ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Статья 28


Постановление от 23 ноября 1999 года N 16-П по делу о проверке конституционно-сти абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года "О свободе совести и о религиозных объединениях" (Собрание законодательст-ва Российской Федерации. 1999. N 51. Ст. 6363)

Правовые категории в Постановлении

Свобода совести и вероисповедания; свобода создания и деятельности религиозных объединений; правоспособность религиозных объединений; право на замену военной службы альтернативной гражданской службой.

Заявители

Религиозное общество Свидетелей Иеговы в городе Ярославле, религиозное объеди-нение "Христианская церковь Прославления" (город Абакан, Республика Хакасия) (в по-рядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения

Положения абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона об ограничениях в деятельности религиозных организаций в связи с отсутствием документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее 15 лет, постольку, поскольку они применимы к религиозным организациям, учреж-денным до вступления рассматриваемого Федерального закона в силу и (или) входящим в структуру централизованных религиозных организаций.

Позиция заявителей

Соответствующие религиозные объединения были созданы до вступления в силу Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях"; в качестве ме-стных религиозных организаций они входят в состав централизованных религиозных ор-ганизаций и прошли перерегистрацию в соответствии с требованиями закона. Религиоз-ным объединениям были направлены представления о нарушении требований закона, в которых указывалось, что объединения осуществляют запрещенную им деятельность в отсутствие документов, подтверждающих их существование на протяжении не менее 15 лет. По мнению заявителей, примененные в их делах положения пункта 3 статьи 27 Феде-рального закона ограничивают права граждан по признакам принадлежности к религиоз-ной организации, не имеющей документа, подтверждающего ее существование на соот-ветствующей территории не менее 15 лет, и нарушают тем самым положения статей 14 (часть 2), 19 (часть 1), 28, 29 (часть 1), 30 (часть 1), 43 (часть 1), 55 (часть 2), 17 (часть 1) Конституции РФ.

Итоговый вывод решения

Оспоренные нормативные положения не противоречат Конституции РФ, поскольку они в нормативном единстве с положениями пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11 дан-ного Федерального закона применительно к их действию в отношении религиозных орга-низаций, учрежденных до вступления данного Федерального закона в силу, а также мест-ных религиозных организаций, входящих в структуру централизованной религиозной ор-ганизации, означают, что такие организации пользуются правами юридического лица в полном объеме, без подтверждения 15-летнего минимального срока существования на со-ответствующей территории, без ежегодной перерегистрации и без ограничений, преду-смотренных абзацем четвертым пункта 3 статьи 27 названного Федерального закона.

Мотивы решения

Рассматриваемые нормы находятся в неразрывном единстве с пунктом 1 статьи 9 и пунктом 5 статьи 11 Федерального закона, устанавливающими порядок создания местной религиозной организации. Как следует из указанных норм, для учреждения местной рели-гиозной организации в соответствии с рассматриваемым Федеральным законом подтвер-ждение о 15-летнем сроке должны представить граждане, объединенные в религиозную группу. Это означает, что если религиозная организация учреждена до вступления Феде-рального закона в силу, то такого подтверждения не требуется, поскольку религиозная группа уже перестала существовать, преобразовавшись в религиозную организацию, ко-торая была зарегистрирована в качестве юридического лица и, следовательно, согласно статьям 49 (пункты 1 и 3) и 51 (пункт 2) Гражданского кодекса РФ, считается созданной. С этого момента она приобрела правоспособность, то есть возможность иметь граждан-ские права, соответствующие целям законной деятельности, и нести связанные с этой дея-тельностью обязанности, а потому в полном объеме пользуется правами, предусмотрен-ными для религиозных организаций Федеральным законом "О свободе совести и о рели-гиозных объединениях".
Перерегистрация религиозных организаций не может проводиться вопреки услови-ям, которые в силу пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11 Федерального закона "О свобо-де совести и о религиозных объединениях" необходимы и достаточны для учреждения и регистрации религиозных организаций. Из этих норм следует, что для перерегистрации религиозных организаций, учрежденных до вступления в силу данного Федерального за-кона, а также местных религиозных организаций, входящих в структуру централизован-ной религиозной организации, не требуется документ, подтверждающий их существова-ние на соответствующей территории не менее 15 лет; на такие религиозные организации не распространяется требование о ежегодной перерегистрации до наступления указанного 15-летнего срока; они не могут быть ограничены в правоспособности на основании абза-цев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27.
Конституционный Суд указал на соотношение коллективных и индивидуальных прав, конкретизирующих свободу вероисповедания. Права, являющиеся предметом регу-лирования оспоренных норм, по своей природе являются коллективными правами, по-скольку они реализуются гражданином совместно с другими гражданами посредством создания религиозного объединения. Следовательно, под действие оспариваемых положе-ний не подпадают права, конкретизирующие свободу вероисповедания в ее индивидуаль-ном аспекте, то есть те, которые могут реализовываться каждым непосредственно, а не через религиозную организацию, пользующуюся правами юридического лица.
Положение о том, что гражданин РФ в случае, если его убеждениям или вероиспове-данию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой, является индивидуальным правом, то есть связано со свободой ве-роисповедания в ее индивидуальном, а не коллективном аспекте, а значит, должно обес-печиваться независимо от того, состоит гражданин в какой-либо религиозной организации или нет. Несмотря на то что федеральным законом могут быть определены условия и по-рядок замены военной службы альтернативной гражданской службой, само право на аль-тернативную гражданскую службу не нуждается в конкретизации и является, как следует из статей 18, 28 и 59 Конституции РФ, непосредственно действующим, притом именно в индивидуальном аспекте.

Международно-правовые документы, использованные
в Постановлении

Нормы статьи 18 (пункты 1, 2 и 3) Международного пакта о гражданских и полити-ческих правах и статьи 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод о праве на свободу мысли, совести и религии.
Особое мнение по данному делу представила судья Л.М. Жаркова.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019