ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 6.


Наряду с правом издания обязательных постановлений, проект сохраняет за главноначальствующим право, предоставляемое главноначальствующим действующим военным положением, обращать к административному рассмотрению дела о преступных деяниях, предусмотренных уголовным законом.

Согласно ст. 25-ой проекта, дела о всяких преступных деяниях, за которые в уголовном законе определено наказание, не превышающее трехмесячного тюремного заключения или денежного взыскания до 2000 рублей, и об изъятии коих из ведомства судов заранее объявлено главноначальствующим, обращаются к административному рассмотрению, с наложением на виновных взысканий, указанных в ст. 23 Положения, с тем, однако, условием, чтобы такие взыскания не превышали размера наказаний, устанавливаемых за эти преступные деяния в законе уголовном. Разрешение вышеуказанных дел главноначальствующий может поручать подчиненным ему губернаторам, градоначальникам и обер-полициймейстерам.

Заметим, прежде всего, что с введением в действие в полном объеме уголовного уложения рассматриваемое правило проекта должно потерять значительную долю своего смысла. В огромном большинстве случаев уголовное уложение назначает тюрьму без срока, предоставляя, таким образом, суду определять этот срок в пределах от двух недель до одного года. Во всех этих случаях изъятие дела из ведомства судов не может иметь места, так как наказание, определенное в законе за соответственное преступное деяние, превышает трехмесячное тюремное заключение. Тюрьма на срок не свыше 3-х месяцев назначается в совершенно исключительных случаях, - и притом в таких, которые никакого отношения к задачам охраны не имеют[1]. Таким образом, реальное значение может единственно иметь назначение за общеуголовные проступки, в административном порядке, денежной пени, - и притом в размере не свыше пятисот рублей, так как более значительная пеня, в размере до 2000 руб., назначается уложением в совершенно исключительных случаях[2].

Конечно, и это право является серьезным орудием в руках административной власти.

Какую же цель имеет в виду проект, предоставляя администрации рассматриваемое право?

По-видимому, цель эта не может заключаться в усилении уголовной репрессии, такт как, по проекту, взыскания, налагаемые в административном порядке, не должны превышать размера наказаний, установленных уголовным законом, - хотя, впрочем, в административном порядке, может быть назначаем максимум установленного законом наказания в тех случаях, когда суд ограничили бы назначением минимума его. Прямая и непосредственная цель рассматриваемой меры заключается, однако, в ускорении и упрощении репрессии, - в упразднении судебных гарантий, тех формальностей, которыми неизбежно обставлено рассмотрение дела судом. Как известно, примитивное правосознание относится, вообще, отрицательно к формальностям судебной процедуры; оно не понимает, что эти «формальности» являются необходимым условием отыскания судебной истины, - условием, гарантирующим не только наказание виновных, по и оправдание невинных[3].

Мы не можем понять, почему при исключительном положении необходима замена суда административной расправой, даже в маловажных делах обывательской жизни, никакого отношения к «политике» не имеющих. Если судебное разбирательство медленно, его можно ускорить; если суды оправдывают виновных, - значить, в России нет суда; если суды оправдывают невинных, - так разве интересы безопасности и порядка требуют осуждения невинных?»

Заметим, что в случаях, рассматриваемых нами, административная расправа применяется не к преступлениям, а к проступкам, - в большинстве случаев, совершенно незначительным. Пусть даже «великие бедствия требуют великих средств». Но зачем торговать административным произволом в розницу, отпускать его золотниками, подрывать в населении - в его широких и мирных обывательских кругах - уважение и доверие к суду?..

Проект исключительного положения превращает суд в какое то еле терпимое учреждение. Идеал суда - губернаторская расправа; суды же существуют только потому, что за недостатком времени губернатор не может копаться во всех, без исключения, мелких обывательских дрязгах.



[1] Ст. 86 уг. ул. (совращение в магометанство, иудейство и язычество); ст. 276 уг. ул. (профессиональное нищенство).

[2] См. выше. стр. 328 прим.

[3] Срв. прекрасные слова Benjamin Constanta, Cours de Politique (ed. Pages) I, стр. 298. «Се qui preserve de l'arbitraire, c'est l'observance des formes. Les formes sont les divinites tutelaires des associations bumaines; les formes sont les seules protectrices de l’іnnoсеnсе, les formes sont les seules relations des hommes entre eux. Tout est obscur d'ailleurs; tout est livre a la conscience solitaire, a l’opіnion vacillante. Les formes seules sont en evidence, c'est aux formes seules que l’opprime peut en appeler».



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2019