ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



2. Функции ответственности в механизме гарантирования конституционных норм


Функции гарантий конституционных норм - это типич-
ные, наиболее общие направления, по которым обеспечива-
ется осуществление и защита конституционных норм, эф-
фективный механизм их реализации и социального действия.

-18-

Именно функциональное назначение гарантий - ключ к
пониманию их роли в механизме гарантирования конститу-
ционных норм. Каждая функция гарантирования синтезиру-
ет однопорядковые свойства по отношению к процессу гаран-
тирования конституционных норм. Это позволяет, с одной
стороны, дифференцированно рассмотреть элементы и стадии
механизма гарантирования конституционных норм, а с дру-
гой - представить механизм конституционного гарантиро-
вания как единую систему, где любой из элементов выполняет
свою роль лишь в общей связи.

В системном понимании функция гарантирования пред-
стает как определенное отношение зависимости одной состав-
ной части механизма гарантирования от другой: каждая
функция в отдельности есть лишь один из элементов систе-
мы гарантий. По отношению к процессу реализации консти-
туционных норм мы выделяем три функции гарантирования:
стимулирующую (стимулирование реализации консти-
туционнных норм, активности субъектов), правообеспе-
чительную (непосредственное обеспечение процесса реа-
лизации конституционных норм), правоохранитель-
ную (охрана, защита конституционных норм, превентивное
<подключение> гарантий охраны к процессу реализации).

Аргументация именно такой классификации функций
гарантирования конституционных норм изложена ранее дос-
таточно подробно. (*24). Следует лишь подчеркнуть, что функции
гарантий, равно как и функции одной из них. - ответствен-
ности, рассматриваются нами применительно к процессу
реализации конституционных норм во всех его стадиях и
проявлениях. Другие же объекты гарантирующей направлен-
ности ответственности вызывают, соответственно, и переак-
центовку ее функций. Так, ответственность в ее функцио-
нальном воздействии на сознание личности выполняет две
главные функции: во-первых, стимулирует отвечающее лицо
к качественному и дисциплинированному выполнению своих
обязанностей (долга, компетенции), во-вторых, формирует
чувство ответственности. (*25). А если рассматривать ответствен-
ность применительно к общественным отношениям, то она,
как и другие институты права, выполняет функции регулиро-
вания и охраны общественных отношений. Если рассматри-
вать функциональную (роль ответственности личности по от-
ношению к ее правам, свободам и обязанностям, то таковая
ответственность личности рассматривается в качестве <усло-
вия осуществления ею прав и свобод>, в качестве стимуля-
тора осуществления ею долга, обязанностей, служебной ком-
петенции, должностных функций. (*26). Иными словами, функ-
ция субъективной ответственности по отношению к функци-

-19-

ям правосубъектности выступает как своеобразная <функ-
ция функций>. Если рассматривать ответственность в плане
ее конституционного закрепления, то можно выделить не
только ее юридические, но и политические функции, а так-
же, при дополнительной конкретизация критериев, идеоло-
гическую направленность конституционного закрепления от-
ветственности, нравственно-воспитательную роль такого
закрепления. Ну а если рассматривать ответственность в
другой <системе координат>, то она сама является объек-
том функционирования. Например, среди функций полити-
ческой системы выделяется и такая, как обеспечение сочета-
ния реальных прав и свобод граждан с их обязанностями и
ответственностью перед обществом. Эта функция выделяет-
ся в преамбуле Конституции СССР.

Возвращаясь к функциям гарантий конституционных
норм, отметим, что в их гарантировании центр тяжести сме-
щен от негативных (принудительных) элементов механиз-
ма гарантирования к позитивным. Если возможность госу-
дарственного принуждения является одним из признаков,
отграничивающих правовые нормы от иных социальных
норм, то для конституционных норм этот признак не явля-
ется непосредственным, а проявляется лишь через всю сис-
тему права. Объективно стоящее за правовыми нормами
принуждение, возможность его применения, государственная
защита - лишь одна из гарантий обеспечения всех правовых
норм. Тем более это касается конституционных норм, нор-
мативность которых нельзя ставить в самую непосредствен-
ную зависимость от возможности государственного принужде-
ния.

Ответственность за нарушение конституционных норм
является, таким образом, гарантией по отношению к процес-
су реализации конституционных норм лишь в самой <послед-
ней инстанции>, т. е. в той мере, в какой вся система права
направлена на защиту конституционных норм и в какой <пра-
во... ничто без аппарата, способного принуждать к соблюде-
нию норм права>. (*27).

Поэтому в механизм правового регулирования изначаль-
но <включается> механизм ответственности в позитивном ас-
пекте, который постоянно ему сопутствует. Реализация права
была бы невозможна без превентивных правозащитных
средств, предполагающих, в частности, и позитивную ответ-
ственность субъектов правореализации.

Однако если в тех отраслях, для которых характерно
регулирование общественных отношений с помощью запре-
тов, преобладает правоохранительная функция гарантирова-
ния и не возникает никаких сомнений в том, что ответствен-

-20-

ность - гарантия, то применительно к конституционной сфе-
ре на этот счет высказывались возражения. Так, Ю. Г. Прос-
вирнин ставит под сомнение возможность рассмотрения ин-
ститута ответственности в ряду гарантий субъективных прав
и юридических обязанностей. (*28). По его мнению, ответствен-
ность не может считаться гарантией, так как <в ходе реали-
зации субъективного права ответственность возникает после
нарушения противоправных воздействием беспрепятственно-
го его использования, нарушения предписаний норм о субъ-
ективных правах (ретроспективная, динамическая ответствен-
ность, ответственность в негативном плане)>. (*29). В подтвер-
ждение этой мысли автор ссылается на высказывания дру-
гих ученых и цитирует К. Маркса: <Закон об ответственности
вступает в действие лишь тогда, когда нарушаются ... пред-
писания>. (*30).

Вряд ли приведенное высказывание позволяет отрицать
гарантирующую роль ответственности в механизме реализа-
ции конституционных норм до их нарушения. Институт от-
ветственности - элемент права, и ему, как и праву в целом,
присуща социальная функция регулирования общественных
отношений. Несомненно, ответственность - специфический
регулятор общественных отношений: регулирование осущест-
вляется прежде всего через их охрану, через очерчивание
<границ> свободы поведения и <внешних>, <принудительных>
факторов его мотивации, через указание на санкции как пос-
ледствия за нарушение <границ> допускаемой свободы вы-
бора. Но специфика регулирования есть и у других гаран-
тий, например у поощрений, которые, кстати сказать, <всту-
пают в действие> тоже после наступления обстоятельств,
предусмотренных законом для их применения. Ясно, что я
<закон об ответственности> и <закон о поощрении>, и <за-
кон о льготах>, применяясь после юридических событий
и фактов, имеют гарантирующее значение и до их наступле-
ния, а,также в процессе текущей непосредственной реализа-
ции конституционных норм. Более того, позитивная ответст-
венность органа управления характеризуется в литературе
как <одна из специфических функций органа управления,
призванная способствовать эффективному выполнению всех
других функций>. (*31). Что касается высказывания К. Маркса,
то контекст его, разумеется, нужно понимать в духе извест-
ных положений о том, что закон оценивает поступки челове-
ка, а не его мысли, и что иначе как в своих деяниях человек
не существует для закона.

Если Ю. Г. Просвирнин и не отрицает полностью прича-
стность института ответственности к гарантиям, то считает
все же, что это - гарантия объектов другого уровня, обеспе-
чивающая статус народных представителей, законности в

-21-

сфере деятельности Советов народных депутатов, правопоря-
док в целом. Однако разве не являются гарантии депутат-
ского статуса вместе с тем и гарантиями его элементов, га-
рантиями прав и обязанностей депутата? И можно ли гаран-
тировать законность, правопорядок, не гарантируя одновре-
менно осуществление законных прав и интересов, исполнения
обязанностей, и наоборот? Это взаимосвязанные явления.

Учитывая специфику охранительных гарантий, в том
числе собственно юридической ответственности как ответст-
венности за правонарушение, гарантии конституционных норм
можно подразделить на гарантии их реализации (осущест-
вления) и гарантии их защиты (охраны). Следует заметить,
что авторы, выделяющие гарантии реализации и гарантии
охраны (правовых норм, прав и свобод граждан, полномочий
депутата и др.), (*32), понимают условность этой классифика-
ции, ибо в реальном своем функционировании оба вида га-
рантии переплетены и одинаково важны для гарантируемого
объекта. Ответственность - одна из таких частей механиз-
ма действия констктуционных норм, которые гарантируют,
подкрепляют все уровни этого механизма, в той или иной
мере включены во все функции гарантирования,

В определенном смысле мы согласны и с С. Н. Брату-
сем, полагающим, что <не следует считать юридической га-
рантией санкцию правовой нормы...>. (*33). Конечно, если норма
уже нарушена, то санкция выступает в качестве последствия
нарушения и не может рассматриваться в качестве гарантии
реализации. Однако санкции - не только элемент нормы,
реализующийся после ее нарушения, но и нормативная осно-
ва ответственности как явления, не сводимого к санкциям.
Это явление гарантирует реализацию правовых норм и сти-
мулированием, и дисциплинирующим воздействием, и угро-
зой неблагоприятных последствий в случае <безответствен-
ного> поведения. Да, санкции применяются в случае нару-
шения правовых норм, то их назначение - предостерегать
от нарушений правовых норм и, следовательно, гарантиро-
вать их реализацию. Если же норма нарушена, то это не
означает, что не было гарантий: раз, мол, угроза санкции не
подействовала и норма нарушена, то санкция - не гарантия.
Если бы нормы не нарушались, то не нужны были бы и
санкции и вообще какие бы то ни было гарантии. Но все
дело в том, что и гарантии - это лишь средства реализа-
ции правовых норм, которые в каждом конкретном случае
реализации либо срабатывают, либо не срабатывают. Не
будем же мы утверждать, что отдельные случаи нарушения
конституционных норм говорят об отсутствии гарантий кон-
ституционных норм, гарантий Конституции!
Видимо, факты нарушения конституционных норм дела-

-22-

ют актуальными проблемы гарантий конституционных норм,
их эффективности, поиска причин нарушений конституцион-
ной законности. Ответственность как гарантия конституцион-
ных норм предстает в качестве компонента конституционно-
го статуса субъектов правореализации. (*34).

Ответственность в качестве элемента конституционного
статуса предполагает ее рассмотрение наряду с другими эле-
ментами статуса на уровне прав, свобод, обязанностей, кон-
ституционного долга. В данном аспекте ответственность
выступает как средство, обеспечивающее единство прав и
обязанностей, единство свободы и долга, а то и сводится
к долгу. В таком понимании некоторые ученые не считают
ответственность <собственно юридической> (выходит, не
является ^собственно юридическим> и конституционный
долг?).

<Наличие ответственности, осознание своего долга, опа-
сение применения санкций могут быть отнесены к гарантиям
субъективных прав в качестве условия, которое обеспечивает
их беспрепятственное, эффективное осуществление. Но пере-
численные явления (осознание, опасение) относятся к облас-
ти психических явлений, сознания (в том числе правосозна-
ния), но не к юридическим гарантиям как объектам внеш-
ней действительности>. (*35). Однако разве не через сознание ока-
зывают гарантирующее воздействие любые другие гарантии
как объекты внешней действительности? Ведь реализуют-то
правовые нормы субъекты отношений, характеризующиеся
определенным уровнем общественного и индивидуального
сознания. Известно, что правовые нормы, правовая идеоло-
гия выражаются и функционируют через психологические
механизмы. (*36). Институт юридической ответственности со-
циально ориентирует сознание и эмоции человека, оказывая
воздействие на их проявление.

Таким образом, ответственность выступает в качестве
гарантии конституционных норм, во-первых, в своем пози-
тивном аспекте, который непосредственно вливается в стиму-
лирующую и правообеспечительную функции гарантий. Во-
вторых, понимание ответственности в качестве <правового
воздействия через санкции> также нацеливает на изучение
гарантирующей роли ответственности, соотношения ответст-
венности и санкций, превентивной, дисциплинирующей и ох-
ранительной функции санкций.

Превентивное действие санкций, воздействие негативно-
ретроспективной меры до ее применения получило в литера-
туре наименование перспективной ответственности, (*37), причем
даже в тех отраслях, которые имеют традиционную ответ-
ственность в ретроспективном смысле.
Однако превентивно-перспективный (проспективный)

-23-

аспект санкций не исчерпывает содержания позитивной от-
ветственности, во-первых, потому, что санкция может и не
быть <фактом сознания>, реализующего правовую норму ин-
дивида и не совершающего правонарушения, т. е. позитив-
ная юридическая ответственность, определяя исполнение
конституционного долга, далеко не всегда может рассматри-
ваться как результат превентивного воздействия санкций на
сознание <потенциальных правонарушителей>, так как это
совокупный социальный эффект. Во-вторых, санкции, вли-
ваясь в сложную мотивационную сферу поведения, являют-
ся важными, но, как правило, вторичными его мотивами.
Сейчас мало кто трудится хорошо потому, что опасается
правового принуждения. Ясно, что повышение позитивной
ответственности одними правовыми средствами не обеспе-
чить. Но на этом основании нельзя вообще отказывать по-
зитивной ответственности в юридической природе. Противо-
поставление позитивной и <собственно юридической> ответ-
ственности и в самом деле затрудняет понимание нормога-
рантирующей роли ретроспективной ответственности. Между
нею и правомерным поведением возникает непреодолимая
граница, разделяющая сознание и поведение индивида <до>
и <после > правонарушения.

Но если рассматривать реализацию нормы системно, в
качестве элемента механизма правового регулирования, а
не как изолированный акт, то функция охраны правовых
норм предстает не в виде стадии <после> реализации, точ-
нее <не реализации>, а как важнейший фактор, определяю-
щий уровень и качество реализации. Позитивный аспект так-
же необходим юридической ответственности, как и ретро-
спективный, иначе непонятен механизм <включенности> юри-
дической ответственности в процесс реализации конститу-
ционных норм. В. А. Козлов пишет: <Одним из существен-
ных недостатков сложившегося понимания юридической от-
ветственности является игнорирование того факта, что ответ-
ственность заключает в себе возможность наступления пря-
мо противоположных последствий правового воздействия -
одобрения, поощрения, оправдания>. (*38). Противоположность
и единство <позитивных> и <негативных> мер позволяют ос-
мыслить категорию позитивной ответственности.

Реализация конституционных норм и принципов в ши-
роком плане предполагает и охват всех видов юридической
ответственности, уяснение их стимулирующей, дисциплини-
рующей и превентивно-охранительной функции по отноше-
нию к процессу реализации конституционных норм. Ответст-
венность, контроль, подотчетность предстают, с одной сторо-
ны, как оптимизирующие средства управления социальными
процессами, с другой - сами требуют правильной организа-

-24-

ции (= управления) нормореализующего процесса. Насколь-
ко неразрывно связаны с государственным управлением как
успехи, так и недостатки в хозяйственном, социально-куль-
турном и административно-политическом строительстве, (*30),
настолько же неразрывно реализация конституционных норм
и осуществление гарантирующей их ответственности связа-
ны с организационными усилиями правоприменительных ор-
ганов.

Известно, что качество применения мер ответственности,
реализации конституционных принципов ответственности не-
посредственно сказывается на состоянии позитивной ответ-
ственности. Так, неприменение предусмотренной законом от-
ветственности при наличии ее основания не тождественно
нейтральному результату: вырабатывается неуважительное
отношение к закону, чувство безответственности, подкрепля-
емое состоянием бесконтрольности.

С другой стороны, состояние позитивной ответственнос-
ти позволяет и ретроспективную ответственность понять не
только как принуждение, но и как побуждение. Создание
четкого механизма ответственности - это не только и не
столько наращивание ее ретроспективного потенциала, сколь-
ко укрепление позитивного аспекта юридической ответствен-
ности через укрепление режима законности, дисциплины.
Обеспечение исполнения, соблюдения, правильного исполь-
зования и применения конституционной нормы невозможно
без ее охраны от нарушения, неисполнения, неправильного
использования и применения, пренебрежения конституцион-
ными принципами.

Своей превентивной стороной охранительные гарантии
вливаются в сам процесс реализации конституционных норм,
выполняя в нем превентивно-охранительную функцию. И
эта позитивная направленность имеет значение не только
для политических мер ответственности в государственно-
правовой сфере (в сфере политических отношений связан-
ных с отзывом депутата, лишением гражданства, наказани-
ем зажимщиков критики, должностных лиц, нарушающих
депутатское право безотлагательного приема, и т.д.), но и
в иных сферах, например в сфере хозяйственных отношений.
Вопрос о критериях выделения функций какого-либо право-
вого явления, например о критериях выделения функций
Конституции, (*40), является наиболее сложным, так как всякое
правовое явление не просто многофункционально, но и не-
одномерно, имеет множество критериев. С одной стороны,
контроль и учет называются функцией ответственности, с
другой - способствуют осуществлению всех функций ответ-
ственности, служат и стимулирующим, и дисциплинирую-
щим, и охранительным средством. Так, развитие конститу-

-25-

ционного контроля предполагает усиление охраны конститу-
ционных норм через повышение активности Президиумов
Верховных Советов. (*41). Неуклонное исполнение принципа под-
отчетности в деятельности местных Советов выступает га-
рантией ответственности исполнительно-распорядительных
органов перед Советами и населением. (*42). Отчеты депутатов
перед избирателями есть проявление их депутатской ответст-
венности как элемента императивного мандата.

Итак, ответственность - многофункциональное явление.
Как элемент общественных отношений ответственность влия-
ет на них политически, идеологически, нравственно-психоло-
гически и юридически. Как часть юридической надстройки
ответственность оказывает на поведение людей информацион-
ное, ценностное, принудительное воздействие. (*43). То есть все
зависит от того, на что нацелена ответственность: если вос-
становительно-компенсационная функция, то имеется в ви-
ду прежде всего правоотношение; если функция информа-
ционная, то, видимо, точкой отсчета является поведение;
если же - воспитательная, то это, конечно, применительно
к сознанию человека, ибо нельзя воспитывать правоотноше-
ния.

Рассмотрение ответственности в системе гарантий конс-
титуционных норм подчиняет все ее многочисленные функции
тем направлениям, по которым гарантируются конституцион-
ные нормы. Гарантирование же конституционных норм пред-
стает как процесс стимулирования, обеспечения и охраны
конституционных норм. Значение, специфика и проявление
любого вида ответственности исследуются через призму функ-
ций гарантирования, через систему других гарантий, разно-
видностью которых ответственность и является.

Конечно, нацеленность на процесс реализации конститу-
ционных норм вовсе не исключает, а, наоборот, предполагает
анализ иных функциональных срезов ответственности, ее
влияние на поведение, сознание и волю индивидов, которые-
то и реализуют конституционные нормы. Однако предмет
нашего исследования не безграничен: ответственность в сис-
теме гарантий конституционных норм имеет единую точку
оточета, единый объект гарантирования - конституционные
нормы.

-26-


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021