ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



_ 7. Положение приданого во время существования брака


I. Права мужа. Dos дается мужу ad onera matrimonii ferenda. Прямым выводом из этой цели предоставления является то, что плоды, получаемые с приданого, поступают в собственность мужа, и он может целиком их тратить. L 7 рг. D. 23, 3. Ulp. Dotis fructum ad maritum pertinere debere aequitas suggerit: cum enim ipse onera matrimonii subeat, aequum est eum etiam fructus percipere. Однако, римские юристы выражают эту мысль о праве мужа на плоды приданого не в той форме, например, что они дают мужу узуфрукт на приданое; они идут дальше и делают мужа собственником телесных вещей, входящих в состав приданого, и вообще обладателем составных частей приданого на полном праве. Особенность обладания приданым заключается лишь в том, что на мужа возлагается, по общему правилу, обязанность вернуть приданое по расторжении брака.
Как полный обладатель по праву предметов, входящих в состав приданого, муж принципиально должен иметь и право их отчуждения. Это право, однако, отнято у него по lex lulia de fundo dotali (составляющей главу из lex lulia de adulteriis) относительно дотальных недвижимостей (Paul. 2, 21 b, 2, Gai 2, 63). В этом случае всякое отчуждение, даже сделанное с согласия жены, ничтожно, причем безразлично, совершено ли оно до брака или после его расторжения, пока fundus еще не был реституирован жене*(100). При том, запрещено отчуждение в широком смысле, т.е. не только перенос собственности, но и умышленное допущение узукапии, установление залогового права или сервитутов (см. Общ. ч. _ 36, III, 2*(101)); впрочем, приобретение участка по давности, начатое уже каким-либо третьим лицом до превращения этого участка в дотальный, заканчивается, несмотря на то, что узукапируемый участок делается дотальным*(102). На ничтожность отчуждения могут ссылаться следующие лица: в течение брака - муж,*(103) по расторжении брака - жена и ее наследники*(104); эти лица могут виндицировать отчужденный участок у его владельца. Отчуждение дотального участка допускается лишь в том случае, если приданое в силу особой оговорки, сделанной при его установлении, не должно достаться по расторжении брака жене или ее наследникам (напр., dos recepticia), ибо запрещение сделано в интересах жены*(105). He подходит под lex Iulia также недобровольное отчуждение (напр., missio in possessionem ex secundo decreto при отказе мужа дать cautio damni infecti*(106). Отчуждение вступает в силу, если оно одобряется женою по расторжении брака*(107) или если муж сохраняет за женою приданое по расторжении брака*(108). Следует прибавить, что самая lех lulia запретила безусловно лишь залог участка*(109) с тою целью, очевидно, чтобы предупредить возможность согласия жены на залог приданого за долги мужа (ср. идею Scti Vellejani); продажу дотального участка с согласия жены этот закон считал допустимой. Только Юстиниан безусловно запретил всякое решительно отчуждение дотального участка даже с согласия жен*(110). Каноническое право разрешило отчуждение участка при наличности клятвенного согласия жены*(111).
Эвикция у мужа предметов, данных в dos, влечет за собою следующие последствия. Если мы имеем dos aestimata venditionis causa (выше _ 6, II, 2), то к такой dos применяются все правила купли-продажи, и муж имеет к установителю такой же иск об эвикции, какой имеет всякий покупатель к продавцу*(112). Если dos была установлена путем обещания приданого, т.е. путем dotis promissio, d. dictio, d. polliсitatio, затем это обязательство было исполнено через передачу мужу известных вещей, и эти вещи были эвинцированы у мужа, то обещание установить приданое не считается исполненным, и муж имеет обычный иск об исполнении этого обещания*(113). Если, наконец, налицо была простая datio dotis без предшествующего обещания дать приданое и без aestimatio venditionis causa, то при эвикции оказывалось только, что никакого приданого на самом деле не было дано, и, так как обязательства дать приданое также налицо не было, то муж по поводу эвикции вещей, входящих в состав приданого, не мог предъявлять совсем никакого иска. Справедливо, впрочем, замечает Виндшейд*(114), что это было последовательно только до тех пор, пока обязательство дать приданое нуждалось для своей действительности в известной форме (dotis promissio или dictio). С тех же пор, как в позднейшей империи получила силу бесформенная pollicitatio dotis*(115), было бы последовательнее видеть в каждой datio dotis молчаливо изъявленное и тотчас же исполненное обязательство дать приданое, и поэтому давать иск об эвикции при всякой datio dotis, не делая неосновательного различия между тем случаем, когда обещание дать приданое сперва дяется, и затем исполняется спустя некоторое время, и тем, когда оно изъявляется прямо через исполнение и его принятие. Такое решение вопроса Виндшейд и предлагает для современного права. - Нужно заметить, впрочем, что, если такая неудачная datio dotis сделана была злоумышленно - dolo malo, то муж имел a. de dolo и по римскому праву. Кроме того, если такое установление приданого, впоследствии эвинцированного, последовало со стороны лица, законом обязанного перед женою дать за нею приданое, то жена имела против этого лица иск о надлежащем исполнении его законной обязанности.
II. Права жены. Полным хозяином приданого в течение брака юридически является муж: он - собственник дотальных вещей, кредитор по обязательствам, данным в приданое, и т.д. Тем не менее некоторые юристы классического периода, а также и сам император Юстиниан, выражаются иногда так, как будто они приписывают право собственности на дотальные вещи в течение брака жене. Так, например, у юриста Трифонина мы читаем, что dos "quamvis in bоnis mariti est, mulieris tamen est" (L. 75 D. 23, 3). Ульпиан пишет, что dos "ipsius filiae proprium patrimonium est" (L. 3 _ 5 D. 4, 4). Наконец, Юстиниан замечает, что дотальные вещи "ex naturali jure ejusdem mulieris sunt" и только "secundum juris subtilitatem ad mariti substantiam perveniunt" (L. 30 C. 5, 12). Из этих выражений прежде выводили теорию двойной собственности на приданое: мужу приписывали dominium civile, а жене - dominium naturale или dormiens*(116). Такого рода конструкция приданого, которую мы находим уже у Куяция*(117) является неправильной. Все другие свидетельства источников и прочие признаки приданого говорят за полную собственность мужа на дотальные вещи: как собственник, он имеет право на получение плодов, обязан к несению тягостей, связанных с земельными участками; чтобы лишить его права совершать отчуждения, понадобился особый запрет: принципиально, следовательно, это право принадлежало мужу. С другой стороны, как это сейчас будет выяснено, права жены на приданое во время брака слишком слабы, так что было бы неосновательно конструировать их, как dominium, хотя бы и naturale или dormiens. Правильнее видеть в указанных местах источников проявление не юридического, а житейского, так сказать, естественного воззрения на вещи. Выражения "patrimonium flliae" и "ех jure naturali mulieris sunt" и проч. употребляются юристами и Юстинианом не в строго формальном значении права собственности жены; юристы хотят при помощи этих оборотов речи выразить только ту мысль, что приданое дается ради жены, чтобы поднять ее положение в семье мужа, и что оно к жене должно вернуться в случае расторжения брака. С юридической же точки зрения собственником приданого является муж. Это в сущности прямо и говорит Юстиниан в L. 30 cit.
Таким образом, формально жена - не собственница приданого. Но приданое может к ней вернуться и установлено ради нее. Поэтому за ней признаются в течение брак различные права на приданое. 1) Она может до расторжения брака вытребовать приданое к себе в случае расточительности или имущественной несостоятельности мужа, но должна дать обеспечение в том, что будет употреблять полученное имущество ad onera matrimonii ferenda*(118) 2) Если жена купила у кого-либо вещь, которую она затем дала за собою в приданое, и вещь эта была эвинцирована у мужа, то жена имеет к продавцу иск об эвикции*(119). Жена, давшая в приданое земельный участок, считается и в течение брака землевладелицей и на этом основании освобождается от предоставления обеспечений (cautiones) в случае ведения судебных процессов*(120) (от этих cautiones свободен также и муж на основании обладания тем же участком в качестве приданого). 4) Наконец, жена может вытребовать приданое к себе во время брака еще в некоторых особенных случаях: чтобы уплатить долги, чтобы купить выгодное имение, чтобы помочь нуждающимся близким родственникам или выкупить их из плена*(121). Отдача приданого жене в течение брака по иным основаниям, кроме указанных в п.1 и 4, есть запрещенное дарение между супругами и потому не связывает мужа; кроме того, принятие такого дара не связывает и жену, а потому, если муж не взял обратно отданного им жене приданого (с плодами), то, в случае погибели приданого у жены, он не освобождается от обязанности к реституции приданого по расторжении брака*(122).


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021