ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



5.3. ЗНАКОВЫЕ СИСТЕМЫ В КРИМИНАЛИСТИКЕ


Язык науки есть система знаков, имеющих определенное значение. Под знаком обычно подразумевают “чувственно воспринимаемый предмет (звук, рисунок и т. п.), который в процессе познания используется для хранения, закрепления, преобразования и передачи информации. 3нак — это предмет, который выступает не объектом познания, а его средством”[1]. Знаком является и слово. Однако в язык науки входят и знаки-символы, образующие знаковые системы искусственных языков, причем последние органически вплетаются в язык науки, возникший на базе естественного языка.

Знаковые системы в криминалистике известны издавна. Такую систему представляли уже основная и дополнительная дактилоскопические формулы, по существу, знаковыми системами считались количественные характеристики частей человеческого тела, предложенные А. Бертильоном, условные обозначения признаков “словесного портрета”, которые предложил А. Рейсс для передачи на расстояние описания внешности человека. Однако серьезные работы по созданию знаковых систем в криминалистике начались лишь в 60-х годах, когда открылись перспективы использования в криминалистике кибернетики и ЭВМ, символической логики, теории игр и исследования операций.

Разработка знаковых систем в криминалистике осуществляется в настоящее время по нескольким направлениям. Первое направление —исследование методологических проблем построения и функционирования знаковых систем в криминалистике, определение сферы их применения. В этой области криминалистика граничит с семиотикой — наукой о знаках. Пионером исследования этих проблем следует признать А. И. Винберга. Его заслугой является рассмотрение тех положений семиотики, которые могут быть использованы в криминалистике [2].

Второе направление — это разработка и применение в криминалистике знаковых систем кибернетики, необходимых для использования компьютерных методов в экспертной практике. Это направление представлено работами Р. М. Ланцмана, Л. Г. Эджубова, Л. Е. Ароцкера, Г. Л. Грановского, З. И. Кирсанова, Н. С. Полевого, А. М. Компанийца, Е. Р. Россинской и др. В этой области, помимо использования математической символики, потребовалось введение специальной терминологии[3], с помощью которой стала возможной дальнейшая формализация экспертных задач, разрешаемых с помощью компьютерных технологий. Отметим здесь серию работ, проведенных в Институте Независимых Исследований под руководством А. Р. Белкина и Е. Р. Россинской, приведших к созданию специализированных компьютерных систем поддержки судебной экспертизы, призванных освободить эксперта от рутинной работы при производстве конкретных видов экспертиз[4].

Третье направление — разработка информационно-поискового языка для использования компьютерных методов в целях розыска по признакам способа совершения преступления.

Такой информационно-поисковый язык, разработанный для обозначения криминалистических понятий и признаков, представляет собой, по существу, элемент языка криминалистики как науки.

Четвертое направление — использование знаковых систем символической логики для анализа процесса расследования и попытки создания алгоритмов расследования отдельных видов преступлений. Здесь наиболее интересны работы А. А. Эйсмана, А. Р. Ратинова и немецких криминалистов —  А. Форкера и Э. Штельцера. Из более поздних трудов упомянем про цикл работ С. И. Цветкова, разработавшего целую серию деловых игр, моделирующих процесс расследования отдельных видов преступлений, таких, как убийства, разбойные нападения, рэкет и пр.[5]

Пятое направление — разработка различных графических знаковых систем (систем условных обозначений для планов и схем мест происшествий, знаков для сетевых и иных графиков и т. п.). В этой области следует упомянуть работы Л. Д. Самыгина, А. П. Сырова, Н. С. Полевого и других.

Разработка знаковых систем в криминалистике, по существу, еще только началась, но уже первые шаги, предпринятые в этом направлении, свидетельствуют о важности, серьезности и актуальности проблемы, о ее большом научном и практическом значении. Эта тенденция развития языка науки делает возможным в обозримом будущем широкое использование для разработки криминалистических рекомендаций практике таких развивающихся областей знания, как кибернетика, теория игр, теория операций, теория массового обслуживания, семиотика, математическая логика.



[1] Копнин П. В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974, с. 123; см. также: Нарский И. С. Проблема значения “значения” в теории познания. — В кн.: Проблема знака и значения. М., 1969, с. 37.

[2] См.: Белкин Р. С., Винберг А. И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М., 1973, гл. 6.

[3] Например, рассматривая проблему формализации задач почерковедческой экспертизы, Р. М. Ланцман уже в 1968 г. употребляет такие термины, как “графический объект”, “почерковое пространство”, “тренировочная последовательность” и т. п. (см.: Ланцман Р. М. Кибернетика и криминалистическая экспертиза почерка, М., 1968, сс. 24, 25).

[4] Из разработок Института можно отметить такие системы, как:

·       ЭВРИКА (Экспертиза и Выдача Результатов Исследования КАбелей) — для поддержки электротехнических и пожарно-технических экспертиз;

·       КОРТИК (Комплекс по Оружию: Распознавание, Технико-криминалисти­ческое Исследование и Классификация) — для поддержки экспертизы холодного оружия;

·       САПОГ (Система Анализа Подошвенных Отпечатков на Грунте) — для поддержки экспертизы следов обуви;

·       РАДИАНТ (РАсчет ДИнамики Аварийных Нестационарных Токов) — для поддержки пожарно-технических экспертиз;

·       а также ряд других.

[5] Цветков С. И. Автоматизированные обучающие системы и их применение. — В кн.: Правовая информатика и кибернетика. Под ред. Н. С. Полевого. М., 1993, гл. 25.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022