ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ "ЛЕГАЛИЗАЦИИ" ("ОТМЫВАНИЯ") ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ НЕЗАКОННЫМ ПУТЕМ (А. А. Чаричанский)


Проблема "отмывания" доходов незаконного происхождения тесным образом связана с процессом криминализации общественно-экономических отношений. Повышенное внимание к этим явлениям возникло в середине 70-х годов. Поводом к этому стало признание факта, что доходы преступного происхождения стали средством совершения новых, более опасных преступлений, а полученные в результате "отмывания" якобы законные средства объективно становятся базой для образования сверхмощного криминогенного потенциала во всех сферах общественно-экономических отношений.

В последние годы подавляющее большинство стран признало, что "отмывание" денег представляет собой серьезную опасность не только для нормального функционирования финансово-кредитной системы, но и угрожает демократическим системам власти и управления. Общепризнанно, что "отмывание" денег является заключительным этапом превращения преступно добытого имущества в легальную собственность, в результате чего происходит общественно-опасная концентрация экономической, а затем с ее использованием и политической власти в руках как


отдельных преступников, так и их групп или кланов. Допустить безнаказанное существование этого преступного явления - значит сделать выгодными и торговлю наркотиками, и уклонение от уплаты налогов, и бандитизм, и другие корыстные преступления (7, с. 3-7).

В связи с этим большинство стран в настоящее время разрабатывают схемы и методы противодействия "отмыванию" денег и предусматривают за совершение подобных деяний уголовную ответственность.

Украина Законом от 17 декабря 1997 г. ратифицировала Конвенцию "Об отмывании, поиске, аресте и конфискации доходов, полученных преступным путем" (1990 г. ). В соответствии с положениями ст. 9 Конституции Украины о том, что надлежащим образом ратифицированные международные соглашения составляют часть национального законодательства, возникает необходимость имплементации норм указанной конвенции в национальное законодательство Украины. Однако этим актом проблема криминализации "отмывания" денег отнюдь не исчерпывается. По существу, она только начинается, ибо для неё необходим обоснованный анализ не только предполагаемых признаков будущего состава преступления, социальной обусловленности деяния, но также и определение соответствующего понятия "отмывание денег".

Множество предложений об урегулировании проблемы уголовно-правовыми средствами, встречающихся в работах отечественных криминалистов, зачастую имеют противоречивый характер, а порой и диаметрально противоположный. Среди основных проблемных вопросов необходимо выделить проблему определения объекта преступления, количественных признаков объективной стороны, источника заимствования так называемых "грязных" денег, а также квалифицирующих обстоятельств и льготных положений предполагаемой нормы.

Подобное множество взглядов на решение данной проблемы объясняется главным образом тем, что наукой до настоящего времени не выработано общепринятое понятие легализации ("отмывания") доходов, полученных незаконным путем. Вслед-


ствие отсутствия такого понятия отсутствует и единство взглядов на урегулирование проблемы уголовно-правовыми методами, а следовательно, и единый подход к конструкции предполагаемого уголовно-правового запрета.

Так, В. Д. Ларичев приводит следующее определение этого понятия: "Отмывание денег" - это процесс, при котором "грязные деньги", обычно наличные, полученные в ходе преступной деятельности, пропускаются через банковскую систему таким образом, что превращаются в "чистые", т. е. им придается видимость законных, в связи с чем не представляется возможным установить лицо, являющееся инициатором сделки, или преступное происхождение этих средств" (3, с. 28-35).

В. Толочко, не соглашаясь с указанным автором, определяет "отмывание денег" как "умышленное совершение финансовых операций, направленных на сокрытие или маскировку незаконного источника происхождения имущества, денежных средств, либо иных ценностей, добытых путем совершения уголовно наказуемого деяния" (6, с. 17).

Встречаются также попытки конкретизировать понятие "отмывания денег". Так, В. Белецкий указывает, что "отмывание денег" - это умышленное совершение каких-либо операций или действий, направленных на сокрытие или маскировку незаконного источника происхождения доходов, либо размещение финансовых средств, заведомо добытых преступным путем, в банках, на предприятиях, в иных структурах независимо от форм собственности, приобретение за такие средства объектов приватизации или оборудования для производства" ( 1, с. 22).

В литературе было высказано также мнение, согласно которому "отмывание денег" определяется как придание правомерного вида преступным доходам, сокрытие или искажение источников и природы происхождения, местонахождения средств, заведомо добытых преступным путем, и связанное с этим нарушение правил бухгалтерского учета и хранения учетных документов, внесение в них ложных сведений, осуществление и прием платежей наличными деньгами в размерах, превышающих установленный законодательством уровень (4, с. 12).


Названные авторы при определении соответствующих понятий руководствовались известным в логике принципом построения понятий, именуемым "определение через перечисление". В рассматриваемых понятиях общий стиль их построения - это перечисление определенных признаков, объективно связанных с "отмыванием денег". Однако, как известно, при таком принципе построения понятия признаки, входящие в его состав, должны обладать наиболее существенными по отношению к данному явлению свойствами. Перечисление таких признаков образует понятие данного явления.

Необходимо подчеркнуть, что не все из указанных в рассматриваемых понятиях признаков являются существенными. Так, признак "обычно наличные деньги" отражает лишь одну сторону предмета "отмывания". В качестве предмета незаконной легализации доходов могут выступать как деньги (наличные или безналичные), так и имущество. Мировой практике известны случаи признания предметом "отмывания" также и права на имущество. Поэтому совершенно очевидно, что для наличия факта "отмывания" незаконных доходов не имеют различия качественные признаки и отличия такого дохода (будь-то деньги, имущество или право на имущество). Законодатель карает не "отмывание" именно определенного незаконного дохода, а сам процесс, сам факт события, выразившегося в "отмывании". Иначе говоря, сам процесс легализации незаконных доходов является общественно опасным. Следовательно, данный признак не является существенным для данного понятия и нет необходимости в его использовании в дальнейшем.

На этом основании представляется возможным указать, что при определении понятия "отмывание денег" необходимо исходить из гражданско-правового термина "имущество", включающего денежные средства в их различном виде, а также иные вещи в их гражданско-правовом понимании. Думается, от термина "собственность" следует отказаться прежде всего по тем причинам, что собственность предполагает как законное владение, пользование и распоряжение вещами, так и вещи, находящиеся в законном владении, пользовании и распоряжении. Это зна-


чит, что собственность не может быть незаконной, т. е. вещи и иное имущество, полученные незаконным путем, не могут быть собственностью в гражданско-правовом понимании. Поэтому термин "собственность, полученная незаконным путем" будет иметь неправовой и алогичный характер.

Дискуссии возникли и вокруг определения признака происхождения средств, подвергающихся "отмыванию". Большинство отечественных криминалистов, в частности В. Д. Ларичев, В. Толочко, А Петренко, В. Эминова и Г. Яблокова, а также зарубежных криминалистов - Харольд Ханс, Эберхард Дах, П. Берна-скони считают, что такие средства или имущество должны быть получены только путем совершения преступления. Иные авторы (например, составители проекта Уголовного Кодекса Украины, рабочая группа КМУ), наоборот, указывают, что применительно к проблеме необходимо говорить о средствах, полученных не преступным путем, а незаконным. В данном случае, как представляется, при решении возникших разногласий необходимо исходить из объекта посягательства.

Признавая в качестве такого объекта общественные отношения в сфере финансово-кредитной системы и нормального режима хозяйствования, было бы справедливо говорить о средствах, полученных именно незаконным путем. Как следствие, общественная опасность признается за фактом "отмывания" незаконных доходов, а не за такими же операциями именно с доходами, полученными в результате совершения только преступления. Поэтому прямое указание на преступный характер средств сузит данный признак по отношению к понятию "отмывание денег" и лишит его необходимых признаков. Другими словами, для "отмывания денег" безразлично, в результате какого именно нарушения закона возникли средства, "отмыть" которые необходимо лицу. Общественная опасность "отмывания денег" обусловливается не столько легализацией имущества, полученного в результате совершения преступления, сколько самим фактом такой легализации. Указанные же понятия (имеется в виду "незаконным путем" и ''преступным путем") соотносятся как общее и специальное. А поскольку применительно к проблеме не


играет роли, каким именно незаконным путем лицо завладело необходимыми для незаконной легализации средствами, было бы справедливо говорить об имуществе, полученном незаконным путем, как о более общей категории.

В. Д. Ларичев в определении понятия "отмывания денег" в качестве обязательного называет также признак так называемой трансфильтрации незаконного имущества через банковскую систему. Представляется, что данный признак также не существенен, так как относится лишь к отдельным схемам "отмывания денег", известным мировой практике. При этом совершенно очевидно, что банковская система не является единственным средством осуществления операций по легализации незаконного имущества. Поэтому было бы целесообразно вообще не использовать указанный признак при построении понятия "отмывание денег", так как он не в полной мере отражает действительность.

Практика знает множество способов и схем осуществления операций по "отмыванию денег". В связи с этим некоторые криминалисты включают в определение рассматриваемого понятия совокупность таких способов, предполагая, видимо, что именно указанные способы имеют наиболее высокую степень общественной опасности, достаточную для криминализации соответствующих действий. Однако многолетний опыт многих стран в борьбе с этим преступным явлением показывает, что способы операций по легализации доходов, полученных незаконным путем, имеют устойчивую тенденцию качественного изменения и приумножения. Названный факт находится в прямой зависимости от усиления и приумножения способов борьбы с "отмыванием" денег. Поэтому объективно невозможно исчерпывающим образом указать способы совершения данного деяния. Следовательно, включать в понятие "отмывание денег" совокупность таких способов (даже если они встречаются в подавляющем большинстве случаев) нет необходимости.

Таким образом, на сегодняшний день единство мнений в определении понятия "отмывание денег" объективно отсутствует. Поэтому решение данной проблемы следует, очевидно, искать с помощью анализа логической категории "понятие", а также связи содержания понятия и состава преступления.


Под понятием логика понимает форму мышления, отражающую предметы и явления в их существенных признаках, выражающих природу предмета, его сущность и отличающих его от всех других предметов. Существенные признаки являются общими и необходимыми, которые принадлежат всем предметам рода и без которых данный предмет немыслим. Несущественные же признаки это признаки, наличие или отсутствие которых не ведет к изменению природы предмета или явления (2, с. 22). В уголовном праве наряду с термином "содержание понятия" существует специфическое понятие "состав преступления". Поэтому, в случаях, когда речь идет об определенном преступлении, говорят не о содержании понятия данного преступления, а о его составе. Каждый состав преступления есть юридическое понятие об определенном общественно-опасном деянии. С логической стороны состав преступления - это содержание понятия, отражающего конкретное преступление. И состав преступления, и содержание понятия образуют одни и те же признаки определенного общественно опасного деяния (2, с. 28).

Следовательно, определив содержание рассматриваемого явления с точки зрения названных логических категорий (т. е. его существенные признаки), мы тем самым получим само понятие данного явления, а также уясним предполагаемый состав преступления.

Поскольку существенные признаки каждого понятия выражают сущность того или иного явления, то применительно к проблеме было бы целесообразно установить сущность деяний по "отмыванию" незаконных доходов, с тем чтобы в дальнейшем решить вопрос о существенности или несущественности того либо иного признака.

Отечественные криминалисты трактуют сущность "отмывания денег" с различных позиций.

Так, В. Д. Ларичев по этому поводу отмечает: "... Необходимость в "отмывании" возникает в связи с тем, что торговля наркотиками приносит большие суммы наличных денег и пользование ими четко обнаруживается. Поэтому этим доходам необходимо придать видимость законных, для чего "грязные" деньги


пропускаются через отечественную финансовую систему либо экспортируются из стран с более жесткой финансовой системой в страны с менее жесткой и возвращаются на родину в виде законных переводов" (3, с. 28-35).

В. Толочко, исследуя проблему, отмечает: "... С целью отмывания имеющиеся преступные доходы подвергают воздействию различных финансовых махинаций, в результате чего они представляются в виде поступлений от законной деятельности" (6, с. 17).

Некоторые немецкие криминалисты определяют сущность ''отмывания" денег как финансовые операции с доходами от тяжких преступлений (7, с. 93). Приблизительно такой же является и позиция официальных исследователей США (5, с. 10-18). Из указанного также усматриваются некоторые расхождения в понимании сущности данного явления. Решить же настоящую проблему возможно лишь с учетом следующих моментов:

1.                 "Отмывание денег" в настоящее время утратило те свой
ства и смысл, которые подразумевались при осуществлении
первых шагов в борьбе с данным явлением. Если ранее борьба с
последним была необходима для противодействия незаконной
легализации так называемых "наркодолларов", то в настоящее
время сфера интересов преступных элементов качественно изме
нилась и "наркодоллары" в "отмывании" играют не самую важ
ную роль. Помимо этого, предметом таких операций могут быть
как деньги, так и вещи (в гражданско-правовом смысле). Опера
ции по незаконной легализации такого имущества наносят столь
же ощутимый вред, как и операции с незаконными денежными
средствами;

2.                 "Отмывание денег" причиняет вред в первую очередь фи
нансовой системе, а не общественной безопасности. Очевидно,
что финансовая система, являясь сферой осуществления операций
по легализации незаконных доходов, прежде всего страдает от
подобных посягательств, а следовательно, она в рамках общест
венных отношений внутри этой же системы и является объектом
посягательства.

3.                 В качестве вывода из п. 2 можно сказать, что источником
заимствования предмета "отмывания" есть незаконная (нелегаль-


ная) деятельность. При этом необходимо иметь в виду, что термин "незаконная" распространяется не на свойства самого предмета, а на процесс его получения.

Определяя сущность "отмывания денег", следует подчеркнуть, что в итоге происходит преобразование дохода (имущества), полученного незаконным путем, в доход (имущество), имеющий видимый правомерный характер. При этом количество способов такого преобразования столь велико и изменчиво, что обобщить их в полном объеме не представляется возможным.

Ранее указывалось, что некоторые криминалисты пытались представить перечень таких способов, одновременно называя их в совокупности с другими признаками сущностью "отмывания" денег. Однако следует заметить, что нам необходимо определить понятие "отмывания" денег как понятие общее. К тому же существенные признаки являются сами по себе общими. Указание же на способы преобразования незаконного дохода приведет к установлению сущности "особенного" или "отдельного", а следовательно, и к понятию "особенного" или "отдельного". Некоторое "общее" есть интегратор некоторых "особенных". Значит "общее" должно объединять все "особенные", не находясь при этом в противоречии ни с одним из них. В нашем же случае (например, мена, дарение, продажа, сокрытие, другое изменение юридического характера средств, полученных незаконным путем) - это нечто "особенное", обладающее специфическими свойствами. Таким образом, признак, который бы содержал названные виды изменения юридического статуса предмета, не будет существенным с точки зрения формальной логики. Общим же для всех данных "особенных" будет термин "преобразование", обозначающий качественное изменение предмета или явления. Применительно к проблеме такое преобразование выражается в лишении и устранении тех свойств дохода (имущества), полученного незаконным путем, которые возникли вследствие его же незаконного происхождения. Вот почему сущность "отмывания денег'' - это именно (и только!) преобразование дохода (имущества), пспученного незаконным путем.


Известно, что преобразование предмета "отмывания" может иметь и законный характер, если при этом соблюдаются установленные законом процедуры и правила такого преобразования. Значит, при "отмывании денег" преобразование предмета приобретает незаконный характер, так как осуществляется в "обход" закона и его требований. Происходит нарушение определенных общественных отношений внутри финансово-кредитной системы.

Отдельно следует отметить и обратить внимание на цель операций по преобразованию предмета "отмывания". Устоявшаяся практика и анализ некоторых конкретных случаев "отмывания денег" показывают, что основной целью таких операций является не причинение вреда общественной безопасности, не финансирование дальнейшей преступной деятельности, а сам факт оконченной незаконной легализации предмета (5, с. 10-28). Безусловно, "отмывание денег" позволяет и способствует осуществлению операций, связанных с инфильтрацией "отмытых" доходов в легальную экономику. Однако главная, первостепенная и основополагающая цель таких операций - это придание правомерного характера предмету. Причем данное "правомерное состояние" предмета имеет лишь внешне видимый правомерный характер, оставаясь при этом, как и ранее, незаконным ввиду незаконности предмета.

В изложенном, фактически и выражается сущность "отмывания денег". На этом основании представляется возможным определить существенные признаки "отмывания" денег:

преобразование предмета при "отмывании" является неза
конным;

в качестве предмета "отмывания" выступает имущество
в гражданско-правовом понимании;

предмет "отмывания" происходит от незаконной деятель
ности;

цель "отмывания" - это придание предмету формально
законного характера.

Таким образом, учитывая, что "понятие" есть совокупность существенных признаков того или иного предмета или явления, представляется возможным определить само понятие "отмы-


заниє денег", которое, по нашему мнению, наиболее полно отражает объективную действительность ц может служить основой для дальнейших исследований данной проблемы:

"Отмывание денег" - это неправомерное преобразование имущества, полученного незаконным путем, с целью придания ему формально законного характера.

Список литературы:

1.                Белецкий В. Отмывание денег и дыры в законе. - Юрид.
вести. Украины.
1995, - № 13. - 26 сент. - 3 окт.

2.                Жеребкин В. Е. Логика: Учебник. - Харьков: Изд-во ХГУ.
1968. -252 с.

3.            Ларичев В. Д. Совершенствование законодательства о
борьбе с отмыванием денег
// Сов. государство и право.
1992.
- № 11.

4.                Петренко А  Большая стирка грязных денег // Рос. газ. -
1995. - № 194.

5.                Связь наличности: организованная преступность, финан
совые учреждения и отмывание денег. Вашингтон. Округ Колум
бия: Правительственный отчет президентской комиссии по борь
бе с организованной преступностью Президенту США. -Прави
тельств, типогр. США.
- 1984. -198 с.

6.                Толочко В. Грязные деньги не у нищих // Голос Украины.
-1994. -27 сент. - № 83 (983).

7.                Ханс Харольд, Эберхард Дах. Отмывание денег - провод
ник по действующему законодательству / Пер. с нем. Н. Родио
новой, И. Войновой. - М.: Междунар. отнош.,
1996, - 254 с.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021