ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 2. Проблемы уголовной ответственности несовершеннолетних с признаками отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством


Абсолютно новым, интересным и не бесспорным для российского законодательства является положение, нашедшее свое закрепление в ч. 3 ст. 20 УК РФ. Согласно тексту закона, несовершеннолетнее лицо в возрасте от 14 до 18 лет не подлежит уголовной ответственности, если на время совершения преступления оно имело отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, и не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего преступного поведения либо руководить им. В данном случае имеет место одно из обстоятельств, исключающих уголовную ответственность в отношении


>>>140>>>

совершившего общественно опасное деяние несовершеннолетнего лица, которое не является субъектом преступления.

В уголовно-правовой литературе встречаются различные подходы и обоснования этого положения, сформулированного законодателем в ч. 3 ст. 20 УК РФ, чаще всего определяемые авторами как «возрастная невменяемость»[1], «возрастная невменимость»[2], другие просто отождествляют эти понятия[3]. В дальнейшем, например, Г. В. Назаренко несколько уточняет положение, зафиксированное законодателем в ч. 3 ст. 20 УК РФ. С точки зрения ученого, понятию «отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством» более соответствует категория «возрастная незрелость», служащая для обозначения обстоятельства, исключающего уголовную ответственность несовершеннолетних.[4]

Представляется, что отмеченные утверждения являются несостоятельными и требуют своего дальнейшего изучения и уточнения, хотя, как правильно указывают Р. И. Михеев, Н. Ф. Кузнецова, А. В. Наумов и другие, речь в данном случае может идти о психическом или социальном инфантилизме.

В связи с этим следует отметить, что предлагаемые названия «возрастная невменяемость» и «возрастная невменимость», встречающиеся в юридической литературе, по своей сути и содержанию не оправданы, так как они не вытекают из смысла и логики самого закона, а также не соответствуют понятию невменяемости, которое определено и закреплено законодателем в ч. 1 ст. 21 УК РФ, рассмотренному нами в предыдущем параграфе.

Здесь, скорее, следует говорить об ограниченной способности несовершеннолетнего лица, возникающей не в связи с каким-либо психическим расстройством, а вследствие отставания или задержки у него психического развития, обусловленных самыми различными


>>>141>>>

причинами, факторами, возрастными, медико-биологическими особенностями. Такими причинами, например, могут быть: общее недоразвитие всего организма, в частности психической деятельности, органические повреждения центральной нервной системы, социальная и педагогическая запущенность, различные аномалии, проявляющиеся в нарушении психического развития, и другое. Обращает на это внимание в своей монографии и Г. В. Назаренко, особо подчеркивая, что в качестве причин, детерминирующих отставание несовершеннолетних в психическом развитии, которое не связано с психическими расстройствами, как правило, выступает сочетание дефицита здоровья с дефектами воспитания. Однако попытки перенести проблему отставания в психическом развитии чаще всего в медицинскую (судебно-психиатрическую) плоскость не соответствует формуле закона (ч. 3 ст. 20 УК РФ)[5]

В теоретической модели уголовного кодекса (ч. 2 ст. 24) Р. И. Михеев отмечал, что устранение уголовной ответственности имеет место в связи не с невменяемостью лица, а с задержкой в психофизиологическом развитии несовершеннолетнего, вызванной не психической болезнью, а психической возрастной отсталостью, педагогической запущенностью, а также социальным инфантилизмом[6]. При этом в данной ситуации следует говорить с достаточной определенностью не о наличии, в соответствии с ч. 3 ст. 20, медицинского критерия невменяемости, а о его отсутствии, который законодателем, как мы уже отмечали, предусмотрен в ч. 1 ст. 21 УК РФ наряду с юридическим критерием.

В детском и подростковом возрасте от 14 до 16 лет, отмечал еще в 1968 г. О. Е. Фрейеров, головной мозг полностью не сформировался в результате физиологического недоразвития, а не болезненного состояния; противоправное действие не инкриминируется в таком возрасте, так как в этом случае надо говорить не о юридическом понятии невменяемости, которое определено уголовным законом, а о неспособности несовершеннолетнего полностью сознавать значение своих действий[7].


>>>142>>>

Возможность случаев отставания в развитии несовершеннолетних, не связанного с психическим расстройством (правда, требующих уточнений), предусмотрена и в уголовно-процессуальном законе. В ч. 2 ст. 392 УПК РСФСР законодателем указана необходимость при производстве предварительного следствия и судебного разбирательства и при наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанной с психическим расстройством, выявлять, мог ли он в данном случае в полном объеме сознавать значение своих действий во время совершения преступления. Данное положение в уголовно-процессуальном законодательстве было уточнено с вступлением в силу 1 января 1997 г. Уголовного кодекса РФ.

Теперь в ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР, которая предусматривает обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу, прямо закреплено, что уголовное дело подлежит прекращению в отношении несовершеннолетнего, который достиг возраста, предусмотренного ч. 1 и ч. 2 ст. 20 УК РФ, однако вследствие отставания в психическом развитии, которое не связано с психическим расстройством, во время совершения преступления не мог в полной мере осознавать общественную опасность своих действии либо руководить ими.[8]

Таким образом, речь в определенном смысле идет об отставании несовершеннолетнего лица в психическом развитии, которое чаще всего не соответствует паспортному возрасту на год, два и более лет. Отсюда, устанавливая возраст привлечения к уголовной ответственности, законодатель исходит из убеждения, что, достигнув предусмотренных в УК возрастных границ, несовершеннолетний может в полной мере понимать общественную опасность своего деяния и руководить им, даже если оно имеет криминальный оттенок. Сказанное позволяет согласиться с Г. Н. Борзенковым, который полагает, что, исходя их принципов уголовного права, более правильно говорить в ч. 3 ст. 20 УК РФ об отставании в психическом развитии, чем бы оно ни было вызвано, главное, что вследствие этого несовершеннолетний, совершая преступное деяние, не мог в полной мере осознавать общественную опасность своих действий или руководить ими.[9]


>>>143>>>

При ситуации, когда у несовершеннолетнего лица имеет место отставание психического развития, не связанное с психическим расстройством, и когда во время совершения преступления оно не может полностью осознавать общественную опасность своих действий либо руководить ими, вопрос об уголовной ответственности данного лица не ставится. В этом случае отставание в развитии несовершеннолетнего лица в какой-то мере позволяет говорить о той или иной разновидности инфантилизма[10], вследствие которого и при определенных обстоятельствах лицо совершает преступление.

Вместе с тем следует заметить, что законодатель, предусматривая в ч. 3 ст. 20 УК РФ это состояние, связанное с отставанием психического развития несовершеннолетнего, но не с психическим расстройством, при отсутствии конкретизации как бы дает повод к различному пониманию этого нововведения, а порой и неоднозначному толкованию самого закона. Данное обстоятельство в определенной степени порождает своеобразные трудности в судебно-следственной практике при решении вопросов о привлечении к уголовной ответственности данной категории лиц при совершении ими преступлений.

Представляется, что законодательную формулировку отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, зафиксированную в ч. 3 ст. 20 УК РФ, и понятие «задержка психического развития» (ЗПР), употребляемое чаще всего в педагогике (дефектологии), психологии, медицине и т. п., видимо, следует рассматривать как одинаковые понятия, несущие равнозначную


>>>144>>>

смысловую нагрузку. Что же касается терминов «отставание» и «задержка» применительно к рассматриваемым понятиям, вероятно, о них можно говорить как о синонимах, хотя каждый из них может иметь самую различную дополнительную окраску, исходя из принадлежности предмета исследования.

Задержка психического развития представляет собой основной тип аномалии, которая проявляется в нарушении нормального темпа психического развития ребенка. Она может быть вызвана дефектами конституции ребенка (гармонический инфантилизм), соматическими заболеваниями или органическими поражениями ЦНС и т. п. При этом, в отличие от олигофрении, при которой в основном наблюдается устойчивое общее недоразвитие психики у детей с ЗПР, само недоразвитие высших психических функции имеет временный характер.[11]

Следовательно, речь в данном случае идет о не совсем полноценном или ограниченном психическом развитии несовершеннолетнего при отсутствии расстройства психики, в результате чего он не может в полной мере осознавать преступность своего поведения либо руководить им. Вместе с тем сама возможность оценки своего поведения у данных лиц приобретается в процессе постепенного усвоения ими на разных этапах жизненного пути норм, правил, общественных и социальных ценностей в детском саду, семье, школе, трудовых коллективах и т. п., хотя и они еще не в полном объеме включены в социальную структуру общества.

Причины отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством несовершеннолетних, достаточно многообразны и, как правило, коренятся на ранней стадии развития ребенка и даже до момента его рождения, а впоследствии и после рождения.

Причины задержек психического развития, отмечают Т. А. Власова и М. С. Певзнер, могут возникнуть из-за явлений токсикоза или нарушения питания матери во время беременности, из-за недоношенности, в результате легких природовых травм, дистрофии и дизентерии, перенесенных ребенком в жизни, и т. п.[12].


>>>145>>>

В свою очередь, исследования, проведенные в СССР, показали, что стойкие формы задержки психического развития чаще всего связаны с органическими повреждениями центральной нервной системы. Данное обстоятельство позволяет отличать ЗПР от олигофрении, при которой преобладают не повреждения, а недоразвитие мозговых структур[13]. Вместе с тем проведенное массовое обследование (около 3000) 6-летних детей позволило квалифицировать задержку психического развития у 50% воспитанников городских детских садов. Причинами же отставания в развитии этих детей являлись, как правило, слабое здоровье с раннего детства и общая педагогическая запущенность с ясельного возраста или младшего дошкольного возраста[14].

По данным психологического исследования, так называемые «трудные подростки» с ЗПР, обнаруживающие неустойчивость в психике, даже к 16-17 годам еще не имеют должного уровня развития самосознания и, следовательно, у них нет перехода к позитивной фазе подросткового возраста, в связи с чем сохраняется преимущественно незрелость эмоционально-волевой сферы[15].

Отставание в психическом развитии несовершеннолетнего может быть обусловлено и длительными физиологическими заболеваниями, неблагоприятными и неправильными условиями воспитания, длительной изоляцией ребенка от семьи, своих сверстников, ранним употреблением спиртных напитков и наркотических средств, употреблением одурманивающих веществ, личностными отклонениями и другими причинами и условиями, способствующими задержке общего темпа развития организма, а также порождающими психическую незрелость на ранней стадии формирования личности ребенка или подростка.

Причинами отставания в психическом развитии может являться как алкоголизм родителей с возможным наступлением самых неблагоприятных последствий для будущих детей, так и их сиротство, которое в последние годы приобрело широкие масштабы.


>>>146>>>

Исследование сирот детей и подростков в возрасте от 7 до 17 лет, находящихся в школах-интернатах Москвы, показало, что практически у всех обнаруживалась задержка психического развития. Так, в 30% задержка развития была легкой и мало чем отличалась от обычной педагогической запущенности, а в 48% задержка была более выраженной и обуславливалась снижением уровня мышления и работоспособности. Многие из них обнаруживали склонности к совершению преступлений (хулиганство, кражи) и других правонарушений. Недоразвитие эмоционально-потребностной сферы, образного и абстрактного мышления в целом являлись причиной плохой успеваемости.[16] По разным оценочным данным, в конце 90-х годов у нас в стране насчитывалось от двух до четырех миллионов детей-беспризорников.[17]

В свою очередь, проведенное нами изучение исследований Городской межведомственной психолого-медико-педагогической консультации, созданной в 1994 г. Комитетом по образованию Администрации Санкт-Петербурга и городской комиссии с соответствующим названием, показало, что наряду с выполнением функций высшей экспертной службы и других многочисленных обязанностей Консультация оказывает специализированную помощь детям, имеющим отставания в психофизическом развитии. При этом особое внимание специалистами обращается не только на необходимую помощь населению по своевременному выявлению, постановке на учет, обучению, диагностике и т. п. детей с различными отклонениями и ЗПР, но и на оказание квалифицированных психолого-медико-педагогических услуг, особенно детям-сиротам детских домов и школ-интернатов.

Интересны данные обследования детей с отставанием психического развития, прошедших городскую межведомственную психолого-медико-педагогическую комиссию с уточненными диагнозами, приведенные в табл. 6.


>>>147>>>

Таблица 6

 

Годы

Виды диагнозов

1997

1998

 

Кол-во

%

Кол-во

%

Общее число обследованных детей с диагнозами

511

100

496

97,25

Специфические задержки развития

16

3,13

58

11,37

Смешанные нарушения развития

63

12,33

-

-

Задержки интеллектуального развития (включая состояние психического инфантилизма с задержкой интеллектуального развития)

86

16,83

124

24,31

Другие виды диагнозов

346

 

314

 

Таким образом, из таблицы видно и можно констатировать тот факт, что в подавляющем большинстве у детей встречаются задержки интеллектуального развития (включая состояние психического инфантилизма с задержкой интеллектуального развития), составившие в 1997 г. 16,83 % и за аналогичный период времени в 1998 г. — 24,31 %. На втором месте обычно встречаются дети с диагнозом: смешанные нарушения развития -- 12,33 % в 1997 г. и специфические задержки развития — 11,37 % в 1998 г.

В табл. 7 приведены статистические материалы по психиатрическому обследованию детей на базе данной Консультации Санкт-Петербурга с диагнозом «смешанные специфические расстройства» по возрастным группам и полу в процентном отношении.


>>>148>>>

Из табл. 7 видно, что традиционно с диагнозом «смешанные специфические расстройства», куда входит и задержка в психическом и других видах развития, значительный процент составляют мальчики. Возрастные же характеристики показывают, что как отставания в психическом развитии, так и отставания с признаками психических расстройств характерны, как правило, для детей возрастных групп 7-10 лет и 11-13 лет и значительно реже наблюдаются в более старшем возрасте 14-17 лет.

Таким образом, причины отставания в психическом развитии у несовершеннолетних, не связанного с психическим расстройством, как мы уже отмечали, могут быть разные: клинические, хронические заболевания женщин в период их беременности, заболевания и различные травмы детей первых лет жизни, психофизиологического и личностного характера, педагогические, недостатки в воспитании, социальные и т. п.

Следовательно, в результате вышеуказанных и других причин, имеющих место в раннем детстве и в подростковом возрасте, а также под влиянием внешних неблагоприятных факторов окружающей среды, оказывающих негативное воздействие на эмоционально-волевые свойства личности, происходит отставание в психическом развитии несовершеннолетнего, которое мешает ему правильно адаптироваться в обществе и формировать индивидуальные качества, с точки зрения полной осознанности своего поведения.

В свою очередь, разнообразные причины, негативные условия социальной среды и совокупность множества отрицательных факторов способны достаточно активно влиять и, в частности, воздействовать не только на дальнейшее отставание психического развития несовершеннолетнего, но и порождать у него личностные деформации, выражающиеся в гипертрофированных интересах, потребностях, ценностных и общеполезных ориентациях, которые при определенных, чаще всего неблагоприятных, ситуациях могут привести к совершению преступления.

Если же несовершеннолетнее лицо, как мы уже неоднократно отмечали, достигло минимальных и максимальных возрастных границ, предусмотренных в законе, и совершило преступление при указанных в ч. 3 ст. 20 УК РФ обстоятельствах, оно не может подлежать уголовной ответственности, так как не является субъектом общественно опасного деяния.


>>>149>>>

В результате установления данного обстоятельства, исключающего привлечение несовершеннолетнего лица к уголовной ответственности, у органов дознания, предварительного следствия и суда возникает не право, а предусмотренная уголовно-процессуальным законом (ч. 2 ст. 5 УПК) обязанность прекратить уголовное дело, если оно находится в производстве.

Однако для установления отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, как на предварительном следствии, так и в суде должна в обязательном порядке проводиться комплексная психолого-медико-педагогическая экспертиза, в работе которой желательно участие эксперта-психиатра, а при необходимости целесообразно приглашение и других специалистов или консультантов.

Возможно также в отношении данной категории лиц проведение комплексной судебной психолого-медико-психиатрической экспертизы с приглашением педагога, желательно специалиста в области дефектологии.

В судебно-следственной практике решение данных вопросов в некоторых случаях осуществляется судебной психолого-психиатрической экспертизой на базе судебно-психиатрической экспертизы (в частности в Санкт-Петербурге).

Вместе с тем в связи со сложностью, а иногда и по другим причинам невозможно проводить в отношении данной категории несовершеннолетних, совершивших преступление, комплексные экспертизы как на стадии предварительного следствия, так и на стадии судебного разбирательства. Поэтому в некоторых случаях они проводятся специалистами в какой-либо одной области знаний (медицины, педагогики или психологии).

В качестве примера можно привести уголовное дело СО Ломоносовского РУВД г. Санкт-Петербурга в отношении несовершеннолетнего А., который совершил в конце 1998 г. две кражи чужого имущества. Одна из них была совершена с проникновением в квартиру с причинением потерпевшему значительного ущерба, а другая связана с похищением личных вещей учащихся из школьного гардероба. В инкриминируемых ему деяниях, предусмотренных п. «в» и «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, данное лицо полностью призналось.

В рамках уголовного дела на стадии предварительного следствия в отношении обвиняемого следователем была проведена психо-


>>>150>>>

логическая экспертиза. Согласно заключению данной экспертизы, у несовершеннолетнего были установлены признаки отставания в развитии, выразившиеся в недостаточном развитии познавательных функций, а это давало возможность судить о том, что к моменту совершения преступления он по своему умственному развитию не достиг уровня 14-летнего возраста.

Принимая во внимание обстоятельства уголовного дела и основываясь на заключении психологической экспертизы, что несовершеннолетнее лицо вследствие отставания в психическом развитии не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, в соответствии с п. 5 ч. 1, ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР, ч. 3 ст. 20 УК РФ следователем уголовное дело было прекращено, а данное лицо освобождено от уголовной ответственности[18].

При этом следует отметить, что случаи расследования уголовных дел в отношении несовершеннолетних, совершивших преступления, у которых имеет место отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, без проведения комплексных соответствующих экспертиз в судебно-следственной практике не единичны. В конечном счете данное обстоятельство не способствует полному и объективному рассмотрению существа вопроса по уголовному делу, а от ответственности освобождается лицо, которое обладает признаками субъекта преступления.

Вместе с тем в судебно-следственной и прокурорской практике имеют место случаи необъективного и необоснованного решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности несовершеннолетних лиц, у которых имеет место отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, когда во время совершения общественно опасного деяния они не могут в полной мере осознавать преступность своих действий либо руководить ими.

Так, органами следствия несовершеннолетнему Бабушанову было предъявлено обвинение в совершении изнасилования малолетней с угрозой убийства. Данные действия следователем были квалифицированны по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР.


>>>151>>>

Судебной коллегией по уголовным делам Смоленского областного суда установлено, что Бабушановым совершено покушение на изнасилование, предусмотренное ст. 30, п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ; несовершеннолетний от уголовной ответственности на основании ч. 3 ст. 20 УК РФ был освобожден.

Однако прокурор в частном протесте поставил вопрос об отмене определения в связи с неправильной квалификацией судом действий Бабушанова, а также необоснованным освобождением его от уголовной ответственности. Сославшись на материалы уголовного дела, государственный обвинитель утверждал, что, по его мнению, Ба-бушанов совершил оконченное преступление, предусмотренное п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ, сам обвиняемый достиг 14-летнего возраста, а по заключению эксперта-психиатра является вменяемым, что не вызывает сомнений.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 февраля 1998 г., в свою очередь, протест прокурора оставила без удовлетворения, справедливо указав на его полную необъективность и несостоятельность приводимых в нем доводов.

При этом Судебная коллегия совершенно справедливо не согласилась с доводами прокурора о привлечении Бабушанова к уголовной ответственности за изнасилование, которое не подтверждено в этой части заключением судебно-медицинской экспертизы о совершении насильственного полового акта с потерпевшей. Кроме того, по заключению экспертов, проводивших стационарную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, у несовершеннолетнего обнаружены признаки врожденного умственного недоразвития в форме олигофрении в легкой степени дебильности с эмоционально-волевыми нарушениями.

В результате личностных особенностей его развития и поведения Бабушанов не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность совершенных им противоправных действий, а также не мог в полной мере руководить ими. Из материалов уголовного дела усматривается и такое обстоятельство, что Бабушанов по своему умственному развитию значительно отставал от своих сверстников, т. е., обучаясь в школе, он не научился писать и считать.

С учетом указанных и других данных материалов дела суд обоснованно пришел к выводу, что Бабушанов по своему психиче-


>>>152>>>

скому развитию не соответствует 14-летнему возрасту. И на основании ч. 3 ст. 20 УК РФ правильно освободил его от уголовной ответственности.[19]

В настоящее время, в связи с новым положением в уголовном законе (ч. 3 ст. 20 УК РФ), вряд ли можно говорить о четко налаженной в стране системе и организации проведения экспертиз в отношении несовершеннолетних лиц, совершивших преступления, у которых имеет место отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, а также о безошибочных решениях в судебно-следственной практике работников суда, прокуратуры и следствия. Вместе с тем сама законодательная формулировка (ч. 3 ст. 20) требует конкретизации и уточнения, а также комплексного подхода к изучению этого психического состояния как в теории, так и на практике.

В связи с этим и на основании вышеизложенного, а также в целях конкретизации формулы уголовного закона (ч. 3 ст. 20 УК РФ) и его эффективности на концептуальном и законодательном уровнях представляется целесообразным предложить следующие рекомендации:

1.  Для более четкого отграничения положений, зафиксированных в ч. 3 ст. 20 и ч. 1 ст. 22 УК РФ, предлагается включить в Уголовный кодекс РФ самостоятельную норму — ст. 20'   с названием «Лица, не подлежащие уголовной ответственности» в следующей редакции: «Если несовершеннолетнее лицо достигло возраста, предусмотренного ст. 20 настоящего Кодекса, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не могло полностью осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, оно не подлежит уголовной ответственности».

2.  Существенным моментом для улучшения работы по проведению медицинского, психологического и психиатрического обследований несовершеннолетних с отставанием в психическом развитии, не связанном с психическим   расстройством, совершивших различные преступления, представляется важным в наиболее крупных городах страны создать комплексные стационарные и амбулаторные


>>>153>>>

психолого-медико-педагогические или судебно-психолого-медико-психиатрические экспертизы с приглашением на них в первом варианте эксперта-психиатра, а во втором — специалиста в области педагогики.

3. С учетом того, что в настоящее время судебно-следственная практика испытывает значительные трудности в решении вопросов, охватываемых ч. 3 ст. 20 УК РФ, возникает настоятельная необходимость в принятии специального постановления Пленума Верховного Суда РФ, в котором бы имели место подробные разъяснения и рекомендации в практике правильного и единообразного понимания и применения как уголовного, так и уголовно-процессуального законодательства в отношении рассматриваемых лиц.

В принятом постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000 г. вопросы, касающиеся уголовной ответственности несовершеннолетних по ч. 3 ст. 20 УК РФ, несколько уточнены, но не решены полностью[20]. В свою очередь, принятие такого постановления при соответствующем обобщении судебно-следственной практики позволит избежать в дальнейшем не только имеющих место многочисленных трудностей, но и устранить встречающиеся недостатки и ошибки, связанные с рассмотрением этой категории уголовных дел.

Реализация данных предложений и рекомендаций может создать положительные предпосылки и необходимую базу не только для совершенствования уголовного законодательства в рамках анализируемой статьи УК РФ, но и обратить внимание правоохранительных органов и указанных специалистов на предупреждение преступлений со стороны рассматриваемой категории несовершеннолетних.


>>>154>>>



[1] См.: Уголовный кодекс Российской Федерации (с коммент. Б. В. Волженкина). СПб., 1996. С. 194; Кругликов Л. Л. Комментарий к Уголовному кодексу РФ /Под ред. А. И. Бойко. С. 83; Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 187 и др.

[2] См.: Назаренко Г. В. Уголовное законодательство России: Учеб. пособие. М., 1998. С.16.

[3] См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. С. 45.

[4] См.: Назаренко Г. В.  Уголовно-релевантные психические состояния субъекта преступления и лиц, совершивших общественно опасные деяния: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2001, С. 31.

[5] Назаренко Г. В. Уголовно-релевантные психические состояния лиц, совершивших преступления и общественно опасные деяния. М., 2001., С. 135.

[6] Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. С. 69.

[7] См.: Фрейеров О. Е. Возрастной критерий уголовной ответственности //Соц. законность. 1968. № 12. С. 39.

[8] Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (по состоянию на 1 января 1997 г.) СПб., 1997. С. 5.

[9] Курс уголовного права. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. Т. 1. М., 1999, С. 270.

[10] Инфантилизм, с точки зрения медицины, рассматривается как клинический синдром различного генезиса, который характеризуется задержкой развития организма при сохранении у больного лица физиологических, а также психических особенностей, как правило, характерных более раннему возрасту. Лечение должно быть направлено на основное заболевание, вызвавшее задержку развития (См.: БМЭ. Т. 9. С. 306, 308). Инфантилизм, как отмечает О. Е. Фрейеров, представляет собой общее недоразвитие всего организма, в том числе и психической деятельности. (См.: Фрейеров О. Е. Возрастной критерий уголовной ответственности. С. 40). Инфантилизм — сохранение в организме и психике человека различных особенностей, присущих раннему возрасту. Физический инфантилизм, как правило, вызван инфекционными заболеваниями, интоксикациями, а также неполноценным питанием и т. п. Психический инфантилизм представляет собой, в основном, отставание в личностном развитии. Общий гармонический инфантилизм характеризуется задержкой развития роста, веса и т. п. Существуют и другие виды инфантилизма, преимущественно обусловленные недостатками воспитания и т. п. (См.: Дефектология: Словарь-справочник / Авт.-сост. С. С. Степанов; Под ред. Б. П. Пузанова. М., 1996. С. 36 и др.).

[11] См.: Дефектология: Словарь-справочник. С. 32; Здесь же следует заметить, что в соответствии с международной классификацией болезней (МКБ — 10) ЗПР предлагается переименовать — нарушение психологического развития детского возраста. (См/ Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств /Под ред. Ю. Г. Нуллера, С. Ю. Циркина. СПб., 1994.)

[12] См.: Власова Т А., Певзнер М. С. Учителю о детях с отклонениями в развитии. М., 1967. С. 75.

[13] См.: Задержка психического развития детей и пути ее преодоления: Обзорная информация / Под ред Т. А. Власовой. М., 1976. Вып. 13. С. 10.

[14] См.: Ульенкова У. В. Шестилетние дети с задержкой психического развития. М., 1990. С. 3.

[15] См.: Лебединская К. С., Райская М. М., Грибанова Г. В. Подростки с нарушениями в аффективной сфере. М., 1988. С. 106.

[16] См.: Калинина М. А., Просвлкова М. Е. О психических последствиях воспитания детей и подростков в условиях сиротства. Социальная дезадаптация, нарушения поведения у детей и подростков // Матер, российской науч.-практич конф., 26-28 ноября 1996г. М., 1996. С 111-112

[17] См.: Криминология / Под ред. А. И. Долговой. С. 690.

[18] Материалы уголовного дела следственного отдела Ломоносовского РУВД г. Санкт-Петербурга. 1998г.

[19] См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 12. С. 9-10.

[20] См : Бюллетень Верховного Суда РФ 2000 № 4 С. 10.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021