ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



_ 24. Представление наследником личности наследодателя


1. Положение наследника приобретшего открывшееся ему наследство, определяется нередко в современной литературе*(930) и даже в источниках*(931) выражением, что наследство принимает на себя имущественно-правовую личность наследодателя насколько она переживает последнего. Мы уже имели случай (в _ 1, VI) высказывается против такой конструкции положения наследника, как против конструкции совершенно неестественной: личность наследодателя погибает с его смертью и ни на кого переходить не может. Положение наследника есть просто положение универсального преемника всех прав и обязанностей, которые погибают со смертью наследодателя*(932), за исключением тех чисто личных прав и обязанностей, которые погибают со смертью наследодателя*(933). Всю эту совокупность прав и обязанностей наследник приобретает при помощи единого акта (aditio hereditatis) или одного события (delatio hereditatis, если он heres necessarius), не совершая приобретения каждого из этих прав в отдельности*(934). Вследствие этого особенного способа приобретения, наследник получает и особый иск для защиты своих прав па приобретенное имущество: hereditatis petitio. Ho, после приобретения наследником, наследственное имущество уже перестает составлять особое цельное: оно делается собственным имуществом наследника и смешивается с его остальным имуществом. Отсюда вытекают частные последствия, которыми определяется положение наследника по приобретении наследства. Эти последствия сводятся к следующему. 1) Если наследник имел какие-либо права требования пo отношению к наследодателю, то он делается теперь сам должником по этим обязательствам, и потому эти обязательства погибают вследствие confusio. Если он имел jura in re аlienа на вещи наследодателя, то он делается теперь сам собственником этих вещей, и ero jura in re aliena также погибают вследствие confusio. To же самое происходит с правами требования наследодателя к наследнику и с jura in re наследодателя на вещи наследника*(935) 2) Долги, лежавшие на наследодателе делаются теперь собственными долгами caмого наследника; он отвечает за них так же, как и за остальные свои долги, т.е. не только наследственным активом, но и всем своим остальным имуществом*(936). 3) Актив наследственного имущества вполне смешивается с остальным имуществом наследника; поэтом кредиторы самого наследника могут так же требовать своего удовлетворения не только из имущества наследника, но и из приобретенного им наследства.
II. Однако, из двух последних правил сделаны были исключения. Наследник мог освободиться от ответственности за долги наследодателя всем своим имуществом, если он испрашивал т. наз. beneficium inventarii. Кредиторы наследодателя могли добиться, чтобы наследство отвечало прежде всего только за долги наследодателя, а не наследника, если они испрашивали т. наз. beneficium separationis. Разберем каждый из этих институтов в отдельности.
1) По юстинианову праву наследник мог предотвратить себя от опасности принять наследство, слишком обремененное долгами, только тем путем, что он испрашивал себя spatium deliberandi, чтобы иметь время познакомиться с состоянием наследства и тогда решить вопрос, следует ли ему принимать наследство или нет (см. _ 19, I). Юстиниан*(937) создал для наследника еще одно средство, чтобы откинуть от себя ответственность за долги наследства своим собственным имуществом; это было beneficium inventarii; отныне каждый делят мог выбирать между beneficium inventarii или испрашиванием spatium deliberandi*(938). Если он выбирает beneficium inventarii, то он должен привлечь нотариуса и знающих дело оценщиков, а также легатариев (за их отсутствием - трех свидетелей) и составить точную опись всего наследственного имущества (инвентарь); составление этой описи он должен начать в течение 30 дней с того момента, как он узнал об открытии ему наследства, и кончить в течение след. 60 дней; если наследство или большая часть его не находится в месте пребывания наследника, то ему дается на составление описи год со смерти наследодателя*(939) Закончивши инвентарь, наследник, если этого требуют кредиторы наследства, должен принести присягу в том, что инвентарь составлен добросовестно*(940). По составлении инвентаря сообразно с этими правилами, наследник может быть привлекаем к ответственности кредиторами наследства и легатариями, но отвечает перед этими лицами лишь в размерах актива самого наследства, a не своим собственным имуществом. При этом, он не обязан заботиться об удовлетворении кредиторов равномерными уплатами из наследственной массы, если ее не хватает на покрытие всех долгов сполна; он может удовлетворять всех кредиторов и легатариев сполна в том порядке, в каком они предъявляют к нему свои требования, пока не исчерпает всего наследственного имущества. Затем кредиторам в известных границах предоставляется возможность самим позаботиться о более справедливом распределении полученного удовлетворения*(941). Собственные права требования наследника к наследодателю и ero jura in re aliena на вещи наследодателя (и обратно) не считаются уничтоженными через confusio, если наследник воспользовался beneficio inventarii*(942).
2) Что касается beneficium separationis, то оно существовало еще по преторскому эдикту. Состоит оно в том, что кредиторы наследства и легатарии могут потребовать у претора*(943), чтобы наследственное имущество было отделено от прочего имущества наследника и прежде всего было употреблено на уплату долгов наследодателя, затем на выплату легатов, назначенных наследодателем, и уже на последнем месте, если что-либо еще останется, шло покрытие долгов самого наследника*(944). Если кредиторы наследства и легатарии воспользовались этим beneficium, то они не могут уже ничего взыискивать с самого наследника, раз они не получают полного удовлетворения из отделенной на их удовлетворение наследственной массы*(945). Право требовать beneficium separationis теряется в том случае, если кредиторы уже признали наследника своим должником*(946), а также если со дня приобретения наследства прошло не менее 5 лет*(947); отделение наследства осуществляется настолько, насколько оно еще является возможным при предъявлении просьбы о нем*(948).
В основе этого beneficium separationis лежит следующее соображение: когда кредиторы оказывают кредит кому либо, то они верят его личности и его собственному имуществу; было большим подрывом кредиту, если бы законодатель оставил кредиторов без всякой помощи, раз имущество их должника по его смерти переходит в руки неизвестного им быть может, до тех пор наследника, с которым они никакой сделки не заключали, и который сам может оказаться обремененным долгами; поэтому кредиторы наследодателя получают возможность оградить себя от опасности, что имущество их должника пойдет на уплату долгов его наследника; для этого им стоит испросить beneficium separationis.
Отсюда яcно, почему такое beneficium separationis не было дано кредиторам самого наследника. Эти кредиторы заключали сделки или с этим наследником и ему оказывали доверие. Они, конечно, пострадают, если их должник примет несостоятельное наследство: он прибавит тогда к своим прежним кредиторам еще ряд кредиторов принятого им несостоятельного наследства, и в случае конкурса над наследником эти новые кредиторы будут иметь такие же права на удовлетворение их из конкурсной массы, как и старые кредиторы самого наследника. Но последние не могут на это жаловаться: они знали, кому они оказывают кредит; они точно также не могут протестовать против того, что их должник принимает несостоятельное наследство и тем ухудшает их положение, как не могут протестовать, если их должник иными способами увеличивает число своих кредиторов, т.е. делает новые долги*(949).


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021