ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 12. Административные правонарушения, посягающие на установленный порядок управления


Установленный порядок управления - это система политико-правовых институтов, обеспечивающих функционирование государственной власти. Общественные отношения в этих сферах представляют собой объект административного правонарушения.

Первые 12 составов правонарушений, предусмотренных гл. 14 КоАП (ст. 165, 165', 1652, 1653, 1655, 1656, 1657, 1658, 1659, 16510, 165м, 16512)', относятся к правонарушениям в сферах деятельности правоохранительных органов государства. Субъективная сторона проступков этой группы характеризуется умышленной формой вины: правонарушитель волевыми целенаправленными действиями, иногда с применением физического воздействия (в случае злостного неповиновения работнику милиции - ст. 165, а также ст. 1655 КоАП), противодействовует законным акциям должностного лица правоохранительного органа.

Правоотношения в этих сферах характеризуются наиболее частым применением особенно сурового из административных взысканий - административного ареста, он налагается в '/3 случаев (ст. 165, 1651, 1655, 1658 КоАП).

Характерным признаком административных проступков, предусматривающих ответственность за правонарушения в сфере деятельности органов суда и прокуратуры (ст. 1651 - 1653, 1656, 1657, 16510, 165' КоАП), является противоправное бездействие.

При толковании cm. 1651 КоАП «Проявление неуважения к суду» следует учесть следующие моменты.

1 В официальном тексте КоАП, так же как и в Комментарии КоАП (М: Проспект, 1997) ст. 1654 пропущена.


>>>217>>>

Субъектом административного проступка могут быть только лица, участвующие в судопроизводстве: следователь, потерпевший, истец и ответчик. В целом в КоАП редко встречаются правонарушения, при рассмотрении которых потерпевший может стать правонарушителем, как это предусмотрено в данном случае.

Субъективная сторона характеризуется наличием вины в форме умысла.

Объектом правонарушения являются общественные отношения в сфере правосудия.

Объективная сторона правонарушения характеризуется целенаправленным волевым действием лица, уклоняющегося от участия в судебном разбирательстве. В редких случаях правонарушение может выражаться в совершении действий, свидетельствующих о явном пренебрежении к суду. Такие действия могут быть совершены всеми участниками производства либо, в случае открытого судебного разбирательства, присутствующими гражданами. Например, явное пренебрежение к суду может выражаться в нарушении порядка во время судебного заседания, немотивированном отказе в даче показаний свидетелем, потерпевшим, истцом, ответчиком и иных подобных действиях. При квалификации таких правонарушений необходимо учитывать вредоносность действий правонарушителя. Циничное и откровенно пренебрежительное оскорбление участников судебного разбирательства либо лиц, участвующих в отправлении правосудия (квалифицирующий признак), выявляет признаки преступления (ст. 297 УК РФ «Неуважение к суду»).

Отказ в даче показаний свидетелем и потерпевшим также предусматривает применение уголовных санкций (ст. 308 УК РФ).

Отказ других лиц, например истца или ответчика, от дачи показаний не рассматривается в качестве преступления, однако подобные деяния могут содержать признаки административного проступка (ст. 1651 КоАП). Свидетель или потерпевший также не подлежат уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самих, своих супругов или близких родственников, как это и предусмотрено ч. 1 ст. 51 Конституции РФ.

Отнесение рассматриваемых деяний свидетеля или потерпевшего к преступлению или проступку представляет собой трудноразрешимую проблему, поскольку объективная сторона состава правонарушений, предусмотренных ст. 1651 КоАП и ст. 308 УК РФ, едва различима.

Председательствующий в судебном разбирательстве заведомо предупреждает указанных лиц о последствиях немотивированного отказа от дачи показаний, и это практически исключает возможность наложения административных взысканий.


>>>218>>>

Единственным критерием для разграничения сфер административного или уголовного производства может быть форма отказа от дачи показаний: злостное уклонение от дачи показаний в форме неявки в суд представляет собой административный проступок, прямой и недвусмысленный отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний непосредственно в судебном разбирательстве, несмотря на предупреждение судьи о возможных последствиях отказа, содержит признаки преступления (ст. 308 УК РФ).

Общественно опасные действия правонарушителя могут быть направлены против публично-правовых интересов в лице уполномоченных государством или муниципальным образованием должностных лиц, каковыми могут быть сотрудники ОВД, судья, присяжный заседатель, должностное лицо муниципального органа, участвующее в формировании корпуса присяжных заседателей (ст. 1657), и др.

Субъектами рассматриваемых правонарушений могут быть лица, достигшие 18-летнего возраста, административная ответственность 16 -17-летних граждан предусмотрена за проступки, которые законодатель счел наиболее опасными, - ст. 165 «Злостное неповиновение законному распоряжению или требованию работника милиции или народного дружинника»» и ст. 1658 «Злостное неповиновение законному распоряжению или требованию военнослужащего, сотрудника органа внутренних дел или другого гражданина при исполнении ими обязанностей по охране Государственной границы Российской Федерации». Причем согласно ст. 165 соответствующие дела рассматриваются на общих основаниях, т.е. без учета несовершеннолетия правонарушителей, и не подлежат рассмотрению комиссией по делам несовершеннолетних.

Объективная сторона вышеупомянутых 12 составов КоАП характеризуется, как правило, волевыми действиями правонарушителя, что подтверждается способом его действий — злостное неповиновение, проявление неуважения к суду, неповиновение работнику милиции и др.

Объектом других правонарушений, посягающих на установленный порядок управления, являются многочисленные публично-правовые интересы государства (обеспечение паспортного режима, режима Государственной границы Российской Федерации, таможенных режимов, выполнение военно-учетных обязанностей и др.). Лишь два из 56 составов гл. 14 КоАП посвящены защите частноправовых интересов (ст. 1931 и 1932).

КоАП предусмотрена четкая градация методов незаконных действий, препятствующих осуществлению должностными лицами правоохранительных или иных государственных органов возложенных на них полномочий по охране общественного порядка (ст. 165, 1655 КоАП).

Под неповиновением работнику милиции, иному уполномоченному должностному лицу или представителю общественности (ст. 1655 КоАП)


>>>219>>>

понимается открытый отказ от исполнения, иное умышленное неисполнение правонарушителем законных требований упомянутых должностных лиц.

Представитель общественности, например дружинник, осуществляющий совместно с сотрудниками милиции, сотрудниками органов общественной безопасности функции охраны общественного порядка, превентивную и иную правоохранительную деятельность, также наделен правомочиями должностного лица. Дружинники обладают этим статусом на основе вверенных им милицией полномочий и осуществляют возложенные на них организационно-распорядительные и административные функции (см. примечания к ст. 285 и 318 УК).

Под «иным умышленным неисполнением» законных требований сотрудников милиции и дружинников следует понимать фактическое бездействие правонарушителя. Последний не отказывается от выполнения распоряжения открыто, но и не принимает никаких мер к его исполнению, например, уклоняется от личного досмотра, досмотра автомобиля, изъятия вещей и документов (дружинники осуществлять эти функции не вправе, однако разрешается их присутствие при досмотре). Вина характеризуется прямым умыслом правонарушителя, который своим бездействием осознанно срывает или затрудняет осуществление функций по охране общественного порядка.

Для «злостного неповиновения» характерны иные признаки. В этом случае подразумеваются умышленные действия правонарушителя, выраженные в дерзкой циничной форме, либо правонарушения длящиеся, несмотря на неоднократные требования работника правоохранительного органа или дружинника по их пресечению. КоАП предусмотрены формы «злостного неповиновения» (ст. 165, ч. 2 ст. 1655). Прежде всего отметим, что имеются некоторые различия диспозиций рассматриваемых статей: ст. 165 предусматривает совершение вышеупомянутого проступка при исполнении обязанностей по охране общественного порядка, ст. 1655 указывает лишь на отдельные правоохранительные функции - деятельность по предотвращению или пресечению преступлений или административных проступков.

В содержании объективной стороны неповиновения или злостного неповиновения должностному лицу правоохранительных и иных органов (ст. 165, 1655 КоАП) необходимо учитывать общественно опасные последствия деяний, отграничивающие административный проступок от преступления.

Если в признаках правонарушения будут выявлены факты применения физического противодействия или оскорбления представителя власти при исполнении им своих служебных обязанностей, то деяние следует


>>>220>>>

квалифицировать как преступление, предусмотренное соответственно ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти) и 319 УК (оскорбление представителя власти). При выявлении состава преступления не имеет значения, было ли насилие опасным для жизни и здоровья или нет, - любой факт физического воздействия в отношении представителя власти представляет собой типичный признак преступления, а не административного проступка. Противодействие представителю власти может быть не только физическим, но и моральным, например, циничные высказывания либо нецензурная брань, адресованные потерпевшему, а также угрозы причинения насилия в отношении представителя власти или его близких выявляют общественно опасные последствия, свойственные преступлению (ст. 319 УК).

В УК РФ под потерпевшим в результате совершения проступка рассматриваемой группы подразумевается представитель власти - данное понятие в КоАП не упоминается. В качестве основополагающих свойств этой категории лиц можно отметить следующие:

а) обладание статусом должностного лица правоохранительного или контролирующего органа;

б) принадлежность к иным должностным лицам, наделенным распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости. К последней категории лиц относятся дружинники, осуществляющие совместные мероприятия с сотрудниками милиции, а также должностные лица муниципальных органов (прежде всего - муниципальной милиции). Таким образом, юридические признаки потерпевшего при совершении правонарушений, предусмотренных ст. 165, 1655 КоАП и ст. 318, 319 УК, совпадают. КоАП, так же как и УК, предполагает только действия представителей власти при исполнении ими своих должностных обязанностей.

Рассмотрим наиболее распространенные из вышеупомянутых правонарушений. Так, в ст. 166 КоАП «Самоуправство» речь идет о самовольном, с нарушением установленного законом порядка, осуществлении своего действительного или предполагаемого права, не причинившего существенного вреда государственным или частноправовым интересам.

Объект данной статьи родовой, он совпадает с дефиницией общественных отношений гл. 9 КоАП.

Характерная особенность самоуправства проявляется в его субъекте - им почти всегда является государственное или муниципальное должностное лицо.

Субъективная сторона самоуправства может предполагать вину как в форме умысла, так и в форме неосторожности. Последнее возможно, если правонарушитель пытался осуществить мнимое право, которым в


>>>221>>>

действительности законом он наделен не был. Правонарушитель не предвидел общественной опасности своего действия, хотя мог и должен был ее предвидеть.

Объективная сторона самоуправства чаще выражается в целенаправленном действии (правонарушитель, не обладая должными полномочиями, осуществляет свое право). По убеждению правонарушителя, мотивация его действий законна и правомерна.

Многочисленные правонарушения, предусмотренные в гл. 14, определяют проступки в сфере обороны и безопасности (ст. 172 - 175, 177, 183, 183'-1833, 184-187 и др.).

Характерная особенность проступков этой группы в том, что ее субъектом может быть военнослужащий любого рода войск - лицо, обладающее иммунитетом в сфере административно-правовой юрисдикции. Специфику их административной ответственности мы уже рассматривали при анализе ст. 16 КоАП. При этом необходимо также руководствоваться новым Федеральным законом от 28 марта 1999 г. «О воинской службе и военной обязанности» и другими федеральными законами.

Фактически объективная сторона проступков, указанных в ст. 172 -175 КоАП, представляет собой бланкетное предписание к принятому значительно позднее Федеральному закону от 13 декабря 1996 г. «Об оружии»1: все общественные отношения, возникающие при приобретении, хранении и осуществлении иных видов оборота гражданского, служебного, боевого ручного стрелкового и холодного оружия, регламентированы вышеуказанным Законом и принятыми на его основе ведомственными актами МВД РФ.

Все виды оборота оружия, указанные в ст. 172 КоАП, нелегитимны без санкционирования органов внутренних дел (ОВД). В КоАП говорится только о разрешении ОВД, но не указаны виды такого разрешения и особенности их применения. При истолковании ст. 172 - 175 КоАП, прямо или опосредованно регулирующих порядок оборота оружия в Российской Федерации, необходимо иметь в виду:

а) субъектами, имеющими право на приобретение оружия, могут быть отечественные юридические и физические лица любой формы собственности, наделенные правомочиями в этой сфере (например, коллекционеры, юридические лица с особыми уставными задачами и т.п.), а также иностранные граждане (но не юридические лица)2;

1 СЗ РФ. 1996. № 51. Ст. 5681.

2  Сроки действия лицензионных документов в данном случае отличны от тех, которые определены базовым Федеральным законом «О лицензировании отдель-


>>>222>>>

б) для реализации права на приобретение гражданского и служебного оружия необходима лицензия ОВД. Порядок приобретения оружия государственными военизированными организациями определяется Правительством РФ, лицензирование со стороны ОВД в этом случае не осуществляется;

в)  любые иные виды оборота оружия также осуществляются на основе лицензий (например, торговля гражданским и служебным оружием и патронами к нему);

г) приостановление и аннулирование лицензий и разрешений производятся во внесудебном порядке.

В отличие от санкций, указанных в ст. 172 - 175 КоАП, ФЗ «Об оружии», предусмотрены и иные, не указанные в КоАП, среди них безвозмездное изъятие и уничтожение оружия, запрещенного к обороту на территории России. Важно иметь в виду, что вышеуказанными правами на наложение административных взысканий наделены не только органы МВД РФ, но и органы, уполномоченные Правительством РФ выдавать лицензии на производство гражданского и служебного оружия, а также органы госнадзора за соблюдением госстандартов России.

В регламентации общественных отношений в сфере установленного порядка управления, определяющих правила оборота оружия (ст. 172 -175 КоАП), участвуют и другие специализированные федеральные органы исполнительной власти, как правило подчиненные непосредственно главе государства, среди них Федеральная служба охраны РФ (ФСО). ФСО вправе разрешать своим сотрудникам хранение, ношение и использование оружия. Порядок применения и использования оружия сотрудниками ФСО регламентируется не базовым ФЗ «Об оружии», а специальным ФЗ от 27 мая 1996 г. «О государственной охране».

При применении ст. 172 - 175 КоАП следует руководствоваться также некоторыми законами и подзаконными актами, регламентирующими статус ОВД России, среди них, в частности, ФЗ РФ «Об оружии».

Таким образом, детальная регламентация порядка оборота оружия, указанного в ст. 172 - 175 КоАП, представляет собой комплексную задачу, предполагающую ознакомление с многочисленными законами и подзаконными актами.

Правила пограничного режима, указанные в ст. 183 КоАП, в основном регламентируются Законом РФ от 1 апреля 1996 г. «О Государственной

ных видов деятельности». В зависимости от видов оборота оружия срок действия лицензии - от шести месяцев до трех лет.


>>>223>>>

границе»1 и ФЗ от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (ст. 3, 6, 7, 11, 19, 20, 24, 26)2.

Административное производство против физических лиц, виновных в нарушении ст. 183, 1831 - 1833, 184, 185 КоАП, включая и применение к ним мер административных взысканий, осуществляется в соответствии с КоАП.

При толковании ст. 186 и 187 КоАП необходимо учитывать соотношение санкций, полагаемых за нарушение таможенных правил КоАП, УК (ст. 188) и ТК (ст. 219). Контрабанда представляет собой особую разновидность нарушения правил, установленных ТК. Статьями 186 и 187 КоАП предусмотрены различные по содержанию виды таких нарушений, в редких случаях диспозиции указанных статей практически совпадают: так, п. 1 ст. 186 и п. 1 ст. 187 КоАП определена ответственность за незаконное перемещение транспорта/грузов через Государственную границу РФ.

Субъектом правонарушений данной группы являются юридические и физические лица. КоАП, так же как и ст. 188 УК, предусматривает ответственность только виновных физических лиц. Осуществлению внешнеторговой деятельности частными предпринимателями, действующими без образования юридического лица, или юридическими лицами всегда предшествует акт государственной регистрации. Перемещение через Государственную границу грузов лицами, не имеющими регистрационных свидетельств, может содержать признаки состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК (незаконное предпринимательство).

Субъективная сторона в соответствии со ст. 186, 187 КоАП проявляется в том, что правонарушитель, действующий в сфере внешнеторговой деятельности, обязан быть осведомлен о содержании таможенных правил, но осознанно допускает наступление общественно опасных последствий.

Контрабанда характеризуется наличием вины по преимуществу в форме прямого умысла. При этом правонарушитель предвидит вред, стремится причинить его (например, при сокрытии товаров от таможенного контроля).

Объектом правонарушений, предусмотренных ст. 186, 187 КоАП, являются общественные отношения в сфере таможенной деятельности, урегулированные ТК, другими нормативными актами, принимаемыми

1  ВСНД и ВС РФ. 1993. № 12. Ст. 594; СЗ РФ. 1994. № 16. Ст. 1861; 1996. № 50. Ст. 5610.

2 СЗ РФ. 1996. № 34. Ст. 4029.


>>>224>>>

федеральными государственными органами. Принятию соответствующих нормативных актов субъектами Федерации всегда предшествует принятие федерального закона, которому эти акты не могут противоречить, поскольку регламентация таможенной деятельности отнесена к прерогативе федеральных органов (п. «ж» ст. 71, ст. 76 Конституции РФ).

Объективная сторона рассмотренных правонарушений предусматривает деяния в виде умышленного нарушения таможенных правил; согласно КоАП в этих случаях налагаются административные взыскания имущественного характера - штраф и конфискация.

Правовая регламентация контрабанды по КоАП и в соответствии с ст. 188 УК РФ, а также ТК различается на основе следующих признаков:

а) стоимости незаконно перемещаемых товаров;

б)  видов применяемых санкций. УК предусматривает наложение основного и дополнительного наказаний - в виде лишения свободы с конфискацией имущества или без таковой;

в)  наличия прямого или косвенного умысла. Для контрабанды, содержащей признаки преступления, характерно наличие прямого умысла, в отличие от ст. 186 КоАП, предусматривающей косвенный умысел;

г)  видов нарушения таможенных правил. Незаконное перемещение через таможенную границу РФ психотропных и наркотических веществ, указанных в ч. 2 ст. 188 УК, квалифицируется как преступление независимо от их стоимости;

д)  особенностей незаконного перемещения. Если ст. 187 КоАП упоминает о перемещении через Государственную границу, то в ст. 219 ТК применяются понятия «таможенная граница» и «таможенная территория», причем законодательством последнее понятие не определено. Контрабанда как административный проступок квалифицируется лишь в тех случаях, когда стоимость перемещенных товаров не превышает 200 МРОТ, однако имущественный критерий не применяется в отношении товаров, указанных в п. 2 ст. 188 УК РФ.

Перемещением через таможенную границу РФ являются действия по ввозу и вывозу товаров или транспортных средств (ст. 18 ТК), понятие «таможенная граница» употребляется также в ст. 188 УК.

Определение контрабанды по ст. 219 ТК отличается от соответствующей дефиниции КоАП. В диспозиции ст. 219 ТК указаны главным образом виды незаконно перемещенных предметов (см. также п. 2 ст. 188 УК), именно поэтому контрабанда по ТК всегда рассматривается только в качестве преступления.

ТК определяет имущественный критерий только в отношении видов контрабанды, не предусмотренных п. 2 ст. 188 УК, к ним относятся предметы художественного, исторического и археологического достояния на-


>>>225>>>

родов Российской Федерации и зарубежных стран — их незаконное перемещение квалифицируется как преступление по ст. 188 УК, когда стоимость перемещенных товаров превышает 200 МРОТ, при этом ст. 219 ТК представляет собой бланкетное предписание в части одного из элементов правовой нормы-санкции, которые определены не ТК, а УК (ст. 188). При отсутствии указанного имущественного критерия деяние содержит признаки административного проступка (ст. 187 КоАП).

Под предметами художественного, исторического и археологического достояния понимаются движимые вещи, указанные в Законе РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей»1.

Восемь составов административных проступков гл. 14 КоАП посвящены защите публично-правовых отношений государства в сфере военного строительства.

Статьями 1901 и 192 КоАП предусмотрен особый статус субъекта состава административного правонарушения: в большинстве случаев субъектами проступка являются должностные лица юридических лиц всех форм собственности, ответственные за осуществление военно-учетной деятельности (ст. 1902 - 1906 КоАП). Статьи 1901, 191 и 192 КоАП предусматривают правонарушения военнообязанных, к которым относятся как должностные лица, так и граждане, не имеющие правомочий должностных лиц. Однако точно квалифицировать профессиональную деятельность должностных лиц невозможно: в двух из трех указанных статей (ст. 1901 и 191) военнообязанные могут обладать правовым положением юридических лиц, но их профессиональная деятельность по преимуществу не связана с военно-учетной деятельностью.

Семь из восьми административных проступков рассматриваемой группы имеют минимум один квалифицирующий признак, отягчающий ответственность (в ст. 1906 КоАП определено два таких признака), - все они однотипны и предусматривают применение более тяжких санкций за рецидив проступка в течение года после наложения административного взыскания.

Субъективная сторона данных составов правонарушений предусматривает наличие умышленной вины, субъект при этом, как правило, сознательно допускает наступление общественно опасных последствий. Единственным исключением является ст. 192 КоАП. Порча военного билета или его утрата по небрежности могут быть следствием неосторожности, однако в данном случае ответственность предусмотрена только за умышленное деяние.

ВСНД и ВС РФ. 1993. № 20. Ст. 718.


>>>226>>>

Объектами рассматриваемых правонарушений являются общественные отношения в сфере военно-учетной деятельности. ФЗ от 28 марта 1998 г. «О воинской обязанности и военной службе» рассматривает ее как разновидность военно-служебной деятельности. Поэтому родовым объектом можно считать общественные отношения в этой сфере, а в качестве непосредственного объекта рассматривать регламентацию военно-учетной деятельности.

Общественные отношения возникают в сфере общественных интересов, поскольку регламентация военно-служебной деятельности является прерогативой государственных органов. Военные комиссариаты представляют собой, как правило, одну из сторон общественных отношений (см. ст. 190', 1902, 1904- 1906, 191 КоАП).

Другие участники представлены субъектами публичного или частного права, осуществляющими военно-учетную или военно-служебную деятельность (в последнем случае см., например, ст. 1901, 191 КоАП).

При толковании рассматриваемых статей КоАП необходимо учитывать особую разновидность общественных отношений, возникающих в тех случаях, когда в данной местности военной комиссариат отсутствует, а его функции осуществляются специально уполномоченными муниципальными исполнительно-распорядительными органами. Такие общественные отношения относятся к публично-правовым, хотя одним из их участников является негосударственный (муниципальный) орган.

Рассматриваемые общественные отношения всегда являются многосторонними: в них всегда участвуют более чем два субъекта. Крайне лапидарная диспозиция ст. 1901 КоАП указывает минимум на трех участников правоотношения: физическое лицо, военный комиссариат, призывной участок. Но и этим количество субъектов данного общественного отношения не ограничено, ими являются должностные лица военных комиссариатов, работодатели граждан, призываемых на военную службу и вызываемых по этой причине в военкомат, участники обязательственно-правовых отношений в тех случаях, когда призываемый гражданин не исполнил принятых на себя ранее обязательств по гражданско-правовому договору, и многие другие.

При характеристике субъекта необходимо различать статусы военнообязанного и призывника (ст. 191 КоАП).

Правовое положение военнообязанных распространяется на совершеннолетних граждан, непосредственно осуществляющих военно-служебные обязанности - проходящих военную службу по призыву или по контракту, а также в период военных сборов. На граждан, уволенных в запас, статус военнослужащих (в мирное время) распространяется лишь на период военных сборов.


>>>227>>>

Призывниками являются несовершеннолетние граждане, достигшие 16-летнего возраста и обязанные осуществлять правила воинского учета, установленные ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» и другими нормативными актами. Таким образом, ссылка в ст. 191 КоАП на Закон Союза ССР «О всеобщей воинской обязанности» лишь свидетельствует об анахронизме КоАП - указанный Закон Союза ССР утратил силу, но не исключен из КоАП.

Как правило, призывники не могут быть должностными лицами в сферах публичного или частного права (см. примечания к ст. 201 и 285 УК), однако этот факт нельзя исключить полностью: в области частноправовой деятельности несовершеннолетние граждане в редких случаях могут осуществлять управленческие функции в коммерческой или иной негосударственной организации.

Объективная сторона проявляется в противоправном действии (бездействии) физических и юридических лиц, указанных в диспозициях рассматриваемых восьми статей КоАП.

Санкции представлены двумя разновидностями административных взысканий имущественного и нематериального свойства: штрафом и предупреждением.

В зависимости от размера причиненного государству вреда административные санкции не применяются, совершенное в этих случаях правонарушение квалифицируется как преступление. Например, умышленная порча или утрата военного билета с целью уклонения от прохождения военной или альтернативной гражданской службы может содержать состав преступления, предусмотренного ст. 328 УК РФ.

Действия должностных лиц, о которых упомянуто в статьях рассматриваемой группы КоАП, если они совершены из корыстной или иной личной заинтересованности, могут квалифицироваться как преступления по ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями).

В отличие от всех других статей гл. 14 КоАП доминирующее начало диспозиций ст. 193, 193 , 1932 заключено в регламентации негосударственных и частноправовых интересов.

Статья 193 КоАП «Нарушение законодательства о свободе совести и вероисповедания» посвящена регламентации основополагающего права в сфере конфессиональных общественных отношений, а именно -конституционного права на свободу совести. Суть его сводится к тому, что каждый гражданин может исповедовать любую религию либо не исповедовать никакой. Осуществление гражданином этого права не должно оскорблять религиозных или иных убеждений других граждан.

В диспозиции ч. 1 ст. 193 КоАП говорится о недопустимости воспрепятствования принятию гражданами религиозных или иных убеждений.


>>>228>>>

Под словосочетанием «иные убеждения» следует понимать неприятие гражданином данного вероучения либо всех конфессиональных догматов вообще. Подобные воззрения человека, если они выражаются в действии, не должны быть основаны на силе либо угрозе ее применения, так же как не допускается причинение морального вреда человеку иных взглядов. Например, незаконное воспрепятствование обрядовой деятельности религиозной организации может повлечь за собой либо административную (по ст. 193 КоАП), либо уголовную (по ст. 148, 149 УК) ответственность. Наличие вышеуказанных отягчающих признаков, сопряженное с причинением физического или морального вреда физическому лицу, имущественного либо неимущественного ущерба религиозной организации - юридическому лицу, содержит признаки не проступка, а преступления.

Наличие другого юридического смысла словосочетания «иные убеждения» возможно в случае, если эти убеждения носят пацифистский, политический или какой-либо иной не связанный непосредственно с отношением к религии характер. Однако такое истолкование маловероятно: исходя из архитектоники ст. 193 КоАП, политическая либо какая бы то ни было иная деятельность, а стало быть, и связанные с ней убеждения, в данном случае не подразумеваются. По смыслу ст. 193 КоАП под осуществлением права на свободу совести и вероисповедания, в том числе принятие религиозных или иных убеждений или отказ от них, следует подразумевать именно свободу выбора индивидуума — исповедание религии, построение своей жизни на внерелигиозной основе либо добровольный отказ адепта той или иной конфессии от религиозных убеждений, приверженцем которых он был прежде.

Некоторые положения ст. 193 КоАП отражают ее анахронизм: данная статья и изменения в нее были введены в Кодекс задолго до принятия Федерального закона от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях».

К противоправным действиям ст. 193 относит только применение различных мер принуждения против вступающих в религиозное объединение.

По ныне действующему ФЗ от 26 сентября 1997 г. религиозные объединения могут быть созданы в форме религиозных групп и религиозных организаций. Однако правоспособностью юридических лиц обладают только зарегистрированные в органах юстиции религиозные организации.

Граждане вправе проявлять свои вероисповедальные чувства, избрав любую из вышеуказанных организационных форм, однако в ч. 1 ст. 193 КоАП говорится о религиозных объединениях, а в ст. 148 УК


>>>229>>>

упомянуты только религиозные организации. При истолковании данных предписаний законодательства следует исходить из обобщающего смысла понятия «религиозное объединение», причем субъектом ст. 148 УК является лишь разновидность объединений, наделенных правомочиями юридического лица. Следует также иметь в виду, что отдельные предписания ч. 1 ст. 193 КоАП и ст. 148 УК коррелируются практически дословно: и в том, и в другом случаях, например, признается противоречащим закону воспрепятствование обрядовой деятельности, однако по КоАП - только для объединений, а по УК - для религиозных организаций. Таким образом, возникает проблема защиты деятельности религиозных групп в сферах административной (ст. 193 КоАП) и уголовно-правовой (ст. 148 УК) юрисдикции.

С точки зрения КоАП, религиозные группы, хотя и не упомянутые в данной статье, подлежат административной защите. Например, посягательства на их паломническую либо любую иную деятельность в сфере богостроительства квалифицируется в качестве одного из видов воспрепятствования осуществлению права на свободу совести и вероисповедания. Таким образом, подобные действия, безусловно, квалифицируются по ч. 1 ст. 193 КоАП в качестве административного проступка.

Проблема, поставленная по смыслу ст. 148 УК, сложнее. Безусловно, исходя из Конституции РФ, правом на защиту своих конфессиональных интересов в сферах уголовной или административно-правовой юрисдикции обладают все граждане независимо от избранных ими форм объединения в группы или религиозные организации: право исповедовать основы канонического вероучения, приобретая для этого богослужебную литературу, является одним из неотъемлемых прав граждан. В пользу такого вывода свидетельствует и архитектоника ст. 148 УК, озаглавленной «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий». Заметим при этом, что о религиозной организации говорится только в диспозиции рассматриваемой статьи. Таким образом, как и в соответствии со ст. 193 КоАП, воспрепятствование деятельности религиозных групп представляет собой одну из разновидностей противоправных действий, упомянутых в заголовке ст. 148 УК, и виновные действия подобного рода при наличии всех признаков corpus delicti должны квалифицироваться в качестве преступления, предусмотренного данной статьей УК.

При анализе ст. 193 КоАП следует учитывать различные методы воспрепятствования осуществлению права на свободу совести и вероисповедания, предусмотренные КоАП и УК, а именно (см. таблицу):

 


>>>230>>>

 

В сфере частноправовых отношений

В сфере публично-правовых отношений

Неисполнение решений судебного органа о разрешении имущественных споров религиозных организаций, связанных с передачей во владение, пользование или распоряжение имущества богослужебного назначения.

Незаконное воспрепятствование должностным лицом проведению уличных шествий обрядового свойства (преступление, предусмотренное ст. 149 У К).

Межконфессиональные разногласия, препятствующие проведению обрядовых действий, в том числе молений, уличных шествий и т.п.

Регистрация должностным лицом незаконных сделок с землей, находящейся в собственности религиозной организации (преступление, предусмотренное ст. 170 У К).

Распространение печатными или электронными СМИ информации, наносящей имущественный или неимущественный вред религиозной организации (группе) либо отдельным ее приверженцам.

Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности религиозной организации (преступление, предусмотренное ст. 1 69 УК).

В рассматриваемой главе КоАП упоминается еще два состава правонарушений, затрагивающих общественные отношения в сфере нравственности, - ст. 193 «Нарушение порядка и сроков представления сведений о несовершеннолетних, подлежащих передаче на воспитание в семью» и ст. 1932 «Незаконная деятельность по передаче несовершеннолетних на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью».

Правонарушения, предусмотренные ст. 1931 и 1932 КоАП, влекут за собой санкции в соответствии с разделом VI Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. (далее - СК).

Субъектом состава административного правонарушения по ст. 1931 КоАП являются должностные лица органов опеки и попечительства, в компетенцию которых входят выявление детей, оставшихся без попечения родителей, а также учет сведений о таких детях. Статьей 122 СК детально урегулированы права и обязанности указанных должностных лиц, в частности сроки, в течение которых дети должны быть выявлены.

Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации в течение месяца со дня получения сведений от органов опеки и попечительства обязан организовать устройство ребенка в семью.

Субъективная сторона рассматриваемого правонарушения предполагает наличие вины в форме прямого умысла в случае предоставления


>>>231>>>

заведомо недостоверных сведений о детях либо иных действий, направленных на сокрытие несовершеннолетних от передачи на воспитание в семью; в остальных случаях, предусмотренных диспозицией ст. 1931 КоАП, вина квалифицируется в форме косвенного умысла.

Объектом указанного правонарушения является нарушение семейных отношений, регулируемых СК.

Объективная сторона правонарушения выражается в противоправной деятельности должностных лиц, обязанных организовывать учет сведений о несовершеннолетних детях, оставшихся без попечения родителей.

Правонарушение, о котором идет речь в ст. 1932 КоАП, предусматривает ответственность за незаконную деятельность в сфере семейных отношений, в данном случае имеется в виду нарушение порядка усыновления (удочерения) детей, опеки и попечительства, передачи в приемную семью. Санкции за данное правонарушение налагаются в соответствии с гл. 19-21 СК.

Передача несовершеннолетних в органы опеки и попечительства, на усыновление (удочерение) или в приемную семью влечет за собой возникновение взаимных прав и обязанностей участников семейных отношений. Лейтмотив законодательства - защита законных прав и интересов ребенка методами административного и уголовного принуждения (ст. 56 СК). При этом следует учитывать, что нарушение прав несовершеннолетнего, например, при злоупотреблении со стороны лиц, заменяющих родителей, влечет за собой применение уголовных санкций (ст. 156 УК).

Помимо указанных выше лиц, уголовной ответственности подлежат также виновные должностные и иные лица государственного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, — например, педагог, уклоняющийся от надлежащего исполнения своих обязанностей. Однако уголовная ответственность наступает лишь в том случае, если это деяние сопряжено с жестоким обращением с несовершеннолетним, т.е. с причинением ребенку физического или морального вреда.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021