ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



7. Экспроприат


Вопрос о том, кто является экспроприатом, повидимому, разрешается очень просто, в зависимости от того, какие права мы признаем подлежащими действию экспроприации; иначе говоря, казалось-бы, что экспроприатами являются все те, чьи права прекращаются принудительным отчуждением. Так решает этот вопрос Rohland: "Экспроприатом будет всякий, обладающий вещным правом по отчуждаемой недвижимости, которое служит помехой осуществляющейся публичной цели, итак, прежде всего, собственник, а затем и всякий другой обладатель вещных прав, как фруктуарий, субъект сервитутного права, залогодатель и т. д.". А так как мы признаем объектом экспроприации и обязательственные права, то экспроприатами будут и арендатор, наниматель и другие заинтересованные лица. Однако, из рассмотрения сущности вопроса должно прийти к другим заключениям. Вопрос о том, кто является в качестве экспроприата, сводится К тому,кто является участником в производстве экспроприации и имеет право непосредственного требования вознаграждения с предпринимателя. Randa, как по отношению к участию в экспроприации, так и по отношению К праву требования вознаграждения делит всех заинтересованных лиц на две группы, относя К первой собственников и обладателей вещных сервитутов, а ко второй залогодателей, обладателей других вещных и обязательственных прав. Лица, принадлежащие к первой группе, участвуют при установлении предмета и объема отчуждения, а также имеют самостоятельное требование вознаграждения К предпринимателю; второй группе лиц предоставляется лишь участие при установлении суммы вознаграждения, при чем вознаграждение по-несенных ими от применения экспроприации убытков входит в состав суммы вознаграждения собственника, к которому эти лица и могут предъявлять свои претензии. Но справедливо-ли это решение и может-ли оно быть оправдано теорией и практикой? Постановления положительных законодательств не признают этого деления. Принцип вознаграждения действителен для всех потерпевших ущерб от дей-ствия экспроприации и при исчислении суммы вознаграждения принимаются во внимание убытки всех этих лиц; даже больше, им всем одинаково предоставляется право участия в установлении суммы вознаграждения. Так статья 21 французского закона 1841 г.: "В течении восьми дней, следующих за предписанным сообщением, собственник обязан вызвать и предоставить правительству своих арендаторов, нанимателей, лиц имеющих права жительства или пользования, означенных в гражданском кодексе, равно и всех тех, в пользу которых установлены сервитуты: в противном случае он один остается обязанным в отношении вознаграждения, которое означенные лица могут требовать. Другие заинтересованные лица могут предъявить свои права посредством извещения и обазаны уведомить правительство в тот-же восьмидневный срок, при неисполнении чего они лишаются всякого права на вознаграждение". Ст. 22: "Постановления настоящего закона, относящиеся к собственникам и их кредиторам, применяются тажже К лицу, пользующемуся доходами в имении, и его кредиторам". Статья 24: "В сдедующие затем 15 дней собственники и другие заинтересованные лица обязываются объявить свое согласие и, если не принимают сделанных им предложений, то означить количество своих требований". Равным образом, и прусский закон 1874 г. не делает различия между лицами первой и второй группы и предоставляет право участия в производстве экспроприации всем заинтересованным лицам: "Сумма убытков, понеснных вследствие принудительного отчуждения арендаторами, нанимателями и лицами, имеющими право пользования и право сервитутов, возмещается особо, на сколько таковая не заключается в определенной сумме вознаграждения за отчуждение недвижимого имущества, или пользование им" (_ 11), "Каждое лицо, заинтересованное в подлежащем принудительному отчуждению недвижимом имуществе, уполномочено явиться для охраны своего интереса, как в отношении определения вознаграждения, так и в отношении уплаты и взноса на хранение последнего" (_ 25) и "Сумма вознаграждения должна быть особо определена как для каждого собственника, так и для каждого из названных в _ 11 иных заинтересованных лиц, если только последним не надлежит предоставить вознаграждение, содержащееся уже в стоимости отчужденного недвижимого имущества" (_ 29). He смотря на эти указания положительных законодательств, мы должны признать их теоретически неправильными и согласиться с мнением Randa*(56). Арендаторы, наниматели и, вообще, субъекты обязательственных прав не будут экспроприатами потому, что они имеют иск только к собственнику, с которым их связывает vinculum necessitatis; они имеют иск лич-ный, а не вещный. Поэтому, чтобы признать их имеющими право требовать вознаграждение непосредственно с предпринимателя, должно допустить фикцию, что с экспроприацией происходит цессия обязательственных отношений от собственника к предпринимателю. Предлагаемое Randa деление позволяет избежать этой фикции и находит оправдание в следующем соображении. Лица первой группы (собственник и обладатели вещных сервитутов) теряют свою недвижимость или часть ее (так как сервитут есть составная часть недвижимости, принадлежащей субъекту сервитутного права). Лица второй группы теряют права по чужой недвижимости; они всегда имеют право иска к собственнику, как нарушителю контракта, или претензию на часть полученного им вознаграждения, в которое входит и возмещение их убытков. Таким образом, их права на вознаграждение являются посредственными и принимаются в расчет при исчислении суммы вознаграждения, следуемой собственнику. Согласно этому, их участие в процессе экспроприации ограничивается определением суммы вознаграждения.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021