ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 4. Особенности специального субъекта воинского преступления и вопросы уголовной ответственности


Коренные преобразования во всех сферах жизнедеятельности нашего общества в условиях кризисных явлений, несовершенство, а порой противоречивость федерального законодательства России за-
 
>>>243>>>
ставляют по-новому взглянуть и на вопросы уголовной ответственности за совершение воинских преступлений. Вместе с тем обеспечение законности и воинской дисциплины в Вооруженных Силах РФ, установление четких прав и обязанностей военнослужащих, их правовая и социальная защищенность настойчиво диктуют необходимость совершенствования не только военного, но и уголовного законодательства и его правильного применения в современных условиях.
В свою очередь, сложная криминогенная обстановка в России негативным образом сказывается и на Вооруженных Силах РФ. Сопоставляя общие данные о преступности в стране и преступности военнослужащих, можно говорить, что они тесно взаимосвязаны, как и причины преступности военнослужащих отражают причины преступности в целом.
Как отмечается в криминологической литературе, содержание воинских преступлений в общей структуре преступности в различные годы в общем невелико. Так, в середине 50-х годов оно приближалось к 5%, в начале 80-х годов — к 1,5%, а по данным 1993 г. — около 1% . В 1995 г. в Министерстве обороны, а также в других ведомствах, имеющих войсковые формирования, зарегистрировано 30 тыс. преступлений военнослужащих , тогда как в стране было совершено 2 755 669 преступлений . При этом уровень преступности в Вооруженных Силах РФ в 1995 г. по сравнению с 1994 г. возрос на 24% .
В 1996 г., несмотря на снижение общей зарегистрированной преступности по стране, количество совершенных военнослужащими тяжких, групповых и воинских преступлений возрастает, а в 1997 г. в Вооруженных Силах наблюдается рост преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, рукоприкладством, неуставными взаимоотношениями, преступлений против собственности и др.  При этом, по данным И. М. Мацкевича, довольно часто военнослужащие совершают преступления в состоянии алкогольного и наркотического
 
>>>244>>>
опьянения . Рост преступности среди военнослужащих, особенно в последние годы, ученый объясняет социальными причинами .
Воинские преступления на всех этапах развития нашего государства всегда представляли большую общественную опасность, так как совершались военнослужащими и другими лицами, наделенными специальными правами и обязанностями перед Родиной. При этом следует заметить, что вплоть до Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. у нас в стране действовало Положение о воинских преступлениях 1927г.. не подвергавшееся длительное время никаким изменениям.
В последующем понятие воинского преступления нашло свое закрепление в Законе СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления» от 25 декабря 1958 г., который вступил в силу 6 января 1959 г. В ст. 1 данного Закона говорилось, что воинскими преступлениями признаются предусмотренные уголовным законом преступления против установленного порядка несения воинской службы, которые совершаются военнослужащими или военнобязан-ными во время прохождения ими учебных сборов .
Указанный закон полностью отдельной главой вошел в УК РСФСР 1960 г., практически сохранив понятие воинского преступления в первоначальной редакции.
Основные дополнения были внесены, главным образом, в понятие субъекта воинского преступления, который по отношению к общему субъекту обладал дополнительными признаками, характерными только для военнослужащих и других лиц, предусмотренных в законе. В соответствии со ст. 237 УК РСФСР 1960 г. субъектами воинских преступлений являлись военнослужащие, состоящие на действительной срочной или сверхсрочной службе, а также военнообязанные, находящиеся в запасе и призывающиеся на учебные, а также поверочные сборы . Наряду с уточнением поня-
 
>>>245>>>
тия субъекта воинского преступления одновременно была усилена и наказуемость за некоторые деяния (неисполнение приказа начальника, самовольное оставление части, нарушение уставных правил караульной службы и др.).
В УК РФ 1996 г. преступления против военной службы законодатель выделил в самостоятельный 11-й раздел (гл. 33), тем самым повысив значимость данного уголовного закона. При этом особо следует отметить важное новшество для отечественного законодательства, выраженное в том, что ответственность за воинские преступления, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, теперь определяется законодательством России военного времени (ч. З ст. 331 УК РФ).
Само же понятие преступления против военной службы дается законодателем в ч. 1 ст. 331 УК, где предусмотрены и виды специального субъекта. При этом определение воинского преступления основывается на общем понятии преступления, сформулированного в ст. 14 УК РФ, и отличается лишь объектом посягательства — установленным порядком прохождения военной службы. Так, согласно ч. 1 ст. 331 УК преступлениями против военной службы признаются предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния против установленного порядка прохождения военной службы, которые совершили военнослужащие, проходящие военную службу по призыву или по контракту в Вооруженных Силах и других войсках, а также воинских формированиях Российской Федерации, либо граждане, находящиеся в запасе, в период прохождения ими военных сборов.
Порядок прохождения воинской службы определяется на основании Конституции РФ (ст. 59), законами Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе» от 6 марта 1998 г., «Об обороне» от 24 апреля 1996 г., «О статусе военнослужащих» от 6 марта 1998 г., «О внутренних войсках МВД РФ» (1996 г.), Положением о порядке прохождения военной службы (в редакции Указа Президента РФ от 15 октября 1999 г.), другими нормативными актами и воинскими уставами, регулирующих военно-служебную деятельность.
Таким образом, в соответствии со ст. 331 УК РФ родовым (видовым) объектом воинских преступлений будет являться порядок прохождения военной службы военнослужащими и другими граж-
 
>>>246>>>
данами в соответствии с федеральными законами, воинскими уставами и другими военно-нормативными актами.
Как ранее было отмечено, проведенный нами анализ уголовно-правовых норм Особенной части УК РФ показал, что преступления против военной службы (гл. 33) составляют 8% от общего количества статей со специальным субъектом. Исходя из смысла закона (ч. 1 и ч. 2 ст. 331 УК РФ) субъектом воинского преступления может быть лицо, обладающее кроме общих признаков (возраст, вменяемость), еще и особыми специальными признаками, присущими только ему. Основным таким признаком субъекта воинского преступления является нахождение лица на военной службе или работе, приравненной к ней. Поэтому лицо, совершившее воинское преступление, является специальным субъектом, обладающим по отношению к общему субъекту дополнительными признаками и характерными особенностями. Ими и являются военнослужащие, граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов и военные строители отрядов (частей) Министерства обороны и других министерств и ведомств Российской Федерации.
Согласно ст. 1 Закона РФ «Об обороне», военная служба организуется в Вооруженных Силах РФ (армии и флоте), войсках (пограничных, железнодорожных и т. п.), также воинских формированиях (инженерно-технических, дорожно-строительных), в службах и органах (например ФСБ, в службе внешней разведки), войсках гражданской обороны и внутренних войсках МВД РФ и других воинских формированиях, где проходят службу военнослужащие по призыву или контракту .
В соответствии со ст. 2 Закона РФ «О статусе военнослужащих» от 6 марта 1998 г. граждане приобретают статус военнослужащего, как правило, с началом военной службы и утрачивают его с ее окончанием. На военнослужащих, согласно ст. 1 данного Закона, возлагается обязанность вооруженной защиты Российской Федерации и беспрекословное выполнение поставленных задач, в том числе с риском для жизни .
Военнослужащими согласно указанному закону считаются: офицеры, прапорщики, мичманы, курсанты военно-учебных заведе-
 
>>>247>>>
ний, сержанты, старшины, солдаты и матросы, поступившие на военную службу по призыву или контракту.
Для правильного применения уголовного закона очень важно установить начальный и конечный момент состояния лица на военной службе. Согласно ст. 38 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» для граждан, призванных на срочную военную службу, начальным моментом военной службы считается день убытия из военкомата к месту ее прохождения, а окончанием военной службы будет считаться дата исключения из списков личного состава воинской части . С момента зачисления военнослужащего в списки личного состава воинской части он несет уголовную ответственность по закону в случае совершения им воинского преступления, являясь специальным субъектом данного общественно опасного деяния.
Вместе с тем специальным субъектом воинского преступления согласно ч. 1 ст. 331 и ст. 37 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» являются также граждане, проходящие военные сборы и исполняющие обязанности военной службы. Военнообязанные граждане, находящиеся в запасе и призванные для прохождения военных сборов, полностью подчиняются соответствующему федеральному законодательству и общевоинским уставам, а при совершении ими воинских преступлений вопрос о привлечении их к уголовной ответственности решается по соответствующим статьям гл. 33 УК РФ.
Моменты начала и окончания службы для военнообязанных, проходящих военные сборы, определяются со дня прибытия призывных лиц на сборы, а окончание — последний день пребывания их на военных сборах.
Специальными субъектами воинских преступлений в силу ч. 2 ст. 331 УК РФ являются и военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны и других министерств и ведомств Российской Федерации, совершившие общественно опасные деяния против установленного порядка прохождения военной службы, с учетом специфики их работы. УК РСФСР 1960 г., как мы уже отмечали, не предусматривал такого вида специального субъекта воинского преступления.
 
>>>248>>>
В уголовно-правовой литературе можно встретить различные точки зрения по поводу того, следует ли относить военных строителей к специальному субъекту воинских преступлений. Так,
A. А. Тер-Акопов и X. М. Ахметшин считают, что военные строители не являются субъектами преступлений против военной службы, но эти лица приравниваются к военнослужащим по уголовной ответственности. Вместе с тем служба, которую они несут, не является военной, поскольку она не связана с вооруженной деятельностью . Противоположной точки зрения придерживаются Ф. С. Бражник , B. В. Лунеев  и В. И. Мархотин , считающие субъектами воинских преступлений и военных строителей.
Представляется, что правильнее относить военных строителей к специальным субъектам воинских преступлений, предусмотренных гл. 33 УК. Во-первых, военные строители военно-строительных отрядов (частей) приравниваются к военнослужащим и на них полностью распространяются положения воинских уставов и других военно-нормативных актов со всеми вытекающими для них последствиями. Во-вторых, служба военных строителей приравнивается к воинской и засчитывается им как таковая. В-третьих, в силу ч. 2 ст. 331 УК РФ на военных строителей также распространяется уголовная ответственность за преступления, предусмотренные гл. 33 (раздел 11 УК РФ).
Следовательно, военные строители являются специальными субъектами преступлений против военной службы наряду с военнослужащими и гражданами, находящимися в запасе, во время прохождения ими военных сборов.
Однако не являются субъектами воинских преступлений рабочие и служащие воинских частей и учреждений, т. е. гражданский персонал, а также воспитанники и учащиеся суворовских, нахимовских училищ и кадетских корпусов, лица строевого и административно-хозяйственного состава органов милиции и другие граждане, не относящиеся к военнослужащим. Перечисленные лица, участ-
 
>>>249>>>
вующие в совершении преступления со специальным субъектом, согласно ч. 4 ст. 34 УК РФ несут уголовную ответственность за воинские преступления не как исполнители, а в качестве организатора, подстрекателя или пособника.
Далее следует отметить, что в теории и практике не всегда можно встретить однозначный подход в понимании субъекта воинского преступления, когда речь идет о курсантах военно-учебных заведений, не достигших совершеннолетнего возраста.
Представляется, что при данной ситуации необходимо руководствоваться Законом РФ «О воинской обязанности и военной службе» от 6 марта 1998 г. В п. 2 ст. 35 данного Закона прямо сказано, что граждане, не проходившие военную службу, но зачисленные в военные учебные заведения, приобретают статус военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, и заключают контракт о ее прохождении по достижении ими возраста 18 лет, но не ранее окончания ими 1-го курса обучения в указанных военно-учебных заведениях .
Данное законодательное обоснование нашло свое отражение и в Положении о порядке прохождения военной службы (в редакции Указа Президента РФ от 15 октября 1999 г.). В п. 2 ст. 8 Положения несколько уточняется этот вопрос и акцентируется внимание на том, что курсанты заключают первый контракт по достижении ими возраста 18 лет, однако не ранее окончания ими 1 -го курса обучения, но до окончания 2-го курса обучения. При этом указанные лица, отказавшиеся заключить контракт в соответствии с действующим законодательством и Положением, подлежат отчислению из военно-учебных заведений .
Следовательно, согласно действующему военному законодательству военнослужащие, обучающиеся в военно-учебных заведениях и именуемые курсантами, не достигшие 18-летнего возраста, не могут быть привлечены к уголовной ответственности за воинские преступления, предусмотренные главой 33 УК РФ, так как они не обладают признаками специального субъекта. Они приобретают статус военнослужащего в полном объеме с заключением контракта о прохождении
 
>>>250>>>
военной службы только по достижении ими 18-летнего возраста. Однако это не исключает их ответственности согласно ч. 4 ст. 34 УК за соучастие в совершении воинского преступления в качестве организатора, подстрекателя или пособника.
Изучение судебно-следственной практики Военного суда Ленинградского военного округа и Военного суда Санкт-Петербургского гарнизона за период 1996-1998 гг. показало, что приговоры этих судов по осуждению курсантов военно-учебных заведений являлись обоснованными. За исследуемый период не было ни одного случая привлечения к уголовной ответственности за воинские преступления из числа курсантов, не достигших возраста 18 лет.
Как правило, курсанты первых и вторых курсов совершали общеуголовные преступления в соучастии с гражданскими лицами. В 1997 г. к уголовной ответственности было привлечено 1,2% данных военнослужащих более старших возрастных групп (18-20 лет), которые были впоследствии осуждены за общеуголовные преступления, а за 3 месяца 1998 г. их было привлечено за кражи, грабежи, разбои и хулиганство 0,6%. Однако процент совершаемых курсантами воинских преступлений невелик по отношению к другим военнослужащим и военным строителям.
Достаточно опасным и самым распространенным видом преступлений как в предыдущие годы, так и в настоящее время является уклонение военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы (ст. 339 УК). Их доля, по данным криминологических исследований прошлых лет, значительна . А по данным Главной военной прокуратуры, около 1200 российских военнослужащих по разным причинам уклонились от прохождения службы и были объявлены в розыск .
По данным нашего исследования, по Ленинградскому военному округу число осужденных военнослужащих и военных строителей в 1996г. по ст. 249 УК РСФСР составило 33%, а в 1997 г. по ст. 339 УК РФ—27,9%. В свою очередь, по войскам Ленинградского военного округа без военных строителей в 1996 г. — 5,3% и в 1997 г. — 4,7%. Во всех случаях военнослужащие, в том числе и военные строители, которые составляли наи-
 
>>>251>>>
больший процент осужденных, являлись специальными субъектами данного преступления.
Другим наиболее опасным и достаточно распространенным воинским преступлением со специальным субъектом является нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335 УК РФ), так называемая «дедовщина», которая очень живуча и представляет собой разновидность насилия среди военнослужащих.
Так, в 1993 г., по данным И. М. Мацкевича и В. Е. Эминова, было возбуждено 550 уголовных дел и осуждено 13 тыс. военнослужащих за это преступление .
Подтверждают распространенность рассматриваемого преступления, связанного с неуставными взаимоотношениями между военнослужащими, которые являются специальным субъектом, и данные нашего исследования. Так, в 1996г. по Ленинградскому военному округу за неуставные взаимоотношения (ст. 244 УК РСФСР) было осуждено военнослужащих, включая военных строителей,— 14,7%, вместе с тем за аналогичный период 1997г.-— 13%, а по войскам Ленинградского военного округа в 1996 г. — 3%, тогда как в 1997 г. количество осужденных за данное деяние военнослужащих составило 2,4%.
Приведем пример. Военный суд Санкт-Петербургского гарнизона в открытом судебном заседании рассмотрел уголовное дело по обвинению военнослужащих Г. и К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 335 УК РФ.
Судебным следствием было установлено, что военнослужащий Г. в марте 1997 г. в помещении казармы, будучи недовольным уходом на законных основаниях в увольнение не находившегося с ним в отношениях подчиненности рядового А. и желая выразить свое мнимое превосходство, ударил А. кулаком в лицо, причинив ему кровоподтеки. В свою очередь, военнослужащий К., узнав о противоправных действиях своего сослуживца Г., тоже решил показать свое превосходство и унизить А., после чего нанес потерпевшему пять ударов кулаком в грудь.
 
>>>252>>>
По заключению судебно-медицинского эксперта, на теле А. имелись повреждения в виде кровоподтеков в области левой щеки, несколько кровоподтеков в области грудины и кровоизлияние левого глаза, не повлекшие временной утраты трудоспособности.
В судебном заседании и на следствии подсудимые вину свою признали, установлена их виновность и материалами уголовного дела. Поэтому суд правильно осудил военнослужащих Г. и К. за совершенное ими воинское преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 335 УК РФ, — за нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, в котором они являются специальными субъектами данного общественно опасного деяния .
Определенную опасность среди воинских преступлений представляет собой дезертирство (ст. 338), субъектом которого является как военнослужащий, проходящий службу по призыву или контракту, так и лица, находящиеся в запасе, во время прохождения ими военных сборов, а также и военные строители. Результаты нашего исследования показали, что в 1996 г. в Ленинградском военном округе за дезертирство было осуждено 6% военнослужащих. Вместе с тем за 1997 г. количество осужденных несколько возросло и составило 8,5%. Ими являлись специальные субъекты преступления — военнослужащие и военные строители.
Исследование также показало, что значительное количество общеуголовных преступлений, в частности корыстно-насильственного характера (кража, грабеж, разбой), совершаются военнослужащими и военными строителями, когда они, обладая признаками специального субъекта, несут уголовную ответственность не за воинские преступления. Так, в 1996 г. было осуждено военнослужащих и военных строителей за различные формы хищения, преимущественно кражу чужого имущества, по Ленинградскому военному округу — 24,5%, а в 1997 г. их количество увеличилось и составило 29,7%. По войскам указанные формы хищения в 1996 г. составили — 4,6%, а за аналогичный период 1997 г. — 8,4%.
Вместе с тем изучение судебно-следственной практики Военного суда Санкт-Петербургского гарнизона показало, что значительное количество воинских и общеуголовных преступлений совершается
 
>>>253>>>
военнослужащими в соучастии с гражданскими лицами, в связи с чем возникают определенные трудности в квалификации. Так, в 1997 г. совершались следующие преступления: самовольное оставление части или места службы (ст. 337) — 27,3%, дезертирство (ст. 338)— 11,3%, нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335) — 8%, а при совершении общеуголовных преступлений — разбой (ст. 162) — 3,3%, незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228) — 2%, незаконная порубка деревьев и кустарников (ст. 260) — 2%, надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244) -— 1,3%, а также кражи, грабежи и хулиганство.
В юридической литературе и судебно-следственной практике вопрос об участии в воинских преступлениях граждан, не являющихся военнослужащими или военнообязанными, решается по-разному. Трудности такого рода возникают при привлечении виновных к уголовной ответственности, когда речь идет о соучастии в преступлениях со специальным субъектом, где исполнителем является военнослужащий или военнообязанный. При этом, как ранее мы уже отмечали, лица, не являющиеся субъектами преступлений, предусмотренных гл. 33 УК, согласно ч. 4 ст. 34 УК за участие в совершении воинских преступлений несут уголовную ответственность в качестве организатора, подстрекателя или пособника.
Однако в тех случаях, когда исполнителем преступления является гражданское лицо, а военнослужащий выступает в роли организатора, подстрекателя либо пособника, вряд ли целесообразно говорить о воинском преступлении со специальным субъектом. Так, если военнослужащий по мотивам мести своему командиру за его требовательность склонил гражданских лиц к насилию над ним, то такой военнослужащий, как полагает X. М. Ахметшин, подлежит уголовной ответственности по ст. 242 УК РСФСР (ст. 334 УК РФ) — за насильственные действия в отношении начальника, а гражданские лица, учинившие это насилие, — по ст. 17 и ст. 242 УК РСФСР как пособники преступления .
 
>>>254>>>
Представляется, что в этом случае нельзя согласиться с такой квалификацией, противоречащей уголовному закону (ст. 237 УК РСФСР). Не соответствует данная точка зрения и логике ст. 331 УК РФ. На наш взгляд, в этой ситуации гражданские лица как исполнители должны нести уголовную ответственность не за воинское преступление, а за преступление против личности, как причинившие вред здоровью потерпевшего в зависимости от тяжести наступивших последствий. Военнослужащий же, склонивший гражданских лиц к совершению преступления, должен отвечать за подстрекательство к нему по соответствующей статье Особенной части УК со ссылкой на ст. 17 УК РСФСР (ст. 34 УК РФ). Такая квалификация не будет противоречить не только указанным нормам, но и более правильно отвечает смыслу и логике уголовного закона.
Говоря о соучастии в преступлении со специальным субъектом, следует иметь в виду, что лица, не являющиеся военнослужащими, не могут быть также и соисполнителями воинского преступления. В связи с этим сопротивление, оказанное военнослужащим совместно с гражданским лицом патрульному наряду, не может квалифицироваться как соисполнительство.
Следовательно, гражданские лица могут лишь выступать в роли организаторов, пособников и подстрекателей, но они не могут быть исполнителями и соисполнителями воинских преступлений.
Некоторые воинские преступления могут быть совершены не любым специальным субъектом, а лишь таким, который наряду с дополнительными признаками обладает еще и специальными, а точнее — особенностями характера несения военной службы. Так, неисполнение приказа в форме неповиновения (ст. 332 УК) могут совершить только подчиненные. Вместе с тем субъектами преступлений, предусмотренных ст.ст. 341, 342, 343 УК и другими (нарушение правил несения пограничной службы, нарушение уставных правил караульной службы и в последнем случае — нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности), могут быть признаны только лица, входящие в состав пограничного наряда, караула (вахты) или войскового наряда по охране общественного порядка. В указанных случаях для привлечения военнослужащих к уголовной ответственности по той или иной статье гл. 33 УК РФ прежде всего следует
 
>>>255>>>
установить, обладало ли данное лицо соответствующими специальными признаками субъекта воинского преступления.
Рассмотрение специального субъекта воинских преступлений и некоторых вопросов ответственности за данные общественно опасные деяния приводит к выводу о необходимости уточнения ст. 331 УК РФ. На наш взгляд, данная статья законодателем сконструирована не совсем удачно, так как носит комбинированный характер, в ней, по существу, раскрывается понятие преступлений против военной службы и указаны виды лиц, признаваемых субъектами воинских преступлений. Требует законодательного закрепления в понятии субъекта воинского преступления и такой важный признак, как возраст военнослужащего.
На основании вышеизложенного представляется целесообразным ч. 1 ст. 331 УК РФ «Понятие преступлений против военной службы» изложить в следующей редакции:
«Воинскими преступлениями признаются предусмотренные настоящим Кодексом общественно опасные деяния против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные лицами, являющимися субъектами этих преступлений».
Во избежание повторов, ч. 2 ст. 331 УК РФ полностью исключить и на ее место переместить ч. 3 данной статьи, которая будет без всяких редакционных изменений являться ч. 2 ст. 331 УК РФ.
Представляется также целесообразным дополнить гл. 33 УК РФ новой статьей 331-1 «Понятие субъекта воинских преступлений» в следующей редакции:
«Субъектом воинских преступлений признаются совершеннолетние лица— военнослужащие, военные строители, проходящие военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, министерств и ведомств Российской Федерации, а также граждане, находящиеся в запасе, но проходящие военные сборы, совершившие общественно опасные деяния против установленного порядка прохождения военной службы».
Вместе с тем в целях правильного применения уголовного закона и квалификации воинских преступлений в соучастии с гражданскими лицами необходимы соответствующие разъяснения и рекомендации по этим вопросам с обобщением судебной практики Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
 
>>>256>>>


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021