ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



3. Стимулирующая функция гарантий и ответственность


Стимулирование конституционно правомерного сведения
(деятельности) предполагает такие методы воздействия на
сознание и волю субъектов конституционной сферы, которые

-26-

повышают активность в реализации конституционных норм,
служат средством мотивации в выборе того или иного
варианта конституционно значимого поведения.

В качестве таких гарантирующих методов, системно
обеспечивающих функцию стимулирования реализации кон-
ституционных норм, можно назвать методы: ориентации;
льгот; поощрения; учета и контроля; ответственности в ее
позитивном аспекте.

Формирование позитивной ответственности субъектов,
реализующий (соблюдающих, использующих, исполняющих,
применяющих) конституционные нормы (а также следующих
принципам Конституции (*44)), эквивалентно формированию
активной, правовой позиции этих субъектов. И наоборот, пре-
одоление безответственности - это преодоление пассивности,
безыдейности, преодоление психологии <побольше взять, по-
меньше дать>, равнодушия к общественным делам и забо-
там народа, эгоизма и мещанства, накопительство и вещиз-
ма и т. д.

Стимулирующая роль ответственности в гарантировании
конституционных норм настолько велика, что некоторые ав-
торы склонны все функции ответственности рассматривать
под углом зрения ее стимулирующей роли и, более того, ви-
деть в стимулировании саму суть ответственности. <Только
те элементы в праве.., - пишет З. А. Астемиров, - которые
играют стимулирующую и активизирующую правомерное по-
ведение роль, могут быть отнесены к характеристике юриди-
ческой ответственности>. (*45). Пожалуй, это действительно так
и есть в том общесоциальном смысле, что в случае неправо-
мерного поведения наблюдается безответственное поведение.
Аналогично, например, и в моральной ответственности: амо-
ральное поведение есть безответственное поведение, безот-
ветственное отношение к нравственному долгу, проявляю-
щееся в безответственных поступках, которые в свою оче-
редь - симптом заниженного нравственного чувства.

Такое представление о юридической ответственности
сориентировано на то общее для всех видов социальной от-
ветственности, что ответственность должна не подавлять лич-
ность и ее свободу, а возвышать, стимулировать активность,
реализацию позитивного творческого потенциала личности
и тем самым повышать ее социальный статус. Так, в плане
нравственных идеалов наиболее принципиальные, глубоко
ответственные люди пользуются наибольшим моральным ав-
торитетом.

Однако изложенное представление о юридической ответ-
ственности не выявляет ее специфику. Во-первых, потому,
что нивелирует разницу между нею и теми видами социаль-

-27-

ной ответственности, которые на государственно организо-
ванное принуждение не опираются. Такое понимание юриди-
ческой ответственности выявляет в ней лишь то, что в буду-
щем предполагает слияние права с иными видами социаль-
ной регуляции, а потому такое понимание преждевременно;
оно отражает тенденцию <забегания вперед>. Во-вторых, про-
исходит нивелирование не только <внутри> ответственности,
но и <вовне>, ведь ориентация, льготы и поощрения также
играют <стимулирующую и активизирующую правомерное
поведение роль> (З. А. Астемиров). 1

И все же при широком социальном видении проблемы
позицию З. А. Астемирова нельзя отрицать. Известно, что
наименьшей социальной ценностью обладает правомерное
поведение, диктуемое принуждением или страхом неблаго-
приятных последствий. И хотя социальной ответственности в
<чистом> виде нет, нельзя даже юридическую ответствен-
ность как наиболее карательную ее разновидность сводить
к санкциям и принуждению, т. е. к <наименьшей социальной
ценности>. В анализируемой позиции как бы подчеркивает-
ся, что негативная реакция на правонарушение есть реакция
на уже безответственное .поведение, так что ретро-
спективная ответственность является ответственностью лишь
в ее превентивно-позитивной направленности. Такой созна-
тельно допущенный крен в понимании природы юридической
ответственности можно объяснить, видимо, этапом преодоле-
ния априорного отрицания бытия позитивной юридической
ответственности наряду с <собственно> юридической, ретро-
спективной. Любопытно, что это преодоление наблюдается
даже в законодательстве, преимущественно государственно-
правовом. Так, Закон СССР о порядке отзыва депутата
Верховного Совета СССР начинается следующим положени-
ем: <Право отзыва депутата, как одно из основных положе-
ний социалистического демократизма... гарантирует действи-
тельную ответственность депутата перед избирателями>. В
самом деле, санкция отзыва депутата вовсе не названа <дей-
ствительной ответственностью>, а характеризуется ее гаран-
тирующим влиянием на политико-юридическую связь депу-
тата с избирателями, т. е. санкция отзыва - всего лишь
одна из гарантий ответственного состояния депутата, наро-
довластия.

При социализме весь механизм правового регулирова-
ния, в том числе и механизм ответственности, нацелен не
просто на поддержание, охрану, воспроизведение обществен-
ных отношений, а их <расширенное> воспроизводство, нара-
щивание в этих отношениях прогрессивных изменений, на
дальнейшее улучшение материальных и духовных условий

-28-

жизни людей. Таким образом, функция стимулирования прог-
рессивного потенциала, заложенного в конституционных нор-
мах, имманентно присуща ответственности как гарантии
конституционных норм.

Реальные проявления механизма юридической ответст-
венности - составная, часть правопорядка. <В социалисти-
ческих странах, - пишет В. Вайхельт, - стимулирующее
воздействие Конституции на весь правопорядок и на сам
ход превращения ее принципов в общественную реальность
дополняется обратных влиянием правопорядка, созданного
и развитого на базе Конституции, на процесс ее собственно-
го обновления>. (*46).

Стимулирование каких-либо процессов, в том числе
процессов реализации конституционных норм, их эффектив-
ного использования, неуклонного исполнения конституцион-
ных обязанностей, всемерного соблюдения единства консти-
туционных приципов, в поведенческом аспекте предстает
как активность, в психологическом - как сознательность.
Стимулирующая роль ответственности в гарантировании кон-
ституционных норм состоит, таким образом, в формировании
активного, социально полезного, сознательного поведения
(деятельности).

Ответственность все позитивном понимании выступает в
качестве меры социально-правовой активности субъекта. И
то и другое, как <сообщающиеся сосуды>, наполнены единым
содержанием, требуют для правореализующего субъекта та-
кого условия, как быть равным в отстаивании своих
прав и исполнении обязанностей с любым иным субъ-
ектом в идентичной правовой ситуации.

Проблема реализации конституционных норм, их гаран-
тий взаимосвязана с проблемой формиравания активной
жизненной позиции личности во всех ее социальных ролях,
и прежде всего тех, которые обусловлены специальной госу-
дарственно-правовой правосубъектностью. В социальной ак-
тивности именно этих субъектов государственно-правовых
отношений усматривается <сгусток> социалистической демок-
ратии, обусловливающий оптимизацию механизма ее дейст-
вия. И как бы ни были <обезличены> субъекты в государст-
венно-правовом выражении их социальных ролей, в немалой,
если не в главной, степени осуществление этих социальных
ролей зависит от самой личности, пусть заменимой, но непов-
торимой индивидуальности. Следует согласиться с автора-
ми, подчеркивающими неразрывную связь личности и поли-
тической системы. Эта связь, в частности, выражается и в
том, что система политических отношений формирует поли-
тически активную и политически ответственную личность.
Активность и ответственность (<прежде всего, в ее со-

-29-

циально-позитивном смысле) взаимосвязаны. Наивно ждать
активности от субъекта, если у него нет потребности быть
активным. Активность возникает не от стимулирования из-
вне, не от лозунгов и призывов, а зреет изнутри как реально
осуществимая потребность. Осознание ответственности за что-
либо превращает потребность в интерес. Только реально от-
ветственный за определенный участок орган, только ответст-
венная за свою судьбу и за судьбы других личность с необ-
ходимостью становится активной. Вряд ли можно рассчиты-
вать на подлинную социальную активность (а не игру в нее,
показуху и т. д.), если ответственность <разделяется>, <распре-
деляется>, а в итоге растворяется в пассивности, чувстве бояз-
ни ответственности функционально дублирующих звеньев.
Часто бывает так, что при множестве ответственных субъек-
тов не с кого спросить.

Следовательно, обеспечение активности и требование от-
чета, ответственности за недостаточную активность предпола-
гают создание условий, закладывающих основы для реали-
зации принципа сознательного и эффективного участил граж-
дан в руководстве государственными и общественными дела-
ми. Такими условиями являются хорошие взаимоотношения
менаду людьми как в труде, так и в быту, поощрение и
одобрение от имени общества личного трудового энтузиазма.
В. П. Сальников, характеризуя социально-правовую актив-
ность личности в качестве важнейшего компонента ее право-
вой культуры (<правовая культура личности - это ее по-
зитивное правовое сознание в действии>), справедливо отме-
чает, что <к объективной стороне этой активности относятся
социально-культурные предпосылки, которые заключаются в
экономических и социально-политических условиях жизни
людей, в состоянии правовой урегулированности обществен-
ных отношений, в уровне развития науки, культуры, в систе-
ме воспитания и т. д.>. (*47).

С другой стороны, существование условий подлинной
активности и ответственности повышает общественные требо-
вания к качеству и эффективности государственного руковод-
ства и самого правопорядка, которые, в свою очередь, учи-
тывая возросший уровень образования всего народа, влекут
за собой рост понимания ответственности и заинтересован-
ности в результатах общественного развития. (*48). Ответствен-
ность, как и иные гарантии конституционных норм, должна
быть направлена на создание таких условий, на внедрение
такого механизма деятельности в любой сфере обществен-
ной жизни, которые стимулировали бы демократический по-
рядок разрушения вопросов и делали бы невыгодным всякое
отступление от него. Развитие активности как необходимой
предпосылки реализации Конституции объясняет требование

-30-

партии повысить ответственность хозяйственных, советских и
партийных руководителей, не испускать мелочную опеку и
администрирование по отношению к исполнителям, развивать
у кадров инициативу и социалистическую предприимчивость
стимулировать творческую активность трудящихся, расши-
рять самостоятельность предприятий и объединений, права
и ответственность их руководителей. (*49). Конституционное либо
антиконституционное поведение - это своеобразный союз
объективного и субъективного, т. е. результат взаимодействия
фактических условий, с одной стороны, индивидуального соз-
нания и воли - с другой, И естественно, проблема консти-
туционности поведения не может быть решена посредством
одностороннего наступления идеологической работы, тем
более критерий ее оценки <должен быть один: уровень поли-
тического сознания и трудовой активности масс>. (*50). Между
тем в иных работах недостатки политико-правовой культуры,
сознания, активности части населения нередко
объясняются преимущественно недостатками идеологичес-
кой работы, воспитания. Вне всякого сомнения, роль идеоло-
гической работы нельзя недооценивать. Более того, необходи-
мо непрерывно совершенствовать ее формы и методы, что-
бы она шла в ногу с жизнью, а не плелась вослед. Именно
благодаря идеологическим и организационным мерам <за
сравнительно короткое время удалось добиться заметного
сдвига в преодолении фактов расхлябанности, безответст-
венного отношения части людей к трудовым обязанностям >. (*51).
И все же видеть главный фактор идейного воспитания в
идеологической работе не совсем правильно: получается, что
мы, материалисты, нет-нет да ищем первопричину в явлениях
надстроечного порядка. А ведь воспитывают не только воспи-
татели, но и сама жизнь. Что толку от внешне налаженной
дисциплины, если не налажен хозяйственный механизм -
внутренний механизм ее обеспечения? И партия подчеркну-
ла, что <идеологическая деятельность сама по себе не может
решать экономические и социальные проблемы>, что <укреп-
ление дисциплины - не кратковременная кампания, а
повседневная кропотливая работа>, что необходимо <прежде
всего активно формировать новый тип экономического мыш-
ления, нацеленного на инициативу и социалистическую пред-
приимчивость, на повышение ответственности, творческий по-
иск путей, ведущих к наилучшему конечному народнохозяй-
ственному результату при наименьших затратах>. (*52).

Чем крупнее масштабы партийно-государственных ре-
шений, чем значительнее реформы, тем в большем идеологи-
ческом обосновании они нуждаются, ибо проводить рефор-
мы, опираясь на императивность велений и санкции, нельзя.
Идеологические и морально-психологические ресурсы вли-

-31-

ваются в общее русло условий для реформ и преобразова-
ний, но не могут заменить самого этого русла. Так, конста-
тируя необходимость устранять причины разбухания админи-
стративного аппарата, постоянно улучшать организацию и
техническое оснащение управленческого труда, апрельский
(1984 г.) Пленум ЦК КПСС поставил задачу <создавать ус-
ловия, в которых люди сами были бы заинтересованы в
том, чтобы перейти, образно говоря, от канцелярского стола
к станку. Ясно, какие при этом встают проблемы. И надо,
чтобы их решением вплотную занялись государственные,
плановые органы и, конечно, Верховные и местные Сове-
ты>. (*53).

В литературе отмечается, что позитивная ответственность
имманентна правомерному поведению. (*54). В известном смысле
это действительно так, ибо правомерное поведение есть,
как правило, ответственное поведение (перед кем-либо, за
что-либо). Однако не всегда выбор правомерного варианта
поведения проистекает из чувства ответственности и осозна-
ния долга. Глубинные мотивы отдельных правомерных пос-
тупков могут не только ничего общего не иметь с ответст-
венностью, но и противоречить ее позитивному смыслу. (*55).
Примеры тому самые различные: <законные> способы обхо-
да законов; <лазейки> в праве, позволяющие подвести ме-
нее правильное поведение под более выгодную юридическую
ситуацию: такие действия должностных лиц <исключительно
в рамках закона>, когда буква закона приходит в противо-
речие с его духом, что и есть формализм, и т. д. Иначе го-
воря, далеко не всякое правомерное поведение имманентно
позитивной ответственности.

Позитивная ответственность - значительно более слож-
ное понятие. Она затрагивает глубинные пласты обществен-
ных отношений, (*56), глубинные мотивы человеческой деятель-
ности. Ответственность сопутствует политическим процессам
общества, развертыванию социалистической демократии как
основному направлению развития политической системы
СССР. Демократия предполагает взаимную ответственность
общества и личности, личности и государства. Развертывание
же демократии связывается с обоюдоповышенными требова-
ниями: взаимоотношения граждан с государством характе-
ризуются постоянно возрастающей ответственностью государ-
ства, его органов и должностных лиц перед обществом, лич-
ностью и одновременно - личности перед обществом, госу-
дарством, согражданами.

Таким образом, позитивная ответственность в системе
гарантий конституционных норм более многомерное понятие,
нежели правомерное поведение, и потому не может быть из-
мерена только юридическими критериями правомерности. Ес-

-32-

ли юридическая цель достигается правомерностью поведения,
то социальная цель, требуя учета диалектических противо-
речий между юридической формой и социальным содержа-
нием, вызывает необходимость обоснования более сложных
критериев меры ее достижения.

Стимулирующая роль ответственности в гарантировании
конституционных норм предполагает наряду с углубленным
исследованием сложных аспектов соотношения правомерного
поведения и ответственности корректировку традиционных
представлений о взаимосвязях правомерного поведения и
законности в аспекте позитивной ответственности. Гаранти-
рующее значение принципа социалистической законности
заключается не только в его охранительной направленности
(не допустить, запретить, предотвратить нарушения закона),
но и в его стимулирующем воздействии: всемерно поощряет-
ся активность граждан в осуществлении своих прав и закон-
ных интересов, творческая инициатива депутатов, должност-
ных лиц в осуществлении своих полномочий. Это должно
быть и юридически законно, и социально необходимо. Поэ-
тому активное начало социалистической законности все боль-
ше и больше привлекает внимание ученых, особенно теоре-
тиков и государствоведов. Для конституционных норм сти-
мулирующая роль принципа социалистической законности
особенно важна. Пожалуй, в этом и заключается главная
особенность его преломления в этой отрасли права. И дей-
ствительно, Конституция не может выполнять своей социаль-
ной миссии (решения важнейших политических задачу даль-
нейшего развертывания социалистической демократии, обес-
печения свободы личности) лишь посредством регулирования
и охраны <наличных> общественных отношений. Конститу-
ционные нормы должны стимулировать развитие отношений.
Вот почему активное начало принципа социалистической за-
конности находит наибольшее воплощение в гарантиях кон-
ституционных норм.

Особенности законности в конституциониой сфере вно-
сят некоторые коррективы в общетеоретическую проблему
законности. Исходя из широко распространенного опреде-
ления законности как неуклонного исполнения и соблюдения
законов всеми лицами и организациями, она остается юриди-
чески безразличной в области <ненарушения> правовых
норм. Например, неиспользование гражданином субъектив-
ного права не оценивается как законное либо незаконное,
т. е. это <личное дело> гражданина (если, конечно, право не
является одновременно и обязанностью, конституционным
долгом и не ущемляются права и законные интересы других
лиц). Или тот факт, что права, предоставленные депутатам
на сессии, реализуются не во всех Советах достаточно пол-

-33-

но, не есть еще нарушение законности. Однако и тот и дру-
гой пример говорят о факторах, оцениваемых в качестве не-
желательных, именно на конституционном уровне законнос-
ти.
Таким образом, законность, понимаемая лишь как анти-
под неправомерного поведения, не может отразить пол-
ностью уровень реализации конституционных норм. Следует
подчеркнуть активную, творческую направленность закон-
ности, важность такой ее стороны, как активное использова-
ние советских законов всеми гражданами, должностными ли-
цами, государственными органами и общественными орга-
низациями для удовлетворения конституционных интересов,
а также творческое, правильное применение правовых норм.
Возрастание активной стороны конституционной ответствен-
ности для обеспечения законность отражает процесс повы-
шения роли права в период коммунистического строительст-
ва.

-34-


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021