ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 2.


Особое Совещание собирается впервые в начале мая 1905 г. В начале июня наступает перерыв и после него Совещание возобновляет свои занятия только 17 января 1906 г. За время этого перерыва Россия переживает первую в ее истории революцию. Манифест 17 октября кладет начало конституционному преобразованию России. В связи с манифестом 17 октября, указом 19 октября создается совет министров, на который, между прочим, возлагается предварительное рассмотрение всех, без исключения, законопроектов, подлежащих внесению в Государственную Думу и Совет, В виду происшедших, таким образом, событий, Особое Совещание, собравшись после перерыва, не считает возможным довести возложенную на него задачу до конца. Не изготовляя законченного и подробного законопроекта об охране государственного и общественного порядка, оно ограничивается установлением одних только главных руководящих оснований, которые, по его мнению, должны лечь в основу законопроекта, подлежащего изготовлению министерством внутренних дел.

Соображения Особого Совещания касаются двух вопросов: во-первых, реформы постоянного законодательства определяющего нормальные полномочия административной власти, - реформы, необходимой, по мнению Совещания, для того, чтобы облегчить переход от системы управления при помощи чрезвычайных законов к системе управления при действии законов постоянных; и, во-вторых, реформы исключительного законодательства, действующего при наличности исключительных обстоятельств.

Суждения Особого Совещания по первому вопросу выходят далеко за пределы настоящего исследования; поэтому, несмотря на всю их поучительность и важность, на них остановиться мы не можем.

Что касается предположений Совещания по вопросу об исключительном положении, то отчасти они осуществлены проектом, к подробному рассмотрению которого мы переходим в дальнейшем. Здесь же, ограничиваясь только общей характеристикой трудов Совещания, мы должны уяснить себе те особенности, как мы увидим весьма и весьма существенные, которыми отличаются первоначальные предположения Игнатьевского Совещания от окончательных выводов Макаровской комиссии[1].

С этой точки зрения, весьма поучительна та особенная настойчивость, с которою Совещание подчеркивает недопустимость существующего порядка управления, при котором исключительный закон приобретает характер постоянно и повсеместно действующего закона. По мнению Совещания, именно, такой порядок является причиной «возникновения революционного брожения, преступной пропаганды и даже вооруженного восстания в целом ряде городов и селений»[2].

Для того, чтобы обеспечить действительную исключительность исключительного положения, Совещание проектирует существенно новый по рядок его объявления, - порядок, являющийся, в условиях русской действительности, единственно правильным и целесообразным. Исключительное положение должно быть вводимо, по общему правилу, законодательною властью; однако, в случаях, нетерпящих отлагательства, оно может быть объявляемо непосредственно Советом Министров, с тем, однако, непременным условием, чтобы об этом немедленно представлялось, установленным порядком, на уважение законодательных учреждений и на последующее утверждение Верховной власти.

Не считая возможным объединить исключительные меры в одном положении, проект Совещания разбивает их на два, - исключительное и военное положение. По мнению Совещания, при отсутствии у нас вполне правильно организованной полиции, при недостаточности ее состава и не особо высоком ее уровне, едва ли можно, по крайней мере, в течение предстоящих ближайших лет, возлагать твердые надежды на то, что она окажется способною предупреждать возникновение беспорядков, и что не придется для подавлении их прибегать иногда к исключительным мерам охраны. При таких условиях, с объединением исключительных мер в одном военном положении, последнее пришлось бы применять сравнительно часто, или же, во избежание этого, внести в общее законодательство, некоторые стеснительные для населения постановления, которые, при других условиях, могли бы войти в положение исключительное, но менее строгое, нежели военное. И то, и другое неизбежно привело бы к излишнему отягощению населения.

Из проектируемых Совещанием положений, исключительное является типом гражданской диктатуры. Оно аналогично положению об усиленной охране, с тою только разницей, что полномочия, предоставляемые им администрации менее значительны, чем в настоящее время при усиленной охране. Так, исключительное положение проекта не знает ни административной ссылки, ни полицейского ареста, в порядке охраны, ни передачи на рассмотрение военного суда каких бы то ни было преступлений. С другой стороны, административной власти предоставлено: издавать обязательные постановления и за их нарушение налагать в административном порядке взыскания в пределах до 3 месяцев ареста и штрафа в 500 рублей; воспрещать всякого рода собрания, сходбища, народный гуляния, базары и т. п.; приостанавливать деятельность союзов и обществ; устанавливать требование видов на жительство в случае отмены паспортной системы; закрывать учебные заведения, а равно содержимые на общественные или частные средства библиотеки, читальни, типографии, литографии и книжные лавки; закрывать всякие, вообще, торговые и промышленные заведения; воспрещать пребывание лицам, опасным для общественного порядка; выражать несогласие на замещение теми или иными кандидатами должностей по земским и городским установлениям; устранять от постоянных должностей и временных занятий или поручений лиц, служащих по вольному найму в государственных и общественных учреждениях и на железных дорогах.

В отличие от исключительного, военное положение, по проекту Совещания, является типом военной диктатуры. Отличительными чертами этого положения необходимо признать передачу военной власти - «военному начальнику» местности, объявленной на военном положении, - обязанностей по охранению спокойствия и порядка, предоставление ему чрезвычайных полицейских полномочий, и установление подсудности военному суду лиц гражданского ведомства за некоторые общеуголовные преступления.

Что касается чрезвычайных полномочий, то, в общем, они соответствуют таким же полномочиям, предоставляемым в настоящее время административной власти положением чрезвычайной охраны. Из новых полномочий отметим: право устанавливать предварительную цензуру, приостанавливать периодические издания, изымать из обращения произведения печати; право устанавливать для отдельных лиц обязательное пребывание в пределах данной местности; право привлекать обывателей к несению полицейских обязанностей. Вместо предварительного ареста, в порядке охраны, проект предоставляет военным начальникам право подвергать аресту, в качестве меры предупреждения, на срок до одного месяца, лиц, опасных для общественного спокойствия.

Признавая необходимым для ускорения процедуры, при самом введении военного положения в какой либо местности, учреждение в ней особых временных военных судов, проект Совещания пытается, однако, ввести военную юстицию в определенные - хотя и чрезвычайно широкие - границы. По мнению Совещания, нет основания подчинять военным судам разбор дел по обвинениям в преступных деяниях, не влекущих за собою присуждения к смертной казни. Такие преступления могут, без затруднения, даже при действии военного положения, оставаться в подсудности обыкновенных судов, тем более, что за общеуголовные преступления воинский устав о наказаниях налагает, по общему правилу, те же взыскания, как и уложение о наказаниях. Таким образом, по мнению Совещания, ведению военного суда надлежало бы подчинить лиц, обвиняемых в вооруженном­ сопротивление властям, или нападении на чинов войска или полиции и на всех, вообще, должностных лиц, при исполнении ими обязанностей службы или же вследствие исполнения этих обязанностей, коль скоро преступления сии сопровождались убийством или покушением на убийство, нанесением ран, увечий, тяжких побоев или поджогом; и кроме того, лиц, обвиняемых, вообще, в убийстве, изнасиловании, разбое, грабеже, поджоге или потоплении чужого имущества. При этом Совещание находит необходимым, чтобы все означенные лица предавались военному суду в силу самого закона, а не в зависимости от усмотрения того или иного начальства, как то делается ныне.

Таковы «руководящие основания», долженствующие, по мнению Совещания, лечь в основу законопроекта об исключительном положении.

Составление такого законопроекта, по закрытии Совещания, возложено было председателем совета министров на междуведомственную комиссию под председательством тов. мин. вн. д. А. А. Макарова. В состав этой комиссии вошли представители министерства внутренних дел и министерства юстиции, военного и морского министерства. Проект исключительного положения, составленный комиссией, внесен был сначала во вторую и за тем в третью Государственную Думу. Весьма вероятно, что в ближайшем будущем - с теми, или иными изменениями - ему суждено будет стать законом. Это обязывает нас теперь же - пока не поздно - остановиться с возможной подробностью на критическом рассмотрении его содержания.



[1] См. Журнал Высоч. учр. Особого Совещания по пересмотру установленных для охраны государственного порядка исключительных законоположений, стр. 34 и сл.

[2] В Журнале Совещания (стр. 13) мы читаем: «Облеченные широкими полномочиями, для действия по личному усмотрению, органы административной власти постепенно свыкались с предоставленными им в силу временных законов правами и, по истечении срока сих законов, входили с ходатайством об их возобновлении. Несовершенства и устарелость многих действующих постоянных законов хотя и сознавались, но к немедленному устранению их в законодательном порядке не ощущалось особой надобности, так как законы эти могли быть до известной степени восполняемы путем административных распоряжений... С другой стороны, и население, не видя применения нормальных законов и сталкиваясь с распоряжениями, вытекавшими не из прямого смысла общих законов, а из предоставленных исключительными правилами правомочий, утрачивало сознание их исключительности, теряло чувство законности и в то же время проникалось недовольством к произволу власти и духом оппозиции».



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019