ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



1.4. ФУНКЦИИ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ КРИМИНАЛИСТИКИ


Характеристика общей теории криминалистики была бы неполной без рассмотрения ее функций. Когда речь заходит о функциях теории, обычно говорят об объяснительной и предсказательной функциях. Л. Б. Баженов добавляет к ним синтезирующую функцию[1]. А. А. Печенкин и многие другие авторы указывают на описательную функцию теории[2]; Л. А. Анисимова и В. А. Штофф — на информационную[3]. Б. М. Кедров среди функций науки упоминает, кроме того, обобщение, систематизацию и регистрирование[4]. Мы в свое время писали об эвристической и ретросказательной функциях общей теории криминалистики[5].

Под функциями общей теории криминалистики следует понимать общие типы решаемых ею научных задач. Функции общей теории, в свою очередь, суть необходимое условие для выполнения криминалистической наукой своей социальной, служебной функции — научного обеспечения борьбы с преступностью, то есть решения данной наукой ее общей и специальных задач, в чем и заключен смысл существования криминалистики.

Ранее мы уже писали о методологической, мировоззренческой функции общей теории криминалистики. Эта функция, основывающаяся на материалистическом представлении о мире, об объективной действительности, обеспечивает правильное понимание предмета и содержания криминалистической науки, ее связи со всеобщей методологией — материалистической диалектикой, ее роли в процессе познания и практической деятельности, позволяет установить верное соотношение теории и практики[6]. На этой функции основывается эвристическое и ретросказательное[7] значение общей теории криминалистики. Познание своего предмета не может являться для криминалистики самоцелью. Познание, проникновение в сущность предмета исследования необходимы криминалистике для решения главной задачи, стоящей перед этой наукой, — способствования практической деятельности по борьбе с преступностью. Будучи одной из научных основ такой деятельности, криминалистика вооружает следователя, эксперта, оперативного работника, судью знанием того, как нужно поступать в будущем для познания преступления (т. е. прошлого) или для того, чтобы не допустить преступления (т. е. не допустить в будущем того, что опять-таки было в прошлом). Систематизированное, обобщенное знание того, как следует поступать в будущем, и есть эвристическая сторона содержания общей теории криминалистики.

Итак, этой стороной общая теория криминалистики обращена в будущее, к тем ситуациям, которые могут возникнуть и возникают при расследовании и предотвращении преступлений, к той деятельности, которая будет осуществляться в этих ситуациях. Основой для такого знания (как поступать в будущем) служит информация о том, как поступали в прошлом и поступают в настоящем, т.е. практика, опыт, рассматрива­емые в самых различных аспектах, о чем уже шла речь ранее.

Эвристическая сторона общей теории криминалистики неотделимо связана с ее ретросказательной стороной. Моделируемая криминалистикой будущая деятельность — это деятельность либо по познанию прошлого, либо по недопущению “рецидива”, повторения прошлого (по предупреждению преступлений). В этом смысле можно говорить, что общая теория криминалистики обращена наряду с будущим и в прошлое, играя роль методологической основы познания прошлого, методологической основы процесса ретросказания. Характеризуя процесс ретросказания, Е. П. Никитин пишет: “Исследователь живет и работает в мире настоящего. Только в этом мире он может черпать материал для познания как прошлого, так и будущего... Настоящее хранит в себе следы прошлого и зачатки будущего. Именно эти следы прошлого и являются тем отправным объективным материалом, на котором основывается ретросказательное исследование... исходными данными.

Установление исходных данных — первый, подготовительный этап в структуре процесса ретросказательного исследования, представляющий собой его эмпирический уровень. На этом этапе создается база для последующего — абстрактно-теоретического — уровня ретросказания. Предметы, описываемые в исходных данных, существуют в настоящее время и сами по себе еще не позволяют проникнуть в прошлое, преодолеть “барьер”, отделяющий настоящее от прошлого. Средством преодоления этого “барьера” является теория или, конкретнее, закон науки, представляющий собой отражение в научных понятиях закона реальности... Закон науки выполняет ретросказательную функцию благодаря тому существенному свойству, что он инвариантен относительно времени (то есть верен для всех предметов в настоящем, прошлом и будущем)”[8]. Именно таким средством преодоления межвременного барьера в судебном исследовании являются положения общей теории криминалистики в их практическом применении. Исследуя закономерности возникновения доказательств и работы с ними, общая теория криминалистики показывает пути перехода от знания о настоящем к знанию о прошлом. В этом и заключается смысл ретросказательной стороны общей теории криминалистики.

Но помимо методологической функции общая теория криминалистики, как и составляющие ее частные криминалистические теории, выполняет еще и ряд эмпирических функций, то есть тех, которые проявляются ею по отношению к эмпирическому материалу, данным практики, результатам эксперимента, самому процессу научного исследования. Рассмотрим эти эмпирические функции.

Объяснительная функция общей теории криминалистики заключается в раскрытии сущности предмета познания, его сторон и элементов. Именно в этом заключается научное отражение предмета криминалистической науки. Теория в процессе объяснения выступает в форме модели объясняемого явления с указанием на его сущность. Так, не только констатируется существование, например, объективных закономерностей работы с доказательствами, но и показывается механизм проявления этих закономерностей, результат их действия, характер связей между причиной и результатом.

На наш взгляд, описание и регистрирование фактов и явлений не выступают самостоятельными функциями теории, но представляют собой необходимые предпосылки, можно даже сказать — необходимые начальные этапы объяснения.

Описание как познавательная процедура — это “сообщение о некото­ром данном в наблюдении предмете, выполненное с такой степенью точности, которая позволяет отличить этот предмет от других[9]”. Выделение отличительных признаков необходимо предшествует объяснению причин этих отличий, то есть проникновению в сущность предмета. За описанием следует регистрирование описанного, как момент накопления эмпирического материала, условие его дальнейшего осмысливания.

В научном объяснении различают две части: первая часть — экспланандум (то, что объясняется); вторая — эксплананс (то, что объясняет). Экспланандум — это данные практики, научных исследований, в нашем случае — практики борьбы с преступностью, применения криминалистических средств и методов судебного исследования и предотвращения преступлений. Экспланансом служит либо общая теория криминалистики (когда идет речь о предмете науки в целом), либо положения частных криминалистических теорий. Научное объяснение помогает установить взаимную связь между объясняемым и криминалистической теорией. Объясняемое явление включается в структуру теории.

Правда, как отмечает Л. Б. Баженов, в повседневной жизни и в науках, находящихся на сравнительно ранних стадиях развития, объяснение не обязательно предполагает наличие теории и может осуществляться на основании просто эмпирически констатируемой регулярности (некоторого эмпирического закона, правила). Однако в науках с развитой теорией такое объяснение рассматривается как неудовлетворительное и признаком объяснения как функции теории считают непременное включение эксплананса в общую структуру теории[10]. Последнее в настоящее время полностью должно относиться и к криминалистике, общая теория которой позволяет успешно решать задачу не изолированного, но общего, систематизированного объяснения.

Синтезирующая функция общей теории криминалистики есть отражение ею общих процессов синтеза научного знания. Формы выражения этой функции общей теории состоят в следующем[11]:

¨    1. Упорядочение накопленного криминалистикой эмпирического материала путем его синтеза, выявляющего внутреннее единство полученных сведений. Условиями такого синтеза служат систематизация и обобщение этого материала, которые играют роль необходимых предпосылок синтеза, подобно тому, как описание и регистрирование фактов играют роль предпосылок объяснения. Систематизация и обобщение на современном уровне развития криминалистики также не являются самостоятельными функциями криминалистической теории, а предпосылками или начальными этапами осуществления синтезирующей функции.

¨    2. Возрастающее влияние концепций общей теории криминалистики на теоретические основы смежных областей знания, проникновение ее положений в теорию уголовно-процессуальной науки и других правовых наук (Л. Б. Баженов называет эту форму выражения синтезирующей функции теории “тенденцией к экспа­нсии”). В качестве примера сошлемся на теорию науки исправительно-трудового права, где восприняты сформулированные в об­щей теории криминалистики концепции методологических основ конкретной науки, классификация методов научного исследования[12], на теорию доказательств, которая при разграничении с криминалистикой стала учитывать степень общности изучаемых закономерностей действительности[13], а уголовно-процессуаль­ная наука в целом — общие принципы такого разграничения[14].

¨    3. Синтезирующая функция общей теории криминалистики проявляется, наконец, и в той координирующей роли, которую она призвана играть по отношению к частным криминалистическим теориям, объединяя их в единую систему в соответствии с предметом криминалистики, отражаемым всей совокупностью теоретических построений криминалистики.

Предсказательная функция общей теории криминалистики неотделима от ее объяснительной функции. И та и другая опираются на одни и те же закономерности и существенные связи между явлениями, хотя объяснение относится к уже известным, существовавшим или существующим фактам, а предсказание — к фактам, которые будут существовать или уже существуют, но еще неизвестны, будут открыты в будущем. Предсказательная функция выражается в том, что позволяет предвидеть развитие знаний о предмете исследования, определить перспективы развития криминалистики и наметить тем самым направления научных исследований в этой области.

Предсказательная функция общей теории — основа для теории криминалистического прогнозирования, одной из форм практического приложения науки к практике борьбы с преступностью.

Характеризуя предсказательную функцию, В. А. Штофф справедливо заметил, что “научное предсказание — одно из самых ярких и значительных проявлений творческой активности научно-теоретического мы­шления”, выражение “относительной самостоятельности развития научной теории”, обнаруживающее “способность теоретического мы­шления значительно опережать эмпирический уровень познания”[15].

Иногда отдельные авторы пишут о познавательной функции теории, науки, раздела науки. Так, в работах В. Е. Коноваловой упоминается  “познавательная функция логики и психологии” или “познавательная функция логики и психологии в следственной тактике”[16]. Представляется, что подобные выражения не несут смысловой нагрузки. Теория, наука, раздел науки — все это один из моментов познавательного процесса, выражение познавательной функции мышления. Но рассмотрение этого вопроса не может входить в задачу нашего исследования.




[1] См.: Баженов Л. Б. Строение и функции естественнонаучной теории. — В кн.: Синтез современного научного знания. М., 1973, с. 408.

[2] Печенкин А. А. Функции научной теории. — В кн.: Философия. Методология. Наука. М., 1972, с. 202; Швырев В. С., Юдин Б. С. Методологический анализ науки, М., 1980; Холтон Дж. Тематический анализ науки. М., 1981.

[3] См.: Анисимова Л. А., Штофф В. А. Информационная функция теории. — Вопросы философии, 1968, № 12.

[4] Кедров Б. М. Предмет и взаимосвязь естественных наук. М., 1967, с. 18.

[5] См.: Белкин Р. С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. М., 1970, с. 57.

[6] Э. Штельцер и ряд других авторов, в том числе в работах последнего времени, различают общую теорию криминалистики и методологию криминалистики (см.: Штельцер Э. Социалистическая криминалистика. Берлин, 1977, т. 1). Это представляется неверным по ряду оснований, в том числе по­тому, что тем самым отрицается методологическая функция общей теории.

[7] Под эвристикой понимают науку, изучающую закономерности построения новых действий в новой ситуации (см.: Поспелов Д. А., Пушкин В. Н., Садовский В. Н. Эвристическое программирование и эвристика как наука. — Вопросы философии, 1967, № 7, с. 54; Зорин Г. А. Перспективы применения эвристических методов в расследовании преступлений. — Сб. трудов БелНИИ проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы, № 9, Минск, 1992). Ретросказание — получение знаний о прошлом на основе знания о настоящем или о другом прошлом событии, факте (см.: Никитин Е. П. Метод познания прошлого. — Вопросы философии, 1966, № 8, с. 34).

[8] Никитин Е. П. Метод познания прошлого, с. 35.

[9] Печенкин А. А. Функции научной теории, с. 206.

[10] Баженов Л. Б. Строение и функции естественнонаучной теории, сс. 409, 410.

[11] Применительно к классификации форм выражения синтезирующей функции теории, предложенной Л. Б. Баженовым (см. указ. работу, сс. 418-420).

[12] См., например: Артамонов В. П. Наука советского исправительно-трудового права. М., 1974, сс. 34, 35, 38-41.

[13] Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973, сс. 17, 18.

[14] См.: Якубович Н. А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971, с. 62.

[15] Штофф В. А. Введение в методологию научного познания. Л., 1972. с. 186.

[16] Коновалова В. Е. Теоретические проблемы следственной тактики (познавательная функция логики и психологии в следственной тактике). Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Харьков, 1966.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2018