ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



10. СПЕЦИАЛЬНО-ЮРИДИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ЮРИДИЧЕСКИМ ФАКТАМ


Юридические факты, как уже отмечалось, должны отвечать не только "социологическим", но и некоторым "специально-юридическим" требованиям. Нельзя забывать, что они представляют собой элемент юридической формы общественных отношений, одно из средств

стр.37

 

правового регулирования. Поэтому каждый новый юридический факт должен органично включаться в процесс правового регулирования, не быть "инородным телом" в системе юридических фактов отрасли, правового института, нормативного правового акта. Каковы специально-юридические критерии, которым должны соответствовать юридические факты?

В качестве юридических фактов могут выступать лишь такие социальные обстоятельства, которые можно закрепить формально, наличие или отсутствие которых можно с достоверностью установить. Например, в качестве юридических фактов иногда указываются "старость", "творчество", "здоровье" и тому подобное. Вряд ли эти социальные обстоятельства, сами по себе достаточно существенные, могут быть юридическими фактами. Невозможно установить, когда наступает "старость". Юридическое значение может иметь возраст, инвалидность, но не "старость", не "здоровье".

В отборе юридических фактов важно учитывать, далее, механизм установления, фиксации и удостоверения юридическою факта. Если такого механизма нет, то есть социальное обстоятельство никем не фиксируется, оно вряд ли может быть использовано в качестве юридического факта. Например, в настоящее время не существует единообразной регистрации дисциплинарных поступков, нет надежной системы регистрации предприятий, регистрации недвижимости. Это существенно затрудняет использование данных фактических обстоятельств в качестве юридических фактов.

Наконец, в выборе и закреплении юридических фактов нельзя не считаться с правовыми традициями, сложившимися установками практических работников. Новое, необычное обстоятельство может быть неверно понято и неправильно истолковано Определенную традицию надо поддерживать и в выборе наименования документов, содержащих фактическую информацию (протокол, акт, справка и т.п.).

Юридические факты, закрепляемые в нормах законодательств, должны получать адекватное понятийное выражение и четкое терминологическое обозначение. Содержание факта не нейтрально по отношению к языку, на котором выражен этот факт. В зависимости и от системы понятий и терминов, которыми описываются факты, они могут получать ту или иную окраску, приобретать или утрачивать юридическое значение.

 

стр.38

 

На наш взгляд, правомерно говорить о существовании особого языка, связанного с закреплением в нормах права юридических фактов, – фактографического языка. Функция этого языка заключается в том, чтобы максимально точно и однозначно отразить в нормах права фактические обстоятельства, используя при этом слова и термины, которые бы единообразно понимались всеми субъектами, реализующими правовые нормы.

Практика свидетельствует о том, что фактографический язык российского законодательства не во всем отвечает предъявляемым к нему требованиям. Он не лишен полисемии (многозначности терминов) и необоснованной синонимии (обозначения одних понятий различными терминами). Например, статья 34 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР трактует арест как "заключение под стражу в качестве меры пресечения". Статья 54 Уголовного кодекса Российской Федерации определяет то же самое понятие как "содержание осужденного в условиях строгой изоляции от общества". Федеральный закон от 20 февраля 1995 года понимает под информационными процессами "процессы сбора, обработки, накопления, хранения, поиска и распространения информации". Федеральный закон от 4 июля 1996 года "Об участии в международном информационном обмене" добавляет к указанному понятию два дополнительных признака – "создание" и "потребление" информации. Таможенный кодекс Российской Федерации (ст. 219) и Уголовный кодекс Российской Федерации (ст. 188) содержат существенно различающиеся понятия "контрабанды". Не совпадают понятия "фиктивное банкротство" в Уголовном кодексе Российской Федерации и Законе Российской Федерации от 19 ноября 1992 года "О несостоятельности (банкротстве) предприятий". Само понятие "предприятие" имеет в законодательстве по меньшей мере три разных значения и так далее и тому подобное.

Неверное определение круга юридически значимых обстоятельств, неточное их отражение средствами юридического языка делают рамки запрещенного и дозволенного расплывчатыми, нечеткими. Это снижает ценность права, создает условия для "обхода закона" и различных злоупотреблений. Напротив, точное определение юридических фактов способно повысить эффективность правового регулирования, оказать позитивное воздействие на экономическую, социальную и культурную жизнь общества.

 

СТР.39



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021