ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 1. Понятие и критерии невменяемости


Невменяемость представляет собой противоположное понятие вменяемости и, в отличие от последнего, раскрыто в уголовном законе (ч. 1 ст. 21 УК РФ). При этом невменяемое лицо, совершившее какое-либо общественно опасное деяние, не является субъектом преступления. К нему могут быть применены лишь принудительные меры медицинского характера, так как оно не подлежит уголовной ответственности и к нему не может быть применено уголовное наказание. Следовательно, не являясь субъектом преступления, невменяемое лицо не обладает основным признаком субъекта, совершившего общественно опасное деяние, — вменяемостью.

Общественная опасность деяния лица, отмечает Б. А. Протчен-ко, как правило, определяется в зависимости от реального вреда, который причиняется общественным отношениям, а отсутствие у субъекта осознанных и целенаправленных действий обуславливает специфику квалификации содеянного невменяемым[1].

Следует разделить в связи с этим также правильную точку зрения В. Е. Квашиса, который особо подчеркивает, что невменяемый, совершивший общественно опасное деяние, не подлежит ответст-


>>>119>>>

венности, так как вред причинен им невиновно, при отсутствии вины. Вместе с тем такие действия опасны для общества и его членов, ибо влекут причинение вреда и «появление» пострадавшего[2].

Особо следует отметить, что общие теоретические вопросы невменяемости как обстоятельства, исключающего признание лица, совершившего общественно опасное деяние, субъектом преступления, в науке уголовного права практически не изучались и не исследовались, хотя они имеют большое практическое значение в судеб-но-следственной практике.

Если в судебной психиатрии проблема невменяемости является центральной по своей научной и практической значимости, то в уголовном праве и судебно-следственной практике ее важность не меньше, так как она самым тесным образом связана с институтами вины, уголовной ответственности и наказания, а также играет значимую роль в соблюдении законности в отношении психически больных лиц, совершивших преступное деяние. При этом проблема невменяемости является и одной из наиболее сложных, до конца не изученных проблем как в судебной психиатрии, так и в науке уголовного права, хотя ей посвящено значительно больше научных работ и исследований, чем проблеме вменяемости.

Но прежде чем раскрывать само понятие и формулу невменяемости в действующем уголовном законодательстве Российской Федерации под углом обозначенной нами общей проблемы, рассмотрим кратко проблему невменяемости в ее ретроспективе, что имеет важное значение для уяснения ее сути и внутреннего содержания.

Проведенное нами историко-правовое исследование субъекта преступления в русском уголовном праве показывает, что если обратиться к важнейшим памятникам феодального права (см. гл. 1 § 2), то, например, в Судебнике 1497 г. (Ивана III), Судебнике 1550 г. (Ивана IV Грозного), в Соборном Уложении 1649 г. достаточно сложно определить не только возрастные характеристики лиц, совершивших преступления, но в них также отсутствуют сведения о невменяемости. Не решены вопросы невменяемости в отношении лиц, совершивших какие-либо преступные деяния и в уголовном законодательстве эпохи царствования Петра I.


>>>120>>>

По мнению Г. В. Назаренко, термин «невменяемость» появляется в научной литературе только в XIX веке. Он не согласен с Н. Н. Баженовым, который утверждал, что понятие невменяемости уже существовало значительно раньше, то есть в XVII веке[3].

Проведенный нами анализ законов Российской Империи: Свода законов 1832 г. (ст. 136)[4]; Уложения 1845 г. (ст. 101)[5]; Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г.; Уголовного Уложения 1903 г. (ст. 39)[6] свидетельствует о том, что указанные уголовные законы не признавали субъектом преступления лицо, которое совершало преступное деяние в безумии или сумасшествии, т. е. когда оно не осознавало своих действий и не могло руководить ими вследствие болезненного расстройства душевной деятельности. Более развернутое законодательное определение невменяемости лица, совершившего преступление, освобождавшее его от уголовной ответственности и наказания, было дано в Уложении 1903 г.

Уголовное законодательство советского периода, как мы уже отмечали, по существу, сохранило традиции старой школы уголовного права, практически оставив без особых изменений формулу невменяемости и вопросы ответственности.

Согласно ст. 14 Руководящих начал по уголовному праву РСФСР 1919 г.[7], Уголовному кодексу РСФСР 1922 г. (ст. 17)[8], Основным началам 1924 г. (ст. 7)[9] и Уголовному кодексу РСФСР 1926 г. (ст. 11 )[10] лицо, которое совершало общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, не являлось субъектом преступления и не подлежало уголовной ответственности и наказанию. К таким лицам применялись не виды уголовного наказания, а меры лечебного характера и меры предосторожности, а позднее меры социальной защиты медицинского характера.

Однако следует заметить, что на новом этапе развития нашего государства принятые Основы уголовного законодательства Союза


>>>121>>>

ССР и союзных республик 1958 г. более полно на законодательном уровне закрепили понятие «невменяемость» как основание, устраняющее признание лица за совершение им общественно опасного деяния субъектом преступления.

Что же касается Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., то он не внес каких-либо существенных изменений в формулу невменяемости. По существу, ст. 11 УК воспроизводила понятие невменяемости, которое было определено в ст. 11 Основ.

Значительный вклад в разработку учения о невменяемости в различные периоды развития нашего государства и последние годы внесли отечественные ученые-юристы: С. И. Тихенко, В. С. Трахте-ров, В. С. Орлов, И. К. Шахриманьян, Ю. С. Богомягков, Р. И. Михеев, Г. В. Назаренко и другие[11].

Вместе с тем важное значение для развития учения о невменяемости имели и работы основоположников отечественной психиатрии (В. X. Кандинского, С. С. Корсакова, В. П. Сербского, А. У. Фрезе и др.), а также ученых-психиатров советского периода и нашего времени (Ц. М. Фейнберга, Н. И. Фелинской, Д. Р. Лунца, И. Ф. Случевского, О. Е. Фрейерова, Г. В. Морозова и др.), которые теоретически обосновали понятия вменяемости и невменяемости, исходя из клинической картины психического заболевания лица[12].

В процессе развития судебной психиатрии и науки уголовного права в учении о невменяемости детализировалось и уточнялось данное состояние, которое понималось и трактовалось учеными неоднозначно, в особенности когда речь шла о критериях невменяемости. Не случайно в науке уголовного права и судебной психиатрии наблюдается разный подход ученых и практиков к выработке самого


>>>122>>>

понятия невменяемости и раскрытию его внутреннего содержания. Обращая внимание на данное обстоятельство, В. X. Кандинский писал, что закрепление уже в законе общего определения понятия невменяемости необходимо прежде всего для взаимного понимания как между врачами-психиатрами, с одной стороны, так и юристами, с другой, так как при отсутствии такого взаимопонимания врач-эксперт в суде не будет иметь возможности, давая заключение о психическом состоянии обвиняемого, согласовывать принципы и взгляды психиатрии с требованиями уголовного закона[13].

С. И. Тихенко рассматривал невменяемость как понятие юридическое, под которым подразумевается «свойство деятеля», а также совокупность биологических условий, которые в момент совершения преступного деяния могут отсутствовать[14].

В свою очередь Я. М. Калашник, также относя невменяемость к понятию юридическому, определяет это состояние как болезнь основных психических функций человека — мышления и воли, в результате чего лицо не способно осознавать свои действия и руководить ими[15].

B.C. Орлов обращает внимание на то, что, с медицинской точки зрения, невменяемость представляет собой болезненное состояние психики лица, которое лишает его способности осознавать объективную действительность и контролировать свое поведение[16].

С точки зрения медицины, в частности судебной психиатрии, и уголовного права, невменяемость определяется Г. В. Морозовым как юридическое понятие, которое означает болезненное психическое состояние лица на момент совершения им противозаконного деяния, не позволяющее поставить ему в вину это деяние. Лицо же, находящееся в состоянии невменяемости во время совершения противоправного деяния, не является субъектом преступления и не подлежит уголовной ответственности[17].

Представляется, что достаточно полно и емко в науке уголовного права, уже ближе к нашим дням, понятие невменяемости сформу-


>>>123>>>

лировано Р. И. Михеевым. Изучая и исследуя фундаментально данную проблему, он пришел к выводу, что невменяемость — это такое состояние, при котором лицо не способно осознавать во время совершения преступления характер и общественную опасность совершаемых действий (бездействия) или руководить ими, что исключает вину и уголовную ответственность. Невменяемость вызвана хронической психической болезнью, временным расстройством психической деятельности, слабоумием или иным психическим болезненным состоянием лица.[18]

И хотя данное определение невменяемости небезупречно, так как требует с позиций действующего уголовного законодательства и содержательной стороны уточнения, оно, тем не менее, имеет полное право на существование. В дальнейшем Р. И. Михеев справедливо делает акцент на том, что при невменяемости из-за болезненных процессов психики, как правило, нарушается отражательная функция мозга, в результате чего обычно утрачивается главное качество сознания — его осмысленность[19].

Привлекает внимание понятие невменяемости, которое дает Ю. С. Богомягков, считая уголовно-правовую невменяемость в момент совершения лицом преступления обстоятельством, исключающим уголовную ответственность, так как оно на данном этапе не могло сознавать общественную опасность своего деяния и руководить им при наличии болезненного расстройства своей психики[20].

Наконец, нельзя не обратить внимание на определение невменяемости, даваемое Г. В. Назаренко, которое по своей сути и содержанию перекликается с вышеприведенным. Отсутствие способности руководить своим поведением, соотносящееся со временем совершения преступления, отмечает автор, вследствие патологического расстройства психической деятельности, с позиций уголовного права означает невменяемость лица с освобождением его от уголовной ответственности.[21]


>>>124>>>

В отечественном уголовном законодательстве понятие невменяемости в основном строится на сочетании двух критериев — медицинского (биологического) и юридического (психологического), хотя в уголовно-правовой и медицинской литературе по этому поводу имеют место самые разные точки зрения, но, тем не менее, превалирует названная.

Так, предложение С. И. Тихенко и других ученых построить формулу невменяемости из медицинского и юридического критериев[22] получило поддержку у большинства юристов и психиатров не только советского периода, но и нашего времени. Не случайно Д. Р. Лунц, рассматривая невменяемость с позиции судебной психиатрии, замечает, что условия невменяемости, когда психиатр-эксперт определяет тяжесть психических изменений, уже установлены в уголовном законе непосредственно в формуле невменяемости в виде двух критериев — медицинского и юридического, которые в совокупности охватывают диагностику заболевания и судебно-медицинскую оценку[23]. В свою очередь, по мнению как классиков судебной психиатрии, так и современных психиатров, отмечает академик Г. В. Морозов, наиболее сложным, а также значимым для судебно-следственных органов является соотношение признаков медицинского и юридического критериев невменяемости, которые отражают состояние обследуемого в период совершения им преступления[24].

Вместе с тем понятие невменяемости — ее содержание и сущность, в действующем уголовном законодательстве нашло свое отражение и закрепление в ст. 21 УК РФ 1996 г., которое, по сравнению с формулой невменяемости, предусмотренной в ст. 11 Основ 1958 г. (ст.11) УК РСФСР 1960 г., значительно уточнено.

В Уголовном кодексе РФ 1996 г. законодатель более четко определил формулу невменяемости по отношению к предшествующему уголовному законодательству. В ч.1 ст. 21 УК сказано, что не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время со-


>>>125>>>

вершения преступления находилось в состоянии невменяемости, т. е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия, либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, а также слабоумия или иного болезненного состояния своей психики[25].

Из текста закона видно, что само понятие невменяемости, основывающееся на положениях науки уголовного права и психиатрии, существенно уточнено. Невменяемость представляет собой, как и прежде, совокупность двух критериев — медицинского (биологического или психиатрического) и юридического (психологического), что соответствует доктрине отечественного, и в частности современного, уголовного права[26]. При этом медицинский критерий, в свою очередь, предполагает не наличие душевной болезни и душевного расстройства, как это указывалось в УК РСФСР 1960 г., а у лица в действительности должно быть психическое расстройство. Таким образом, законодатель несколько уточнил содержание медицинского критерия, акцентируя внимание на болезненном состоянии именно психики лица, а не просто болезненном состоянии его в момент совершения преступления.

Уточнен в УК РФ 1996 г. и юридический критерий, который рассматривается как невозможность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими. По УК 1960 г. интеллектуальный момент заключался в том, что лицо не могло отдавать себе отчета в своих действиях. Устранены законодателем в формуле невменяемости и другие неточности, порождающие на практике ошибочное толкование закона и неправильное его применение. Итак, состояние невменяе-


>>>126>>>

мости по действующему уголовному законодательству определяется совокупностью или сочетанием двух критериев — медицинского и юридического. Д. Р. Лунц верно заметил, что когда решается вопрос о вменяемости или невменяемости лица, то характер и тяжесть психических расстройств всегда определяются применительно к критериям невменяемости, которые указаны в законе[27]. Следовательно, для признания лица невменяемым судебно-психиатрической экспертизе, а в дальнейшем суду, основываясь на экспертном заключении, необходимо установить наличие как медицинского, так и юридического критериев во время совершения лицом общественно опасного деяния.

Исходя из анализа рассмотренных точек зрения понятия невменяемости и уточнений, внесенных законодателем в формулу невменяемости (ч. 1 ст. 21 УК РФ), представляется целесообразным, разумеется, не претендуя на бесспорность, определить ее следующим образом.

Невменяемость представляет собой различные виды болезненных психических расстройств лица, которое во время совершения общественно опасного деяния причиняет или может причинить вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, и не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, что исключает виновность данного лица и признание его субъектом преступления, а также привлечение к уголовной ответственности и назначение ему наказания.

Теперь попытаемся рассмотреть подробнее медицинский и юридический критерии, которые, как нами уже было отмечено, нашли свое законодательное закрепление в ч. 1 ст. 21 УК РФ 1996 г., раскрывающие, по существу, формулу невменяемости.

Медицинский (биологический или психиатрический) критерий, как и в УК РСФСР 1960 г., также представлен наличием четырех групп психических болезней: 1) хронического психического расстройства; 2) временного психического расстройства; 3) слабоумия; 4) иного болезненного состояния психики. При этом, как справедливо замечает Д. Р. Лунц, основное назначение медицинского крите-


>>>127>>>

рия невменяемости состоит в том, чтобы его признаки могли охватывать самые различные формы болезненных расстройств психики больного[28]. Главное же содержание медицинского критерия, по выражению Ю. С. Богомягкова, это указание на болезненный характер психических расстройств у субъекта, а не отграничение его от юридического[29].

Вместе с тем для установления медицинского критерия необходимо наличие хотя бы одного какого-либо психического заболевания любой группы, указанной в законе, которое при этом не всегда может дать основание для признания лица невменяемым, если будет отсутствовать юридический критерий. Необходимо, чтобы медицинский и юридический критерии сочетались и дополняли друг друга, составляя и образуя в совокупности невменяемость.

К первой группе хронических психических расстройств в судебной психиатрии и в уголовном праве относятся заболевания психики человека, которые носят продолжительный характер и практически неизлечимы. Данные заболевания имеют тенденцию как к прогрессированию, так и к ослаблению. Они приводят к глубоким и стойким изменениям личности больного. Такими психическими расстройствами в психиатрии принято считать: шизофрению, эпилепсию, маниакально-депрессивный психоз, сифилис мозга, прогрессивный паралич, старческое слабоумие, эпидемический энцефалит и некоторые другие трудноизлечимые или вообще не излечимые психические заболевания.

Среди психических расстройств в судебно-психиатрической и судебно-следственной практике наиболее часто встречается такое заболевание, как шизофрения (болезнь Е. Блейлера) — болезнь головного мозга. Данная болезнь может протекать непрерывно и приступообразно. Шизофрения является самым распространенным психическим заболеванием. В психиатрической практике около половины обследованных лиц, признанных невменяемыми, составляют лица, болеющие шизофренией[30]. Причем наличие этой болез-


>>>128>>>

ни не исключает вменяемости лица во время совершения им преступления.

Вопрос о вменяемости при совершении больным преступления решается с учетом также юридического критерия, если он имеет место, в каждом конкретном случае и соответствующей ситуации, а также других обстоятельств, оказавших воздействие на его психическое состояние в данный момент.

Шизофрения может иметь место в любом возрасте. Однако чаще всего этой болезнью заболевают в молодости. Санкт-Петербургским городским судом 12 июня 1999 года в открытом судебном заседании рассмотрено уголовное дело в отношении И., страдающего шизофренией, который на почве личных неприязненных отношений устроил с гражданкой К. ссору. В ходе ссоры И. причинял К. особо мучительные страдания, нанес ей не менее 34 ударов руками и ногами, а также кирпичом в область груди и правой половины плечевого пояса. Продолжая издеваться над своей жертвой, И. вновь нанес 14 ударов кирпичом в область головы и 3 удара в шею, после чего, убедившись, что потерпевшая мертва, вытащил ее труп на улицу.

Совершенное И. общественно опасное деяние содержит признаки преступления, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ — умышленное убийство с особой жестокостью.

Согласно заключению амбулаторной судебно-психиатричес-кой экспертизы И. на протяжении многих лет страдает хроническим психическим расстройством - - параноидной шизофренией, и заболевание протекает с периодическими обострениями. С данным диагнозом И. длительное время состоит на учете в ПНД, а во время совершения инкриминируемого ему деяния и после него он не мог осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими.

На основании установленных и исследованных доказательств, в том числе акта судебно-психиатрической экспертизы, И. был признан Санкт-Петербургским городским судом во время совершения общественно опасного деяния и после его совершения невменяемым. В соответствии со ст. 21, 97-99, 101 УК РФ, руководствуясь ст. 408-410 УПК РСФСР, суд от уголовной ответственности И. освободил, назначив ему принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психи-


>>>129>>>

атрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением[31].

В данном случае И. не является субъектом преступления и не может нести уголовную ответственность и подвергаться уголовному наказанию.

Эпилепсия («падучая болезнь») представляет собой психическое заболевание, проявляющееся судорожными или бессудорожными припадками (пароксизмами), а также психозами и специфическими изменениями личности, которые в тяжелых случаях могут привести к слабоумию[32].

Среди психических заболеваний данной группы эпилепсия в су-дебно-психиатрической практике после шизофрении по распространенности является вторым психическим заболеванием.

Частота припадков у больных, которые могут случаться внезапно в любое время и в любом месте, весьма различна: от нескольких припадков в сутки до единичных в течение жизни. Как правило, больные во время припадков теряют сознание, а очнувшись, ничего не помнят.

Вместе с тем при эпилепсии, как и при шизофрении, не исключена вменяемость данного лица в момент совершения им преступления.

Маниакально-депрессивный психоз — заболевание, которое протекает в форме маниакальных и депрессивных фаз. В первом случае маниакальная фаза характеризуется повышенным настроением и чрезмерным возбуждением, во втором случае, при депрессивной фазе, — подавленностью настроения, низкой работоспособностью, неуверенностью в себе и т. п., соматическими и вегетативными расстройствами[33]. Что же касается прогрессивного паралича, то он обычно проявляется у 1-5% болевших сифилисом спустя 10-12 лет и характеризуется, как правило, быстро нарастающим слабоумием и неврологическими расстройствами. При прогрессивном параличе наблюдается тяжелое поражение мозга, что имеет ме-


>>>130>>>

сто в несколько легкой форме при таком психическом заболевании, как сифилис мозга.[34]

Хронические психические расстройства медицинского критерия в большинстве своем неизлечимы или трудноизлечимы, носят длительный характер и имеют тенденцию, как правило, к прогрессиро-ванию, что создает дополнительные трудности в их профилактике и самом лечении.

Вторую группу заболеваний медицинского критерия образуют временные психические расстройства, протекающие, по сравнению с первой группой психических болезней, за более короткий период времени и поддающиеся излечению. В большинстве случаев эти болезни могут возникать внезапно и заканчиваться полным выздоровлением больного. К таким расстройствам относятся так называемые в психиатрии исключительные состояния, возникающие внезапно в связи с внешней ситуацией и сопровождающиеся кратковременным расстройством сознания.

Исключительные состояния возникают у лиц, которые не страдают психическими заболеваниями, и обычно могут носить эпизодический характер в жизни. К исключительным состояниям относятся: 1) патологическое опьянение, которое следует отличать от простого алкогольного опьянения; 2) патологический аффект; 3) сумеречные состояния сознания; 4) реакция короткого замыкания; 5) патологическое просоночное состояние, а также алкогольные психозы и т. п.[35].

Данная группа психических расстройств характеризуется именно кратковременным расстройством психической деятельности больного, что не исключает его вменяемости при совершении преступления в каждом конкретном случае и невменяемости при наличии юридического критерия.

Так, патологическое опьянение, относясь к группе острых кратковременно протекающих психических расстройств, характеризуется сумеречным помрачением сознания, бредом и искаженным восприятием окружающей действительности. Данное состояние может иметь место от нескольких минут до нескольких часов и отличается


>>>131>>>

от простого алкогольного опьянения. Обычно оно возникает на фоне алкогольной интоксикации.

Патологический аффект, в свою очередь, характеризуется кратковременным внезапным расстройством психики, связанным с тяжелыми душевными потрясениями или переживаниями, т. е. с пси-хотравмирующими факторами (смертью близких родственников, тяжелой обидой и оскорблением, причинением имущественного вреда и т. п.).

Сумеречные состояния сознания как разновидность исключительных состояний могут повторно возникать у одного и того же лица. Характеризуются искаженным восприятием окружающего мира или дезориентированностью в окружающей обстановке. Данное психическое состояние сопровождается довольно часто бредом, галлюцинациями, злобой, яростью, что и определяет общественно опасное поведение больного. Реакция «короткого замыкания» также может иметь место в связи с затяжной психотравмирующей ситуацией. Это психическое заболевание выражается в расстройстве сознания либо резко выраженными импульсивными действиями, которые могут быть опасны для окружающих.

Что же касается алкогольных психозов, то среди них достаточно часто встречается, например, белая горячка, возникающая у лица, больного алкоголизмом, обычно от одного до трех дней после прекращения длительной интоксикации спиртными напитками. Белая горячка довольно часто сопровождается зрительными и слуховыми галлюцинациями, агрессивными действиями и сильной возбужденностью. В данный момент больной может нападать или защищаться от мнимых «врагов» или «преследователей», различных тварей, насекомых, животных и т. п., а также совершать общественно опасные действия.

Алкогольный галлюциноз при сохранности сознания у больного, как правило, отмечается наличием у него слуховых и зрительных галлюцинаций, которые постоянно преследуют данное лицо. В свою очередь, алкогольный параноид, как разновидность алкогольного психоза, характеризуется не только галлюцинациями, но и сопровождается бредом, например, преследования, отравления, ревности, мести и т. п., хотя сознание у больного сохранено.

Особо следует заметить, что вопрос о невменяемости при наличии какого-либо временного психического расстройства данной


>>>132>>>

группы решается — как и при психических болезнях первой группы медицинского критерия — с учетом всех факторов течения болезни и возможности больного правильно ориентироваться в окружающей обстановке и регулировать в ней свое поведение.

Третью группу медицинского критерия образует слабоумие (олигофрения). В психиатрии под олигофренией или врожденным слабоумием понимается патологическое состояние, обусловленное поражением мозга во время родов или приобретенное в раннем детстве в результате болезненных состояний психики ребенка. Чаще всего слабоумие характеризуется недоразвитием мышления, умственных способностей, памяти, внимания и психических функций человека, не только вследствие органических изменений мозга, но также после всякого рода травм, инфекционных и других заболеваний человека. Главным признаком слабоумия является общая психическая неполноценность.[36]

По степени глубины врожденного или приобретенного недоразвития различают три вида слабоумия: 1) дебильность (легкая форма); 2) имбецильность (менее глубокая); 3) идиотия (наиболее тяжелая форма).

Дебильность — самая легкая и самая распространенная форма слабоумия. Она в большинстве случаев не исключает вменяемости лиц при совершении ими самых различных преступных деяний, так как они могут осознавать характер своего поведения и руководить им в соответствующей обстановке. При данной форме слабоумия у лица наблюдается недостаточность интеллекта и отсутствие способностей к абстрактному мышлению либо просто примитивно само мышление.

Имбецильность представляет собой менее глубокую степень врожденного слабоумия. Среди других форм олигофрении данная болезнь составляет около 10%[37]. Страдающие этой болезнью представляют определенную опасность для окружающих и склонны в период ее обострения совершать самые различные преступления. Чаще всего эти общественно опасные действия характеризуются отсутствием их осознанности и понимания, что они носят противозаконный характер.


>>>133>>>

Идиотия - - наиболее тяжелая форма врожденного слабоумия. При данном заболевании у лица почти полностью отсутствует речь и другие психические функции. Как правило, эти больные находятся на стационарном лечении, нуждаются в постоянном уходе. Действия больных на данной стадии олигофрении в период возбуждения и воздействия на них внешних раздражителей склонны привести к ярости по отношению к окружающим и самому себе, а также совершению преступлений. Чаще всего данная категория больных во время совершения преступлений, по заключениям судебно-пси-хиатрических экспертиз, признается невменяемыми.

Четвертую группу психических болезней медицинского критерия образуют психические расстройства, которые в законе отнесены к иным болезненным состояниям психики. При этом под ними законодатель подразумевает не любые виды болезненных состояний, как имело место в УК РСФСР 1960 г., а только те, которые связаны с болезненным состоянием психики лица и могут быть причиной или являться основанием для признания больного лица невменяемым. Данные болезни, как правило, сопровождаются различными временными нарушениями психики, не являются хроническими или временными психическими расстройствами, но по своим психопатологическим признакам и свойствам, в зависимости от протекания болезни, могут быть приравнены к ним. К таким заболеваниям относятся: некоторые формы психопатий, характеризующиеся врожденными или приобретенными расстройствами эмоционально-волевой сферы личности при общей сохранности интеллекта; различные психические расстройства после перенесенных тяжелых инфекционных заболеваний (при сыпном или брюшном тифе); нервно-психические расстройства у наркоманов в период наркотического голодания; психические изменения личности, связанные с глухонемотой или полной слепотой и др. Любое из перечисленных психических расстройств или болезней психики в отдельности может оказаться достаточным для признания наличия медицинского критерия невменяемости.

Однако наличие какого-либо психического расстройства (медицинского критерия) не всегда даст основание говорить о состоянии невменяемости. Необходимо, чтобы психическое заболевание достигло такой степени, когда при совершении преступления лицо не могло осознавать свои действия либо не могло руководить ими. В


>>>134>>>

данном случае речь идет о юридическом (психологическом) критерии невменяемости, который и определяет глубину и сущность психических болезней медицинского критерия. Юридический критерий, по утверждению Д. Р. Лунца, определяет тяжесть психических нарушений в психологических понятиях, которые исключают вменяемость лица и тем самым делают понятными суду результаты экспертной оценки[38].

Юридический (психологический) критерий, таким образом, заключается в отсутствии у лица во время совершения преступления возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения (интеллектуальный момент) и руководить им (волевой момент). Данный критерий занимает особое место в определении невменяемости, позволяя охватывать любые расстройства в эмоциональной сфере, поскольку деятельность органов чувств и т. п. непосредственным образом связана с деятельностью как сознания, так и воли человека.

Интеллектуальный момент (юридического критерия) означает невозможность лица осознавать свои действия во время совершения преступления, т. е. неспособность лица, имеющего какое-либо психическое расстройство, в полном объеме осознавать фактический характер и общественную опасность своего преступного поведения в той или иной конкретной ситуации или обстановке. Нарушение нормальной мыслительной деятельности психически больного не позволяет и лишает его возможности правильно ориентироваться в объективной реальности и воспринимать окружающую обстановку и явления внешнего мира. Лицо с расстройством психики, в каждом конкретном случае, не только не осознает свои действия, но и не понимает, к каким последствиям они могут привести в конечном итоге. Не случайно интеллектуальный момент юридического критерия невменяемости выражен в уголовном законе (ч. 1 ст. 21 УК) словами «... не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) ...» в силу какого-либо психического расстройства.

Таким образом, для признания невменяемости уже достаточно совокупности одного из перечисленных в законе психических рас-


>>>135>>>

стройств медицинского критерия и интеллектуального момента юридического критерия. При этом данная ситуация может иметь место при известной сохранности волевого момента юридического критерия, что бывает довольно часто в судебно-психиатрической и судебно-следственной практике.

Следует отметить, что на практике имеют место и случаи, когда лицо осознает свое поведение, но у него отсутствует возможность руководить своими действиями, т. е. у него поражена волевая сфера. Речь в данном случае идет о волевом моменте юридического критерия. Обычно неспособность лица осознавать свои действия, как правило, связана с наличием волевого момента — невозможностью руководить этими действиями.

Волевой критерий невменяемости, следовательно, выражается в невозможности лица в силу психического расстройства, т.е. болезненного состояния, руководить своими действиями. Психическая болезнь, оказывая разрушительное воздействие на сознание человека, приводит к расстройству и других его психических функций, в результате чего лицо не только не способно осознавать и понимать свое поведение и поступки, но и не может руководить своими действиями и, в частности, управлять своей волей. Неспособность руководить своими действиями при их осознанности может выражаться, например, у психически больных, которые испытывают непреодолимое влечение к кражам (клептомания), страсть к поджогам (пиромания), стремление к бесцельным путешествиям, чаще всего выраженном в бродяжничестве (дромомания), стремление совершить убийство или самоубийство (гомицидомания, суицидомания) и др. Данные больные при осознанности своих действий и при наличии одного из психических расстройств (психической болезни) не в состоянии противостоять этим влечениям и стремлениям, которые преследуют их постоянно и не дают им покоя.

Таким образом, состояние невменяемости, образуя совокупность медицинского и юридического критериев, допускает либо отсутствие способности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (интеллектуальный момент), либо руководить ими (волевой момент) во время совершения преступления. Вместе с тем, как отмечает Д. Р. Лунц, правильное понимание юридического критерия, представляющего степень (тяжесть) болезненных расстройств, устраняет возможность разрыва между


>>>136>>>

клинической картиной и ее судебно-психиатрической оценкой, что подтверждает единство медицинского и юридического критериев[39].

На практике встречаются случаи, когда интеллектуальный и волевой моменты юридического критерия при совокупности с медицинским критерием обуславливают невменяемость лица во время совершения им общественно опасного деяния. В данном случае речь может идти, если можно так сказать, об «идеальном» состоянии невменяемости, когда при наличии какого-либо психического расстройства лицо не только не способно осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), но и руководить ими во время совершения правонарушения. Обычно это имеет место при патологическом опьянении либо хронических психических расстройствах и других болезненных состояниях.

В данном отношении характерно уголовное дело Майгиса Б. А., который 15 июля 1985 г. совершил хулиганские действия в Государственном Эрмитаже (зал № 254). В присутствии посетителей, грубо нарушив общественный порядок, он с целью уничтожения нанес порезы ножом и облил серной кислотой картину Рембрандта «Да-ная» — шедевр мирового искусства, и значительно повредил ее. Он же совершил приготовительные действия, направленные на уничтожение этой картины (государственного имущества), общеопасным способом — путем взрыва, т. е. совершил общественно опасные деяния, предусмотренные ч. 3 ст. 206, ч. 2 ст. 98, ч. 1 ст. 218 УК РСФСР.

В ходе расследования уголовного дела в отношении Майгиса была проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, которая дала заключение о том, что Майгис страдает хроническим психическим заболеванием в форме шизофрении вялотекущей. Данное заболевание лишает Майгиса способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Возникло это психическое заболевание до совершения инкриминируемых ему преступных деяний. По заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы Майгис был признан невменяемым.


>>>137>>>

Дзержинский народный суд г. Ленинграда, внимательно изучив материалы уголовного дела и заключение стационарной су-дебно-психиатрической экспертизы, не усмотрев в нем никаких противоречий и взяв его за основу в своем определении по данному вопросу, при наличии совокупности медицинского и юридического критериев в отношении инкриминируемых Майгису деяний, признал его невменяемым, назначив ему принудительное лечение в психиатрической больнице специального типа МВД СССР, т. е. применил к нему принудительные меры медицинского характера.[40]

Следовательно, невменяемость определяется сочетанием медицинского и юридического критериев, что позволяет дать всестороннюю оценку психического состояния лица, совершившего общественно опасное деяние, не признавая его субъектом преступления. Однако вывод (заключение) судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости лица во время совершения преступления не посягает на право суда об окончательном решении по данному вопросу, так как сочетание критериев невменяемости дает основание не только для правовой оценки самого лица, но и для правовой оценки как содеянного, так и наступивших последствий.

Так, изучение судебной практики Санкт-Петербургского городского суда и Ленинградского областного суда 1 -и и 2-й инстанций, а также федеральных судов Ленинградской области за период 1990-1998 гг. показало, что из лиц, совершивших общественно опасные деяния, подвергнутых судебно-психиатрическим экспертизам, суды, согласно заключениям экспертов, правильно признавали невменяемыми данных лиц, указывая, как правило, совокупность двух критериев и только за редким исключением они руководствовались одним критерием (табл. 5).

Таким образом, лица, совершившие преступления, в судебном порядке признанные невменяемыми, в силу закона не подлежат уголовной ответственности и наказанию, а следовательно, не являются субъектами преступления.


>>>138>>>

Таблица 5

Показатели судебной практики

Годы

 

 

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Всего привлечено к суду лиц Городским судом 1-й инстанции

321

291

242

613

267

267

300

333

357

Признаны невменяемыми

4

8

8

5

12

6

5

5

12

В процентах

1,2

2,7

3,3

0,8

4,5

2,2

1,7

1,5

3,4

Всего привлечено к суду Лен. областным судом 1-й инстанции

71

93

148

213

31

148

120

132

126

Признаны невменяемыми

1

1

3

8

3

6

2

6

2

В процентах

1,4

1,8

0,02

3,7

2,3

4,0

1,7

4,5

1,6

Всего привлечено к суду Федеральными судами Лен. области

7040

7173

8096

9671

1233

1319

1378

1291

917

Признаны невменяемыми

51

54

74

84

112

118

136

124

9

В процентах

0,7

0,7

0,9

0,9

0,9

0,9

0,1

0,1

0,1

Вместе с тем в случае сомнения в правильности и обоснованности заключения судебно-психиатрической экспертизы в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние, и для уточнения других вопросов, связанных с психическим расстройством этого лица, суд для разрешения этих сомнений в соответствии со ст. 81 УПК РСФСР вправе назначить повторную экспертизу для окончательного установления вменяемости или невменяемости правонарушителя во время совершения инкриминируемого ему деяния.

Таким образом, невменяемость определяется не только самим фактом совершения преступного деяния, но и прежде всего наличием у данного лица во время его совершения хронического или временного психического расстройства, слабоумия или другого болезненного состояния психики, охватываемых не только медицинским, но и юридическим критериями, определяемыми судебно-психиатрической экспертизой. Суд же, установив фактические обстоятельства по уголовному делу и принимая во внимание заключение судебно-психиатрической экспертизы в соответствии с уголовным и уголов-


>>>139>>>

но-процессуальным законодательством, окончательно приходит к решению (выводу) о вменяемости или невменяемости того или иного лица во время совершения им инкриминируемого деяния.

В свою очередь, как мы уже отмечали, лицо, совершившее преступное деяние в состоянии невменяемости, согласно ч.1 ст. 21 УК РФ не подлежит уголовной ответственности и наказанию. Таким лицам по решению суда в соответствии со ст. 97-104 УК РФ могут быть назначены принудительные меры медицинского характера.

Анализ судебной практики за период 1990-1998 гг. по Санкт-Петербургу и Ленинградской области свидетельствует о том, что ко всем лицам, которые признаны невменяемыми, суд справедливо назначает конкретную меру медицинского воздействия, учитывая психическое расстройство и заболевание лица, а также характер и степень общественной опасности совершенного им деяния.

Вышеизложенное данного раздела позволяет сделать вывод, что состояние невменяемости лица во время совершения им общественно опасного деяния является обстоятельством, исключающим признание его субъектом преступления. В свою очередь, научное понимание невменяемости теоретиками и практиками определяет правильный их подход к этой сложной проблеме и разрешению конкретных задач по борьбе с преступностью и осуществлению правосудия в целом.



[1] См : Протченко Б А  Невменяемость в советском уголовном праве // Правоведение. 1987 №4. С 84

[2] См.: Квашис В. Е. Основы виктимологии.  Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений. М., 1999. С. 132-133.

[3] См.: Назаренко Г. В. Эволюция понятия невменяемости //Государство и право. 1993. №3. С. 61.

[4] Свод законов Российской Империи. Законы уголовные. Т. 15. С. 42

[5] Полное собрание законов Российской Империи. Т. 20. С. 614.

[6] СУза 1903г. Отд. 1. №38. Ст. 416. СПб., 1903. С. 8-9.

[7] СУ РСФСР. 1919. № 66. Ст. 590.

[8] СУ РСФСР. 1922. № 15 Ст. 153.

[9] СЗ СССР. 1924. №24. Ст. 205.

[10] Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. С 6-7.

[11] См.:Тихенко С. И. Указ, соч.; Трахтеров В. С. Формула невменяемости в советском уголовном праве. М., 1939; Орлов В. С. Невменяемость по советскому уголовному праву: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1951; Шахриманьян И. К. Невменяемость по советскому уголовному праву: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1961; Богомягков Ю. С. Проблемы невменяемости в советском уголовном праве (понятие вменяемости); Михеев Р. И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве; Назаренко Г. В. Невменяемость в уголовном праве и др.

[12] См.: Кандинский В. X. К вопросу о невменяемости. М., 1890; Сербский В. П. Судебная психопатология. Вып. 1. М. , 1895; ЛунцД. Р Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии; Шахриманьян И. К. О понятии юридического (психологического) критерия невменяемости //Проблемы психиатрии. Л., 1967; Снежнев-скийА. В. Общая психопатология. Валдай, 1970; Морозов Г. В. Невменяемость // Большая медицинская энциклопедия /Под ред. Б. S. Петровского, (далее: БМЭ). 3-е изд. Т.16. М., 1981 и др.

[13] См.: Кандинский В. X. Указ. соч. С. 11-12.

[14] См.: Тихенко С. И. Указ. соч. С. 13.

[15] См.: Калашник Я. М. Медицинские мероприятия в отношении психически больных, совершивших общественно опасное деяние: Автореф. дис   ... д-ра мед. наук. М., 1955. С. 7.

[16] См.: Орлов В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. С.56.

[17] БМЭ. Т. 16. С. 242.

[18] См.: Михеев Р. И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. С. 123.

[19] См.: Михеев Р. И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной ответственности (Теория и практика). С. 13.

[20] См.: Богомягков Ю. С.  Уголовно-правовая невменяемость: критерии и признаки // Сов государство и право. 1989. № 9. С. 108.

[21] См.: Назаренко Г. В. Невменяемость в уголовном праве. С. 21.

[22] См.: Тихенко С. И. Указ. соч. С. 7.

[23] См.: Лунц Д. Р. Критерии невменяемости в практике судебно-психиатрической экспертизы: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М„ 1958. С. 11; Орлов В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. С. 37 и др

[24] Судебная психиатрия: Учебник для вузов / Под ред. Г. В. Морозова. М., 1997. С. 43.

[25] Уголовный кодекс Российской Федерации. СПб., 1999. С. 12.

[26] См.: Михеев Р. И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. С. 132-137; Назаренко Г.В. Невменяемость в уголовном праве. С. 68-73; Советское уголовное право. Общая часть /Под ред. Г. А. Кригера, Н. Ф. Кузнецовой, Ю. М. Ткачевского. М., 1988. С. 95-96; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для юрид. вузов /Под ред. 6. В. Здравомыслова. М., 1996. С. 206-207; Новое уголовное право России. Общая часть: Учеб. пособие /Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. М., 1996. С. 48, 49; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А. В. Наумова. М., 1996. С. 79; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А. И. Бойко. Ростов-на-Дону, 1996. С. 83-84; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. М., 1998 С. 46; Судебная психиатрия: Учебник для вузов / Под ред. Г. В. Морозова М., 1997. С. 43 и др.

[27] См.: Лунц Д. Р. Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии. С. 59.

[28] Лунц Д. Р. Критерии невменяемости в практике судебно-психиатрической экспертизы. С. 11.

[29] См.: Богомягков Ю. С. Уголовно-правовая невменяемость: критерии и признаки //Сов. государство и право. 1989. № 4. С. 107.

[30] Судебная психиатрия /Под ред. Г. В. Морозова. М., 1986. С. 139; Советское уголовное право. Общая часть /Под ред. В. Д. Меньшагина, Н. Д. Дурианова и Г. А. Кригера. С. 154-155 и др

[31] Архив Санкт-Петербургского городского суда. Дело № 2-203/1999.

[32] Судебная  психиатрия.  М.,  1997.  С.  170-171; Судебная психиатрия.  М.,  1986. С. 154-155.

[33] Судебная психиатрия. М., 1986. С. 167-168.

[34] Судебная психиатрия. М., 1997. С. 218, 221.

[35] Судебная психиатрия. М., 1986. С. 298; Судебная психиатрия. М., 1997. С. 195, 241, 245, 247.

[36] Судебная психиатрия. М., 1997 С 351-352, Судебная психиатрия М., 1986 С 249-250.

[37] Судебная психиатрия М., 1986 С 253

[38] См.: Лунц Д. Р. Критерии невменяемости в практике судебно-психиатрической экспертизы. С.20-21; Он же: Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии. С. 61.

[39] См.: ЛунцД. Р Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии. С. 64.

[40] Архив Дзержинского районного народного суда г. Ленинграда Дело № 1-479/1985.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021