ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 2. Возраст как признак субъекта преступления. Влияние возраста на уголовную ответственность


Важным и неотъемлемым признаком субъекта преступления является возраст вменяемого лица, совершившего общественно опасное деяние. Следует заметить, что как теория уголовного права, так и уголовное законодательство различных правовых систем, а также нашей страны связывают с возрастом субъекта преступления наступление уголовной ответственности. Так, согласно ст. 20 УК РФ 1996г., уголовной ответственности подлежит только совершившее преступление лицо, которое достигло установленного законом возраста 14 или 16 лет. Сам же уголовный закон не содержит специальной нормы, предусматривающей понятие возраста, он только указывает на возрастные границы наступления уголовной ответственности, если лицо совершило какое-либо преступление.

Следовательно, исходя из предписания уголовного закона, вытекает противоположное положение о том, что лицо, не достигшее установленного законом возраста, совершившее преступное деяние,


>>>83>>>

не может быть привлечено к уголовной ответственности и, таким образом, не является субъектом преступления.

Как основная проблема субъекта преступления, возраст уголовной ответственности и в нашем государстве, и во многих странах мира достаточно динамичен. Данное обстоятельство, как представляется, объясняется в первую очередь волей законодателя, который исходит из соответствующих исторических условий развития общества и проводимой уголовной политики государства по борьбе с преступностью на определенных этапах его развития.

При этом, устанавливая возраст уголовной ответственности, законодатель учитывает данные медицины, психологии, педагогики и других наук, а также исходит из типичных для большинства подростков условий их развития и формирования на разных стадиях жизненного пути, что характерно для нашего государства.

В литературе можно встретить неоднозначные суждения о возрасте лица и способности его нести уголовную ответственность в связи с совершенным преступлением. Да и само понятие возраста трактуется по-разному. Так, Г. И. Щукина считает, что возрастом принято называть период развития человека, который характеризуется качественными изменениями в физических и психических процессах, подчиненный особым закономерностям в их протекании[1].

Интересную позицию в этом вопросе занимает М. М. Коченов, который отмечает, что понятие возраста, например, можно употреблять в законе чаще всего в одном смысле — как указание на количество прожитого человеком времени, а основаниями уголовной ответственности являются сам физический возраст и способность в момент совершения преступления регулировать свое поведение[2]. В свою очередь, Л. В. Боровых определяет возраст через количественное понятие, хотя за количеством прожитых лет, как правило, пишет она, кроется качественная наполняемость этих периодов, а это дает возможность предположить само сущностное определение категории «возраст» как периода в развитии любого человека.[3]


>>>84>>>

Представляется, что наиболее емко и более содержательно сформулировано понятие возраста Р. И. Михеевым, который определяет его как в широком, так и в узком смысле. В первом случае он под возрастом подразумевает календарный период времени, прошедший от рождения до какого-либо хронологического момента в жизни человека, а во втором случае — указанный период психофизического состояния в жизни того или иного лица, с которым связаны как медико-биологические, социально-психологические, так и правовые изменения.[4]

Таким образом, если говорить о возрасте, с которым законодатель связывает способность лица, совершившего преступление, нести уголовную ответственность, то данный признак субъекта преступления всегда требовал более полного изучения, исследования и осмысления с позиции не только науки уголовного права, но и тесного взаимодействия с ней медицины, психологии, педагогики и других наук.

Любой возраст всегда характеризуется и сопровождается осознанным волевым поведением или действием, а в момент совершения преступления и причинением какого-либо вреда.

В связи с этим следует согласиться с утверждением Н. Ф. Кузнецовой, что понятие общих признаков субъекта преступления, таких как возраст и вменяемость, связаны с характеристикой интеллектуально-волевого отношения к действиям и последствиям[5]. Следовательно, рассматривая возраст с различных точек зрения, необходимо на первый план выдвинуть волю лица, совершающего преступление, которая, несомненно, лежит в основе его осознанного противоправного поведения и имеет особое значение для психологического и уголовно-правового исследования возраста уголовной ответственности субъекта преступления.

Далее следует заметить, что как предшествующий уголовный закон (УК РСФСР 1960 г.), так и действующий УК РФ 1996 г. установили уголовную ответственность за ряд преступлений в отношении несовершеннолетних в возрасте 14 лет, которые могут в этом возрасте контролировать свою волю и свое криминальное поведение уже на первых стадиях совершения общественно опасного деяния.


>>>85>>>

Отсюда, определяя рамки и критерии уголовной ответственности, необходимо учитывать наравне с биологическими и психологическими особенностями несовершеннолетних преступников их интеллектуальный, а также образовательный уровень на разных этапах жизненного пути в связи с совершением ими различных преступлений.

Давая общую оценку исследований возраста уголовной ответственности психологами и юристами, О. Д. Ситковская приходит к следующему выводу: несмотря на имеющиеся различия в методике и объеме исследований, в большинстве своем все авторы рассматривают период 11-15 лет как переходный от детства к юношеству, характеризуемый достаточно быстрым развитием интеллекта и воли, а также самой личности, позволяющим соотносить свои мотивы с социальными нормами поведения.[6]

Однако определение возраста, с которого наступает уголовная ответственность за совершение преступления, — это достаточно сложная проблема, и с ней сталкиваются законодатели всех стран на протяжении длительного времени. Вызывает она определенные трудности и в настоящее время. Речь в данном случае идет об установлении как нижних, так и верхних возрастных границ уголовной ответственности. Отсюда, как замечает О. Д. Ситковская, и попытки законодателей почти всех стран мира еще с XVII—XVIII вв. установить возрастные границы привлечения к уголовной ответственности и исключить применение уголовного наказания в отношении детей и подростков[7].

При этом во многих зарубежных государствах в конце XVIII — начале XIX века нижние границы наступления уголовной ответственности были предусмотрены разные и даже резко различались между собой. На это обстоятельство обращал внимание в своих исследованиях еще в дореволюционный период С. А. Гуревич, который писал, что в то время, когда одни законодательства устанавливают границу уголовной ответственности в возрасте 9 лет (Италия, Испания), другие повышают ее до 10 лет (Австрия, Болгария, Голландия, Дания, Россия), до 12 лет (Германия, Венгрия, Ру-


>>>86>>>

мыния, Сербия, Швейцария), до 13 лет (Турция), до 16 лет (Норвегия)[8].

В свою очередь, если брать настоящий период времени и зарубежные государства с современными правовыми системами, то возраст уголовной ответственности субъекта преступления в каждой конкретной стране законодателем определяется и устанавливается также по-разному. Так, достаточно низкие границы, допускающие уголовную ответственность в возрасте 7 лет, установлены в Египте, Ираке, Ливане[9], Йемене[10], Ирландии[11] и ряде других государств.

В некоторых государствах минимальный возраст уголовной ответственности установлен с 13 лет, когда речь идет о совершении подростками преступлений, представляющих повышенную общественную опасность (в ряде штатов США, Франции, Узбекистане и др.), с 14 лет (в Болгарии, КНДР, Норвегии, Румынии, ФРГ, Японии, большинстве стран СНГ и т. п.)[12]. Вместе с тем в Дании, Финляндии, Швеции и других государствах возраст уголовной ответственности предусмотрен с 15 лет[13]. Однако в законодательствах подавляющего большинства государств уголовная ответственность в отношении лица, совершившего преступление, предусмотрена с 16 лет.

Таким образом, возраст как неотъемлемый и важный признак субъекта преступления по-разному устанавливался и устанавливается в зарубежном уголовном праве государств различной ориентации на исторических этапах их становления и подвержен значительным колебаниям с учетом особенностей развития той или иной страны в отдельности.


>>>87>>>

Не является исключением в этом отношении и наше государство, когда речь идет об установлении нижних и верхних возрастных границ уголовной ответственности и уточнении по возрастному признаку самого субъекта преступления. При этом изменчивость и динамичность возраста, с которого устанавливается уголовная ответственность в отечественном уголовном законодательстве, так же как и в зарубежном, достаточно ярко прослеживается в определенные периоды развития нашего государства, что имеет непосредственное значение для дальнейшего его исследования и изучения с современных позиций в самых различных направлениях.

Однако, чтобы лучше понять данный признак субъекта преступления, обратимся к истории вопроса. В уголовном праве Русского государства имеют место примеры наступления уголовной ответственности на раннем этапе развития подростка, которым совершено преступное деяние в возрасте 7 лет. И только спустя 20 лет после издания Уложения 1649 г., отмечал С. А. Гуревич, законодатель вспоминает о правиле, затерявшемся в Градских законах, «аще седьми лет отрок убиет кого ... не повинен есть смерти» и вносит его в Новоуказные статьи Сыскного приказа 1666 г. (ст. 79)[14].

Далее следует заметить, что в законодательстве в эпоху царствования Петра I мало что говорилось о возрасте лица, совершившего преступное деяние. Отсутствует какая-то определенность по поводу возраста субъекта преступления и в законодательстве послепетровского периода, за исключением отдельных императорских указов середины XVII в., которыми субъектом преступления, а в дальнейшем и по Своду законов 1832 г., признавалось малолетнее лицо в возрасте 10 лет[15].

Субъектом преступления по Уложению 1845 г. согласно ст. 144 признавалось также физическое вменяемое лицо, достигшее 10-летнего возраста[16]. Аналогичный нижний возрастной порог уголовной ответственности подростков был предусмотрен также в Уложении 1903 г., по которому лицо являлось субъектом преступления только по достижении им возраста 10 лет, так как оно до 10-летнего возрас-


>>>88>>>

та не могло в полном объеме осознавать содеянное им противоправное деяние[17].

В советский период развития нашего государства в законодательстве по вопросам уголовной ответственности несовершеннолетних лиц, совершивших преступления, наблюдаются значительные колебания как в сторону снижения возраста уголовной ответственности преступника, так и в сторону увеличения уголовно-правового воздействия. Эти колебания связаны как с отсутствием до принятия Основ 1958 г. разработанных уголовных законов по этим вопросам, так и с проводимой уголовной политикой государства в отношении, прежде всего, несовершеннолетних лиц, совершавших самые различные преступления. Наибольшие изменения имели место в установлении законодателем нижних возрастных границ уголовной ответственности.

В основном нижние возрастные границы уголовной ответственности колебались в первых уголовных законах в пределах от 14 до 16 лет (Руководящие начала 1919 г. - 14 лет[18], УК РСФСР 1922 г. — 16 лет[19], УК РСФСР 1926 г. — 14-16 лет[20]).

Однако уголовному законодательству нашей страны известны и более низкие возрастные границы уголовной ответственности (12 лет), которые были установлены законодателем в отношении несовершеннолетних за совершение ими преступлений, представляющих повышенную общественную опасность и распространенность. Речь в данном случае идет о Постановлении ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних»[21] и Указе Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г. «Об уголовной ответственности несовершеннолетних за действия, могущие вызвать крушение поездов».[22]

Далее, говоря о нижних границах уголовной ответственности, необходимо отметить следующую особенность. Так, на протяжении довольно длительного времени — действия Основ уголовного зако-


>>>89>>>

нодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., УК РСФСР 1960 г. и Уголовного кодекса РФ 1996 г., нижние возрастные границы (14-16 лет) не изменялись.

Вместе с тем перечень преступлений, за которые наступала уголовная ответственность с 14-летнего возраста, законодателем постоянно расширялся и уточнялся. В полном объеме, как известно, общая уголовная ответственность традиционно устанавливалась и имеет место в настоящее время в уголовном законодательстве с 16 лет.

В связи с этим представляется, что незыблемость нижних возрастных границ уголовной ответственности, существующих столь длительный период времени, вряд ли можно объяснить стабильностью законодательства. Видимо, здесь следует говорить, скорее, о недостаточной изученности этой проблемы, так как глобальные изменения, происходящие во всех сферах жизнедеятельности общества, и в частности в уголовной политике государства, главной задачей которой является борьба с преступностью, не могут не влиять и на изменение возрастного порога уголовной ответственности, который может колебаться как в сторону снижения, так и в сторону его увеличения.

Таким образом, получается, что законодатель как бы безапелляционно установил нижний возрастной порог уголовной ответственности на все периоды времени существования государства, забывая о том, что именно возраст, как никакой другой признак субъекта преступления, наиболее динамичен и изменчив с позиций совершенствования уголовного законодательства и уточнения нижних возрастных границ уголовной ответственности в современных условиях борьбы с преступностью.

Не случайно в науке уголовного права, психологии, медицине, педагогике, криминологии достаточно проблематичен вопрос, стоящий перед учеными и практиками по поводу установления нижнего возрастного порога уголовной ответственности. Решение этой проблемы имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение для совершенствования конкретных статей Уголовного кодекса и борьбы с преступностью.

На основе данных различных исследований юристы и психологи склонны считать, что период с 14 до 16 лет является определенной


>>>90>>>

физиологической ступенью в созревании любого человека[23] и что к 14 годам он способен к умозаключениям и может регулировать свое поведение[24].

В последние годы и в настоящее время у нас в стране наблюдается значительный рост преступности несовершеннолетних. При этом на протяжении ряда лет увеличивается количество 14-15-летних преступников: 19% в 1966-1970 г., 33,2% в 1995 г[25]. Вместе с тем эта тенденция наиболее наглядно проявляется в совершении данной категорией преступников тяжких и особо тяжких преступлений чаще всего в возрасте 14-17 лет. Так, среди лиц, совершивших умышленные убийства и покушения на убийство, за период с 1990 г. по 1994 г. значительный удельный вес составили несовершеннолетние преступники именно указанного возраста. В 1990 г. ими было совершено 534, в 1991 г. — 550, в 1992 г. — 637, в 1993 г. — 1050 и в 1994 г. — 1310 отмеченных преступлений[26].

Как показывают криминологические исследования, в 1995 г. из каждых 10 тыс. подростков в возрасте 14—17 лет совершали различные преступления 238 против 166 человек по отношению к 1985 г. Только за 1995 г. несовершеннолетние совершили: умышленных убийств и покушений на убийство — 1215, тяжких телесных повреждений — 1950, изнасилований — 1769, разбойных нападений — 5073, грабежей — 17 452, тайного хищения чужого имущества (краж) — 128 765, преступлений против общественного порядка (хулиганств) — 15 811 и другие общественно опасные деяния[27].

Например, по сравнению с 1990 г., в 1996 г. число зарегистрированных преступлений, совершенных несовершеннолетними, а также с их участием, возросло на 24,7%, а выявленных подростков, совершивших преступления, на 25,5%[28].

Показателен, в частности, тот факт, что на долю несовершеннолетних из зарегистрированных 2 млн 625 тыс. преступлений только в 1996 г. приходилось почти каждое десятое правонарушение[29], в


>>>91>>>

1997 г. из общего количества 2 397 311 преступлений, подвергшихся учету, несовершеннолетними и при их соучастии было совершено 182798 общественно опасных деяний[30], а из зарегистрированных 2581 940 преступлений в 1998 году несовершеннолетними лицами их было совершено 189 293[31].

Особую тревогу вызывают преступления, совершаемые несовершеннолетними, связанные с посягательством на жизнь, здоровье, неприкосновенность граждан, собственность, а также преступные деяния, посягающие на общественный порядок, о чем свидетельствует уголовная статистика по России за период с 1993 г. по 1997 г. (табл. 1).

Таблица 1

Вид преступления

Годы

 

 

1993

1994

1995

1996

1997

Убийство и покушение на убийство

1009

1311

1215

1143

1068

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

1989

2402

1950

1952

1603

Изнасилование и покушение на изнасилование

2173

2279

1769

1546

1037

Разбой

5403

5587

5073

4755

4287

Грабеж

20922

20104

17452

16412

14807

Кража

139 905

133 228

128 765

122515

109 172

Хулиганство

14350

16692

15811

15534

11300

Криминологические и социологические исследования последних лет, а также данные уголовной статистики убедительно свидетельствуют не только о постоянном росте преступности несовершеннолетних в нашей стране, но и о имеющей место устойчивой тенденции на ее омоложение, когда преступные деяния совершают подростки в возрасте до 14 лет, не являющиеся субъектами преступлений. На данное обстоятельство обращено внимание В. Д. Ермаковым, который отмечает, что несовершеннолетние, не достигшие воз-


>>>92>>>

раста 14 лет, совершают значительно больше (в 4—5 раз) преступлений, чем несовершеннолетние в возрасте после 14 лет[32].

Такая тенденция прослеживается и при анализе официальных данных уголовной статистики, которая показывает криминальную активность подростков в возрасте до 14 лет. Так, количество лиц указанной категории, совершивших преступления, по которым уголовные дела были прекращены или в их возбуждении было отказано в связи с недостижением возраста (14 лет) привлечения к уголовной ответственности (п. 5 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР), возросло с 1993 г. по 1997 г. на 9,8%. При этом только за 1997 г. в центры временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНП) органов внутренних дел было помещено по определению суда и постановлению комиссий по делам несовершеннолетних 5,2 тыс. подростков, не являющихся субъектами преступлений, что в 4,5 раза больше, чем в 1993 г.[33].

Несовершеннолетние, и в частности подростки до 14 лет, продолжают составлять наиболее криминально активную часть подрастающего поколения, о чем свидетельствуют данные уголовной статистики о задержанных правонарушителях, доставленных в органы внутренних дел за период 1993-1997 гг.[34] (табл. 2).

Таблица 2

Категория задержанных

Годы

 

 

1993

1994

1995

1996

1997

Доставлены в ОВД за совершение различных правонарушений и преступлений

668 303

837710

940 699

1 032 185

1 163 192

Из них по возрасту до 13 лет

168571

214460

244 369

270 092

319332

14-15 лет

206 254

256 105

289 720

322 157

356410

16-17 лет

281 478

367 146

406610

439 936

487 450


>>>93>>>

Результаты проведенного социологического исследования еще в начале 90-х годов указывают, что наибольшее количество впервые совершенных правонарушений приходится, в основном, на подростков в возрасте 10-12 лет (54,1%)[35].

При этом юристы, психологи, педагоги и другие ученые в своих исследованиях склонны единодушно утверждать, что при достижении подростком 12-13-летнего возраста он в состоянии, что мы уже раньше отмечали, реально, осознанно и взвешенно оценивать свое поведение и поступки и может выбирать и прогнозировать, в некотором смысле, варианты своего поведения в объективной действительности, а также последствия своих действий в той или иной конкретной ситуации.

В свою очередь, изучение, анализ и обобщение материалов и статистических данных практики органов внутренних дел Санкт-Петербурга по борьбе с преступностью несовершеннолетних за период с 1989 г. по 1998 г. показывают, что указанной категорией лиц было совершено значительное количество самых различных преступлений. При этом большой удельный вес от общего числа совершенных преступлений составили, как и в уголовной статистике России: убийства, преступления против здоровья, изнасилования, различные формы хищения и хулиганство, о чем свидетельствуют данные табл. 3.

Проведенное исследование детской преступности в Санкт-Петербурге также показало, что большое число несовершеннолетних преступников составили лица как в возрасте 14-15 лет, так и не достигшие возраста, с которого в соответствии с законом установлена уголовная ответственность. В отношении последних лиц возбужденные дела были прекращены или в их возбуждении было отказано на основании п. 5 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР. Многие из несовершеннолетних преступников нигде не учились и не работали, о чем свидетельствуют данные табл. 4.


>>>94>>>

Таблица 3

Виды преступлении

Годы

 

 

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Всего совершено преступлений

4188

3738

3836

4232

5035

4338

4643

4289

4561

4257

Удельный вес от совершенных преступлений, %

22,5

21,1

20,5

19,2

9,1

8,0

8,1

7,4

10,6

8,6

Убийства

12

7

14

5

11

24

18

20

26

15

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

19

12

13

11

27

39

36

43

20

19

Изнасилования

31

49

39

15

20

30

18

21

9

6

Кражи

1930

1627

1798

2085

2179

1937

2298

2059

1863

1912

Грабежи

491

374

313

426

595

721

654

478

338

304

Разбои

99

112

64

155

362

243

215

251

182

119

Хулиганство

322

261

213

202

225

300

321

305

37

37

Преступления, связанные с наркотиками

7

30

62

98

127

114

125

195

780

757

 

Таблица 4

Категория правонарушений

Годы

 

 

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Несовершеннолетние, совершившие преступления в возрасте 14 — 15 лет

1065

924

1011

1233

1349

1391

1381

1192

740

807

Не работающие и не учащиеся

511

579

600

976

1679

1513

2301

1682

1198

1235

Освобождены от уголовной ответственности по п. 5 ч 1 ст. 5 УПК РСФСР

1589

2037

4327

3482

2634

2723

2700

2672

3472

3243

Дополняют эти данные и проведенное И. И. Ивановым исследование преступлений, совершенных несовершеннолетними на транспорте Северо-Западного региона. Результаты его показывают, что достаточно большое количество правонарушений совершается подростками до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность. При этом возраст юных правонарушителей, совершивших различные преступления: в 1991 г. — 208; в 1992 г. — 196;


>>>95>>>

в 1993 г. — 271; в 1994 г. — 243; в 1995 г. — 396 и в 1996 г. — 341 чел., довольно часто не достигает даже 13 лет.[36]

Анализ юридической, психологической, медицинской, педагогической литературы по рассматриваемой проблеме, уголовного законодательства, криминологических и социологических исследований, официальных данных уголовной статистики, материалов практики ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также сложная криминогенная обстановка в стране, существующая на протяжении последних лет, и рост преступности несовершеннолетних, в частности подростковой, свидетельствуют о глубокой криминальной пораженности не только подрастающего поколения, но и общества в целом. Все это приводит к выводу о необходимости изменения нижних границ уголовной ответственности.

Изложенное позволяет внести предложение в действующее уголовное законодательство по уточнению нижнего возрастного порога уголовной ответственности. В литературе, например, по данной проблеме можно встретить предложения об установлении уголовной ответственности за совершение некоторых преступлений с 12-13-летнего возраста.[37]

Представляется целесообразным установить уголовную ответственность с 13-летнего возраста по ч. 2 ст. 105 УК РФ: за убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом.

Данное предложение отвечает криминогенной обстановке в стране по данной категории преступлений, учитывает возрастные особенности подростков и не противоречит в этом отношении зарубежной законодательной практике.

Проведенное нами анкетирование судей, прокуроров, следователей и дознавателей г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области в 1999-2000 гг. показало, что на предложение установления уголовной ответственности с 13 лет за вышеуказанные убийства положительно ответило более половины (59,4%) опрошенных работников судебно-следственных органов. При этом за установление такой от-


>>>96>>>

ветственности высказались прокуроры — 22,8%, судьи -- 19,8% и следователи — 10,8%.

Таким образом, наше предложение совпадает с субъективным мнением и практических работников, которые непосредственно в своей деятельности соприкасаются с данной проблемой.

Наряду с необходимостью пересмотра нижних границ уголовной ответственности в российском уголовном праве существует и другая, не менее сложная и важная проблема, связанная с повышением возраста субъекта преступления за совершение некоторых общественно опасных деяний.

Суть же самой проблемы состоит в том, что в ряде преступлений прежде всего требуется либо наличие дополнительных признаков, которыми бы обладало лицо, или само преступное деяние предполагает достижение им 18-летнего возраста. В этих случаях уголовная ответственность исключается, а лицо, совершившее данное деяние, не может считаться субъектом преступления, так как оно не достигло 18 лет.

Так, за многие преступления несовершеннолетние лица, например в возрасте 16-17 лет, не могут нести уголовную ответственность в связи с тем, что практически в силу своего несовершеннолетия просто не в состоянии занимать определенное должностное или какое-либо иное положение в обществе, а также выполнять соответствующие функции на работе. Следовательно, для субъекта некоторых преступлений требуются достижение лицом более зрелого возраста, определенное образование, навыки в работе, профессионализм или жизненный опыт, позволяющие решать те или иные задачи государственного, общественного, производственного и т. п. масштаба.

Например, можно наблюдать несоответствие требований уголовного закона, связанного с возрастом, как УК РФ 1996 г., так и предшествующего УК РСФСР 1960 г., и решением вопросов уголовной ответственности на практике. Для обоснования данного положения достаточно привести в качестве примера некоторые нормы действующего уголовного законодательства, которые в этом отношении требуют более глубокого анализа, уточнения и совершенствования с учетом современных реалий.

Так, если обратиться к преступлениям против военной службы, которые в УК РФ 1996 г. выделены в самостоятельный 11-й раздел


>>>97>>>

(гл. 33), то уголовную ответственность за эти преступления согласно ст. 331 могут нести военнослужащие, а также граждане, являющиеся военнообязанными, достигшие совершеннолетнего возраста, поскольку они являются специальными субъектами воинских преступлений. И здесь уголовный закон не должен входить в противоречие с Федеральными законами России «Об обороне» от 24 апреля 1996 г., «О статусе военнослужащих» и «О воинской обязанности и военной службе» от 6 марта 1998 г., а также Положением о порядке прохождения военной службы (в редакции Указа Президента РФ от 15 октября 1999 г. № 1366).

Однако как в теории, так и на практике имеются разногласия при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности лиц указанной категории за совершение воинских преступлений, особенно когда это касается курсантов первых курсов военных учебных заведений. В данном случае, исходя из правового положения лица, совершившего преступление, в первую очередь для решения вопроса о его виновности, следует учитывать важный признак субъекта преступления — его возраст, который определяется совершеннолетием в указанных Федеральных законах 1998 г.

Вместе с тем к старшим возрастным категориям свыше 18 лет, как правило, можно отнести должностных лиц и представителей власти при совершении ими, например, преступлений против государственной власти, в частности преступных деяний, связанных с посягательством на интересы государственной службы в органах местного самоуправления (гл. 30), интересы правосудия (гл. 31), порядок управления (гл. 32), и других лиц, занимающих ответственные посты или положение в различных государственных органах власти или управления.

Следовательно, при совершении таких преступлений, как неоказание капитаном судна помощи просящим бедствие (ст. 270), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285), превышение должностных полномочий (ст. 286), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299), вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305), планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивных войн (ст. 353) и некоторые другие общественно опасные деяния, предусмотренные УК РФ 1996 г., субъектом преступления является лицо старше 18 лет.


>>>98>>>

Наиболее показательна в этом отношении ст. 353 УК РФ, так как при совершении предусмотренного ею общественно опасного деяния субъектом преступления является лицо, занимающее высшую государственную должность Российской Федерации или субъекта России, что не противоречит Федеральному закону РФ от 31 июля 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации»[38].

Изложенное позволяет сделать вывод о необходимости в законодательном порядке уточнения, а в ряде случаев и повышения возраста уголовной ответственности, в особенности, когда речь идет об отмеченных нами и иных случаях. На другое обстоятельство было обращено внимание в уголовно-правовой литературе при обсуждении вопроса об изменении возраста уголовной ответственности за отдельные виды преступлений, связанных с выполнением лицами юношеского возраста различных функций и усложнением трудовых процессов, где требуются специальные знания при выполнении тех или иных работ с определенными машинами, механизмами, использованием новой и особо сложной техники.[39]

Представляется, что последнее обоснование повышения возраста уголовной ответственности, хотя и заслуживает внимания, но вряд ли может быть принято законодателем, так как в данном случае мы можем, скорее, говорить о признаках специального субъекта преступления, а это, в свою очередь, требует более тщательного изучения и исследования указанных особенностей в современных условиях развития науки и техники, а также профессиональной пригодности людей.

В несколько ином плане была поставлена проблема повышения возраста уголовной ответственности в законодательстве практически за все преступления без исключения. При этом возрастную границу уголовной ответственности как оптимальное решение предлагалось поднять до 20 вместо 18 лет[40].


>>>99>>>

Думается, что данное предложение требует основательной аргументации на фоне не только сложной криминогенной обстановки в стране, но и непрекращающегося роста преступности несовершеннолетних. Повышение возрастной планки уголовной ответственности за все виды преступлений до 20 лет трудно объяснить при ежегодном росте тяжких, особо тяжких и других преступных деяний гуманистическими соображениями. И здесь следует согласиться с И. В. Волгаревой, правильно отмечающей, что гуманизм в законодательстве лишь тогда истинно гуманен, когда он не вступает в противоречие с социальной справедливостью, а также неотвратимостью ответственности и другими принципами уголовного права[41], которые впервые нашли свое законодательное закрепление в Уголовном кодексе РФ 1996 г.

Представляется, что повышение возрастного порога уголовной ответственности должно производиться законодателем не по всем преступлениям, а избирательным путем, учитывая специфику самого общественно опасного деяния, особенности лица, а также его правовое положение. Чаще всего, как отмечалось ранее, речь в таких случаях идет о специальном субъекте преступления, обладающем или наделенном дополнительными признаками по отношению к общему субъекту.

Подтверждаются наши выводы и проведенным анкетированием судебных и прокурорско-следственных работников, которые в подавляющем большинстве — 89,1 %, высказались против повышения возраста уголовной ответственности до 20 лет.

Однако данная проблема должна рассматриваться еще и параллельно с проблемой установления предельной возрастной границы уголовной ответственности для лиц, совершивших преступление в пожилом или старческом возрасте. Причем юристы и психологи высказывают самые различные мнения, которые требуют комплексного научного обоснования не только специалистами данных направлений, но и с позиции медицины.

В связи с этим представляется не бесспорным предложение Л. В. Боровых о якобы возникшей потребности в специальном уголовно-правовом механизме по реализации ответственности пожилых


>>>100>>>

людей за совершенные преступные деяния[42]. Думается, что такой потребности на данный период времени законодатель не будет испытывать, так как границы пожилого и старческого возраста условны и для каждого человека, исходя из физиологических и индивидуальных особенностей его организма и образа жизни, они будут разными. Поэтому лица пожилого и старческого возраста, совершившие преступление во вменяемом состоянии, способны нести уголовную ответственность на общих основаниях в соответствии с ч. 1 ст. 20 УК РФ 1996г.

Другое дело, когда речь идет об утрате возможности осознавать свои действия и ориентироваться в конкретной обстановке в связи с болезненным состоянием лица и расстройством его психики в период совершения преступления. В этом случае следует говорить о решении вопроса его вменяемости или невменяемости путем проведения судебно-психиатрической экспертизы. При данном подходе, как замечает О. Д. Ситковская, установление верхнего возрастного порога уголовной ответственности уже теряет смысл, так как эта проблема переводится на уровень вопроса о вменяемости или невменяемости лица[43]. Вместе с тем нельзя в категоричной форме отрицать решение в дальнейшем данной проблемы. В связи с этим следует согласиться с аргументированным утверждением Р. И. Ми-хеева, что преступность лиц пожилого и старческого возраста является самостоятельным объектом исследования не только уголовного права и криминологии, но и уголовно-исполнительного права, так как эта проблема недостаточно разработана в юридической науке и нуждается в дальнейшем исследовании[44].

Следовательно, субъект преступления как физическое лицо, обладающее возрастом, предусмотренным в законе, и вменяемостью, как уже раньше было отмечено, даже в свои преклонные годы (65-75 и более лет) не освобождается от уголовной ответственности. Однако суд, назначая и индивидуализируя уголовное наказание в соответствии с требованиями ст. 63 УК РФ, в каждом конкретном случае не должен игнорировать, а, наоборот, обязан учитывать пожилой и старческий возраст лица, совершившего преступление.


>>>101>>>

Вместе с тем предложение О. Д. Ситковской о предусмотрении в законодательстве невозможности привлечения к уголовной ответственности лиц старческого возраста, которые вследствие физиологического одряхления, не связанного с психическим расстройством, не могли при совершении преступления осознавать свои действия или руководить ими[45], довольно интересно и заслуживает внимания. Оно требует своего более детального и аргументированного обоснования с точки зрения медицины (психиатрии), а также науки уголовного права и психологии. При этом в данном случае, видимо, следует говорить либо о совокупности двух критериев невменяемости — медицинского (биологического) и юридического (психологического), которые нашли свое законодательное закрепление в ст. 21 УК РФ 1996 г. и исключают уголовную ответственность, либо о наличии только одного юридического критерия — вменяемости, когда лицо является субъектом преступления и несет уголовную ответственность.

Таким образом, возраст как признак субъекта преступления является не только неотъемлемой частью этого понятия, но и самым непосредственным образом влияет на уголовную ответственность лиц, совершивших общественно опасное деяние. При этом возраст тесно связан со всеми институтами уголовного права, требует своего дальнейшего изучения и уточнения с современных позиций видения совершенствования действующего уголовного законодательства, а также науки психологии, медицины, педагогики и других, как в теоретическом, так и практическом его осмыслении. Ряд положений о возрасте как признаке субъекта преступления, отмеченных нами, требуют также своего законодательного разрешения.



[1] См.: Щукина Г. И. Возрастные особенности школьника. Л., 1995. С. 3.

[2] См.: Коченов М. М. Теоретические основы судебно-психологической   экспертизы: Автореф. дис. ... д-ра психол. наук. М., 1991. С. 34.

[3] См.: Боровых Л. В. Проблема возраста в механизме уголовно-правового регулирования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1993. С. 8.

[4] См.: Михеев Р. И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной   ответственности (Теория и практика): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1995. С. 17.

[5] См.: Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность. М., 1969. С. 86, 116.

[6] См.: Ситковская О. Д. Указ. соч. С. 109.

[7] См.: Ситковская О. Д. Указ. соч.. С. 48.

[8] См.: Гуревич С. А. Ответственность юных преступников по русскому законодательству // Дети-преступники: Сб. ст. / Под ред. М. Н. Гернета М., 1912. С.7.

[9] См.: Пионтковский А. А. Учение о преступлении.   С. 298.

[10] См.: Народная Демократическая Республика Йемен. Конституция и законодательные акты. М., 1985. С. 42.

[11] См.: Решетников Ф. М. Указ. соч. С. 82.

[12] См.: Павлов В. Г. Субъект преступления в зарубежном уголовном праве // Правоведение. 1996. №3. С. 171-172.

[13] См.: Павлов В. Г Признаки субъекта преступления в уголовном праве скандинавских стран и Финляндии //Тез. докл. междунар 13-й конф. по изучению истории, экономики, права, литературы и языка скандинавских стран и Финляндии. М. — Петрозаводск, 1997. С. 264-265. См. также: Уголовный кодекс Дании. СПб, 2001. С. 24; Уголовный кодекс Швеции. СПб., 2001. С. 25.

[14] Гуревич С. А. Указ. соч. С. 8.

[15] См.: Есипов В. В. Очерк русского уголовного права. Часть общая. С. 141; Свод законов Российской Империи. Законы уголовные. Т. 15. С.42.

[16] Полное собрание законов Российской Империи. Т. 20. Отд. 1. 1845. С. 620.

[17] СУза 1903г. Отд. 1. №38. Ст. 416. СПб, 1903. С. 8.

[18] СУ РСФСР. 1919. № 66. Ст. 590.

[19] Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. С. 152.

[20] СУ рсфср 192б. № 80. Ст. 600; СУ РСФСР. 1929. № 82. Ст. 155.

[21] СЗ СССР 1935. № 19. Ст. 155

[22] Ведомости Верховного Совета СССР. 1940. № 52.

[23] Карпец И. И. Уголовное право и этика. М., 1985. С. 147.

[24] Рубинштейн С. Л. Основы психологии. М., 1935. С. 362-368.

[25] Криминология: Учебник для вузов / Под ред. А. И. Долговой. М , 1999. С. 694.

[26] Преступность и правонарушения 1994 г.: Статистич. сб. М., 1995. С. 61.

[27] Криминология /Под ред. А. И. Долговой. С. 689-691.

[28] Забрянский Г. И. Социология преступности несовершеннолетних. Минск,  1997. С. 6, 15.

[29] Состояние преступности в России за январь — декабрь 1996г. М., 1997. С. 34.

[30] Состояние преступности в России: Статистич. сб. 1997 г М., 1998. С 3-4.

[31] Состояние преступности в России: Статистич. сб. 1998 г. М., 1999. С. 3, 9.

[32] Криминология / Под ред. А. И. Долговой. С. 686.

[33] Преступность несовершеннолетних в России: Статистич. сб. (1993-1997 гг.) М.,

1998. С. 3.

[34] Там же. С. 28.

[35] См.: Миловидов Г. Е., Михайлов А. С. Спецшкола: Социально-психологические особенности подростков и рецидивы // Социологические исследования. 1992. № 9. С. 96.

[36] См Иванов И И Криминологическая характеристика преступлений несовершеннолетних на транспорте и их предупреждение (по материалам Северо-Западного региона 90-х годов): Дис. ... канд юрид наук. СПб., 1997. С 13.

[37] См.: Боровых Л. В. Указ. соч. С. 13; Кудрявцев И. А   Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988. С. 167-171 и др

[38] СЗ РФ. 1995. № 31. Ст. 2990.

[39] См.: Карпец И. И. Уголовное право и этика. С  149.; Волгарева И. В. Проблема повышения возраста уголовной ответственности за совершение некоторых преступлений //Вестник ЛГУ. Сер. 6. 1989. Вып. 4. № 27. С 61-63 и др.

[40] См.: Бородин С. В., Носкова Н. А. К вопросу совершенствования законодательства об уголовной ответственности несовершеннолетних //Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М., 1994. С. 58.

[41] См.: Волгарева И. В. Указ. соч. С. 63.

[42] См.: Боровых Л. В. Указ. соч. С. 15.

[43] См.: Ситковская О. Д. Указ. соч. С. 116-117.

[44] Михеев Р. И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной ответственности. С. 17.

[45] См.: Ситковская О. Д. Указ. соч. С. 124.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021