ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Комплексное исследование административной ответственности сопряжено с объективными трудностями. Прежде всего это проблемы, порожденные перманентной реформой национальной системы законодательства на основе новой федеральной Конституции. В процессе ее осуществления на протяжении последних шести лет было внесено множество изменений в КоАП, наряду с корректировкой кодифицированного законодательства об административной ответственности принимались десятки федеральных законов, предусматривающих наложение административных санкций ad hoc. Типичным примером этого подхода является Федеральный закон от 8 июля 1999 г. «Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Законом предусматривается наложение имущественных административных взысканий (штрафа и конфискации) также и на юридических лиц, при этом процедура применения санкций так и не была регламентирована. Одна из наиболее актуальных нерешенных данным Законом проблем - соотношение вины физических и юридических лиц: возможно ли отождествлять вину должностных лиц, возглавляющих организацию, с виной юридического лица?

Ответ можно получить лишь при толковании правовых норм: согласно ст. 15 - 17 Федерального закона от 8 июля 1999 г. субъектом административного проступка является законный представитель юридического лица, именно в отношении него возбуждается дело об административном правонарушении, к нему применяются превентивные меры - административное задержание, личный досмотр, изъятие вещей и документов и др. Собственно понятие «вина» в данном законе не упоминается, хотя совершение предусмотренных им административных проступков предполагает, как правило, наличие вины в форме прямого умысла (ст. 2-12 Федерального закона от 8 июля 1999 г.).

Таким образом, создается парадоксальная ситуация: административное производство должно производится на основе разд. IV КоАП (см. ст. 14 Федерального закона от 8 июля 1999 г.), но отсутствие признаков вины совершенного деяния исключает производство по делу об административном правонарушении (п. 1 ст. 227 КоАП).

Неизбежные коллизии в применении административных санкций обусловлены введением процессуальных мер, не предусмотренных КоАП,


>>>250>>>

в частности так называемого административного расследования, а также возбуждением дел об административных правонарушениях на основе косвенных, субъективных доводов, при этом могут быть приняты во внимание источники информации, достоверность которых вызывает сомнение: заявления граждан, заинтересованных в применении административных санкций, сообщения в электронных и печатных СМИ.

Проблемы, относящиеся к названному Федеральному закону, типичны для развития отечественного законодательства об административной ответственности: наложение взысканий производится на основе противоречивых критериев, при этом не урегулирована процедура применения санкций. Таким образом, суть проблемы состоит в сосуществовании различного правового базиса - кодифицированного законодательства, прежде всего КоАП, а также сотен иных источников - федеральных законов, законов РФ, законов субъектов Федерации.

Указанные противоречия присущи и КоАП. Практика наложения административных взысканий, не предусмотренных Кодексом, - одна из основополагающих проблем, требующих незамедлительного урегулирования. Согласно ч. 3 ст. 1573 КоАП дополнительным административным взысканием является приостановление действия специального разрешения (лицензии) или ее аннулирование, однако КоАП такие взыскания не определены (см. ст. 24, 25); совершенно очевидно, что приостановление действия лицензии при ее аннулировании невозможно отождествлять с указанными в ст. 25 КоАП разновидностями лишения специального права.

К спорным проблемам относится статус действующего КоАП, принятого 20 июня 1984 г. в условиях политико-правовой системы Союза ССР. Правовое положение Кодекса как закона, принятого союзной республикой, входившей в состав прекратившего свое существование союзного государства, вызывает неоднозначное истолкование. Наложение административных взысканий представляет собой частный метод ограничения правомочий граждан, но согласно ч. 3 ст. 55 Конституции России такие ограничения могут быть введены только федеральным законом, т.е. в форме актов, которыми вносились изменения и дополнения в КоАП. Анахронизмом КоАП порождены и иные коллизии, в частности предусмотренная Кодексом процедура бессудной конфискации, противоречащая ч. 3 ст. 35 Конституции России.

Многие из указанных проблем могут быть разрешены только в будущем Кодексе РФ об административных правонарушениях, первоочередная задача будущего законодательства - в преодолении коллизий частного и публичного права. Очевидно, что только нормами административного законодательства могут быть урегулированы многочисленные имущественные отношения, в том числе возникающие при применении


>>>251>>>

так называемых имущественных взысканий (штрафа, возмездного изъятия, конфискации и исправительных работ). Среди основных противоречий действующих КоАП и ГК следует отметить следующие:

— различное истолкование оснований прекращения права собственности (в части, касающейся предусмотренного КоАП взыскания в виде возмездного изъятия предмета, — см. ст. 235 ГК);

- отсутствие правовых критериев имущественных отношений, основанных на властном подчинении (п. 3 ст. 2 ГК);

- недостаточность правовых гарантий возмещения вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов. ГК предусматривает возмещение имущественного и морального вреда только при применении двух из восьми административных взысканий (см.  п.  1 ст. 1070, ст. 1100ГК).

Совершенно очевидна необоснованность разграничения научных изысканий в сферах административного и гражданского права, необходимость решения насущных проблем синтеза цивилистического и публично-правового регулирования обусловлена не только принятием новых законов и подзаконных актов, устраняющих лакуны правовой регламентации; особую значимость приобретает совершенствование преподавательской деятельности, в том числе и по общеобязательному учебному курсу административной ответственности.

Новый учебный курс должен сочетать прагматику преподавания с решением научных проблем. В каждой из лекций необходимо уделить внимание становлению и развитию научных концепций по рассматриваемой теме, проследить генезис законодательной регламентации по российскому имперскому, советскому и действующему праву.

Исследование корреляции административного и гражданского права необходимо при изучении многих тем курса, прежде всего административных правонарушений в сферах экономики, торговли и финансов. При изучении административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и установленный порядок управления, очень важно выявить общность санкций по административному и уголовному праву.

Автор выражает свою признательность студентам и аспирантам Московской государственной юридической академии, проявившим особое усердие, творческую целеустремленность при изучении нового общеобязательного курса административной ответственности.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021