ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



ВВЕДЕНИЕ


Предметом настоящей книги является советское авторское право. Поэтому целесообразно прежде всего установить, что следует понимать под термином «авторское право». Ответ на этот вопрос, очевидно, следует искать в особенностях тех отношений социалистического общества, которые авторское право регулирует. Советское авторское право в объективном смысле1 представляет собой совокупность норм, установленных Советским государством для регулирования определенного круга общественных отношений, именно тех, которые возникают в связи с созданием авторами произведений литературы, науки, искусства2 и их использованием.

Произведения литературы, науки, искусства — это нематериальные продукты человеческого труда, в отличие от вещей, которые возникают как продукция материального производства. У художников, исполнителей, актеров, учителей, врачей продукция неотделима от производственного акта. Прекращается исполнение, например игра актера на сцене, и от нее остается лишь

 

1 Мы говорим о праве в объективном смысле, противопоставляя его правомочию отдельного субъекта, то есть праву в субъективном смысле.

2 Слово «искусство» употребляется в разных смыслах. В «Толковом словаре русского языка», вышедшем в 1935 году под редакцией проф. Д. И. Ушакова, слово «искусство» разъяснено так: «творческая художественная деятельность» (т. 1, стр. 1235). Очевидно, что в этом смысле понятие «искусство» охватывает и художественную литературу. Мы употребляем слово «искусство» в более узком смысле—«изобразительного искусства» и музыки, музыкально-драматических произведений (опер, оперетт, музыкальных комедий) — в соответствии с терминологией ст. 4 закона об «Основах авторского права СССР» от 16 мая 1928 г. (СЗ СССР 1928 г. № 27, ст. 246).

Многообразно значение и слова «литература». Упомянутый «Толковый словарь русского языка» так формулирует наиболее широкий смысл этого слова: «Вся совокупность письменных и печатных произведений того или другого народа, эпохи или всего человечества в целом» (т. II, стр. 71). В соответствии с «Основами авторского права СССР» 1928 года мы употребляем здесь слово литература в смысле всякого рода словесных произведений, кроме научных и технических. По этой же причине техническую литературу мы считаем охваченной понятием «научного произведения», а драматические произведения, несмотря на их особенности как объектов права, считаем входящими в понятие литературы в широком смысле.


воспоминание зрителей, слушателей и самого артиста. Здесь произведение оказывается неразрывно связанным с личностью автора-исполнителя. Получить новое восприятие такого рода нематериального продукта до относительно недавнего времени нельзя было без содействия самого автора-исполнителя. Но есть другой вид нематериального производства. У писателей, художников, ученых, в результате их творческой работы остается некоторый вещественно выраженный результат их творчества, например: рукопись, чертеж, схема, рисунок, этюд, картина, скульптура в глине, воске, камне и т. п. Сюда относятся все продукты искусства, которые существуют отдельно от творческой деятельности художника, создавшего «товары», потребительские стоимости, имеющие самостоятельный вид, отдельный как от производителя, так и от потребителя 1.

Авторское право имеет в виду нематериальную продукцию второго рода, ту, которая получила свое объективное выражение и существует затем уже независимо от своего автора-создателя. Граница между обоими видами нематериального производства не является, однако, застывшей. Благодаря успехам науки техники многие виды нематериальной продукции, которые ранее исчезали с прекращением исполнения, ныне получают свое вещественное закрепление, например в виде звукозаписи и других методов, которые дают возможность многократного повторения произведения без всякого участия автора-исполнителя. Поэтому не исчезли бесследно, в частности, исполнительские достижения великих русских певцов — Собинова, Неждановой и многих других.

В связи с этим начинает себе прокладывать путь в советское авторское право и право авторов на нематериальную продукцию такого рода (см. гл. II, §3).

Нормы советского авторского права закрепляют за создателем нематериального продукта—произведения литературы, науки, искусства — ряд правомочий. Иначе говоря, у автора произведения возникают субъективные авторские права. Закрепляя за автором субъективные авторские права. Советское государство преследует три цели: во-первых, обеспечить за советским обществом возможность использовать для своего культурного, научного или художественного развития любое не приносящее обществу вреда произведение; во-вторых, предоставить гражданину, создавшему произведение, возможность считаться автором этого произведения, исключая всякого рода посягательства как на авторство в отношении этого произведения, так и на самое произведение в том виде, как оно создано автором; в-третьих, предоставить возможность каждому советскому гражданину, создавшему произведение

 

1 См К. Маркс. Теории прибавочной стоимости (IV том «Капитала»), ч. I, М.. 1955, стр. 395.


в области литературы, науки или искусства, получить вознаграждение по общему принципу социализма, то есть в соответствии с количеством и качеством затраченного труда.

Отсюда закрепление за автором произведения ряда личных неимущественных правомочий и имущественного правомочия. К числу личных неимущественных правомочий автора относятся: право на авторское имя, на неприкосновенность произведения, право на опубликование произведения. Эти личные неимущественные права автора мы подробно рассматриваем в дальнейшем изложении (см. гл. II). Считаясь с необходимостью охранять интересы социалистического общества, советское авторское право не превращает субъективных правомочий автора в безграничные, не допускает превращения авторских правомочий в источник антиобщественного произвола автора.

Имущественное правомочие автора обеспечивает ему возможность получить от общества вознаграждение за свой полезный труд. Это правомочие получает выражение, например, в праве автора получить вознаграждение по издательскому договору за свое использованное обществом произведение. (Имущественное правомочие автора рассматривается подробнее в гл. гл. II—V).

В подавляющем большинстве случаев неимущественные личные правомочия автора теснейшим образом переплетаются и сочетаются с его имущественным правомочием. Поскольку авторское право регулирует имущественные отношения, справедливо отнесение авторского права к области именно гражданского права в качестве его института. Господствующее в советской юридической литературе мнение стоит именно на этой позиции. Не считая авторское право в объективном смысле самостоятельной отраслью социалистического права, советские цивилисты дают ему место среди институтов советского гражданского права 1.

Это правильно, поскольку имущественные отношения, притом регулируемые по методу, ставящему стороны (например, автора и издательство) в равноправное положение, характерны именно для институтов гражданского права. Существует, однако, и специфика авторского (а также и изобретательского) права, отличающая его от других институтов гражданского права. В большинстве других институтов гражданского права материальные вещи либо выступают как объекты правоотношений, либо с ними неразрывно связано действие обязанного лица. В договоре подряда, например, чаще всего дело идет об отношениях, возникающих в связи с созданием или изменением материальных предметов; в договорах пе-

1 См. «Советское гражданское право», учебник для юридических высших учебных заведений, т. 1, М., 1950, стр. 17; «Советское гражданское право», учебное пособие для юридических высших учебных заведений, М., т. II, 1951, стр. 336—337; «Советское гражданское право», учебник для юридических Школ, изд. 4-е, М.. 1950, стр. 7, 545-546.


ревозки — об отношениях, возникающих в связи с перемещением вещей; в договорах поставки, купли-продажи, мены, дарения — об отношениях, возникающих в связи с отчуждением вещей. В договоре найма, безвозмездного пользования вещами дело идет о передаче их во временное пользование. Институт возмещения внедоговорного вреда ставит себе задачей устранить нарушение прав в связи с повреждением вещей, в связи с причинением повреждений человеческому организму. В авторском же (и в изобретательском) праве характерно, что правоотношения возникают в связи с созданием и использованием нематериального продукта — произведения литературы, науки, искусства (изобретения). Такой продукт — произведение (изобретение) — не тождественен тем вещам, в которых он выражен. Роман или повесть — это не рукописи, в которых соответствующие произведения изложены; это не книги, в которых эти произведения напечатаны. Изобретение — это не станок и не машина, в которых воплощена идея изобретателя1. Данное обстоятельство сближает между собой область авторского и область изобретательского права 2.

Однако произведение изобретательской мысли своей непосредственной связью с техникой, естественно, выделяется из круга творческих результатов в области литературы, науки, искусства.

Именно поэтому осуществляется разграничение между институтом авторского права и институтом изобретательского права — по объекту регулирования. Авторское право регулирует отношения, связанные с созданием и использованием произведений литературы, науки, искусства, а изобретательское право — отношения, связанные с созданием и использованием новых творческих предложений в технике.

Действующее советское право в области изобретательства имеет ряд существенных особенностей, не знакомых законодательству об авторском праве.

Так обстоит дело с определением места советского авторского права в системе советского права и с определением его положения в отношении других институтов гражданского права.

Авторское право—это часть, институт советского гражданского права, институт, регулирующий личные неимущественные и имущественные отношения, возникающие в связи с созданием и

1 Мы имеем здесь в виду изобретение в широком его понимании, включая и другие продукты изобретательского творчества, например техническое усовершенствование, рационализаторское предложение.

2 Б. С. Мартынов говорит о двух видах авторской деятельности, а это побудило В. Я. Ионаса говорить о двух ветвях авторского права в широком смысле — об авторском праве на произведения литературы, науки и искусства, с одной стороны, и об изобретательском праве — с другой (Б. С. Мартынов, Права авторства в СССР, «Ученые труды ВИЮН» 1947 г.; В. Я. Иона с, Изобретательское правоотношение в советском гражданским праве, автореферат кандидатской диссертации. Л, 1955, стр. 9).


использованием нематериального продукта, продукта человеческой мысли, в области литературы, науки или искусства. Советское право охраняет не только интересы лица, создавшего произведение, но и интересы общества, интересы народа, связанные с появлением и существованием полезных для социалистического общества произведений литературы, науки, искусства.

Ленин писал о свободной литературе социалистического пролетариата, о партийной литературе, которая должна быть создана:

«Это будет свободная литература, потому что не корысть и не карьера, а идея социализма и сочувствие трудящимся будут вербовать новые и новые силы в ее ряды. Это будет свободная литература, потому что она будет служить не пресыщенной героине, не скучающим и страдающим от ожирения «верхним десяти тысячам», а миллионам и десяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет страны, ее силу, ее будущность. Это будет свободная литература, оплодотворяющая последнее слово революционной мысли человечества опытом и живой работой социалистического пролетариата, создающая постоянное взаимодействие между опытом прошлого (научный социализм, завершивший развитие социализма от его примитивных, утопических форм) и опытом настоящего (настоящая борьба товарищей рабочих)»1.

Советское социалистическое государство, представляющее интересы всего советского общества в целом, повседневно заботится о том, чтобы каждое полезное для социалистического общества произведение литературы, науки или искусства было доступно всему народу. Авторское право играет видную роль в борьбе за достижение этой цели. Но здесь же нужно отметить, что для осуществления стоящих перед государством задач, связанных с созданием и использованием произведений литературы, науки или искусства, невозможно ограничиваться только теми средствами, которыми располагает гражданское право. Необходимо использовать также возможности, предоставленные многими другими отраслями советского социалистического права. Чтобы обеспечить общедоступность каждого полезного произведения, недостаточно еще правильно урегулировать взаимоотношения между автором и издательством, между театром и драматургом или композитором, между художником и музеем. Необходимо предварительно создать сеть издательских, театральных предприятий, сеть музеев и других культурно-просветительных и научных учреждений. Нужно так планово организовать и направить работу всех этих предприятий и учреждений, чтобы они могли обеспечить обнародование всех без исключения общественно полезных произведений, притом на самом высоком уровне издательской, постановочной и иной техники, чтобы до советского читателя, зрителя

1 В. И. Ленин, Соч., т. 10. стр. 30—31.


произведение доходило своевременно, в отличном оформлении, за доступную плату или даже бесплатно. Регулирование всех этих весьма сложных отношений осуществляется главным образом нормами административного права. Не затрагивая области административного права, невозможно правильно раскрыть смысл гражданско-правовых норм, действующих в области авторских и издательских отношений.

Авторское право находится в тесной связи с трудовым правом, поскольку близки общественные отношения, регулируемые этими отраслями советского социалистического права.

Конечно, авторское право, в отличие от трудового, по большей части регулирует не самый процесс создания произведения, не «живой труд». Оно чаше всего регулирует только последующие отношения, которые возникают в связи с результатом труда — с созданным уже произведением литературы, науки, искусства. По этому признаку обыкновенно и проводят разграничение между трудовым правом и авторским правом. Однако нельзя ограничиваться такой констатацией. Более углубленное исследование вопроса показывает, что нормы авторского права в определенных случаях регулируют также и авторский труд как таковой, то есть самый процесс труда.

Необходимо раскрыть соотношение норм авторского права и норм трудового права тем более, что до сих пор исследователи стремились только подчеркивать различие этих отраслей советского права.

Труд — это первое условие человеческой жизни и притом в такой степени, что мы в известном смысле можем сказать: труд создал человека 1. Создание новых вещей, необходимых обществу, то есть производство, неразрывно связано с созданием новых идей, с творчеством. Но эта естественная связь труда и творчества разрывается или в значительной мере ослабляется, когда труд становится подневольным, несвободным. Такой разрыв проявляется уже в первом исторически известном эксплуататорском обществе — обществе рабовладельческом. Раб, принужденный к выполнению работы самым грубым, физическим способом, ненавидит свою подневольную работу, и обычно творческие его порывы угасают. Условия рабского труда, как правило, лишают работника стимула к творчеству. В современном эксплуататорском обществе, обществе капиталистическом, также налицо искусственное отделение трудового процесса от творчества; творческие усилия масс существенно ослабляются условиями капиталистического строя. При капитализме труд рабочих все более лишается духовного содержания, и пропасть между умственным и физическим

1 См. Ф. Энгельс, Диалектика природы. Госполитиздат, 1950, стр. 132.


трудом растет1. Творчество при капиталистическом строе общества становится уделом единиц, для масс же трудящихся труд все более приобретает характер монотонного механического процесса, отделенного от создания нового в области идей 2.

При социалистическом строе искусственное отделение работника от творческого процесса постепенно исчезает. Поскольку при социализме граждане трудятся не для обогащения эксплуататоров, а для всего общества, в том числе и для самих себя, каждый работник становится кровно заинтересованным в улучшении производства, в создании новых идей, которые полезны для всего общества. При таких условиях каждый работник получает серьезный стимул к новаторству, к социалистическому соревнованию, к творческому, а не механическому совершению трудового процесса. В социалистическом обществе не стирается еще различие между трудом физическим и трудом умственным, но остатки старого разделения труда постепенно преодолеваются по мере развития и укрепления производительных сил социализма и создания материально-производственной базы коммунизма.

При таких условиях естественно, что у нас теперь нередки случаи, в которых автор получает вознаграждение за свой творческий труд в виде заработной платы. Но и в таких случаях создается нематериальная продукция; поэтому и здесь остается вопрос о личных неимущественных правах автора — о его праве на авторское имя, на название произведения, на сохранение его в целостности и неприкосновенности, на признание произведения годным к опубликованию. Указанные вопросы решаются нормами авторского, а не трудового права.

Точно так же нормами авторского, а не трудового права решается вопрос о вознаграждении автора в тех случаях, когда произведение, созданное им на основе трудового договора, используется затем за пределами цели, вытекающей из условий трудового договора (см. об этом подробнее в гл. II).

В личных же неимущественных правах автора мы имеем дело с наиболее устойчивым остатком авторского отношения, а потому и наиболее надежным признаком для разграничения сферы действия авторского права и трудового права. Где речь идет об охране личных неимущественных прав автора, связанных с созданным им нематериальным объектом — произведением литературы, науки, искусства,— там всегда применяются нормы авторского права, хотя бы оплата автора и подчинялась нормам советского трудового права.

1 «Политическая экономия», учебник, М., 1954, стр. 434.

2 А Егоров, Против субъективизма в теории искусства, «Коммунист», 1954 г. № 12. стр. 57.


Необходимо также отметить, что творческая деятельность автора только в известной мере может быть уложена в рамки обыкновенного трудового распорядка, действующего в учреждении, предприятии, организации. Дело в том, что всегда существует известная разобщенность во времени между моментом создания произведения литературы, науки, искусства и «овеществлением» этого произведения. Создание литературного, например, произведения относится не к тому моменту, когда писатель записал на бумаге свой рассказ (то есть совершил производственное действие), а к тому моменту, когда рассказ этот сложился в голове писателя. «Хорошую поэтическую вещь можно сделать к сроку, только имея большой запас предварительных поэтических заготовок»,— писал Маяковский. Однако произведение как объект авторского права не может возникнуть до того, как это произведение «отделится от своего творца», станет от него независимым, приобретет внешнюю форму, закрепленную тем или другим способом. Иногда это закрепление состоит просто в сохранении произведения в памяти слушателей. Слушатели могут, например, запомнить прочитанное автором стихотворение или исполненный в их присутствии музыкальный отрывок. Лица, запомнившие произведение, способны в дальнейшем воспроизводить его без помощи автора. Но чаще внешнее закрепление произведения принимает иную, более прочную форму — произведение записывается словами или нотными знаками на бумаге, закрепляется на пленке или на ленте магнитофона.

В области изобразительных искусств дело обстоит так же: нельзя утверждать, что художник создал свое произведение только в тот момент, когда рисунок, картина, скульптура полностью получили свое выражение на бумаге, на холсте, в глине и т. д.

Писатель излагает на письме свои образы обыкновенно только тогда, когда они полностью созрели, выношены в его мыслях. Разобщение во времени между творческим актом создания произведения и производственным актом оформления его может длиться иногда десятилетия (например, у И. А. Гончарова). Есть, понятно, случаи, в которых оба момента сближаются: произведение создается и тут же оформляется, получает свою внешне обозримую форму. Так бывает при импровизациях. Однако импровизация предполагает всегда достаточный запас предшествующих наблюдений, из которых по существу и возникает импровизированное произведение.

Разобщенность во времени между творческим актом и актом производственным можно наблюдать в научно-исследовательской работе. У отдельных ученых, например, у Дарвина, Павлова, вынашивание научных идей занимало иногда многие годы.

Отмеченное обстоятельство также приводит к тому, что и в тех случаях, когда отношение, возникающее в связи с созданием про-


изведения литературы, науки, искусства, регулируется в части дисциплины труда нормами трудового права, приходится делать значительные отступления от общих правил трудового распорядка для лиц, у которых творческая работа составляет предмет трудового договора 1.

Совершенно справедливо пишет А. Е. Пашерстник, «что подчинение внутреннему трудовому распорядку не означает распространения на каждого работника всех элементов, из которых складывается этот распорядок, всех правил, определяющих его содержание в целом»2.

К сожалению, приходится отметить, что в нашей цивилистике, как и в науке советского трудового права, для разграничения этих отраслей советского права мало использованы оба отмеченные нами признака: нематериальный характер авторской продукции и специфика творческой работы. До сих пор обращали главное внимание на другие, второстепенные признаки. Но эти признаки оказывались либо вообще неприемлемыми для разграничения названных отраслей советского социалистического права, либо имеющими только ограниченное значение, недостаточное для научной классификации.

Д. М. Генкин давно уже показал, что попытка разграничить область трудового права и авторского права на том основании, что в области отношений трудовых мы встречаемся якобы с «несамостоятельным» трудом, а в авторском правоотношении трудящийся — автор действует «самостоятельно»,— не выдерживает критики3. Дело в том, что «труд в СССР во всех фирмах его проявления... является трудом самостоятельным и покоится на общих, единых для всех форм труда принципах организации труда при социализме»4.

А. Е. Пашерстник пытался построить разграничение между трудовым и авторским правом главным образом по объекту регулирования5. Объектом регулирования авторского права являются, по мнению А. Е. Пашерстника, отношения, связанные с «овеществленным трудом». Объектом же трудового правоотношения является самый труд, «живой труд».

Кризис этого построения А. Е. Пашерстника наступает, когда он сам вынужден признать, что «авторство», то есть собственно авторский труд, может являться «трудовой обязанностью» и

1 См. Б. С. А и т и м о н о в, Е. А. Ф л е и ш и ц. Авторство и трудовое правоотношение, «Советское государство и право» 1956 г. № 5.

2 А. Е. Пашерстник, Теоретические вопросы кодификации общесоюзного законодательства о труде, М., 1955, стр. 31.

3 См. Д. М. Генкин, Предмет и система советского трудового права, «Советское государство и право» 1940 г. № 2.

4 Т а м же, стр. 15.

5 См. А. Е. Пашерстник, О понятии вознаграждения за труд рабочих и служащих, «Вопросы трудового права», М., 1948, стр. 208—236.


«входить в состав трудового правоотношения» 1, выступая в этом случае как объект трудового правоотношения. Действительно, объектом трудового правоотношения, существующего между газетой и сотрудником этой газеты, между киностудией и кинорежиссером, работающим в этой киностудии, между научно-исследовательским институтом и научным сотрудником этого института является авторский труд. Случаи эти весьма распространены, и число их не имеет тенденции сокращаться, а, напротив, постепенно расширяется. Если это так, то, очевидно, нельзя провести достаточно четкую границу между трудовым правом и институтом гражданского права — авторским правом, пользуясь критерием объекта, предложенным А. Е. Пашерстником. Авторский труд в одних случаях есть объект авторского, а в других — трудового правоотношения.

Для более точного разграничения между трудовым правом и авторским правом А. Е. Пашерстник, помимо ссылки на различие объектов, указывает на целый ряд других признаков. Изучение обстоятельного исследования А. Е. Пашерстника в области этих других признаков приводит нас к выводу, что и здесь провести достаточно четкой границы между трудовым правом и авторским правом не удалось.

Так, А. Е. Пашерстник ссылается, в частности, на ст.ст. 43, 187, 187-6, 288, 289 ГПК РСФСР как на грани между трудовым и авторским правом, данные в самом законодательстве. Действительно, в перечисленных статьях Гражданского процессуального кодекса отдельно называются права рабочих и служащих и отдельно права авторов. Однако и те и другие права ставятся в одинаковое положение (например, в смысле освобождения от уплаты государственной пошлины при предъявлении иска о взыскании заработной платы и авторского гонорара и т. п.). Поэтому ссылка на Гражданский процессуальный кодекс представляется нам неубедительной. Прочие признаки, в которых А. Е. Пашерстник ищет критерии для разграничения трудового и авторского правоотношения, скорее подтверждают близость, а не различие рассматриваемых правоотношений.

Например, в последней по времени своей работе А. Е. Пашерстник указывает на то, что в трудовом правоотношении у его участников — работников, с одной стороны, и предприятий, учреждений, колхозов и т. д. — с другой, «возникает ряд взаимных прав и обязанностей «уже в самом процессе труда». Между тем этого нет при взаимоотношениях между заказчикам и исполнителем заказа, между автором и издательством»2.

1 А. Е. П а ш е р с т к и к, О понятии вознаграждения за труд рабочих и служащих, «Вопросы трудового прапа», М., 194Я, стр. 222.

2 А. Е. П а ш е р с т к и к, Теоретические вопросы кодификации общесоюзного законодательства о труде, М., 1955, стр. 22—23,


Однако это наблюдается и в авторском правоотношении, и поэтому этот дополнительный критерий для отграничения авторского правоотношения от трудового оказывается непригодным во многих случаях (см. об этом подробнее в гл. II).

Точно так же обстоит дело с принципом оплаты труда. Принцип оплаты за. результат авторского труда противополагается А. Е. Пашерстником принципу оплаты за «живой труд». При этом А. Е. Пашерстник совершенно правильно указывает, что оплата производится именно за «живой труд» и в тех случаях, в которых применяется сдельная оплата труда. Дело в том, что единица продукции выступает здесь не как оплачиваемый результат труда, а как масштаб, мерило оплаты. Есть, однако, случаи, в которых результат может быть предметом трудового договора — это случая сдачи специальной работы по сдельному наряду (ст.ст. 72—74 КЗоТ РСФСР) 1. Таким образом, данный критерий оказывается непригодным для разграничения авторского и трудового права. С другой стороны, оказывается, что нередко автор получает оплату не за результат своего труда, а именно за свой труд. Так, если автор получил по договору литературного заказа аванс, а работа оказалась непригодной для издания, то истребование аванса возможно по закону только в том случае, .если автор, не выполнивший работу, действовал недобросовестно. Оказывается, что обусловленного договором результата нет, а оплачивается посредством аванса лишь добросовестно проделанный труд независимо от его результата. Совершенно неправильно было бы утверждать, будто авансом оплачен не самый труд автора, а лишь производственные его затраты, связанные с приобретением бумаги, чернил, с перепечаткой произведения и т. п. Расходы такого рода, как правило, не достигают размера, получаемого автором аванса: он составляет 25% от суммы гонорара.

А. Е. Пашерстник обращает внимание еще на то, что автор может получать при переиздании своего труда повторный гонорар без всякой дополнительной затраты труда; в трудовом же правоотношении такое положение невозможно. Авторское право может передаваться по наследству, а наследники рабочего или служащего могут унаследовать только право на неполученную, уже начисленную заработную плату. Эти отличия трудового и авторского правоотношения имеют только частное значение. Нельзя забывать о поощрительном вознаграждении, которое некоторые категории рабочих и служащих получают в конце гола за отличную работу. Нет сомнения в том, что это вознаграждение имеет трудовой характер, хотя дополнительная затрата труда в таких случаях не производится. Почему же в таком случае нельзя считать, что

1 См. А. С. Белов. Трудовое соглашение и трудовой договор, автореферат кандидатской диссертации, Саратов, 1951. стр. 3,


гонорар, получаемый автором за повторные издания его произведения, есть дополнительное вознаграждение за его труд? Ведь обыкновенно переиздаются произведения, имеющие большую ценность .в том или другом отношении, чем другие произведения того же рода.

Нельзя также не заметить, что повторный гонорар уплачивается автору при повторном использовании его произведения. А потребность в таком повторном использовании указывает на особые качества труда, затраченного на создание произведения, которые не могли быть выяснены при его предшествующем использовании. Самая возможность такого повторного использования, и притом в весьма разнообразных целях, есть одна из характерных черт нематериальной продукции, создаваемой авторским трудом.

Переход же по наследству определенных правомочий автора не отличается в принципе от перехода к наследнику права на неполученную наследодателем заработную плату; к наследнику всегда переходят правомочия, принадлежавшие наследодателю.

Дело, следовательно, не в особенностях норм, регулирующих наследование авторского права или право автора на гонорар в случае переиздания, а в том, что объектом авторского правоотношения является всегда нематериальное благо — творческая продукция, в связи с чем закон устанавливает особый, по общему правилу, порядок вознаграждения за ее создание и использование и охраняет личные неимущественные права автора даже тогда, когда у автора уже не существует правомочий на получение вознаграждения.

Необходимо также подчеркнуть, что А. Е. Пашерстник ставит на одну доску все гражданско-правовые отношения, например, авторское правоотношение и, скажем, правоотношение, возникающее из договора подряда. Конечно, и авторское и подрядное отношения регулируются гражданским правом, но авторское правоотношение несравненно ближе к трудовому правоотношению, чем подрядное. Авторство, как правильно полагает и сам А. Е. Пашерстник, может быть объектом трудового договора, а подрядная работа — никогда. Отмечаемое нивелирование различных по своей природе гражданских правоотношений завуалировало ту самую особенность авторского права, которой оно приближается к праву трудовому. К позиции А. Е. Пашерстника в интересующем нас вопросе близко примыкает позиция П. Д. Каминской 1. Она тоже считает, что разграничение трудового правоотношения и авторского правоотношения должно быть проведено по объекту регулирования. В построении П. Д. Каминской большую роль играет при-

1 См. П. Д. Каминская, Понятие трудового договора и советском праве, «Вопросы трудового права», вып. I. М„ 1948, стр. 82—86.


знак «заранее конкретизированного, овеществленного, реализованного продукта труда». В трудовом договоре этот признак будто бы не имеет значения, а имеет значение лишь в договорах гражданского права. Можно ли, однако, говорить о заранее конкретизированном или заранее овеществленном и тем более о заранее реализованном продукте труда, если речь идет о договоре литературного заказа? Ведь особенность такого договора в том и состоит, что стороны заранее договариваются только о жанре произведения, о его теме, о его приблизительном объеме и тому подобных весьма общих моментах. Едва ли можно характеризовать эти условия так, как это предлагает П. Д. Каминокая.

Что касается до «овеществления продукта труда», то это выражение без натяжки можно понять лишь в смысле выражения известной идеи в вещах. На наш взгляд, это выражение вовсе не подходит для определения произведения, только задуманного его автором 1.

Но как бы широко ни понимать предварительную конкретизацию, овеществление или реализацию труда, этими признаками все же не придется воспользоваться для генерального размежевания трудового правоотношения и авторского правоотношения по действующему советскому праву. Творчество, как мы видели, может быть объектом трудового договора. В этом случае оно всегда известным образом конкретизируется. Практика планирования работы наших организаций показывает, что предварительная конкретизация творческого труда исследователя или конструктора идет обыкновенно значительно дальше, чем конкретизация труда автора в договорах литературного заказа.

По более правильному пути пошел А. И. Ваксберг, который занимался собственно отграничением издательского договора от трудового договора 2. А. И. Ваксберг считает, и не без основания,

1 Иного мнения придерживается А. Е. Пашерстник, который считает, что «овеществленным трудом... является само произведение, как продукт духовного творчества» (А. Е. Пашерстник, О понятии вознаграждения за труд рабочих и служащих. «Вопросы трудового права», М., 1948, стр. 223). С этой точки зрения, нет различия между произведением, которое получило объективную форму (и потому защищается нашим законом в качестве объекта авторского права), и произведением, существующим только субъективно, в голове автора (и потому не признается авторским правом за объект). А. Е. Пашерстник упрекал Д. М. Генкина в том, что тот рассматривал издательский договор как облечение post factum «в правовую форму трудовых отношений». В своем исследовании «О понятии вознаграждения за труд рабочих и служащих» А. Е. Пашерстник писал по этому поводу: «post factum» можно облекать в правовую форму лишь такие отношения, которые реально существуют, хотя бы и не в правовой форме» (стр. 231). Что значит, однако, «овеществление труда», если труд не успел еще реально выразиться в какой-либо вещи! 2 А. И. Ваксберг, Издательский договор по советскому гражданскому праву, автореферат кандидатской диссертации, М., 1954, стр. 7.


что авторский гонорар у нас есть своеобразная форма вознаграждения за труд, что «разграничение договоров издательского и трудового должно... производиться не по признаку имеющихся различий между гонораром и заработной платой, а по содержанию этих договоров, по всей совокупности прав и обязанностей сторон».

В действительности разграничение авторского правоотношения от правоотношения трудового в конкретном случае можно провести не по одному какому-либо признаку, а по совокупности ряда признаков.

Многие из признаков, указанных А. Е. Пашерстником и П. Д. Каминской, справедливы для определенных категорий случаев. Но каждый из этих признаков и все они вместе взятые покоятся на устойчивой специфике авторского правоотношения: оно возникает на основе советского закона в тех случаях, когда создается нематериальная продукция — произведение литературы, науки, искусства, которое имеет творческий характер. Закон поэтому гарантирует создателю произведения определенные личные неимущественные правомочия. Закон также гарантирует автору имущественное вознаграждение за его труд в случае использования его произведения. Отдельные исключения из этого правила, указанные в § 4 гл. II, не меняют общей картины.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021