ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



1. Реализация государственно-правовой ответственности


Изучение проблемы государственно-правовой ответствен-
ности должно осуществляться с позиции теории реализации
права. Ответственность, с одной стороны, выступает в качест-
ве гарантии реализации государственно-правовых норм, с дру-
гой - сама нуждается в определенных гарантиях. Исследо-
вание реализации государственно-правовой ответственности
позволяет выявить причины недостаточной ее действенности,
пути повышения ее эффективности. Подмечено, что <плодот-
ворное изучение проблем юридической ответственности долж-
но происходить в рамках теории применения права в качестве
одной из форм реализации... Попытки установить стадии юри-
дической ответственности и определить ее виды независимо
от аналогичных понятий в учении о правоприменительном
процессе и видах правовых санкций пока успехом не увенча-
лись>. (*1).

Рассмотрение государственно-правовой ответственности в
процессе ее реализации позволяет, во-первых, изучить степень
воздействия норм института ответственности на обществен-
ные отношения и выявить недостатки в их применении, во-
вторых, сравнить реальное поведение участников правоотно-
шений с действующими правовыми нормами и выявить пути
совершенствования правового регулирования.

В качестве материальной формы ответственности высту-
пает особый вид отношений материального содержания (в
этом - отличие от процессуальной формы движения этих
правоотношений). Так, формой позитивной ответственности
является общерегулятивное отношение между ответственным
субъектом, находящимся в состоянии ответственности, (*2) и субъ-
ектом, обладающим полномочием истребовать эту ответствен-
ность. Общерегулятивное отношение может воплощаться в
отношениях так называемой конкретной ответственности, под-
отчетности, подконтрольности. (*3). Формой же ретроспективной
ответственности является деликтное (охранительное) право-
отношение.

-114-

Содержание правоотношения ответственности заключает-
ся в обязанности правонарушителя исполнить, понести ответ-
ственность, а также в праве правоприменителя применить
эту ответственность. Кстати, тот факт, что выполнение опре-
деленных обязанностей под принуждением придает этим обя-
занностям качество ответственности, подтверждает обосно-
ванность определения ответственности через категорию обя-
занности. И наоборот, добровольная, инициативная форма
реализации ответственности не противоречит пониманию ее
сущности как особой обязанности, сближает ретроспективную
ответственность с позитивной.

Позитивное состояние ответственности является постоян-
ным, длящимся в рамках специальной государственно-право-
вой субъектности (ответственность депутата перед избирате-
лями), государственно-правовой компетенции (ответственность
исполкома перед Советом). Регулятивное правоотношение от-
ветственности возникает непосредственно из закона и может
прекратиться в случае применения крайних санкций в охра-
нительных правоотношениях (лишение государственно-право-
вого статуса). Общие и конкретные правоотношения, как пи-
шет Т. Н. Радько, характеризуют юридическую связь различ-
ного <напряжения>. (*4). Позитивное ответственное состояние в
государственно-правовой сфере может (а при наличии соот-
ветствующих фактов должно!) перерастать в ответственное
состояние большего <напряжения> в конкретных правоотно-
шениях государственно-правовой ответственности.

Как нам представляется, ответственность в качестве пра-
воотношения можно рассматривать лишь в плане реализации.
Правоотношение - это форма реализации ответственности,
но не сама ответственность. А правомочие правоприменителя
(правовой инстанции), входя в содержание правоотношения
ответственности, отнюдь не входит в содержание ответствен-
ности правонарушителя, подобно тому как право одного ли-
ца не входит в обязанность другого. (*5). Более того, рассмотре-
ние ответственности в качестве правоотношения зачастую при-
водит к смешению материального правоотношения ответствен-
ности и процессуальной формы его движения, в которой воз-
никает, развивается и прекращается правоохранительное от-
ношение ответственности. Кстати сказать, процессуальную
форму осуществления имеют и санкции, несодержащие мер
ответственности. В процессе реализации ответственности воз-
никает вопрос о том, какую санкцию применять и применять
ли ее вообще, какие предварительные условия выступают для
применения мер государственно-правовой ответственности.

Система мер государственно-правовой ответственности
имеет определенное соотношение с системой санкций совет-
ского государственного права. Отличие санкции и меры от-

-115-

ветственности обнаруживается как раз в процессе реализа-
ции: абстрактная санкция трансформируется в конкретную
индивидуализированную меру.

В широком понимании меры ответственности - это все-
возможные отрицательные последствия, наступающие для
виновного в правонарушении. В собственном смысле слова
мерой ответственности служит санкция.

Отрицательные последствия могут выразиться: а) в осуж-
дении; б) в замене неисполненной обязанности новой обязан-
ностью; в) в присоединении к нарушенной обязанности но-
вой обязанности; г) в ущемлении имущественного положения;
д) в ограничении статуса; е) лишении специального государ-
ственно-правового статуса или общего статуса гражданина;
ж) в лишении определенного права, льгот и преимуществ;
з) в принуждении неисполнению обязанностей.

В зависимости от природы отраслевого вида юридической
ответственности соотношение всех указанных последствий в
нем будет своеобразным по сравнению с другими видами от-
ветственности: одни виды последствий будут выступать на
передний план, другие - вообще неприемлемы для данной
ответственности.

Такое отрицательное последствие, как выражение осуж-
дения без ущемления статуса, обладающее большими диффе-
ренцирующими возможностями, слабо применяется в госу-
дарственно-правовой ответственности, ибо для этого нет нор-
мативных предпосылок. Отсутствие же централизованного
нормативного закрепления этих мер объясняется, в свою оче-
редь, непризнанием <дисциплинарных> государственно-право-
вых мер и общественных мер воздействия на субъектов со-
ветского государственного права. На практике же меры по-
добного характера применяются. (*6). Постоянные комиссии, де-
путатские группы сами изыскивают организационные средст-
ва воздействия на недобросовестных депутатов: напоминание
об обязанностях депутата в устной и письменной форме, (*7), за-
мечание на заседании, звонки на работу, требование отчета
о проделанной работе и т. п.

Значительная часть работы по активизации деятельнос-
ти депутатов, воздействию на пассивных депутатов осуществ-
ляется оргинструкторами местных Советов. Оргинструктор
беседует с депутатом, указывает на недопустимость отстра-
нения от своих обязанностей, звонит в партийные и иные об-
щественные органы по месту работы депутата и т. д. Орга-
низационные меры предусмотрены в некоторых регламентах
местных Советов.

Однако таких средств воздействия, которые могли бы
<заставить> депутата работать, фактически нет. Нередки слу-
чаи бездеятельности депутатов на протяжении большого пе-
-116-

риода времени, а то и всего созыва, факты систематического
непосещения заседаний депутатских групп, постоянных комис-
сий, сессий Совета народных депутатов, несоблюдения тре-
бования закона об отчетности депутатов перед избирателями.
В лучшем случае это доводится до сведения мандатной ко-
миссии, с тем чтобы на следующий созыв данный депутат не
был снова представлен кандидатом в депутаты.

Следует признать необходимость правового закрепления
системы средств воздействия на депутатов вплоть до ответ-
ственности депутата перед Советом. Ныне данная ответствен-
ность существует в виде сообщений (информаций) депутата
на сессии. Практика показывает недостаточную распростра-
ненность этого вида ответственности. Сообщения о выполне-
нии депутатских обязанностей показывают высокую степень
реализации ответственности депутатов.

Интересна и заслуживает одобрения практика, когда на-
ряду с информацией о собственных депутатских делах депу-
тат-руководитель большого коллектива как бы отчитывается
и за свои производственные успехи. Таково, например, сообще-
ние депутата городского Совета директора завода Г. В. Кос-
тина о работе администрации по выполнению решения город-
ского Совета от 2 июля 1982 г. <О задачах местных Советов
народных депутатов, вытекающих из решений майского
(1982 г.) Пленума ЦК КПСС по реализации Продовольст-
венной программы>.

Однако такие информации депутатов бывают редки, иног-
да проходят формально, а главное - не имеют никаких пра-
вовых последствий. Если в процессе обсуждения деятельнос-
ти депутата обнаруживаются <погрешности>, Совет не может
применить к нему такие меры, как <обсуждение>, <преду-
преждение>, <порицание депутату>, <запрет назначения на
должность, избираемую или утверждаемую на сессиях Сове-
тов>, <запрещение занимать определенную должность на оп-
ределенный период>, <лишение депутатского мандата>.

Действительно, депутат является не только представите-
лем избирателей, но и членом Совета народных депутатов,
который, будучи ответственным за свою деятельность перед
населением данной территориальной единицы, имеет право
требовать от депутата как своего члена исполнения депутат-
ских обязанностей. Представляется целесообразным и введе-
ние в законодательство конкретного перечня деяний, за кото-
рые сессия вправе привлечь депутата к ответственности.

Наряду с материальными нормами в государственно-пра-
вовой ответственности реализуются и процессуальные. В от-
ношении самого факта существования процессуальной формы
в советском государственном праве высказываются категори-
ческие суждения, (*8), которые все же не колеблют возможности

-117-

разделения государственно-правовых норм на-материальные и
процессуальные. Причем процессуальные нормы имеют и
свое материальное содержание. (*9).

Последствия за их нарушение аналогичны последствиям
за нарушение материальных норм. Однако, думается, что про-
цессуальные санкции, как правило, не являются мерами от-
ветственности. Это, скорее, меры самозащиты процессуаль-
ной формы, дополнительные гарантии быстроты, четкости,
правильности ее функционирования, имманентно присущий ей
элемент. Так, в случае нарушения сроков той или иной ста-
дии процедурно-процессуальной формы применения государ-
ственно-правовой ответственности не всякая реакция на та-
кое нарушение, будучи процессуальной, является .мерой ответ-
ственности. Это тем более нельзя назвать государственно-
правовой ответственностью в том случае когда сроки нару-
шаются не ответственными правоприменителями, и иными
участниками процессуальной формы. Например, в Законе
СССР о порядке отзыва депутата Верховного Совета СССР
сказано: <Протокол собрания избирателей подписывается все-
ми членами президиума собрания и в трехдневный срок пред-
ставляется в окружную комиссию по проведению голосования
об отзыве депутата> (ст. 8). Пожалуй, за выполнение этого
процессуального требования ответственны не столько прези-
диумы собраний избирателей в данном избирательном округе,
сколько окружная комиссия по проведению голосования об
отзыве депутата Верховного Совета.

Таким образом, эффективность реализации государст-
венно-правовой ответственности зависит от процессуальной
формы ее осуществления. Конечно, сущность правоохрани-
тельного отношения ретроспективной ответственности надо ис-
кать не в процессуальной форме его движения; но и без про-
цессуальной формы нельзя понять правоохранительного от-
ношения ответственности, ибо процессуальная форма являет-
ся гарантией законности ответственности.

Установление определенного порядка и способов исследо-
вания фактического основания ответственности обусловлива-
ется общими (законность, коллегиальность, гласность, объек-
тивность, гуманность и т.п.) и специфическими (например,
политическая целесообразность при лишении гражданства;
интересы дела при лишении полномочий несправляющегося
с должностью лица) принципами процессуальной формы осу-
ществления государственно-правовой ответственности. Про-
цессуальная форма в государственно-правовой сфере не явля-
ется единой, типизированной для разных мер государствен-
но-правовой ответственности, порядок применения которых
специфичен для каждой санкции.
Если нормы ответственности выражают ее сущность, то

-118-

процессуальные нормы закрепляют порядок, организационно-
правовые способы, научно обоснованные методы применения
ответственности. Процессуальная форма аккумулирует вокруг
данной, конкретной нормы ответственности иные материаль-
ные нормы, устанавливающие цели, принципы ответствен-
ности, смягчающие и отягчающие обстоятельства, освобожде-
ние от ответственности и т. д. Именно в процессуальной фор-
ме ответственности содержатся гарантии ее обоснованности,
неотвратимости, справедливости.

Процессуальная форма реализации позитивной государ-
ственно-правовой ответственности представляет собой систе-
му организационно-процессуальных взаимоотношений по по-
воду отчетности, подконтрольности одних субъектов государ-
ственного права перед другими. При этом последние имеют
право привлекать <процессуальных посредников> (например,
оргинструктор контролирует своевременность исполнения от-
делами аппарата исполкома решений Совета).

Процессуальная форма осуществления ретроспективной
государственно-правовой ответственности представляет собой
определенный (установленный законодателем в виде процес-
суальных норм либо выработанный практикой государствен-
ного строительства в виде процессуальных обычаев) порядок
возбуждения и разрешения вопроса об ответственности ви-
новных субъектов советского государственного права, осу-
ществляемый управомочными на то субъектами правоприме-
нительной деятельности на основе присущих данной процес-
суальной форме принципов и особых приемов установления
истины.

В содержание данной процессуальной формы входят сле-
дующие элементы:

- регламентация стадий правоотношения ответственнос-
ти, момента возникновения каждой стадии, продолжитель-
ности;

- выявление круга участников каждой стадии;
- регламентация процессуальных прав и обязанностей
участников правоотношения ответственности, способов осу-
ществления их полномочий;

- установление определенного порядка и способов иссле-
дования фактического основания ответственности-
- установление порядка реализации санкций и условий
ее дифференцированного применения, а также условий непри-
менения ее;

- требования, предъявляемые к правоприменительным
актам.

Спор о моменте возникновения в стадиях применения от-
ветственности как никакой другой отразил в себе многооб-
разие взглядов на материальное правоотношение ответствен-

-119-

ности и процессуальную форму его движения (между кото-
рыми такое же соотношение, как между содержанием и фор-
мой). Полагаем, что необходимость отвечать за свое непра-
вомерное поведение возникает из материального основания,
Ответственности, а процессуально эта необходимость может
быть оформлена в любой момент по наступлении этого мате-
риального основания (все зависит от особенностей основания,
специфики процессуальной формы и других причин). В силу
диалектического положения о том, что форма в известной ме-
ре самостоятельна и, как правило, консервативнее содержа-
ния, она может и не подключиться при наличии материально-
го основания ответственности, а может <заработать> и при-
отсутствии такового. Совершенство процессуальной формы и
четкое соблюдение всех ее требований помогает избежать обе-
их крайностей.

Вопрос о стадиях юридической ответственности - это во-
прос о стадиях процессуальной формы. Попытки расположить.
правоотношение ответственности на одной плоскости со ста-
диями процессуальной формы обнаруживаются в рассужде-
ниях об охранительном (или охранительных) отношении, на
определенной стадии которого возникает правоотношение от-
ветственности. Некоторые авторы включают в процессуаль-
ную форму <стадию общего состояния>, которая есть не что
иное, как позитивная ответственность, либо стадию <с момент
та совершения> правонарушения до <момента привлечения>.
к ответственности.

Можно выделить общетеоретические стадии процессу-
альной формы юридической ответственности, которые будут
иметь особенности преломления в конкретных процессуаль-
ных формах, а именно: стадию становления, стадию конкре-
тизации, стадию реализации.

Так, в современных условиях, согласно законам о поряд-
ке отзыва депутатов, процесс отзыва может быть разделен
на три стадии: возбуждение вопроса об отзыве; назначение
голосования об отзыве; голосование.

Стадия возбуждения начинается с момента решения субъ-
ектов, которым предоставлено право возбуждения вопроса об
отзыве депутата (протокол собрания организации, трудово-
го коллектива). Стадия назначения голосования начинается
с рассмотрения представленных материалов Президиумом
Верховного Совета СССР, союзных и автономных республик
или исполнительным комитетом местного Совета. Необходи-
мо конкретизировать продолжительность каждой стадии, осо-
бенно второй, так как промедление с вынесением решения о
назначении голосования противоречит принципам государст-
венно-правовой ответственности.
К сожалению, одной из причин малоэффективной реали-

-120-

зации других мер государственно-правовой ответственности
является недостаточное развитие ее процессуальных форм.
Стадии процессуального осуществления ряда мер государст-
венно-правовой ответственности не предусмотрены законода-
телем, хотя это целесообразно было бы сделать; особенно
важным является вопрос о временных рамках каждой стадии.
В отношении такой меры ответственности, как лишение граж-
данства, на наш взгляд, должны быть следующие стадии:
стадия возбуждения вопроса о лишении гражданства; стадия
рассмотрения вопроса в Президиуме Верховного Совета
СССР; стадия реализации (лишение гражданства с возмож-
ным выдворением за пределы Советского Союза).

Одной из мер государственно-правовой ответственности
является лишение того или иного лица государственно-пра-
вового статуса (статуса депутата, статуса выборного или
утверждаемого Советом должностного лица, статуса гражда-
нина СССР). Здесь стадия разрешения вопроса об ответст-
венности и стадия ее реализации сливаются воедино, закан-
чиваясь принятием соответствующего правоприменительного
акта.

Известно, что материальное правоотношение ответствен-
ности (предмет регулирования процессуального права) вклю-
чает в себя субъекта ответственности (субъекта, который не-
сет, обязан нести ответственнесть) и субъекта применения
ответственности. К правоприменительным субъектам относят-
ся: представительные органы власти, Президиумы Верховных
Советов, избиратели. Причем Верховный Совет (Союза ССР,
союзных республик) как представитель всего советского на-
рода и национально-государственных образований определя-
ет в своих законодательных актах субъектный состав обеих
сторон правоотношения ответственности. В нормативных ак-
тах местных Советов могут быть названы субъекты примене-
ния общественных мер воздействия в сфере государственно-
правовых отношений, хотя было бы целесообразным центра-
лизованное, типовое урегулирование подобных отношений.

Бели для осуществления уголовно-процессуальной и граж-
данско-процессуальной формы созданы специальные юрис-
дикционные органы, то применение ответственности субъекта-
ми государственного права носит в их деятельности далеко не
основной характер.

Реализация государственно-правовой ответственности
предполагает существование и участников процессуальных
отношений, т. е. всех субъектов, предусмотренных процессу-
альной формой на той или иной ее стадии, действиям кото-
рых законодатель придает процессуально-юридическое значе-
ние.
Процессуальная форма предполагает конкретизацию пра-

-121-

воприменительной стороны правоотношения ответственности,
Здесь возникает специфическая разновидность субъектов:
субъекты, имеющие право возбуждать вопрос о привлечении
к ответственности, наряду с субъектами, имеющими право не-
посредственного применения мер ответственности. Правовой
статус этих субъектов также нуждается в совершенствовании.
Была бы, например, политически целесообразной конкретиза-
ция участников стадии возбуждения вопроса о лишении
гражданства.

Другой пример. Ныне право возбуждения вопроса об от-
зыве депутата, помимо самих избирателей, принадлежит ор-
ганизациям и трудовым коллективам, которые выдвигают кан-
дидатов в депутаты. Думается, необходимо предоставить пра-
во возбуждения вопроса об отзыве депутата и Совету, в ко-
тором данный депутат работает. Ведь по действующему за-
конодательству Совет, который более всего может судить о
деятельности своего члена, практически лишен юридическо-
го влияния на него. Предоставление Совету права возбуждать
вопрос об отзыве депутатов дало бы сильный толчок для
применения данной меры, повысило бы эффективность депу-
татской деятельности.

Участником второй стадии является по действующему
законодательству Президиум Верховного Совета или испол-
нительный комитет местного Совета. Участия депутата здесь
не требуется, хотя это и возможно, если при рассмотрении
представленных материалов возникнут дополнительные во-
просы. Общественным организациям, трудовым коллективам,
равно как и каждому гражданину СССР, после назначения
проведения голосования об отзыве депутата обеспечивается
право беспрепятственной агитации за отзыв или против отзы-
ва депутата. Участниками третьей стадии являются сами
субъекты материального правоотношения ответственности: из-
биратели и депутат. (*10). В качестве наблюдателя за исполне-
нием закона при проведении голосования об отзыве и опре-
делении результатов голосования участвует окружная комис-
сия по проведению голосования об отзыве депутата. Участ-
ники процессуальных отношений при осуществлении других
мер государственно-правовой ответственности либо вообще .не
урегулированы законодателем, либо здесь имеет место анало-
гия со сходными мерами иных видов ответственности. (*11).

Закрепление требований, предъявляемых к способу при-
нятия и форме правоприменительных актов государственно-
правовой ответственности, порядка их опубликования и обжа-
лования, также является важным элементом содержания про-
цессуальной формы осуществления государственно-правовой
ответственности.
Инициатива в процессуальной форме принадлежит пра-

-122-

воприменителю как властной стороне, ответственной за ито-
ги реализации ответственности, за выполнение на всех ста-
диях процессуальной формы предъявляемых к ней требова-
ний. Материальные нормы ответственности требуют при сво-
ем применении соблюдения, использования, исполнения про-
цессуальных норм, которые уже по отношению к себе не нуж-
даются в правоприменительном процессе. Так, возбуждение во-
проса об отзыве депутата правомерно в том случае, если субъек-
ты, наделенные правом возбуждения вопроса об отзыве, сооб-
щат о своем намерении депутату с изложением мотивов поста-
новки вопроса об отзыве. Депутат же в свою очередь может ис-
пользовать свое право представления объяснений в устной
или письменной форме по поводу обстоятельств, послуживших
основанием для постановки вопроса об отзыве.

Президиум Верховного Совета или исполнительный коми-
тет местного Совета рассматривают представленные мате-
риалы и по заключению мандатной комиссии, если вопрос об
отзыве возбужден с соблюдением требований закона, назна-
чают проведение голосования об отзыве депутата.

На собраниях по отзыву депутатов ведется протокол, к
которому предъявляются определенные процессуальные тре-
бования. Протокол, подписанный всеми членами президиума
собрания, в трехдневный срок представляется в окружную
комиссию по проведению голосования об отзыве депутата.
Протокол о результатах голосования представляется соответ-
ственно в Президиум Верховного Совета или исполнительный
комитет местного Совета. Депутат считается отозванным, ес-
ли за его отзыв проголосовало большинство избирателей дан-
ного избирательного округа. Окружная комиссия по прове-
дению голосования об отзыве депутата не позже пяти дней
после определения результатов голосования опубликовыва-
ет их.

Процессуальная форма представляет собой канал реали-
зации ответственности, воплощения принципов ответственнос-
ти, имеющих в советском государственном праве особое зна-
чение. Например, демократическим принципам ответственнос-
ти депутатов перед избирателями противоречит ошибочная
практика, когда лицу, совершившему проступок, несовмести-
мый со званием депутата, рекомендуют подать заявление с
просьбой освободить от депутатских полномочий <ввиду об-
стоятельств, препятствующих их выполнению> (ст. 10 Закона
о статусе народных депутатов в СССР). Например, депутат
Совета за аморальное поведение и злоупотребление служеб-
ным положением исключается из членов партия, снимается с
работы и привлекается к уголовной ответственности. Одно-
временно он подает заявление с просьбой об освобождении
от депутатских полномочий в связи с возникшими обстоятель-

-123-

ствами, которые не позволяют выполнять возложенные на де-
путата обязанности. Просьба обычно удовлетворяется. Не-
смотря на достижение конечного результата (лишение депу-
татского мандата), процессуальное отношение государствен-
но-правовой ответственности здесь не реализуется.

Некоторые работники исполкомов местных Советов бо-
ятся организационных трудностей, связанных с процедурой
отзыва депутата, но, как пишет А. Я. Ярматов, это не аргу-
мент. (*12). Помимо того, что голосование по отзыву депутата-
дело хлопотное, С. А. Авакьян называет и другую причину
относительно редкого применения четкой процедуры отзыва
депутата: <отзыв депутата почему-то вызывает негативный ре-
зонанс по отношению не только к депутату, но и к Совету,
исполкому, становится основанием для критической оценки
их работы>. (*13).

Имеющийся опыт по применению мер с государственно-
правовой направленностью, рекомендации по совершенство-
ванию государственно-правовой ответственности, высказы-
ваемые в юридической литературе, должны быть изучены,
обобщены и отражены централизованно, в союзном и союзно-
республиканском законодательстве. И все же следует под-
черкнуть, что совершенство и законодательное регулирова-
ние правоприменительного механизма реализации государст-
венно-правовой ответственности - не единственное условие
ее эффективности. Четкий механизм, например процедура от-
зыва депутата, может существовать, но ответственность мо-
жет не применяться. Условия и критерии эффективности рет-
роспективных мер государственно-правовой ответственности,
а тем более позитивных <пластов> конституционной ответст-
венности, конечно же, значительно глубже и шире процессу-
альной регламентации реализации государственно-правовой.
ответственности. Пожалуй, критерии эффективности ответст-
венности объемнее юридических <емкостей> правопримени-
тельной деятельности, выходят на большие социальные проб-
лемы.

-124-


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021