правовой, а не частно¬правовой (гражданско-правовой) характер, что обусловлено публич¬но-правовой природой государства и государственной власти. На¬лог– необходимое условие существования государства, поэтому обязанность платить налоги распространяется на всех налогопла¬тельщиков в качестве безусловного требования государства. Налого¬плательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, и обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так как иначе были бы нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц, а также государства. Взыскание налога не может расцениваться как произвольное лише¬ние собственника его имущества, – оно представляет собой закон¬ное изъятие части имущества, вытекающее из конституционной публично-правовой обязанности.
Налоговые правоотношения основаны на властном подчине¬нии одной стороны другой. Они предполагают субординацию сто¬рон, одной из которых – налоговому органу, действующему от име¬ни государства, принадлежит властное полномочие, а другой – на¬логоплательщику – обязанность повиновения. Требование налого¬вого органа и налоговое обязательство налогоплательщика следуют не из договора, а из закона. С публично-правовым характером нало¬га и государственной казны и с фискальным суверенитетом госу¬дарства связаны законодательная форма учреждения налога, обяза-
С. 504
тельность и принудительность его изъятия, односторонний характер налоговых обязательств. Вследствие этого спор по поводу невыпол¬нения налогового обязательства находится в рамках публичного (в данном случае налогового), а не гражданского права.
Наделение налогового органа полномочием действовать власт¬но-обязывающим образом при бесспорном взыскании налоговых платежей правомерно в той степени, в какой такие действия, во-первых, остаются в рамках именно налоговых имущественных от¬ношений, а не приобретают характер гражданско-правовых, адми¬нистративно-правовых или уголовно-правовых санкций и, во-вторых, не отменяют и не умаляют права и свободы человека и граж¬данина. В связи с этим исполнение налогового обязательства, равно как и соответствующих требований налогового органа об уплате на¬лога в случае несогласия с ними налогоплательщика не может быть временно прекращено или приостановлено, если это не предусмот¬рено законом.
Согласно ст. 8 (ч. 2) Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собствен¬ности. К юридическим лицам, независимо от формы собственности (частной или государственной), применяется один и тот же – бес¬спорный – порядок взыскания налоговых платежей, а в случае несо¬гласия налогоплательщика – один и тот же порядок защиты, а именно обращение в вышестоящие налоговые органы и (или) в суд для рассмотрения спора по существу. Следовательно, юридическим лицам гарантирована судебная защита их права собственности. Раз¬личие в способах приведения в действие механизмов этой защиты применительно к юридическим лицам (последующий судебный кон¬троль) и к физическим лицам (предварительный судебный контроль) в данном случае обусловлено не формой собственности, а особенно¬стями юридического лица как субъекта налогового обязательства. Причем различия касаются одной и той же формы собственности, а именно частной, поскольку ее субъектами могут быть как физиче¬ские лица, так и юридические. По мнению Конституционного Суда РФ, бесспорный порядок взыскания налоговых платежей при нали¬чии последующего судебного контроля как способа защиты прав юридического лица не противоречит требованиям Конституции Российской Федерации. Далее Конституционный Суд РФ отметил, что конституционное право человека и гражданина, закрепленное в ст. 35 (ч. 2 и 3) Конституции Российской Федерации, распростра¬няется на юридические лица в той степени, в какой это право по своей природе может быть к ним применимо. Юридическое лицо, в отличие от гражданина – физического лица, имеет обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам именно этим иму¬ществом. Гражданин же (в случае, если он является он является ин-
С. 505
дивидуальным предпринимателем без образования юридического лица) использует свое имущество не только для занятия предприни¬мательской деятельностью, но и в качестве собственно личного имущества, необходимого для осуществления неотчуждаемых прав и свобод. Имущество гражданина в этом случае юридически не раз¬граничено.
Различный порядок взыскания налоговых платежей с физиче¬ских и юридических лиц направлен не на то, чтобы поставить их в неравное положение в сфере налоговых отношений (обязанности платить налоги), а на то, чтобы не допустить административного вмешательства в права личности тогда, когда вопрос может быть разрешен лишь посредством судебного разбирательства. Взыскание налоговых платежей с физических лиц в бесспорном порядке яви¬лось бы выходом за рамки собственно налоговых публично-правовых отношений и вторжением в иные отношения, в том числе гражданско-правовые, в которых стороны не находятся в состоянии власти-подчинения, и поэтому одна сторона по отношению к другой не может действовать властно-обязывающим образом. Сочетание бесспорного и судебного порядков взыскания налоговых платежей обеспечивает права личности и государства в целом, отвечает инте¬ресам общества и не противоречит принципам демократического правового социального государства, закрепленным Конституцией Российской Федерации.
По смыслу ст. 57 Конституции Российской Федерации, под¬черкнул Конституционный Суд РФ, налоговое обязательство состо¬ит в обязанности налогоплательщика уплатить определенный налог, установленный законом. Неуплата налога в срок должна быть ком¬пенсирована погашением задолженности по налоговому обяза¬тельству, полным возмещением ущерба, понесенного государством в результате несвоевременного внесения налога. Поэтому к сумме собственно не внесенного в срок налога (недоимки) законодатель вправе добавить дополнительный платеж – пеню как компенсацию потерь государственной казны в результате недополучения налого¬вых сумм в срок в случае задержки уплаты налога. Бесспорный поря¬док взыскания этих платежей с налогоплательщика – юридического лица вытекает из обязательного и принудительного характера налога в силу закона.
Поэтому Конституционный Суд РФ сделал вывод, что пред¬усмотренное ст. 13 Закона Российской Федерации «Об основах нало¬говой системы в Российской Федерации» и ст. 7 (п. 8 и 9) и 8 Закона РСФСР «О государственной налоговой службе РСФСР» взыскание с юридических лиц в бесспорном порядке недоимки по налогам, а также пени, осуществляемое в том числе органами налоговой по¬лиции, не противоречит Конституции Российской Федерации.
С. 506
Иного рода меры, предусмотренные данными статьями, а именно взыскание всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли), а также различного рода штрафов, по своему существу выходят за рамки налогового обязательства как такового. Они носят не восстановительный, а карательный характер и являются наказа¬нием за налоговое правонарушение, т. е. за предусмотренное зако¬ном противоправное виновное деяние, совершенное умышленно либо по неосторожности. При производстве по делу о налоговом правонарушении подлежат доказыванию как сам факт совершения такого правонарушения, так и степень вины налогоплательщика. При наличии налогового правонарушения орган налоговой полиции вправе принять решение о взыскании штрафа с юридического лица. Это решение, по смыслу ст. 45 и 46 (ч. 1 и 2) Конституции Россий¬ской Федерации, может быть в установленном порядке обжаловано юридическим лицом в вышестоящий налоговый орган и (или) в суд. В случае такого обжалования взыскание штрафа не может произво¬диться в бесспорном порядке, а должно быть приостановлено до вынесения судом решения по жалобе налогоплательщика.
Конституционный Суд РФ считает, что бесспорный порядок взыскания штрафов, предусмотренный оспориваемым положением, в случае несогласия налогоплательщика с решением органа налого¬вой полиции является превышением конституционно допустимого (ст. 55, ч. 3; ст. 57) ограничения права, закрепленного в ст. 35 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.
На основании изложенного Конституционный Суд постановил в частности:
1. Признать положения п. 2 и 3 ч. 1 ст. 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. «О федеральных органах налоговой полиции», предоставляющие федеральным органам налоговой по¬лиции право на основании ст. 7 (п. 8 и 9) и ст. 8 Закона РСФСР от 21 марта 1991 г. «О Государственной налоговой службе РСФСР» и ст. 13 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» производить взыска¬ние с юридических лиц недоимки по налогам, а также пени в случае задержки уплаты налога в бесспорном порядке, не противореча¬щими Конституции Российской Федерации.
Юридическое лицо, с которого такие налоговые платежи взыс¬каны в бесспорном порядке, в соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации имеет право обжаловать решение органов налоговой полиции в суд.
2. Признать положения п. 2 и 3 ч. 1 ст. 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. «О федеральных органах налоговой полиции», предоставляющие федеральным органам налоговой по¬лиции право на основании ст. 7 (п. 8 и 9) и ст. 8 Закона РСФСР от 21
С. 507
марта 1991 г. «О Государственной налоговой службе РСФСР» и ст. 13 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» производить взыска¬ние с юридических лиц сумм штрафов, а также всей суммы сокрыто¬го или заниженного дохода (прибыли) в бесспорном порядке без их согласия, не соответствующими Конституции Российской Федера¬ции, ее ст. 35 (ч. 3), 45 и 46 (ч. 1 и 2).[11]
С учетом изложенной позиции Конституционного Суда РФ следует дать критическую оценку нормативно-правовым актам, ре¬гулирующим порядок обращения взыскания на имущество предпри¬нимателей налоговыми органами. По Закону «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» «...взыскание недоимки с юри¬дических и физических лиц обращается на полученные ими доходы, а в случае отсутствия таковых – на имущество этих лиц...» (подпункт «г» п. 1 ст. 13). Подробная регламентация содержится во Временном положении о порядке обращения взыскания на имущество органи¬заций, утвержденном Указом Президента РФ от 14 февраля 1996 г. № 199,[12] и в Положении о порядке обращения взыскания недоимок по налогам и другим обязательным платежам, уплачиваемым юри¬дическими лицами в бюджет и государственные внебюджетные фон¬ды, на их имущество в случае отсутствия денежных средств на счетах в банках.[13] Согласно п. 5 Положения о порядке обращения взыска¬ния недоимок..., решение об обращении взыскания недоимки на имущество налогоплательщика принимается налоговым органом в лице начальника налоговой инспекции либо его заместителя; реше¬ние оформляется постановлением, на основании которого орган федеральной налоговой полиции выносит распоряжение о произ¬водстве административного ареста имущества налогоплательщика. Продажа имущества должников производится организациями, уполномочиваемыми лицами, осуществляющими взыскание, т. е. органами федеральной налоговой полиции, которые работают в тес¬ном контакте с такого рода посредническими организациями.
С. 508
Предусмотренная названными нормативно-правовыми актами возможность обращения взыскания на имущество предпринимате¬лей-недоимщиков без решения суда недопустима по тем соображе¬ниям, которые изложены в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17.12.96 г. Кроме того действует и конституционный запрет на такие действия, ибо, как провозглашено в п. 3 ст. 35 Конституции РФ, никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.
________________________________________
[1] См. § 1 данной главы.
[2] «О федеральных органах налоговой полиции» – Закон РФ от 24.06.93 г. с послед, измен, и доп. // Ведомости РФ. 1993. № 29. ст. 1114. См. также в кн.: Фурсов Д.А. Подготовка дела к судебному разбирательству. Налоги: Пособие для судей ар¬битражных судов. М., 1997. С. 240–255.
[3] Об основах налоговой системы в Российской Федерации. Закон РФ от 27.12.91г. с послед, измен, и доп. // Ведомости РФ. 1992. № 11. ст. 527; см. также: Закон.1993. № 12.0.53-61.
[4] Лебедев К. К. Проблемы зашиты прав предпринимателей в коммерческих правоотношениях // В кн.: 10 лет кафедре коммерческого права. Актуальные про¬блемы науки и практики коммерческого права. Труды конференции. СПб., 1995. С. 84.
[5] Абз.2 ст. 20 Закона «О федеральных органах налоговой полиции» и ст. 14 За¬кона «О государственной налоговой службе РСФСР» (Закон от 21.03.91 г. с послед. измен, и доп.// Ведомости РФ. 1991. № 15. ст. 492); см. также в кн.: Налоги в России. Налоговая система. Общие вопросы налогового законодательства. Органы налогово¬го контроля: Сборник нормативных документов. М., 1994. С. 95–102.
[6] Вестник ВАС РФ. 1994. № 5. С. 54-55.
[7] Таможенный кодекс Российской Федерации. Закон РФ от 18.06.93 г. // Ве¬домости РФ. 1993. № 31. ст. 1224; см. также: Закон. 1993. № 11. С. 5-87. О примене¬нии санкций таможенными органами см.: Порядок бесспорного списания пени и штрафов, взыскиваемых таможенными органами Российской Федерации, утверж¬денный постановлением Правительства РФ от 12.07.96 г. № 801. // СЗ РФ. 1996. № 29. ст. 3503.
[8] СЗ РФ. 1995. № 22. ст. 1977. См. также в кн.: Тотьев К.Ю. Конкуренция и монополии. Правовые аспекты регулирования: Учеб. пособие. М., 1996. С. 193–217.
[9] Пепеляев С.П. Налоговая инспекция предъявила иск. М,, 1994. С. 3–4. Дея¬тельность арбитражных судов в России в 1996 году // Российская юстиция. 1997. No 4. С. 57-58.
[10] Баталова Л.А., Овсянников С.В. Из практики рассмотрения споров с учас¬тием налоговых органов в арбитражном суде // Юридическая практика. Информаци¬онный бюллетень Центра права Специального юридического факультета СП6ГУ. 1996. № 2(5). С. 72.
[11] По делу о проверке конституционности п. 2 и 3 ч. 1 ст. 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. «О федеральных органах налоговой полиции». Поста¬новление Конституционного Суда РФ от 17.12.96 г. // СЗ РФ. 1997. № 1. ст. 197. Принципиальные положения о правовой природе налоговых отношений сформули¬рованы Конституционным Судом РФ также в Постановлении от 21.03.97 г. «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго пункта 2 статьи 18 и ста¬тьи 20 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года «Об основах налоговой системы в Российской Федерации»« // СЗ РФ. 1997. № 13. ст. 1602.
[12] СЗ РФ.1996. № 8. ст. 741.
[13] Утв. Государственной налоговой службой РФ 25.05.94 г. № ВГ-4-08/57н, Департаментом налоговой полиции РФ 26.05.94 г. № СА-574 и Министерством фи¬нансов РФ 25.05.94 г. № 58; зарегистрировано Министерством юстиции РФ 24.06.94 г., регистрационный № 609 // Вестник ВАС РФ. 1994. № 11. С. 47-57.
Действующим законодательством допускается оспаривание в судебном порядке не только индивидуальных правовых актов, адре¬сованных конкретным предпринимателям, но и нормативных пра¬вовых актов. Как вытекает из ч. 1 ст. 13 ГК, в случаях, предусмотрен¬ных законом, нормативный акт, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охра¬няемые законом интересы гражданина или юридического лица, мо¬жет быть признан судом недействительным. Как уже указывалось выше[1], дела об оспариваний нормативных актов отнесены к подве¬домственности судов общей юрисдикции. Практика показывает, что в тех немногочисленных случаях, которые уже были предметом су¬дебного рассмотрения, предпринимателями оспаривались, главным образом, нормативные акты местных органов власти, направленные на установление необоснованных ограничений предприниматель¬ской деятельности или введение новых местных налогов и сборов, повышение тарифов. Но есть случаи оспаривания нормативных ак¬тов, изданных федеральными органами. По сообщениям печати, Ассоциация коммерческих банков России (АКБР) заявила о своем намерении оспорить в суде некоторые положения Указа Президента РФ от 18.08.96 г. № 1212 «О мерах по повышению собираемости на¬логов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного обращения»[2], которые, по мнению АКБР, противо¬речат законодательству о расчетах и денежном обращении и необос¬нованно ограничивают права предпринимателей.[3]
Признание судом нормативного или ненормативного акта ком¬петентного государственного органа незаконным либо недействи¬тельным может оказаться достаточным для предотвращения воз¬можности нарушения прав и интересов предпринимателя. Напри¬мер, признанное недействительным решение налоговой инспекции о взыскании с коммерческой организации финансовых санкций еще не было исполнено и никаких отрицательных последствий для этой организации не наступило. Но бывают случаи, когда само по себе решение суда о признании нормативного или распорядительного
С. 509
акта недействительным или незаконным не обеспечивает восстано¬вление нарушенных прав и интересов предпринимателя. Поэтому законодатель сформулировал в ч. 2 ст. 13 ГК важнейшее принципи¬альное положение: «В случае признания судом акта недействитель¬ным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными статьей 12... Кодекса». Это означает, что решение суда о признании акта недействительным является правовым основанием для принятия всех необходимых мер по восстановлению нарушенных интересов предпринимателя.[4]
Орган, издавший акт, признанный судом недействительным, обязан сам устранить негативные последствия своих незаконных действий; он должен восстановить положение предпринимателя, существовавшее до нарушения прав последнего, загладить причи¬ненный ему вред, т. е. возместить убытки, компенсировать ущерб, нанесенный его деловой репутации, опубликовать, если потребуется, информацию в местной печати, совершить иные необходимые дей¬ствия, вплоть до принесения извинений предпринимателю и нака¬зания должностных лиц государственного органа, по вине которых был издан незаконный акт.
Если орган, издавший акт, признанный судом недействитель¬ным, не восстанавливает нарушенное им положение предпринима¬теля, тогда предприниматель будет вынужден вновь обратиться в суд с тем, чтобы принудить нарушивший его права орган устранить по¬следствия его незаконных действий и восстановить интересы потер¬певшего. В ст. 16 ГК предусматривается возмещение убытков, при¬чиненных гражданину или юридическому лицу незаконными дей¬ствиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, за счет бюджета Российской Федерации, соответствующего субъекта Российской Федерации или муниципального образования.[5] Но предпринима¬тель может прибегнуть и к другим способам защиты гражданских прав, предусмотренных в ст. 12 ГК.
Участие органов прокурорского надзора в обеспечении защиты прав и интересов предпринимателей. Прокурорский надзор за испол¬нением действующих на территории Российской Федерации законов имеет большое практическое значение для обеспечения защиты прав и интересов предпринимателей. В первоначальной редакции Феде-
С. 510
рального закона «О прокуратуре Российской Федерации» (п.2 ст. 20) содержалось положение, согласно которому «прокуратура не подме¬няет органы государственного и хозяйственного управления и кон¬троля и не вмешивается в оперативно-хозяйственную деятельность». Это положение служило основой для пассивности органов прокура¬туры по отношению к различного рода конфликтам в сфере пред¬принимательства, внутри коммерческих организаций, что было со¬вершенно неоправданно, ибо оперативное вмешательство прокура¬туры могло бы предотвратить углубление конфликта, избежать не¬желательных последствий.[6] Прокуратура как бы оставалась в сторо¬не от тех нарушений и конфликтов, которыми сопровождалась при¬ватизация и акционирование государственных предприятий; не вмешивалась в деятельность псевдоинвестиционных компаний, привлекающих денежные средства граждан, не имея на то лицензии;
не осуществляла надзора за внешнеэкономическими операциями, в том числе незаконным вывозом капитала, экспортом стратегически важных сырьевых ресурсов по демпинговым ценам и т.д.
В настоящее время ситуация изменилась: принята новая редак¬ция Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации».[7] Соответствующее правило теперь звучит так (п.2.ст.21): «При осу¬ществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы. Проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокурату¬ры информации о фактах нарушения закона, требующих принятия мер прокурором». Новая редакция Закона «О прокуратуре Россий¬ской Федерации» предоставляет органам прокуратуры широкие пол¬номочия по осуществлению надзора за исполнением законов в сфере предпринимательства.
Прокурорским надзором охватывается как деятельность ком¬мерческих организаций и индивидуальных предпринимателей, так и акты представительных и исполнительных органов государства, принимаемые по вопросам предпринимательства. Генеральный про¬курор Российской Федерации подчеркнул, что «особую опасность представляет правовой нигилизм, который исходит не только от лиц, заинтересованных в обходе закона, но и от представителей управ¬ленческого персонала, обязанных быть проводниками закона. Внешне сверхмощная вертикаль исполнительной власти, о само¬чувствии которой мы так усиленно заботились в последнее время, на
С. 511
поверку несостоятельна в своем главном назначении – обеспечить исполнение законов».[8]
Для предпринимателей особенно важно, чтобы неукоснительно исполнялись законы, предусматривающие поддержку предпринима¬тельства, например, Федеральный закон «О государственной под¬держке малого предпринимательства в Российской Федерации».[9] В случаях нарушения этого Закона со стороны органов исполни¬тельной власти предприниматели вправе обращаться в органы про¬куратуры за защитой своих интересов.
Правовыми инструментами осуществления надзорных функ¬ций прокуратуры являются:
протест прокурора, который приносится на противоречащий закону правовой акт в орган или должностному лицу, которые изда¬ли этот акт;
представление об устранении нарушений закона, которое вно¬сится в орган или должностному лицу, имеющие полномочия по устранению допущенных нарушений;
постановление о возбуждении уголовного дела или производ¬ства об административном правонарушении;
участие в рассмотрении дел судами.
Согласно п. 3 ст. 35 Закона «О прокуратуре Российской Федера¬ции» прокурор в соответствии с процессуальным законодательством вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняе¬мых законом интересов общества или государства.
Прокурор, предъявивший исковое заявление, несет обязан¬ности и пользуется правами истца, кроме права на заключение ми¬рового соглашения.
В настоящее время складывается практика участия прокуроров в судах при рассмотрении споров, связанных с предприниматель¬ской деятельностью. Участие прокурора в суде, несомненно, способ¬ствует эффективному разрешению экономических споров в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.
Нотариальная форма защиты прав и интересов предпринимателей. Важную роль в правовом обеспечении предпринимательской дея¬тельности играют нотариусы. Как закреплено в ст. 1 Основ законода¬тельства о нотариате, нотариат призван обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотари-
С. 512
альных действий от имени Российской Федерации.[10] Нотариальные действия достаточно разнообразны; они перечислены в ст. 35 Основ законодательства о нотариате для нотариусов, занимающихся част¬ной практикой, и дополнительно в ст. 36 – для нотариусов, рабо¬тающих в государственных нотариальных конторах. Нотариусы удо¬стоверяют сделки, свидетельствуют верность копий документов и выписок из них, подлинность подписи на документах и т.д.
Значение нотариата заключается в том, что совершаемые нота¬риусом нотариальные действия есть по существу документальное подтверждение различных обстоятельств и фактов, влекущих за со¬бой правовые последствия. В силу полномочий, которыми нотариус наделен по закону, нотариальное удостоверение определенного юридического факта облекает его в определенную письменную фор¬му, подтверждает его законность и тем самым обеспечивает призна¬ние этого факта со стороны заинтересованных, да и всех третьих лиц. В юридической литературе пишут о закреплении нотариусами бес¬спорных фактов и прав.[11] Можно сказать, что нотариус также под¬тверждает достоверность факта, документа. В случаях возникнове¬ния споров нотариальное удостоверение фактов и документов спо¬собствует защите нарушенных или оспариваемых прав. Все это дает основание говорить о нотариальной форме защиты прав.[12]
Среди большого круга разнообразных нотариальных действий можно выделить три наиболее типичных и часто совершаемых отно¬сительно предпринимателей: удостоверение сделок и договоров, учинение исполнительной надписи, протест векселя.
Нотариальное удостоверение сделок и договоров имеет для предпринимателя большое практическое значение, поскольку обес¬печивает дополнительные гарантии законности и действительности сделок. Это особенно важно при завязывании контактов, заключе¬нии договоров с контрагентами, с которыми еще не приходилось сотрудничать, совершении сделок на большие суммы или по поводу дорогостоящих объектов.
Помимо тех сделок, которые согласно ГК и другим законам подлежат обязательному нотариальному удостоверению, предпри¬ниматели вправе облечь в нотариальную форму и любые другие сделки. Достигнув договоренности о заключении договора, пред¬приниматели могут заключить соглашение об обязательном нотари¬альном удостоверении заключаемого договора. В этом случае всту-
С. 513
пление в силу и действительность договора будут непосредственно зависеть от его нотариального удостоверения.
Принудительное исполнение обязательства может быть осу¬ществлено не только в судебном порядке, но и на основании испол¬нительной надписи нотариуса. Перечень документов, по которым взыскание задолженности производится в бесспорном порядке на основании исполнительных надписей органов, совершающих нота¬риальные действия, установлен Правительством Российской Феде¬рации.[13] Однако далеко не всегда нотариальная надпись обеспечи¬вает правомерность принудительного исполнения обязательств без суда. Особенно много споров возникает в такой области предприни¬мательской деятельности, как кредитно-расчетные правоотношения. Поэтому постановлением Правительства РФ от 19.06.96 г. № 710 в указанный Перечень документов внесены изменения и исполни¬тельная надпись на взыскание задолженности по основаниям, выте¬кающим из кредитно-расчетных отношений, в настоящее время нотариусами не учиняется.[14] Следует поддержать высказанные в литературе суждения о необходимости значительного сужения пе¬речня документов, на основании которых совершается нотариальная исполнительная надпись; вместо исполнительной надписи должно получить развитие производство по взысканию задолженности в бесспорных случаях на основании судебного приказа; в компетен¬ции нотариусов следовало бы оставить взыскание задолженности лишь по удостоверенным самими нотариусами сделкам; «...в этом случае правила совершения и исполнения нотариальных сделок по¬зволили бы сохранить гарантии сторон в ходе взыскания задолжен¬ности».[15]
В сфере предпринимательских правоотношений, связанных с применением переводных и простых векселей, к компетенции нота¬риуса относится удостоверение отказа обязанного по векселю лица оплатить, акцептовать или датировать вексель. Это нотариальное действие именуется протестом векселя. Протест векселя предостав¬ляет векселедержателю основание обратиться с исковыми требова¬ниями о платеже по векселю не только к основным должникам: ак¬цептанту переводного векселя и векселедателю простого векселя, но и к вторично обязанным по векселю лицам: индоссантам.[16] Порядок
С. 514
совершения протеста векселя урегулирован Положением о перевод¬ном и простом векселе от 7 августа 1937г., которое применяется на территории Российской Федерации согласно Федерального закона «О переводном и простом векселе».[17]
________________________________________
[1] См. § 4 данной главы.
[2] СЗ РФ. 1996. № 35. ст. 4144.
[3] Лавринов Андрей: Банкиры настаивают на отмене Указа // Деловой Петер¬бург. 1996.15 нояб.
[4] Аналогичное правовое значение, с нашей точки зрения, имеет судебное ре¬шение о признании распорядительного акта либо действия органа или должностного лица незаконным. То обстоятельство, что, как указано в ч. 3 ст. 239 ГПК, этот акт или его отдельная часть считаются недействующими с момента вступления в законную силу решения суда, не снимает вопрос об устранении отрицательных последствий, вызванных этим незаконным актом.
[5] Правило ст. 16 ГК подлежит расширительному толкованию, хотя в ней гово¬рится о незаконных действиях и актах, правилом этой статьи охватываются и акты (действия), признанные судом недействительными.
[6] На это обращалось внимание в первом издании настоящего учебника (см.. Коммерческое право.- Учебное пособие / Под ред. В.Ф.Яковлевой и В.Ф. Попондопуло. СПб., 1993. С. 117).
[7] О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации». Федеральный закон от 17.11.95 г. № 168-ФЗ // СЗ РФ 1995. № 47. ст. 4472.
[8] Прокуратура – не дубина в руках государства, а орган административного надзора за соблюдением закона. Доклад Генерального прокурора Российской Феде¬рации (в изложении) // Российская газета. 1997. 1 марта.
[9] Федеральный закон от 14.06.95 г. № 88-ФЗ//СЗРФ 1995 № 25 ст. 2343.
[10] Основы законодательства Российской Федерации «О нотариате» Закон Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. // Ведомости РФ 1993 № 10 ст. 357; см. также в кн.: Основы законодательства о нотариате. М , 1996. С 3–36.
[11] Гражданский процесс Учебник / Под ред. В.А. Мусина, Н.А Чечиной, Д.М Чечота. М., 1996. С. 431.
[12] См. о нотариальной форме зашиты прав субъектов банковской деятельности в кн. Правовое регулирование банковской деятельности / Под ред. Е.А Суханова М., 1997. С. 345-376.
[13] Утв. постановлением Совета Министров РСФСР от 11 марта 1976 г. № 171 с послед, измен, и доп. // СП РСФСР. 1976. № 7. ст. 56; 1986. № 2. ст. 10; № 9 ст. 51; № 17. ст. 115, 1987. № 2, ст. 18; 1989. № 13. ст. 72; 1992. № 6. ст. 27; САПП РФ. 1994 № 2. ст. 79.
[14] СЗ РФ. 1996 № 26. ст. 3140.
[15] Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В.Д. Мусина, Н.А. Чечинои, Д.М. Чечота. С. 455–456 (автор главы – А.П. Вершинин)
[16] См. более подробно: Ефимова Л.Г. Очерк вексельного права // В кн.: Век¬сель и вексельное обращение в России. Сборник / Сост. Д.А. Равкин, А.Г. Морозов. М., 1996. С.55-60.
[17] О переводном и простом векселе. Федеральный закон от 11.031997 г. № 48 -ФЗ // СЗ РФ. 1997 № 11. ст. 1238, Российская газета. 1997. 18 марта.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021