ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 1. Понятие и определение постановочного договора


1. Постановочный договор — это договор, по которому автор обязуется передать или создать и передать зрелищному предприятию свое драматическое, музыкально-драматическое, музыкальное, пантомимное или хореографическое произведение, а зрелищное предприятие обязуется осуществить в определенный срок постановку и публичное исполнение этого произведения и уплатить автору установленное вознаграждение. Постановочный договор может быть заключен и для постановки и публичного исполнения «инсценировки» повествовательного литературного произведения.

Таким образом, произведения, в связи с которыми заключаются постановочные договоры, ясно охарактеризованы законом: это произведения, рассчитанные на постановку и публичное исполнение. Иначе говоря, их доведение до широких кругов граждан требует нового творческого труда, качественно отличного от труда, выполненного автором произведения: труда исполнителя или исполнителей. Как уже оказано, В. И. Серебровский и И. А. Грингольц называют такие произведения «сценическими» 1. Термином «сценические произведения» мы и пользуемся в дальнейшем. Сценические произведения предназначены автором к исполнению на сцене, на концертной или иной эстраде, по радио и т. п. Поэтому они и требуют постановки, подготовки к публичному исполнению.

Статья 30 Закона РСФСР называет в ряду произведений, которые могут быть предметом постановочного договора, также и кинематографические произведения, киносценарии. Однако договор о постановке по сценарию кинофильма, ввиду технических особенностей этой постановки, регулируется не общими нормами о постановочных договорах, а рядом посвященных ему законом специальных норм. Содержание как этих норм, так и соответствующих типовых договоров обязывает признать договор о постанов-

1 См. «Гражданское право», учебник для вузов, т. II, М.. 1944, стр. 243; И. А. Грингольц, Права автора сценического произведения в СССР, автореферат кандидатской диссертации.


ке по сценарию Кинофильма особым авторским договоров Речь идет о нем в следующей главе (гл. V).

Большинство сценических произведений может быть распространено и действительно распространяется также и путем издания: драматические, музыкально-драматические, музыкальные произведения издаются и используются после их издания, в частности, для постановки, для публичного исполнения [нельзя «издать балет» или «издать пантомиму», можно издать лишь зафиксированные тем или иным способом указания о постановке такого произведения (см. выше гл. II), но эти указания также могут быть использованы для публичного исполнения соответствующего произведения].

Статьи 30—42 Закона РСФСР и соответствующие статьи законов об авторском праве других союзных республик относят правила о постановочных договорах только к неизданным сценическим произведениям. При этом ст. 31 Закона РСФСР признает за зрелищным предприятием, заключившим постановочный договор с автором, исключительное право на постановку неизданного произведения. Правда, в силу ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве такие же постановочные договоры могут быть заключены автором и с театрами других городов и даже с рабочими и армейскими клубами того города, театром которого ранее уже заключен постановочный договор (ст. 31 того же Закона). Однако ясно: не заключив постановочного договора с автором, зрелищное предприятие не вправе поставить и публично исполнить неизданное сценическое произведение. Это подтверждается и ст. 43 Закона РСФСР об авторском праве, которая прямо требует заключения постановочного договора для публичного исполнения неизданного произведения даже культурно-просветительным учреждением. Однако при этом, если такое учреждение не взимает платы с посетителей, автор вознаграждения не получает. Согласие автора необязательно для публичного исполнения неизданного сценического произведения лишь в случае, когда это произведение уже было однажды публично исполнено. В таком случае его новое публичное исполнение без согласия автора может быть разрешено Министерством народного просвещения, ныне Министерством культуры той союзной республики, где произведение должно быть вновь исполнено (ст. 8 Основ авторского права СССР).

Напротив, изданное сценическое произведение в силу ст. 8 Основ авторского права СССР может быть поставлено и публично исполнено любым зрелищным предприятием независимо от согласия автора. Автор сохраняет в данном случае право на получение поспектакльного вознаграждения. Однако он не имеет этого права, если изданное произведение исполнено в учреждении культурно-просветительного характера без взимания платы с посетителей. Понятно, что слово «изданное» произведение должно пониматься буквально. Издание не отождествляется ни с каким дру-


гим способом опубликования произведения. Изданным должно признаваться произведение, выпущенное в свет после воспроизведения на основании издательского договора или на основании трудовых правоотношений с автором для распространения среди неопределенного круга лиц.

В определении, вынесенном в 1950 году по делу X. с Комитетом радиоинформации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР подчеркнула: «Закон не приравнивает неизданное произведение к изданному только потому, что оно было публично исполнено».

Не может быть признано изданным произведение, воспроизведенное для ознакомления с ним театров или других зрелищных предприятий в целях заключения в дальнейшем постановочных договоров: такое воспроизведение произведения не ставит себе целью распространения его среди неопределенного круга лиц.

Совершенно очевидно также, что наличие в Основах авторского права ст. 8 лишает практического смысла заключение постановочного договора об изданном сценическом произведении.

Тем не менее ст. 43 Закона РСФСР об авторском праве предусматривает такие договоры 1, оговаривая, однако, что соблюдение в этих договорах правил ст. ст. 30—42 того же Закона, регулирующих постановочный договор о неизданном сценическом произведении, обязательно для сторон лишь в случае, когда это прямо указано в договоре (ст. 43 Закона РСФСР об авторском праве).

Типовой постановочный договор, утвержденный приказом Министра культуры СССР от 24 марта 1956 г. № 178, относится также только к неопубликованным, то есть, следует думать, неизданным драматическим произведениям.

Постановка зрелищным предприятием опубликованного произведения не исключает заключения в отдельных случаях договора с автором. Такой договор может прежде всего устанавливать обязанность автора участвовать в постановке, в подготовке произведения к публичному исполнению, закреплять за автором право на вознаграждение за этот труд. С обязанностью автора участвовать в постановке произведения могут быть связаны и определенные обязанности зрелищного предприятия, обеспечивающие известные «условия пользования произведением» (ст. 32 Закона РСФСР об авторском праве). Но это не постановочный договор в том смысле, как его понимают ст. 30 и ел. Закона РСФСР об авторском праве. Это договор об особом виде авторского труда, обязывающий и зрелищное предприятие обеспечить автору

1 Поэтому следует признать не вполне точным утверждение В И. Серебровского: «Постановочный договор может быть заключен только на неизданное произведение». «Гражданское право», учебник для юридических вузов, т. II, М., 1944, стр. 943, то же повторено В И Серебровским в «Пособии по гражданскому праву», т. II, М, 1951, стр. 357


определенные условия этого труда и оплатить его. Такой договор не предусмотрен законом, как «типичный» договор, но поскольку он не содержит пунктов, противоречащих закону, он должен быть признан имеющим силу 1.

Закон не ограничивает автора, заключившего постановочный договор о неизданном произведении, в праве заключить издательский договор на то же произведение.

Но каково положение автора, заключившего на одно и то же сценическое произведение как издательский договор, так и договор постановочный? Следует думать, что если согласно издательскому договору произведение выйдет в свет, будет издано ранее первого публичного его исполнения в срок, предусмотренный постановочным договором, то постановочный договор о неизданном произведении превратится при наличии в нем соответствующих условий в упомянутый выше договор о постановке изданного произведения. «Исключительное право» заключившего постановочный договор зрелищного предприятия на постановку произведения (ст. 31 Закона РСФСР об авторском праве) отпадает: в силу ст. 8 Основ авторского права любое зрелищное предприятие вправе поставить это произведение, уплатив автору отчисления от поспектакльного сбора. Нет в этом случае у автора и права на гонорар за предоставление зрелищному предприятию не существующего более «исключительного права». Остаются в силе условия об участии автора в постановке, о вознаграждении его за этот труд, об отдельных частностях постановки, если они предусмотрены договором.

Если же произведение вышло в свет по издательскому договору до первого публичного исполнения, но за пределами срока, установленного для этого исполнения постановочным договором, то автор сохраняет все права, закрепленные за ним ст. 39 Закона РСФСР об авторском праве, в частности, и право на неполученную часть основного вознаграждения по постановочному договору.

Но когда бы ни оказалось изданным произведение, о котором заключен постановочный договор, должны быть признаны не имеющими юридической силы оговорки, которыми иногда снабжаются издания сценических произведений: «право первой постановки принадлежит такому-то театру»2. С момента издания сценического произведения право постановки его в силу ст. 8 Основ авторского права СССР принадлежит любому советскому театру. Статья 8 носит характер повелительный (императивный), и отступления от нее могли бы быть предусмотрены только законом.

1 См И Б. Новицкий и Л. А. Лун ц. Общее учение об обязательствах, М„ 1950.

2 См., например, журнал «Октябрь» 1955 г. № 4, где такая оговорка отнесена к пьесе Леонова «Золотая Карета» — «Право первой постановки принадлежит МХАТ».


2. Постановочный договор, заключенный автором со зрелищным предприятием, как и издательский договор, именуется ст. 30 Закона РСФСР об авторском праве договором об отчуждении авторского .права на постановку и публичное исполнение сценического произведения. Однако ст. 35 того же Закона подтверждает неточность этой характеристики (см. гл. II), ибо, как уже сказано, согласно ст. 35 «наличие постановочного договора, заключенного автором неизданного .произведения, не лишает его права заключать договоры на постановку того же произведения с другими зрелищными предприятиями, если эта постановка должна быть осуществлена в других городах». С рабочими же клубами и клубами Советской Армии постановочный договор может быть заключен и в том же городе, где заключен постановочный договор с театром или иным зрелищным предприятием (ст. 31 Закона РСФСР об авторском праве).

Судебная практика правильно признала ст.ст. 35 и 31 Закона РСФСР об авторском праве и соответствующие статьи законов об авторском праве других союзных республик повелительными нормами: отступление от них в постановочных договорах неоднократно признавались недействительными как в судебных решениях, так и в определениях верховных судов союзных республик.

Этого взгляда устойчиво придерживается судебная практика. Уже в 1930 году в решении по делу МХАТ с автором К. один из московских народных судов признал, что соглашение, по которому автор обязался не передавать никому свою неизданную пьесу «Универмаг» до выпуска первого спектакля МХАТ, недействительно, «ибо таким соглашением фактически отменяются авторские права».

Иначе говоря, народный суд, в полном соответствии со ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве, отказался признать постановочный договор договором об отчуждении права автора на постановку и публичное исполнение произведения. Таким договором создавалась бы на длительное время в пользу одного зрелищного предприятия своеобразная монополия использования сценического произведения. Совершенно очевидно, что такая монополия наносила бы ущерб делу дальнейшего развития нашей культуры: каждый театр действует в определенных территориальных пределах, лишь от времени до времени расширяя их гастрольными спектаклями в других пунктах страны.

Изложенная точка зрения высказывалась затем в судебной практике неоднократно, в частности в то время, когда действовал приказ Всесоюзного комитета по делам искусств, запретившего театрам в 1946 году заключение постановочного договора на пьесу, на которую ранее уже был заключен такой договор (причем был установлен список театров, которым разрешалось вообще заключение постановочных договоров с извещением Комитета в


течение трех дней о каждом заключенном договоре). В 1947 году один из ленинградских народных судов отклонил иск Ленинградского театра «Комедия» к драматургу Ф. о расторжении постановочного договора и возврате аванса ввиду заключения Ф. договора о постановке той же пьесы с Московским театром Сатиры. Суд сослался на ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве.

В 1948 году Московский городской суд отклонил иск Московского Драматического театра к драматургам Ж., 3. и X. о расторжении договора и возврате аванса, выданного им для написания пьесы, о которой постановочный договор был заключен также и с Ленинградским Большим драматическим театром.

Наконец, в 1950 году Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР по делу Свердловского театра музыкальной комедии указала, что для прав автора, возникших из постановочного договора, передача неизданной пьесы по новому постановочному договору другому театру, находящемуся в другом городе, значения не имеет.

Необходимо признать эту практику полностью соответствующей закону: ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве и соответствующим статьям законов об авторском праве других союзных республик. В то же время нельзя не отметить тех возражений, которые в литературе и в практике соответствующих организаций вызывала ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве.

В литературе1 указывали, что в момент введения в действие ст. 35 у авторов лишь очень редко была фактическая возможность заключить несколько постановочных договоров и, в частности, получить по каждому из них вознаграждение в размере, не зависимом от размера, установленного другими постановочными договорами: театров, которые располагали бы денежными средствами для заключения постановочных договоров, было в то .время очень немного. Вместе с тем допущение заключения нескольких постановочных договоров на одну и ту же пьесу служило, по мнению некоторых юристов, своеобразным средством регулирования репертуара. Ныне материальная база театров окрепла. Регулирование репертуара зрелищных предприятий не нуждается более в таких «побочных» средствах, каким служила ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве.

Между тем, исходя из ст. 35, автор вправе получить вознаграждение по каждому из постановочных договоров с несколькими театрами и сверх того, разумеется, также и отчисления от поспектакльных сборов каждого из них. При этом, если оказавшаяся непригодной к постановке работа автора была выполнена им добросовестно, он сохраняет и аванс, полученный при заключении каждого из постановочных договоров.

1 См., в частности, И. А. Г р и н г о л ь ц. Права автора сценического произведения в СССР, автореферат кандидатской диссертации.


Бросалось в глаза и отличие вознаграждения автора по постановочному договору от вознаграждения его по договору издательскому. При переиздании произведения (а переиздание, по общему правилу, осуществляется после того, как первое издание произведения уже распродано и, значит, произведение себя зарекомендовало с положительной стороны) автор получает вознаграждение в меньшем размере, чем при первом издании. Лишь при переработке произведения для повторного издания в размере не менее 25% выплачивается 100% вознаграждения, как при первом издании.

Не удивительно поэтому, что некоторые считали целесообразным заменить ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве и соответствующие статьи законов об авторском праве других союзных республик нормой, которая ограничивала бы право автора на заключение постановочных договоров одним договором.

Надо, однако, вдуматься в это предложение. Признание за автором права на получение, и притом на равных началах, вознаграждения по любому числу постановочных договоров, заключенных им на одно и то же произведение, созданное во исполнение или до заключения первого из них, не может не вызывать изложенных выше возражений. Тем более, что отчисления от поспектакльных сборов уплачиваются автору независимо от того, исполняется ли публично его произведение на основании ст. 8 Основ авторского права после издания этого произведения или до издания, на основании постановочного договора.

Но до издания сценическое произведение может быть публично исполнено не иначе, как с согласия автора, или после первого публичного его исполнения — с разрешения Министерства культуры соответствующей союзной республики (ст. 8 Основ авторского права). Согласие автора на использование его неизданного сценического произведения определенным зрелищным предприятием или другой организацией путем постановки и публичного исполнения этого произведения есть не что иное, как постановочный договор. На это прямо указывает ст. 30 Закона РСФСР об авторском праве. Признание в Законе за автором права заключить только один такой договор означало бы, что до издания соответствующего произведения публичное исполнение его было бы возможно только для одного зрелищного предприятия: для того, с которым автор заключил единственный постановочный договор, который он вправе заключить. После же первого публичного исполнения этим зрелищным предприятием произведение, оставаясь неизданным, могло бы публично исполняться другими зрелищными предприятиями, независимо от места их нахождения, лишь с разрешения Министерства культуры соответствующей союзной республики. Целесообразно это? Очевидно, нет. Невозможно обосновать правовую норму, которая лишала бы население всей страны возможности ознакомиться с неизданным,


но уже получившим, например, на основе публичного чтения его автором, сообщений в печати, положительную общественную оценку сценическим произведением до того момента, когда театр одного населенного пункта, быть может, далеко не всегда исправно исполняющий свои договорные обязанности, осуществит первое публичное исполнение этого произведения, на которое им заключен постановочный договор. Есть и основания думать, что публичному исполнению обеспечен больший успех, если его подготовка с самого начала производится с участием автора; а не опирается на административный акт: разрешение министерства.

Таким образом, нам представляется, что между вопросом о числе постановочных договоров, которые автор вправе заключить на одно и то же сценическое произведение, и вопросом о вознаграждении автора за создание и представление такого произведения зрелищному предприятию нет неразрывной связи.

Автор может быть ограничен в праве на получение вознаграждения по всем постановочным договорам на одно и то же произведение, кроме первого. За ним может быть признано право получить вознаграждение только по одному постановочному договору. Это не влечет за собою с логической необходимостью лишение его права заключить на одно и то же произведение не один, а любое число постановочных договоров. Заключив один из этих договоров на условиях вознаграждения по установленным ставкам за создание произведения и передачу его зрелищному предприятию, автор будет вступать в каждый последующий договор, предоставляя соответствующему зрелищному предприятию право постановки и публичного исполнения своего неизданного сценического произведения, обеспечивая себе известные условия постановки (основные из которых предусмотрены Типовым постановочным договором), а вместе с тем обеспечивая и зрелищному предприятию свое нередко весьма полезное участие в постановке произведения. За это участие в постановке автору может устанавливаться и определенное вознаграждение (см. стр. 213). Тем, кто счел бы возможным сказать, будто таким способом был бы открыт некоторый путь к обходу нормы, предоставляющей автору право на получение вознаграждения только по одному постановочному договору, следует тут же ответить решительным возражением. Во-первых, невозможно презюмировать недобросовестность советских авторов, а заодно с авторами и работников зрелищных организаций, с которыми заключаются постановочные договоры. Во-вторых, размер вознаграждения автора за участие в постановке произведения не может, конечно, в нормальных условиях приближаться к размеру вознаграждения за создание произведения и передачу его зрелищному предприятию, а сама работа, выполняемая автором в случае его участия в постановке, допускает точную ее проверку. В-третьих, множественность постановочных договоров на неизданные сценические произведения содей-


ствует повышению темпов дальнейшего развития культуры мест, отдаленных от крупных городов нашей страны, а работа автора с исполнительскими коллективами нескольких зрелищных предприятий нередко оказывается важным фактором совершенствования произведения до его издания.

Значение этих последних моментов вполне оправдывало бы внимательное отношение к тому, чтобы отдельные пункты постановочных договоров не прикрывали обхода — если бы автор к нему стремился — запрета выплачивать авторское вознаграждение более чем по одному постановочному договору.

Изложенная концепция: разъединение права автора на заключение нескольких постановочных договоров на одно и то же сценическое произведение и его права на получение вознаграждения по этим договорам — получила выражение в Типовом постановочном договоре, утвержденном Министром культуры СССР 24 марта 1956 г. Опираясь на закон (ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве), Типовой договор сохраняет за автором сценического произведения право заключать договоры на постановку своего произведения с несколькими театрами, хотя бы и в одном городе. Во избежание нездоровой конкуренции между театрами и неосновательного обогащения автора Типовой договор предусмотрел при этом следующие ограничительные правила. Если договор на постановку произведения заключен с одним из театров данного города, то до первого представления этого произведения (или до истечения срока, в который это представление должно было состояться по договору) договор с другим театром в этом же городе на постановку того же произведения может быть заключен не иначе, как с согласия театра, с которым ранее был заключен договор. Нарушение этого правила дает право театру, ранее заключившему с автором постановочный договор, расторгнуть этот договор и взыскать с автора не только все суммы, выплаченные ему по договору, но также и убытки, понесенные театром вследствие нарушения автором договора. Такими убытками могут быть, например, расходы театра по подготовке к публичному исполнению произведения (ст. 12 Типового постановочного договора 1956 г.).

Второе ограничительное правило, установленное Типовым договором, таково: единовременное вознаграждение за создание произведения может быть получено автором только по одному постановочному договору. Это правило применяется и в тех случаях, когда два или несколько договоров на постановку того же произведения заключены с театрами, находящимися в одном городе, так и в тех случаях, когда театры, заключившие договоры, находятся в разных городах.

Если, получив вознаграждение по заключенному им постановочному договору, автор затем получает вознаграждение по другому такому же договору, то суммы, полученные по первому до-


говору, могут быть истребованы театром от автора, независимо от того, расторгает или не расторгает он свой договор с автором (п. 13 Типового постановочного договора). Не получая по повторным постановочным договорам вознаграждения за создание произведения, автор не лишен права на вознаграждение за работу по участию в подготовке произведения к публичному исполнению. Определение размера этого вознаграждения возможно в любом постановочном договоре. Понятно также, что so всех случаях публичного исполнения произведения автор получает установленное законом вознаграждение за публичное исполнение в виде отчислений от сборов зрелищного предприятия.

На иную позицию встало постановление Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. об авторском гонораре за драматические и музыкальные произведения, вступившие в силу 1 июня 1957 г.

Значение этого постановления не исчерпывается его действием в пределах РСФСР. Своим приказом Министр культуры СССР рекомендовал министрам культуры союзных республик (кроме РСФСР) подготовить на основе этого приказа, воспроизводящего названное постановление Совета Министров РСФСР, с учетом национальных особенностей республик, предложения об авторском гонораре за драматические и музыкальные произведения и внести их на рассмотрение Советов министров союзных республик. Таким образом, есть основания считать, что нормы постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. станут основой соответствующих норм, которые будут действовать в других союзных республиках.

Как видно из названия постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г., центр тяжести его норм лежит в регулировании вознаграждения авторов за использование их сценических произведений. Постановление призвано устранить и, действительно, устраняет (см. ниже) ряд недостатков системы вознаграждения авторов драматических и музыкально-драматических произведений, действовавшей до его введения (см. гл. II, стр. 135).

Однако постановление не ограничивается регулированием размера вознаграждения авторов. В частности одна из его норм: ст. 4 относится к числу постановочных договоров, которые автор вправе заключить на одно и то же произведение (а также к числу издательских договоров на музыкальное и музыкально-драматическое произведение—см. гл. III).

Статья 4 постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. устанавливает, что «авторы драматических и музыкальных произведений имеют право заключать договоры на создание произведения по заказу... только с одним учреждением (органи-


зацией) и получать вознаграждение за данное произведение лишь в одном учреждении или организации».

На первый взгляд может показаться, что основное содержание этой нормы заключается в ограничении права автора на вознаграждение. Так же, как Типовой постановочный договор, эта норма предоставляет автору право получить основное (не поспектакльное) вознаграждение только по одному постановочному договору на каждое данное произведение.

Но первая часть той же нормы: «авторы драматических и музыкальных произведений имеют право заключать договоры на создание произведений по заказу... только с одним учреждением (организацией)» получает иной смысл, если ее, как это неизбежно, поставить в связь с частью 2 той же ст. 4.

Согласно части 2 ст. 4, «учреждения или организации, приобретающие произведения в порядке заказов, вправе передавать их для широкого публичного исполнения, а также по радио и телевидению без оплаты автору в таких случаях особого дополнительного вознаграждения». Это последнее положение приводит к выводу, что ст. 4 постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. не воспроизводит изложенные выше положения Типового постановочного договора, утвержденного Министерством культуры СССР 24 марта 1957 г., а идет гораздо дальше. Она содержит воспрещение автору заключать более одного постановочного договора на каждое данное произведение. А для того, чтобы этим единственным договором не создавалась в пользу одной организации на длительное время монополия публичного исполнения неизданного сценического произведения, ст. 4 предоставляет этой организации, контрагенту автора по постановочному договору, право «передавать это произведение для широкого публичного исполнения, а также по радио и телевидению».

Статья 4 постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. вызывает ряд существенных замечаний.

Прежде всего, она противоречит ст. ст. 35 и 44 Закона РСФСР об авторском праве. А постановления Совета Министров союзной республики должны издаваться на основе и во исполнение законов СССР и законов союзной республики и ни отменить, ни изменить закон, ни противоречить ему не могут.

Далее, по существу, если право организации, «приобретающей произведение в порядке заказа», передавать это произведение «для широкого публичного исполнения, а также по радио и телевидению» призвано устранять монополию публичного исполнения произведения данной организацией, то оно не может не отразиться весьма нежелательными последствиями на интересах автора. Редакция ст. 4 позволяет думать, что «передача произведения для широкого исполнения» мыслится в этой статье даже не как перенесение, независимо от согласия автора и тем самым в нарушение ст. 44 Закона РСФСР об авторском праве, организацией,


заключившей постановочный договор с автором, своих прав и обязанностей из договора на другие организации, а как некое свободное распоряжение «приобретенным» произведением, независимое от прав, возникших для автора из постановочного договора. Ибо, в самом деле, какая существует связь между постановочным договором с театром, например, и передачей, очевидно, отрывков из произведения по радио? По-видимому, согласно ст. 4 постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г., условия такой передачи по радио — неимущественного содержания, но весьма важные и для автора и с общественной точки зрения —должны определяться без участия автора театром и радиоорганизацией. При этом дело должно идти именно о театре или об ином зрелищном предприятии, ибо с введением в действие Типового постановочного договора от 24 марта 1957 г. практика «госзаказов» ликвидирована, и постановочные договоры заключают с авторами только театры и другие зрелищные организации. По каким же основаниям надо признать любую из таких организаций, если с нею заключен постановочный договор, компетентной судить о наилучших способах другого использования сценического произведения автора и управомоченной на свободное распоряжение этим произведением помимо автора?

Такой порядок распоряжения литературными, научными и художественными произведениями советскому авторскому праву неизвестен. Его нельзя согласовать с основным началом нашего авторского права, которое заключается в самом бережном отношении не только к имущественным, но и к личным неимущественным интересам автора, призванным стимулировать авторское творчество в интересах общества. Он противоречит одному из основных правил нашего авторского права, в силу которого использование произведения без договора с автором допускается только в случаях, прямо указанных в законе.

Нельзя не обратить внимание и на то, что неточность редакции ст. 4 постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. может привести к некоторым трудностям при применении этой статьи. До сих пор вознаграждение, которое уплачивалось автору по постановочному договору, не стояло ни в какой связи с тем, заключался ли договор на уже созданное произведение или произведение заказывалось по договору.

Статья 4 говорит не о постановочных договорах вообще, а только о договорах «на создание произведения по заказу». А если произведение ко дню заключения постановочного договора уже создано и заказывать его нет надобности? Пусть такое положение встречается реже, чем заказ, но все же оно встречается. Как же быть в таком случае? По своему смыслу ст. 4, следует думать, имела ввиду любой постановочный договор. Но содержание ее составляет такое резкое отступление от общих начал советского авторского права, что не явились бы неожиданностью попытки


толковать ее как исключительную норму, строго ограничительно, и к постановочным договорам на произведение, уже созданное ко дню заключения договора, не применять. Если в связи с этим расширилась бы практика представления зрелищным предприятиям уже созданных произведений для заключения на них постановочных договоров, то положение зрелищных предприятий оказалось бы значительно облегченным в деле оценки произведения, разрешения вопроса о наличии подходящих исполнителей и т. п. Но применение ст. 4 постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. встретило бы, можно думать, известные трудности1.

3. Постановочный договор может быть заключен как на произведение, уже созданное к моменту заключения договора, так и на произведение, еще не облеченное к этому моменту в объективную форму (ст. 30 Закона РСФСР об авторском праве). В том и другом случае это будет постановочный договор, подчиненный нормам закона об этом. виде авторского договора. Правильно И. А. Грингольц возражает в своей кандидатской диссертации Б. Н. Городецкому, который считает, что в случае заключения договора о постановке и публичном исполнении сценического произведения, еще не облеченного ко дню заключения договора в объективную форму, «имеет место договор так называемого «литературного заказа», соединенный (разрядка наша. — Б. А. и Е. Ф.) с постановочным договором» 2. Но ст. 30 Закона РСФСР об авторском праве прямо говорит: «допускается заключение постановочного договора на произведения, еще не облеченные в объективную форму ко дню заключения договора».

На эту точку зрения встали в 1948 году Московский городской суд и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР, разрешая дело драматургов Ж., 3. и X. с Московским Драматическим театром. Судебная коллегия подчеркнула, что договор о постановке несозданного произведения остается постановочным договором. Заказ «самоцелью» быть не может3. В частности, на такой договор распространяется и ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве: он может быть заключен автором одновременно с несколькими зрелищными предприятиями (см. выше).

4. Одной из сторон постановочного договора является всегда автор или соавторы сценического произведения. В качестве другой стороны до недавнего времени выступало либо зрелищное

1 Совершенно очевидно, что нельзя признать редакционно удачным выражение «приобретение произведения в порядке заказа». Выше. в частности в главе I, подробно показано, что в советском гражданском праве вообще не существует «приобретения произведений».

2 Б. Н. Городецкий, Правовое положение писателей и композиторов по законодательству  СССР и РСФСР Справочник, стр 57.

3 Приведено в упомянутой диссертации И. А. Грингольца,


предприятие, как то предусмотрено законом (ст. 30 Закона РСФСР об авторском праве), либо Министерство культуры СССР в лице соответствующего главного управления, иногда местное управление культуры. В последних случаях постановочные договоры именовались «госзаказами» произведений и предоставляли заключившему договор государственному органу право передать любому подведомственному ему зрелищному предприятию соответствующее произведение для использования.

Приказом Министра культуры СССР от 24 марта 1956 т. практика госзаказов на произведения для драматических театров признана не оправдавшей себя и мешающей развитию творческих связей драматургов с театрами. «Договоры госзаказа для драматических театров более не заключаются. С драматургом вступает в постановочный договор только драматический театр».

На постановку и публичное исполнение музыкально-драматического произведения заключается обыкновенно не один, а два договора: один с автором либретто, другой с автором музыкальной части произведения. Точно так же и автор музыкальной части балета заключает обыкновенно один постановочный договор, а автор либретто — другой договор. Понятно, что такие два договора, обусловливающие отношения соавторства, тесно связаны между собой: исполнение своих обязанностей автором музыкальной части оперы невозможно до создания либретто. И, наоборот, танцевальный текст балета создается обыкновенно на основе написанной уже музыкальной части балета. Понятно также, что авторы коллективного музыкально-драматического или хореографического произведения могут заключить и один договор и обязаться оба представить произведение как целое. Однако в практике такие договоры не встречаются. Это в значительной мере объясняется тем, что ставки вознаграждения авторов установлены в нормативном порядке отдельно за музыкальную часть и за словесный текст коллективного музыкально-драматургического или хореографического произведения.

5. Практика заключения постановочных договоров давно уже показывала, что относящиеся к этим договорам нормы законов союзных республик об авторском праве в значительной части утратили практическое значение. Они не удовлетворяют потребностям советских театров и других зрелищных организаций на нынешнем уровне их развития.

Вместе с тем типовых постановочных договоров до 1956 года не существовало. Поэтому в практике заключения постановочных договоров соответственно использовались типовые издательские договоры. На них нередко опиралась и судебная практика при разрешении опоров, возникающих из постановочных договоров. Так, в определении по делу МХАТ с драматургом Е., вынесенном в 1938 году, Московский городской суд указал, что в отмененном им решении народного суда по тому же делу не учтено значение


п. 7 Типового издательского договора, который должен быть применен и в данном случае при разрешении спора между театром и автором по постановочному договору. Понятно, однако, что типовой издательский договор не позволял разрешать надлежащим образом целый ряд вопросов, возникающих в связи с договором постановочным. Поэтому следует признать положительным моментом в развитии советского авторского права утверждение Министерством культуры СССР 24 марта 1956 г. уже упомянутого выше Типового постановочного договора. Типовой постановочный договор от 24 марта 1956 г. относится только к драматическим произведениям. На музыкальные и музыкально-драматические и другие сценические произведения он не распространяется. В то же время положения Типового договора дополнялись нормами приказа Министра культуры от 24 марта 1956 г., устанавливавшими размер вознаграждения авторов за создание и передачу театрам драматических произведений разного рода.

Однако с введением в действие Типового постановочного договора на драматическое произведение отпадает, можно думать, полностью практическое значение ряда содержащихся в республиканских законах об авторском праве норм, относящихся ко всем постановочным договорам на любое сценическое произведение. В постановочных договорах, заключаемых в последние годы, эти нормы не соблюдаются. К их числу относятся общее положение о том, что постановочный договор должен определять «характер, объем и условия использования» сценического произведения (ст. 32 Закона РСФСР об авторском праве), и нормы, уточняющие это общее положение закона (ст. ст. 33, 35, 36). Типовой постановочный договор не предусматривает ни определения территориальных границ использования произведения, как того требует ст. 32 Закона РСФСР об авторском праве, ни установления в соответствии со ст. ст. 32 и 35 того же Закона числа публичных исполнений произведения, ни срока действия договора, который, согласно ст. 33 Закона РСФСР об авторском праве, не должен превышать трех лет.

Эти новшества Типового постановочного договора представляют собою не что иное, как обобщение предшествующей договорной практики в данной области отношений. Определение в договоре территориальных пределов использования произведения никогда де имело практического значения; каждый театр действует в пределах определенного населенного пункта. Право театра, заключившего постановочный договор, попользовать соответствующее произведение в случае гастролей в другом населенном пункте ни разу не вызывало сомнений в практике. Интересы автора от такого использования пострадать не могут, он получит поспектакльные отчисления. Не пострадают, а скорее выиграют и интересы местного театра, если он заключил постановочный договор на то


же произведение: один-два соответствующих спектакля, которые даст гастролирующий театр, существенно ущемить имущественные интересы местного театра не могут, а соревнование с театром-гастролером способно повысить интерес публики к спектаклю.

Не имели практического значения и нормы ст ст 32 и 35 Закона РСФСР об авторском праве о числе публичных исполнений произведения по постановочному договору, ибо в силу ст. 36 Закона РСФСР об авторском праве «зрелищное предприятие вправе осуществить публичное исполнение произведения меньшее число раз, чем обусловлено в договоре, а равно снять его вовсе с репертуара». При этом если фактическое число публичных исполнений в течение срока действия постановочного договора не достигает так называемого гарантированного минимума спектаклей, то автор независимо от основного вознаграждения за написание и передачу зрелищному предприятию своего произведения получает и поспектакльное вознаграждение за гарантированный минимум спектаклей (о гарантированном минимуме спектаклей см. ниже).

Таким образом, установление в договоре числа публичных исполнений произведения не гарантирует автору действительного использования его произведения в объеме, установленном договором.

Если же этот объем окажется превышенным, то это будет соответствовать интересам автора- его поспектакльное вознаграждение возрастет.

Ввиду сказанного пункт о числе публичных исполнений произведения в постановочные договоры обыкновенно не включался и до введения в действие Типового постановочного договора. Не включался обыкновенно в постановочные договоры и срок действия договора, который в силу ст. 33 Закона РСФСР об авторском праве не может превышать трех лет со дня первого публичного исполнения произведения

Ненужность указания в постановочном договоре срока его действия вытекала из соотношения этого срока с другим: со сроком первого публичного исполнения произведения, который в силу ст. 32 Закона РСФСР об авторском праве также должен быть указан в постановочном договоре Этот последний срок в силу ст. 34 того же закона не должен превышать двух лет со дня сдачи автором рукописи произведения для постановки музыкально-драматических и хореографических произведений и одного года — для прочих произведений (ст. 34 Закона РСФСР об авторском праве).

Нарушение установленного договором срока для первого публичного исполнения произведения влечет за собой право автора прекратить постановочный договор, взыскав со зрелищного пред-


приятия как всю сумму установленного договором основного вознаграждения, так и поспектакльное вознаграждение за гарантированный минимум спектаклей (ст. 39 Закона РСФСР об авторском праве).

В то же время для заключения нового постановочного договора с зрелищным предприятием не требуется, как уже сказано, прекращения действия ранее заключенного постановочного договора о том же произведении.

Поэтому практически срок действия постановочного договора сливался со сроком, установленным в договоре для первого публичного исполнения произведения

Приказ Министра культуры СССР от 24 марта 1956 г., которым введен в действие Типовой постановочный договор, не содержит указания на соотношение с ним конкретных договоров, заключенных между авторами и театрами на основе Типового договора. Едва ли, однако, есть основания думать, что правовая сила Типового постановочного договора отлична от той, которая придана типовым издательским договорам, условия конкретного постановочного договора, ухудшающие положение автора по сравнению с тем, какое предусмотрено Типовым договором, должны признаваться недействительными и заменяются соответствующими пунктами Типового договора, не противоречащие закону условия, улучшающие положение автора, должны признаваться имеющими силу. Это понимание силы Типового постановочного договора определяется предшествующей практикой отношений между авторами и театрами, развивавшихся в тесной связи с нормами Типового издательского договора, а также и тем, что интересы театров, следует думать, ограждены в должной мере Типовым договором, разработанным государственным органом, руководящим деятельностью театров Особенности же творческих нужд автора могут отличаться в отдельных случаях значительным своеобразием.

6 В постановочном договоре указываются срок на рассмотрение зрелищным предприятием представленной ему автором рукописи произведения и сообщение автору результатов этого рассмотрения. Типовой постановочный договор на драматические произведения устанавливает максимальные сроки, в которые автору должно быть сообщено о результатах рассмотрения произведения театром (см. ниже).

На автора возлагается обязанность выполнить обоснованные требования зрелищного предприятия о внесении в произведение изменений и исправлений. Предусматривается также определение дальнейшим соглашением сторон сроков, в которые автор обязан выполнить эти требования.

7. В постановочном договоре должен быть определен размер единовременного вознаграждения автора за написание и сдачу произведения зрелищному предприятию.


Так как поспектакльное вознаграждение в размере, установленном в нормативном порядке, выплачивается авторам публично исполняемых произведений независимо от того, осуществляется ли исполнение последних в силу постановочного договора или без заключения такового (изданные произведения), то указание в договоре размера поспектакльного вознаграждения не требуется

Наименьшие и наибольшие размеры основного единовременного вознаграждения автора по постановочному договору были определены рядом приказов Комитета по делам искусств при СНК СССР.

Приказом Министра культуры СССР от 24 марта 1956 г был установлен наибольший размер вознаграждения авторов за написание и передачу произведения драматическому театру

В силу постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г «Об авторском гонораре за драматические и музыкальные произведения» и последовавшего затем приказа Министра куль туры СССР действовавшие ставки вознаграждения авторов по постановочным договорам с 1 июня 1957 г утратили силу в РСФСР А поскольку, как указано выше, министрам культуры союзных республик (кроме РСФСР) рекомендовано тем же приказом Министра культуры СССР внести на рассмотрение Советов Министров союзных республик предложения о новых ставках вознаграждения авторов за использование сценических произведений, следует думать, что действующие ныне ставки указанного вознаграждения будут в недалеком будущем заменены новыми во всех союзных республиках

Определяя размер вознаграждения авторов «за драматические, музыкальные и музыкально-драматические произведения, заказываемые для исполнения», приложение № 2 к постановлению Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г делит эти произведения на четыре категории 1) драматические произведения, 2) музыкальные произведения, 3) литературные произведения, связанные с музыкой, 4) произведения для эстрады и цирка

В пределах каждой из категорий проведена довольно дробная дифференциация произведений. Среди драматических произведений различаются пьесы многоактные и одноактные, в прозе и в стихах, многоактные и одноактные пьесы-инсценировки, переводы многоактных и одноактных пьес в прозе и в стихах. Категория музыкальных произведений охватывает пятнадцать разновидностей таких произведений оперу, балет, оперетту, музыкальную комедию, ораторию, симфонию, кантату, крупное программное симфоническое произведение, концерт, сюиту для симфонического оркестра, разные виды камерных произведений, романсы, песни и др. Категория связанных с музыкой литературных произведе


 ний складывается из либретто опер, оперетт, балетов, ораторий Произведения для эстрады и цирка — это двадцать три вида прозаических, стихотворных и музыкальных произведений Для каждого вида произведений в пределах каждой категории установлены четыре различные ставки вознаграждения Условия и порядок применения этих ставок должны быть определены инструкцией, составление которой поручено Советом Министров РСФСР Министерству культуры РСФСР, Министерству финансов РСФСР совместно с Союзом писателей СССР и Союзом композиторов СССР и которая подлежит утверждению Советом Министров РСФСР.

Наряду с новыми ставками основного вознаграждения за создание и передачу драматического, музыкального и музыкально-драматического произведения постановление Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г вводит и новые ставки вознаграждения за публичное исполнение названных произведений так называемых отчислений от поспектакльного сбора Следует приветствовать ту дифференциацию произведений, которую при этом проводит новое постановление и которая устраняет один из существенных недостатков действовавшей ранее системы названных отчислений, о котором сказано в гл. II (стр. 135)

Регулируя отчисления от поспектакльных сборов, приложение 1 к постановлению Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г делит сценические произведения на четыре группы 1) ори гинальные драматические произведения, 2) инсценировки; 3) переводные драматические произведения, 4) музыкально-драматические произведения В пределах каждой группы проведена дифференциация произведений и размера отчислений отчисление за многоактную пьесу советского автора на русском языке в стихах выше, чем за такую же пьесу в прозе Оно еще выше, если пьеса написана не на русском, а на каком-либо из других языков народов РСФСР Отчисление за одноактную пьесу при прочих равных условиях ниже, чем за многоактную Отчисления за оригинальные произведения выше, чем за инсценировки и переводы.

При этом отчисления за исполнение инсценировок произведений, охраняемых советским авторским правом, делятся между автором инсценировки на русском языке и автором инсценированного произведения пополам. Если же произведение, охраняемое советским авторским правом, инсценировано не на русском, а на другом языке народов РСФСР, то автор инсценировки получает 2 отчислений, автор инсценированного произведения 1/3.

Установлены и отчисления в пользу авторов публично исполняемых в переводе произведений, охраняемых советским авторским правом, наряду с отчислениями в пользу переводчика

Размер отчислений от суммы сбора с концертов, эстрадных и цирковых представлений определяется либо за всю программу в целом, либо в некоторых случаях за каждое отделение програм-


мы, либо в процентном отношении к сумме заработной платы исполнителей и распределяется между авторами исполненных произведений.

Определяя размер отчислений от поспектакльных сборов, уплачиваемых авторам сценических произведений, постановление Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. устанавливает особое ограничение общей суммы этих отчислений, которую вправе получить автор. Первые причитающиеся автору 100 тысяч рублей выплачиваются ему полностью. Из вторых начисленных 100 тысяч рублей автор получает 60%, из третьих 100 тысяч— 50%, из четвертых и пятых по 40%, из всех остальных по 30%. Разница между начисленной суммой и суммой, подлежащей выплате автору, поступает в доход государственного бюджета (ст. 1 постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957г.).

Однако это ограничительное правило не действует для произведений, прочно зарекомендовавших себя: если произведение «сохраняется в репертуаре театров свыше десяти лет», то есть, очевидно, если оно публично исполняется каким бы то ни было театром по истечении десяти лет со дня его первого публичного исполнения, то поспектакльные отчисления выплачиваются по истечении десяти лет полностью без вышеуказанных ограничений» (там же).

Статья 1 постановления Совета Министров РСФСР называет произведения, к которым эта последняя норма относится: это «пьесы, оперы, балеты, оперетты» По-видимому этот перечень носит исчерпывающий характер: о нем говорится в связи с репертуаром театров. Но тогда позволительно спросить: чем обосновываются применение указанной льготы к операм и даже к опереттам и неприменение ее, например, к симфоническим произведениям, которые сплошь и рядом исполняются далеко за пределами десяти лет, пусть не в театрах, а в концертных залах? Ответ на этот вопрос найти трудно

Поскольку дело идет о балете, указанная льготная норма может, по общему правилу, применяться именно к музыкальной части балета, и только к ней.

Применение ее к «танцевальному тексту» балета представляет практический интерес лишь в случаях, когда указания о постановке балета, фигурирующего в репертуаре театров сверх десяти лет, «изложены на письме или иным способом» (ст. 4 Основ авторского права) значительно позднее первого публичного исполнения этого балета. Ибо согласно ст. 11 Основ авторского права «срок пользования авторским правом на произведения хореографические... устанавливается в десять лет», которые должны исчисляться со дня, когда указания о постановке такого произведения изложены на письме или иным способом. Таким образом, льгота действует главным образом для автора музыкальной части балета,


и он оказывается поставленным в лучшее положение, чем автор, например, крупного программного симфонического произведения. Найти объяснение этому нелегко.

Существенное замечание вызывает и другая норма постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. Согласно ст. 2 этого постановления наследники авторов сценических произведений получают отчисления от поспектакльных сборов в размере 50% сумм, которые причитались бы в соответствующих случаях самим авторам.

Эта норма несовместима со ст. 15 Основ авторского права СССР. Согласно этой последней статье к наследникам переходит авторское право наследодателя — кроме тех авторских правомочий последнего, которые по существу ни к кому перейти не могут:

права авторства и права на авторское имя. Ограничение имущественных прав наследников автора в пределах установленного законом срока действия для них унаследованного авторского права может быть произведено только в законодательном порядке.

Закон не требует указания в договоре срока или сроков выплаты основного вознаграждения автора по постановочному договору. Но практически в постановочных договорах всегда указывались такие сроки, причем выплата автору последней части основного вознаграждения приурочивалась обыкновенно к моменту одобрения произведения зрелищным предприятием. Типовой постановочный договор иначе определил сроки выплаты авторского вознаграждения (см. ниже).

8. Форма постановочного договора должна быть письменной (ст. 16 Основ авторского права). Несоблюдение письменной формы влечет за собою последствия, установленные ст. 136 ГК.

Однако если неизданное сценическое произведение было публично исполнено зрелищным предприятием, никаких других доказательств существования постановочного договора не требуется. Этот вполне обоснованный взгляд прочно установился в судебной практике.

В определении, вынесенном в 1940 году по делу гр-на А. с Кировобадским горсоветом. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР прямо указала, что отсутствие постановочного договора в письменной форме не лишает автора права на вознаграждение, если неизданное произведение его было публично исполнено. Это вполне понятно, иначе пришлось бы сделать маловероятное предположение, что неизданная пьеса попала в обладание театра без согласия автора, то есть незакономерным путем1. Поэтому редчайшим исключением являются решения, подобные одному, вынесенному Московским городским судом, который в .1948 году отказал во взыскании с Московского Камер-

1 См. «Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР 1943 год», M„ 1948.


ного театра в пользу автора вознаграждения за публично исполненное произведение по тому мотиву, что между сторонами не был заключен постановочный договор в письменной форме.

Разумеется, от заключения договора следует отличать переговоры сторон о предполагаемом заключении договора. Именно ввиду отсутствия обязательной силы переговоров (кроме той обязательности, которую ст. ст. 132—133 ГК РСФСР придают предложению вступить в договор), Президиум Верховного Суда РСФСР еще в 1930 году признал подлежащим отклонению иск драматурга и композитора Д. об уплате вознаграждения за оперетту «Карьера премьера», рукопись которой была представлена ими Московскому театру оперетты. Рукопись была принята театром, и оперетта включена в план постановки театра, но не была поставлена. В следующем году оперетта также не была поставлена, несмотря на повторное включение в план. Президиум Верховного Суда признал, что ни одно из указанных обстоятельств не может служить доказательством того, что постановочный договор был заключен.

9. Передача зрелищным предприятием правомочий, вытекающих из постановочного договора, другому предприятию допускается лишь с письменного согласия автора (ст. 44 Закона РСФСР об авторском праве, п. 16 Типового постановочного договора на драматическое произведение). Следует думать, что это положение не относится к случаям, когда происходит не передача прав, а значит, и обязанностей из постановочного договора, а преемство одного зрелищного предприятия в правах и обязанностях другого в силу реорганизации, присоединения одного предприятия к другому, их слияния (см. гл. III «Издательский договор»).



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021