ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



2. Правила словесного толкования


Сделанное в предыдущем параграфе исследование состава речи обнаружило, что она состоит из четырех элементов (лексического, синтаксического, логического и стилистического), которые, находясь между собой в тесной связи и, влияя друг на друга, создают в своей совокупности словесный смысл каждого предложения. Отсюда само собой следует, что методический процесс словесного толкования норм должен заключаться в анализе всех названных элементов порознь, а затем - в синтезе добытых данных. Иначе говоря, юрист должен установить смысл каждого слова нормы в отдельности, выяснить синтаксическое строение и логическую связь между ее частями, принять в расчет стиль автора и затем, основываясь на полученных результатах, определить смысл того сочетания всех разобранных элементов, какое дано в подлежащей толкованию норме.
Наибольшие трудности при толковании юридических норм представляет их лексический элемент. Синтаксическое строение современных норм, логическая связь между их частями и стиль отличаются, говоря вообще, простотой и ясностью, только в редких случаях тормозя понимание велений законодателя. Главнейшей помехой в этом отношении служат отдельные слова норм вследствие того, что каждое почти слово имеет несколько значений. Поэтому правила словесного толкования норм касаются главным образом способов определения смысла их слов.
Эти правила состоят в следующем:
1. Прежде всего, следует заметить, что в самом законе нередко указывается, в каком значении употреблено данное слово.
Так как вообще словам следует придавать то значение, какое с ними связывал их автор, и так как, вдобавок, данное в законе определение какого-либо термина является своего рода нормой и потому имеет обязательное значение для граждан, то первым и основным правилом словесного толкования норм является следующее: если в самом законе указано в каком смысле употребляется данное слово, то в таком именно смысле оно и должно быть понимаемо.

Пример. В обыденной речи и в литературном языке под "уплатой" точно так же, как и под "платежом", разумеется, всякое вообще удовлетворение по денежному обязательству, как полное, так и частичное. Но в 2051 ст. 1 ч. Х т. говорится, что "если должником заплачена заимодавцу часть долговой суммы, то таковое удовлетворение называется уплатой". Отсюда видно, что законодатель придает термину "уплата", в отличие от обычного словоупотребления смысл частичного погашения долга, и в этом смысле, значит, нужно понимать данный термин при толковании тех статей 1 ч. Х т., где он встречается.
Это правило теряет силу, если в каком-либо частном случае с несомненностью обнаружится, что, вопреки своему собственному определению, законодатель придал известному слову другой смысл.
В самом деле, хотя устанавливаемые в законе определения терминов являются, в сущности, предписаниями понимать эти термины в известном смысле и потому имеют характер норм, соблюдение которых обязательно для граждан, тем не менее, это нормы особого рода: второстепенные, вспомогательные, пояснительные. Они не обладают самостоятельным значением и сами по себе не могут получить применения в жизни, а служат исключительно для разъяснения смысла других норм. Поэтому, если они в каком-либо частном случае достижению этой цели не способствуют, то их следует игнорировать. Такой вывод подтверждается еще и другим соображением.
Пояснительные нормы представляют собой заявления законодателя о том, что он намерен употреблять известные слова в определенном смысле. Раз с несомненностью доказано, что он в данном случае этого намерения не исполнил и употребил слово в ином смысле, то в таком именно смысле оно и должно быть понимаемо, ибо задача толкования состоит в том, чтобы раскрыть действительную мысль автора.

Пример. Во втором пункте 16741 ст. I ч. Х т. говорится:
"Делающий ссуду, со своей стороны выдает получающему оную, также письменное удостоверение в том, что в обеспечение данных в ссуду денег принял такие-то акции или бумаги, которые, по уплате обратно данных под залог их денег, обязывается возвратить по принадлежности; в противном случае, если уплата не последует, имеет право обратить в свою пользу или продать по состоящей на бирже цене".
Ясный смысл этого постановления свидетельствует, что под "уплатой" понимается в данном случае не частичное, а полное погашение долга, ибо только при полном погашении может быть речь о возврате заложенных вещей.
2. Если сам законодатель не указал, в каком смысле следует понимать тот или иной термин, то нередко можно узнать это посредством сопоставления тех мест законодательства, где этот термин встречается, или где идет речь о том же самом предмете.
Представляющееся неясным слово получает вполне определенный смысл, благодаря тому, что оно в другой норме употреблено в сочетании с иными словами или заменено более точным выражением.
Этот прием толкования называется толкованием посредством параллельных мест (interpretatio ex dictis alio 1осо).
Итак, второе правило словесного толкования таково: если смысл слова прямо не определен в самом законе, то следует установить его на основании сопоставления параллельных мест.
Пример применения этого правила имеется в решении Гражданского кассационного департамента Сената за 1899 г. N 15, где разъяснен смысл употребленного в 1294 ст. Х т. слова "происхождение". "Прибегая к грамматическому толкованию обсуждаемого правила, - говорит Сенат, - оказывается, что по терминологии, принятой в законах о состояниях, словом "происхождение" означается рождение".
Другой пример. В 560 ст. I ч. Х т. постановлено, что "для силы давности надобно владеть на праве собственности, а не на ином основании ". Сопоставив эту статью с 533 ст. того же тома ("спокойное, бесспорное и непрерывное владение в виде собственности превращается в право собственности, когда оно продолжится в течение установленной законом давности"), мы убеждаемся, что под выражением "владение на праве собственности" закон разумеет "владение в виде собственности", т. е. имеющее внешний вид собственности, самостоятельное, соединенное с намерением осуществлять по отношению к данному имуществу содержанием права собственности (possessio cum animo domini).
3. При отсутствии в законе определений терминов и параллельных мест, необходимо обратиться к тем данным, от которых может зависеть смысл слов. К ним принадлежит, прежде всего, время, когда издан закон. Так как значение слов изменяется в разные эпохи, то словам нормы должен быть придаваем тот смысл, в каком они употреблялись во время ее издания.

Пример. В ст.448 и 1693 I ч. Х т. встречаем слово "дача".
Ст.448. Владелец, пользующийся землями и промыслами в казенных и частных дачах, имеет право проходить и проезжать к оным.
Ст.1693. Ввиду изъятия из ограничения в сроке, в предшедшей (1692) статье постановленного на наем и аренду разного рода частных имений, допускается отдача благоприобретенных пустопорожних земель в аренду или содержание и на продолжительные сроки, полагая до тридцати лет, когда предполагается на них устроить фабрики или заводы. Сие изъятие распространяется и на наем пустопорожних земель под устройство дач в окрестностях обеих столиц, на двадцати пятиверстном от оных расстояний.
Как видно уже из самого содержания этих статей, в первой, составленной на основании Узаконений XVIII века, слово "дача" употребляется в старинном значении всякой земельной собственности, а во второй, заимствованной из закона 1847 г., - в современном значении загородной усадьбы, виллы.
4. Значение слов изменяется не только во времени, но и в пространстве. Поэтому слова закона должны быть понимаемы в том смысле, в каком они употребляются в местном языке или диалекте, из которого они заимствованы.
Так, в наших Гражданских законах встречаются слова малороссийские ("улиточные записи" в 710 ст.), татарские ("яхта" в 1339 ст.), молдавские ("мазылы" в 242 ст.) и др. Всем им должно быть придаваемо то значение, какое они имеют в языках, откуда взяты.
Так, слово "улиточный" на великорусском наречии означает "относящийся к улите". Но совершенно не то значение имеет оно в Черниговской и Полтавской губерниях, к которым относится та статья Х т., где оно помещено: " В губерниях Черниговской и Полтавской записи об уступке открывшегося уже наследства или о передаче права на отыскание оного остаются в своей силе и именуются улиточными" (прим. к 710 ст. 1 ч. Х т.). Если бы сам законодатель не определил здесь значения термина "улиточный", то нужно было бы сделать это, основываясь на словоупотреблении, принятом в Малороссии.
Смысл слов находится также в зависимости от круга лиц, к которому обращена или который имеет в виду норма. Вследствие этого словам должно быть придаваемо то значение, какое с ним связывается в данном кругу лиц.
Рельефным примером может служить слово "двор". Оно употребляется законом в трех значениях.
Прим. к 394 ст. 1 ч. X т.: "Обывателям городов дозволено разделять обширные места и дворы на части для продажи порознь..."
Ст.131 Общего положения о крестьянах: "Когда земля приобретена крестьянскими дворами..."
Ст.167 Основных законов: "Императрица во время царствования ее Супруга получает по 200 тыс. руб. в год и содержание Ее двора".
6. Смысл каждого слова зависит от тех слов, с которыми оно соединяется в том или ином случае, а потому слова должны быть толкуемы не порознь, а в совокупной связи.
Так, слово "содержание" имеет совершенно различный смысл в 106, 1585 и 1709 статьях Гражданских законов.
Ст.106. "Муж обязан доставлять жене пропитание и содержание по состоянию и возможности своей".
Ст.1585. "Неустойка, определенная в самом договоре, взыскивается в том количестве, какое назначено, но независимо от взыскания по неисполнению самого договора, который и при взыскании неустойки остается в своей силе, разве бы в содержании договора было изъяснено, что платежом неустойки он прекращается".
Ст.1709. "Казенные имения и оброчные статьи, принадлежащие казне, отдаются от нее в содержание по особым правилам".
7. Каждой норме, взятой целиком, должен быть придаваем тот смысл, какой соответствует ее синтаксическому строению.

Пример. Ст.533 X. т. I части постановляет, что "спокойное, бесспорное и непрерывное владение в виде собственности превращается в право собственности, когда оно продолжится в течение установленной законом давности". Некоторые цивилисты полагают, что эту статью следует понимать так: "непрерывно спокойное и непрерывно бесспорное владение превращается" и т.д. Однако такое толкование противоречит синтаксическому строению статьи, так как в ней слово "непрерывное" является таким же определением подлежащего "владение", как и слова "спокойное и бесспорное".
8. Как при определении смысла отдельных слов, так и при установлении общего смысла нормы, взятой целиком, необходимо сообразоваться со стилем ее автора.
Стиль законодателя может быть точным и сжатым или же, наоборот, многословным и расплывчатым. В первом случае постановления законодателя должны быть толкуемы так, чтобы ни одно слово не оказывалось лишним и не имеющим значения. Во втором случае толкование может и должно быть более свободным. Точно также иногда язык закона тщательно обработан и отшлифован, иногда же он страдает архаизмами и варваризмами. Все эти особенности стиля следует принимать в соображение при установлении смысла норм.

Пример. Ст.37 Гражданских законов перечисляет браки, которые "не признаются законными и действительными". Если бы эти термины были употреблены в кодексе, отличающемся точностью и сжатостью стиля, то следовало бы предположить, что каждый из них имеет особый смысл и самостоятельное значение, и постараться истолковать эту статью именно тем образом.
Стиль нашего Свода законов, который в значительной части составлен из старинных указов, страдает многословием, плеоназмами, тавтологиями и архаизмами: при извлечении статей Свода из старых указов, как известно, было принято за правило "излагать их теми самыми словами, какие стоят в тексте без малейшего их изменения, ибо в законе не столько изящество слога, сколько сила и важность его, а для важности древность драгоценна". Ввиду этого, убедясь из общего смысла 37 статьи в том, что она указывает причины недействительности браков, следует признать, что термины "незаконный" и "недействительный" означают одно и то же понятие.
Другой пример. Ст.574 Гражданских законов гласит:
"Как по Общему закону никто не может быть без суда лишен прав, ему принадлежащих, то всякий ущерб в имуществе и причиненные кому-либо вред или убытки, с одной стороны, налагают обязанность доставлять, а с другой стороны, производят право требовать вознаграждение".
Применив к этой статье стилистический анализ, можно убедиться, что слово "как" употреблено в ней в старинном смысле союза "так как", и что она представляет собой не сравнительный, а причинный период, причем в первой части указывается основание той нормы, которая содержится во второй.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021