ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



3. Substitutiones


I. Под именем substitutio первоначально разумелось назначение второго наследника на случай, если лицо, назначенное на первом месте, не сделается наследником. Но с течением времени из этого общего понятия развилось три случая субституции; эти три случая являются в своем окончательном развитии настолько различными между собою, что связать их в одну группу является возможным только чисто историческим путем, обращаясь к истории их развития из одной общей идеи. Эти три случая носят каждый особое название: substitutio vulgaris, substitutio pupillaris и substitutio quasi pupillaris. Разберем каждый случаи в отдельности.
II. Substitutio vulgaris. Так называется назначение в завещании наследника на место дpyгого, назначенного на первом плане (ргimo gradu, primo loco scriptus heres), на случай, если этот последний не сделается наследником*(708). Субститут, следовательно, есть наследник, назначенный под суспензивным условием, которое состоит в том, что первый наследник (institutus в отличие от substitutus*(709) не сделается наследником, т. е. не примет открывшегося наследства или умрет раньше его открытия (напр., раньше смерти завещателя). Таким образом, субстанция, как условное назначение наследника, должна удовлетворять всем условиям, которые требуются от institutio heredis*(710). В качестве субститута может быть назначено не только постороннее лицо, но и один из сонаследников*(711), или все сонаследники могут быть сделаны субститутами для одного из них, или, наконец, все сонаследники могут быть взаимно назначены субститутами друг другу*(712). Субституту открывается наследство по наступлении условия его субституции, т.е. тогда, когда первый наследник сам не получит наследства*(713) и вместо него не явится кто-либо другой (случаи т. наз. transmissio hereditatis*(714), а также и тогда, когда приобретение наследства первым наследником почему-либо будет уничтожено (напр., вследствие in integrum restitutio*(715) или вследствие beneficium abstinendi*(716); но не вследствие отнятия наследства у наследника на основании его indignitas*(717).
III. Substitutio pupillaris. В развитом римском праве эта субституция по существу не имеет ничего общего с substitutio vulgaris, так что является даже затруднительным объяснить, почему она также называется substitutio и постоянно разбирается римскими юристами в связи с substitutio vulgaris.
Именно, под substitutio pupillaris в развитом праве разумеется такого рода институт: домовладыка имеет право, делая завещание о своем имуществе, назначить наследника также и своему малолетнему (impubes) нисходящему, стоящему непосредственно под его властью, на случай, если этот подвластный умрет раньше достижения pubertas*(718), т.е. в том еще возрасте, когда он сам завещания совершать не может, а потому не может и назначить сам себе наследника. Такой наследник подвластного и назывался substitutus. При этом отец вовсе не обязан был назначать самого подвластного своим наследником: он мог лишить его наследства (exheredare)*(719).
Тогда субститут, наследуя малолетнему, получит только то имущество, которое сам малолетний приобрел не от домовладыки, которому он не наследовал, а из других источников. Если же домовладыка назначал подвластного наследником себе, а затем наступали условия для наследования субститута (т.е. подвластный умирал, получив отцовское наследство, но не достигнув pubertas), то субститут все-таки считался наследником не самого отца, а его малолетнего подвластного, хотя бы у последнего не было никакого иного имущества, кроме унаследованного от отца*(720).
Ясно, что здесь мы не имеем подназначения одного наследника вместо другого, как при substitutio vulgaris, а просто имеем назначение одним лицом наследника другому лицу. Почему же римские юристы считают эту substitutio институтом, родственным с substitutio vulgaris? Загадка может быть объяснена только следующим путем*(721). Вероятно, первоначально и эта субституция была также подназначением второго наследника в наследстве самого отца на случай, если первый его наследник не получит наследства. Именно, в первоначальную эпоху отец, вероятно, непременно должен был, прежде всего, самого малолетнего подвластного назначить своим наследником; тогда ему дозволялось назначить субститута на случай, если подвластный умрет, получив наследство, но раньше достижения pubertas, и передать этому субституту все свое наследство*(722); частью отцовского наследства считалось и то, что приобретет сам impubes по смерти отца. Таким образом, субститут являлся вторым наследником самого отца в случае ранней смерти первого наследника, т.е. малолетнего подвластного. Отсюда и название этого случая именем substitutio. В этой субституции домовладыка имел средство, в случае ранней смерти своего малолетнего наследника, передать наследство какому-либо близкому лицу вместо отдаленных агнатов, к которым наследство малолетнего могло бы пойти по закону при отсутствии субституции. - С течением времени стали дозволять отцу, делая эту субституцию, самого малолетнего лишать наследства; тогда развился взгляд, что субститут является наследником не самого отца, а малолетнего подвластного, и связь этой substitutio с substitutio vulgaris утратилась. Однако, и в позднейшем состоянии института есть черты, указывающие на то, что субститут считался первоначально наследником самого отца, а не малолетнего подвластного. Таково, напр., положение, по которому вульгарный субститут в завещании отца в случае сомнения всегда считается и пупиллярным, и наоборот*(723). Такова, далее, норма, согласно которой отец только тогда может назначить своему подвластному субститута, когда составит завещание о своем собственном имуществе*(724), т.е. другими словами, когда назначит себе первого наследника (первоначально, как сказано, таким первым наследником должен был быть, вероятно, сам, малолетний подвластный); самая субституция pupillaris может быть сделана и не в завещании, а в другом документе (secundae tabulae)*(725), но при ничтожности завещания теряет силу и субституция*(726).
Из этого очерка видно, что в развитом праве при substitutio pupillaris борются две основные идеи: вообще substitutus теперь считается за наследника малолетнему, а не его отцу; но есть в этом институте и такие нормы, которые могут быть выведены только из прежней основной идеи института, согласно которой пупиллярный субститут считался вторым наследником самого отца в случае ранней смерти его первого наследника - малолетнего подвластного. Поэтому-то положения римского права о пупиллярной субституции отличаются большой запутанностью*(727).
IV. Substitutio quasi pupillaris. Юстиниан создал по аналогии с substitutio pupillaris еще один вид субституции: substitutio quasi pupillaris, или
Iustinianea. Эта субституция сводится к тому, что восходящие родственники могут назначать своему безумному нисходящему наследника на случай, если этот нисходящий умрет, не выздоровевши от своей душевной болезни. Нисходящий не должен стоять непременно под властью назначающего ему субститута, восходящего. Но восходящий должен оставить нисходящему portio legitima, должен совершить завещание и для самого себя и обязан выбрать субститута из числа нисходящих самого безумного, а за неимением их, из числа своих собственных нисходящих; при отсутствии последних его выбор свободен*(728).
С особого разрешения императора домовладыка может назначить наследника своему подвластному, который по какой-либо причине не может совершить завещания (например, немому)*(729). Эта субституция теряет силу не только с выздоровлением подвластного, но и с рождением у него необходимого наследника.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019